Archives

Часовня воина Алексея

октября 29, 2016

На крутом берегу Самарской Луки, между селами Ермаково и Винновка, с Волги виден высокий крест, а чуть ближе к реке можно заметить небольшую белокаменную часовенку, стоящую на этом месте уже более 100 лет. Здесь покоится прах героя обороны Порт-Артура, офицера и изобретателя Алексея Люпова…

 0_e8213_1ea6cbf7_orig

То была нелепая смерть: блестящий офицер, участник Русско-японской войны погиб не в бою, а от рук грабителей, позарившихся на нехитрый скарб отставного штабс-капитана. Неожиданный конец для яркого и неординарного человека…

Из Батума в Китай

Алексей Люпов… Имя негромкое. Простое. Он родился 22 февраля 1872 года в городе Ставрополе (ныне Тольятти) Самарской губернии в семье кадрового военного Николая Люпова и был младшим из четверых детей. Его отец добровольцем принял участие в Крымской кампании, потом продолжил военную карьеру, получив впоследствии по выслуге лет потомственное дворянство.

Первые два года жизни Алексей провел в Самаре, поскольку там служил в то время отец, а в 1875-м Люповы переехали в Казань, где глава семейства стал преподавателем в военном училище. В 1883 году Алексей был зачислен в 1-й класс Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса, откуда вскоре он задумал бежать, чтобы поступить в техническое училище и исполнить свою мечту – стать машинистом паровоза. Однако из этой ребяческой затеи ничего, конечно, не вышло.

lyup08

В ОБХОД ВСЕХ ПРАВИЛ АЛЕКСЕЙ ЛЮПОВ БЫЛ ПРЕДСТАВЛЕН К ОРДЕНУ СВЯТОГО ВЛАДИМИРА IV СТЕПЕНИ

Образцом послушания будущий герой вовсе не был. Его брат Сергей позже вспоминал, что Алеше учеба давалась с трудом, он много хулиганил, пропускал церковные службы и даже оставался на второй год в 3-м классе. После окончания 5-го класса его перевели в 1-й Московский кадетский корпус, но и здесь юный кадет не переставал «чудить»: увлекся цирком, хотел стать цирковым гимнастом, даже выучил некоторые гимнастические номера и в конце концов провалил выпускные экзамены. Затем целый год служил писарем в полиции и уже экстерном завершил свое учение в кадетском корпусе, после чего в 1892-м был зачислен в Московское пехотное юнкерское училище. На следующий год Алексей получил звание портупей-юнкера и вскоре принял назначение в Батум, в Михайловскую крепостную артиллерию, где нес службу в течение трех лет.

Люпов мог бы и далее служить в Батуме, но бурное развитие событий на Дальнем Востоке в конце XIX века резко изменило его судьбу. В 1898 году военное ведомство приняло решение построить на Ляодунском полуострове, арендованном Российской империей у Китая, крепость Порт-Артур. Для исполнения этой задачи был произведен вызов офицеров. Вытянувший жребий Алексей Люпов в чине поручика был отправлен на Дальний Восток.

В 1900–1901 годах молодой офицер получил боевое крещение, приняв участие в подавлении Ихэтуаньского («Боксерского») восстания в Китае. Здесь при штурме крепости Бэйтан Люпов проявил себя как выдающийся артиллерист. Он командовал одной из трех осадных батарей, и под его началом она действовала весьма проворно и точно. После обстрела крепости русско-немецкой артиллерией гарнизон в 2 тыс. человек разбежался – и Бэйтан был взят без дальнейшего сопротивления.

Эта военная операция принесла Люпову не только чин штабс-капитана, но и награды, причем он был пожалован как российскими, так и иностранными орденами. «За исключительную храбрость и грамотное военное руководство» артиллерист был представлен к ордену Святого Георгия. Стоит отметить, что более высокая награда ему не полагалась по чину, но коль уж Германия и Франция удостоили его национальными орденами (Люпов стал кавалером прусского ордена Короны IV степени с мечами и офицерского ордена Дракона Аннама от президента Франции), то и российские военные власти в обход всех правил представили Алексея Люпова к ордену Святого Владимира IV степени с мечами и бантом.

Интересная деталь: в Китае штабс-капитан Люпов не только воевал, но и занимался фотографией. Снимки, сделанные им во время подавления восстания ихэтуаней, использовал известный журналист, писатель-востоковед Дмитрий Янчевецкий в своей книге «У стен недвижного Китая» (1903).

«Боже, дай всем нам твердости…»

16Последние дни Порт-Артура. Военный лубок

После подавления «Боксерского» восстания Алексей Люпов нес службу в Порт-Артуре, где шло строительство фортификационных сооружений. Здесь его и застала Русско-японская война 1904–1905 годов. С первого до последнего дня штабс-капитан участвовал в героической обороне Порт-Артура, командовал батареей 9-дюймовых мортир. Часто он ночевал прямо в окопе на батарее, на складной походной кровати. Разделяя вместе с солдатами все тяготы осады, он снискал их глубокое уважение и преданность.

В дневниках Люпова есть такая запись: «Боже, дай всем нам твердости умереть не постыдно и не посрамить Святой Руси!» Однако, находясь на переднем крае обороны крепости, Люпов прекрасно понимал безысходность положения, в котором оказались ее защитники: на страницах дневника он предсказал не только падение Порт-Артура, но и поражение вице-адмирала Зиновия Рождественского в Цусимском проливе. К несчастью, его пессимистичные прогнозы полностью сбылись.

Когда Порт-Артур захватили японцы, Люпов попал в плен. Проведя около года в лагерях для военнопленных в Мацуяме и Кумамото, он заболел туберкулезом. Штабс-капитан имел возможность отправиться на родину, если бы дал обещание больше не воевать против Японии, но, как потом вспоминал сам Люпов, «что-то сильное и неведомое остановило дать подписку».

В отставку он вышел в 1907 году – разочаровавшийся в политике, духовно надломленный и одновременно надеявшийся найти себя на каком-нибудь новом поприще. Поселившись в Петербурге, он занялся изобретательством. И достиг на этой ниве немалого: к 1911 году в Министерстве промышленности и торговли было запатентовано 15 его изобретений в области авиации, астрономии и медицины.

J0712Русские военнопленные в Японии. Госпиталь в Мацуяме, 1905 год

Непростые условия жизненного и в особенности боевого пути, видимо, наложили определенный отпечаток на взгляды Люпова. Ранее не отличавшийся особой религиозностью, он начал носить под одеждой тяжелые вериги, отказался от удовольствий мирской жизни. «Если останусь после этой кампании жив, то куплю где-нибудь… маленький клочок землицы, построю на ней просторную, светлую избу, заведу огород, питомник, сад. Вот мне и будет под старость угол, куда можно будет приклонить уставшую голову» – так писал Алексей Люпов своему брату Сергею еще в 1904 году, находясь в осажденном Порт-Артуре. Об этой мечте он не забыл. В 1911 году, столкнувшись с финансовыми затруднениями, преследовавшими его серьезными проблемами со здоровьем, из столицы Люпов отправился в родные края: на Волгу, в Самару, а оттуда – на Самарскую Луку, в село Ермаково.

Здесь отставной штабс-капитан искал участок земли для покупки. При этом вариант аренды он даже не рассматривал, желая иметь землю в собственности. Так, местный землевладелец помещик Орешкин был готов сдать ему 60 десятин с садом и пчельником на берегу, но Люпов отказался. А крестьяне Осиновки предложили участок на берегу на продажу – непригодный для занятий сельским хозяйством, поскольку в половодье его заливало на две трети. И Люпов купил его по завышенной цене в 250 рублей, не торгуясь, сразу же заплатив 100 рублей в качестве задатка и добавив еще 25 собравшимся на водку. Именно эти скорые разовые траты, непривычные для местных жителей, и породили слухи об огромном богатстве нового хозяина земли…

«Кровью венчавшемуся»

На волжском берегу Люпов собирался, по одним сведениям, построить сахарный завод, по другим – стекольный. Начал же он со строительства землянки, чтобы пережить зиму, а пока ее строил, жил в небольшом амбаре на пристани у села Ермаково.

Его планам не суждено было сбыться. Переживший две войны и японский плен отставной штабс-капитан погиб от рук грабителей 25 сентября 1911 года на своей походной кровати, которую он всюду возил с собой как напоминание о былых днях. Люпова с особой жестокостью убили двое местных крестьян, надеявшихся найти у него большую сумму наличных денег. Рассчитывали они и на крупный денежный перевод, которого Люпов действительно ожидал, но так и не получил.

Спящему Алексею Люпову нанесли девять ударов топором и поленом; были пробиты череп и грудная клетка. Тело, которое было обнаружено на следующий день, преступники сбросили в Волгу выше по течению, инсценируя убийство на дороге. Но скрыть преступление не удалось: злодеев поймали и судили в 1912 году, они отправились на каторгу.

lyup01-1024x927

СОХРАНИЛОСЬ ПРЕДАНИЕ, ЧТО В ЧАСОВНЕ ЛЮПОВА ПОСТОЯННО ГОРЕЛА СВЕЧА, КОТОРАЯ СЛУЖИЛА МАЯКОМ ДЛЯ ПРОПЛЫВАВШИХ МИМО КОРАБЛЕЙ

Старший брат Алексея, Сергей Люпов, поставил здесь в 1914 году часовню-склеп, сооруженную по проекту военного инженера, подполковника Туркестанского округа Федора Смирнова. В ней и нашел свой последний приют штабс-капитан артиллерии Алексей Люпов. Над часовней крутой волжский берег увенчал памятный крест, который и сегодня издалека виден всем проплывающим по Волге. На металлическом кресте с одной стороны было изображение Христа, а с оборотной имелась надпись, призванная увековечить трагическую историю героя-артиллериста: «Алеше, моему милому брату, кровью венчавшемуся». Внутри белокаменной часовни, украшенной четырьмя башнями, металлическими резными карнизами, располагался надгробный камень с выбитым крестом и иконостас; там же хранились когда-то вериги Алексея Николаевича и его складная походная кровать. У самых ступеней часовни плескалась Волга. Сергей Люпов в память о брате выпустил небольшую книгу стихов и готовил к публикации его дневники (которые, к сожалению, так и не были изданы), а кроме того, завещал похоронить себя рядом с любимым Алешей.

Сохранилось предание, что в часовне Люпова постоянно горела свеча, которая до революции служила маяком для проплывавших мимо кораблей. За могилой долгое время ухаживали монахини и местные жители, а ключ от часовни хранился у Спиридона Свербежкина, волостного старосты из ближнего села Осиновка, который тоже, кстати, принимал участие в боевых действиях на Дальнем Востоке.

К счастью, бурный ХХ век пощадил часовню, она не была разрушена в годы антирелигиозных кампаний, хотя и серьезно пострадала от вандалов и лишилась некоторых своих ценностей: пропала походная кровать Люпова, его вериги. О том, кто и при каких обстоятельствах был здесь похоронен, местные краеведы в советскую эпоху предпочитали молчать.

Снижение уровня воды в Волге вследствие сооружения Жигулевского водохранилища привело к тому, что часовня оказалась на высоте четырех метров над уровнем воды и стала недоступна прямо с реки. Сейчас часовня имеет статус памятника архитектуры и является одной из туристических достопримечательностей Национального парка «Самарская Лука». В ней в 2012 году, после многолетнего перерыва, священник села Осиновка отслужил панихиду по Алексею и Сергею Люповым. А еще через год была восстановлена мемориальная надпись, повествующая об истории часовни.


Артем Кузнецов,
учитель истории МБОУ «Гимназия № 1» г. о. Самара, участник молодежного форума «Таврида-2016»