Archives

События мая

мая 1, 2018

795 лет назад

Поражение на Калке

Русские войска впервые сошлись с монголами на поле брани

Столкновению предшествовала длительная военная кампания монголов во главе с полководцами Джэбэ и Субэдэем. Они двигались через Среднюю Азию, затем прошли Персию и Кавказ, потом взяли курс на южнорусские степи. Здесь монголы хитростью разрушили союз аланов и половцев и разбили их поодиночке, после чего устремились в Крым, где захватили Сурож (ныне Судак). Половецкий хан Котян бежал за помощью к своему зятю, галицкому князю Мстиславу Удатному (это прозвище в переводе с древнерусского означает «Удачливый»). Созванный по инициативе последнего съезд глав южнорусских княжеств постановил дать монголам совместный отпор. Джэбэ и Субэдэй, в свою очередь, отправили к князьям своих представителей, предлагая мир и союз против половцев, однако в ответ киевский князь Мстислав Романович повелел казнить послов. Его позицию поддержал и черниговский князь Мстислав Святославич.

Собранное тремя Мстиславами войско было многочисленным, но не очень эффективным, так как у него не было единого командования (каждая дружина подчинялась своему князю). 31 мая 1223 года объединенные русско-половецкие силы после переправы через реку Калку (близ современного Мариуполя) столкнулись с передовыми отрядами монголов. Поначалу ситуация развивалась удачно для союзников, однако, когда монгольский авангард отступил, русские, преследуя его, потеряли строй и тут уже сошлись с главными силами противника. Внеся сумятицу и посеяв панику в рядах союзников, монголы развернули широкое наступление и разбили каждую дружину в отдельности, а затем осадили лагерь киевского князя. Остатки войска русских и половцев бежали, преследуемые завоевателями.

Мстислав Святославич погиб в битве. Мстислав Романович после двухдневной осады лагеря сдался под обещание сохранить жизнь русским воинам, но монголы, мстившие за своих убитых послов, обманули его. Попавших в плен князей и воевод ждала страшная смерть: победители положили их под доски и задавили, усевшись сверху пировать по окончании сражения. Мстиславу Удатному в числе немногих вернувшихся из того похода удалось уйти от погони. Всего на Калке погибло 12 русских князей. После этой победы, однако, Джэбэ и Субэдэй повели свою армию через Волгу обратно, домой. Завоевание Руси было отложено, но ненадолго: через 14 лет началось нашествие Батыя…

565 лет назад

Падение Царьграда

Турки-османы штурмом взяли Константинополь

К середине XV века от некогда обширных земель Византийской империи остались лишь отдельные территории возле Константинополя и на Пелопоннесе. Византийцы платили дань туркам-османам, которые захватили большую часть Балкан. Сложившаяся ситуация заставляла империю искать помощи у католических стран. В 1439 году под давлением императора Иоанна VIII Палеолога была подписана Флорентийская уния, формально провозгласившая подчинение Константинопольской православной церкви папе римскому. Однако население Византии и многие греческие иерархи не признали этого акта. В Москве известие о заключении унии привело к свержению митрополита Киевского и всея Руси Исидора, активного участника Ферраро-Флорентийского собора, и обретению Русской церковью автокефалии – независимости от Константинопольского патриархата. Церковное противостояние (впоследствии уния была аннулирована) еще более расшатало империю перед лицом турецкой угрозы, тогда как ожидаемая помощь католиков оказалась незначительной.

В начале апреля 1453 года войска султана Мехмеда II, прозванного Завоевателем, подошли к Константинополю. Силы были неравными: император Константин XI Палеолог выставил около 7 тыс. воинов, а численность турецкой армии составляла более 150 тыс. человек. Тем не менее первые две атаки на город окончились неудачей, осада затягивалась. В ночь на 29 мая османы предприняли третий, решающий штурм. В крепостных стенах образовалась брешь, через которую хлынули вражеские отряды. Константин XI, согласно легенде, сражался вместе со всеми защитниками и погиб как простой воин. Вскоре собор Святой Софии – главная святыня православного мира – был превращен в мечеть.

В Москве падение Константинополя – Второго Рима – со временем стало восприниматься как наследование Русью потерянного Византией статуса православного царства. Способствовала этому и женитьба великого князя Московского Ивана III на Софье Палеолог, племяннице Константина XI. В 1523–1524 годах монах Филофей в своих посланиях к Василию III сформулировал концепцию «Москва – Третий Рим», согласно которой «два Рима пали, третий стоит, а четвертому не бывать».

 

315 лет назад

Крепость, стертая с лица земли

Русская армия заняла старинный шведский замок

С 1700 года Россия вела Северную войну против Швеции. Каменно-деревянная крепость Ниеншанц (по-шведски – Нюенсканс, в переводе «Невское укрепление») позволяла шведам контролировать устье Невы и считалась ключом к Ингерманландии. Весной 1703 года Петр I предпринял наступление на этом направлении. Комендант Ниеншанца Иван Опалев (русский на шведской службе) в преддверии нападения «московитов» сжег город, окружавший крепость. Армию, которая приближалась к Ниеншанцу, возглавлял фельдмаршал Борис Шереметев.

Крепость обладала сильной артиллерией и значительными запасами. Но шведам не хватало солдат: под командованием Опалева оставалось всего лишь 600 человек, тогда как Шереметев располагал 20-тысячной армией. 26 апреля 1703 года в войска прибыл Петр. Он сам организовал разведку на лодках: под артиллерийским огнем проплыл мимо крепости. Вечером 30 апреля русские батареи начали планомерный обстрел укреплений. Шведы на первых порах энергично отвечали, но к пяти утра 1 мая огонь с их стороны затих. Защитники, опасаясь штурма, приступили к переговорам. Был составлен договор о полной капитуляции Ниеншанца при условии свободного пропуска гарнизона в Нарву или Выборг с оружием, знаменами и четырьмя железными пушками. Остальные 70 пушек стали трофеями Петра. Покорившуюся крепость победители переименовали в Шлотбург, но она показалась русскому царю тесной и неудобной.

Вскоре на отвоеванной у Швеции территории в устье Невы Петр I заложил новый город – Санкт-Петербург. А Шлотбург решено было просто разрушить. Согласно одной из героических легенд, на его развалинах царь повелел посадить четыре мачтовых дерева – «в знак выхода России к четырем морям». В 1748 году на месте кронверка давно упраздненной крепости архитектор Бартоломео Растрелли заложил основание Смольного собора.

 

 

160 лет назад

«У высоких берегов Амура…»

Россия договорилась с Китаем о разграничении территорий

Инициатором разработки масштабного договора о российско-китайской границе стал генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Муравьев. Китай был ослаблен опиумными войнами, в которых против него активно действовали Великобритания и Франция. Не менее опасной проблемой для Пекина оказалось Тайпинское восстание – крестьянская война, охватившая районы с совокупным населением в 30 млн человек. В такой ситуации китайская дипломатия стала уступчивее – и Муравьев форсировал закрепление за Петербургом спорных дальневосточных территорий, освоенных русскими землепроходцами.

Проект соглашения составил сибирский золотопромышленник Рафаил Черносвитов. Дипломаты встретились в Северной Маньчжурии, в городе Айгуне. После недельных переговоров, 16 мая 1858 года, стороны «по общему согласию, ради большей вечной взаимной дружбы двух государств, для пользы их подданных» скрепили документ подписями. С российской стороны протокол подписал Муравьев, с китайской – «великого Дайцинского государства генерал-адъютант, придворный вельможа, амурский главнокомандующий» князь И-Шань.

Договор провозглашал принадлежность Российской империи всего левого берега Амура – от слияния рек Аргуни и Шилки до самого его устья.

Правый берег Амура до реки Уссури закреплялся за Китаем, а район от Уссури до моря «впредь до определения по сим местам границы между двумя государствами» объявлялся общим владением России и Китая. По рекам Амуру, Сунгари и Уссури предусматривалось право плавания только российских и китайских судов. Кроме того, соглашение оговаривало широкие возможности торговли между русскими и китайскими купцами и крестьянами. Договор, заключенный в Айгуне, дал толчок развитию российского Дальнего Востока. За его подписание Муравьев получил титул графа Амурского.

 

 

100 лет назад

«Крестовый поход» за хлебом

Владимир Ленин призвал к формированию продотрядов

Вождь большевиков 10 мая 1918 года принял разметчика котельного цеха Путиловского завода Андрея Иванова, который подробно описал «чрезвычайно тяжелую картину голода в Питере». А уже 22 мая в письме к питерским рабочим «О голоде» председатель Совнаркома призвал их срочно создавать продовольственные отряды и начать «массовый «крестовый поход»… ко всякому пункту производства хлеба и топлива, ко всякому важному пункту подвоза и распределения их». Ленин бил в набат: «Катастрофа перед нами, она придвинулась совсем, совсем близко». Оснований усомниться в правильности его оценок не было.

В условиях нестабильности и набиравшей обороты инфляции крестьяне не спешили выводить на рынок свою главную «валюту» – хлеб.

Ситуацию усугубил Брестский мир, лишивший Россию возможности получать хлеб с Украины и тем самым еще больше обостривший продовольственную проблему. В числе первых это ощутили на себе жители Петрограда. Кроме всего прочего, обеспечение продовольствием расположенного на северо-западной окраине страны города затруднялось частыми перебоями в работе железных дорог. В результате цены рвались вверх. Историк Анджей Иконников-Галицкий пишет: «Пуд муки только за месяц – с середины мая до середины июня 1918 года – подорожал втрое, с 50 до 150 рублей; в той же пропорции выросли цены на картошку – до 60 рублей за пуд».

Хлеб для жителей городов и красноармейцев большевики могли взять только в деревне. 2 июня 1918 года возглавляемый Григорием Зиновьевым Петроградский совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов объявил, что первые организованные продотряды в составе 400 рабочих покинули город на Неве. Вскоре их примеру последовали рабочие других городов Советской России. Началось насильственное изъятие хлеба у крестьянства.

 

75 лет назад

«За вашу и нашу свободу!»

Под Рязанью началось формирование 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко

Государственный комитет обороны СССР 6 мая 1943 года принял постановление «О формировании 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко». Через восемь дней первые 1818 польских офицеров и солдат прибыли в Селецкие военные лагеря под Рязанью, а к 17 мая в дивизии числились уже 5716 человек, к которым вскоре добавились командированные из Красной армии 325 советских офицеров с польскими корнями. Именно так в дивизию попали ее первый начальник штаба полковник Антон Сивицкий и командующий артиллерией подполковник Войцех Бевзюк. Но комдивом был поставлен польский военачальник – один из инициаторов создания дивизии полковник Зыгмунт Берлинг.

Соединение формировалось по штату советской стрелковой гвардейской дивизии – с соответствующими финансированием и снабжением, которые подкреплялись поставками из США от имени «Лиги костюшковцев», образованной в Детройте бизнесменами польского происхождения. Боевые уставы были советскими, а строевые – довоенными польскими, как и обмундирование (хотя шили его в Москве). Не забыли включить в штат и капеллана – получившего звание майора Вильгельма Кубша. Эмблемой дивизии выбрали «орлицу Пястов» – герб первой польской династии 960–1370 годов.

Торжественное принесение присяги бойцами 1-й польской пехотной дивизии имени Костюшко состоялось 15 июля 1943 года – в годовщину Грюнвальдской битвы (1410), которая считается символом единства польских и русских воинов. В тот же день дивизия получила бело-красное боевое знамя, украшенное знаменитым девизом «За вашу и нашу свободу!» и портретом руководителя польского восстания 1794 года Костюшко. Первый бой она приняла 12 октября 1943 года под деревней Ленино Могилевской области. В начале 1945-го дивизия освобождала Варшаву (за что удостоилась почетного наименования «Варшавская» и ордена Красного Знамени), а закончила войну в Берлине.