Archives

К читателям — ноябрь

октября 29, 2015

В центре ноябрьского номера журнала «Историк» – русская Смута и ее преодоление. Так уж получилось, что именно в ноябре в России принято вспоминать смутные времена…

rudakov

То, что Смуте начала XVII века посвящена главная тема нашего номера, вполне оправданно: 4 ноября наша страна в 11-й раз отмечает День народного единства, который символизирует преодоление смутных времен, начало выздоровления и последующего возрождения Русского государства. В основе этого преодоления лежало единение самых разных социальных слоев тогдашнего общества. Именно это единство стало залогом выживания страны.

Однако и смута 1917-го не осталась без нашего внимания: помимо очередной годовщины октябрьских (по старому стилю) событий 1917 года на днях исполняется 95 лет исходу белых из Крыма – последнего бастиона «старой веры», рухнувшего под ударами красных в ноябре 1920 года, почти в самом конце Гражданской войны…
Не только в связи с приближающимся столетием событий 1917 года, но и просто, что называется, «для себя» неплохо было бы разобраться с оценкой того, что случилось с Россией в тот тяжкий период ее истории.

Ответ на этот вопрос не так прост, как кажется. Конечно, прежде всего бросается в глаза разрушительный характер революции. Большевики, пришедшие к власти в 1917-м, ликвидировали ненавистное им государство, отменили старое право и отжившую, по их мнению, мораль, отняли и поделили имущество «эксплуататорских классов», распустили армию, отменили веру…

Они так видели будущую Россию – как этакий «берег утопии», место, где можно реализовать свои самые безумные теоретические наработки. Но в результате они остались ни с чем: перед угрозой потери власти им пришлось заново создавать государство, строить новую армию, вводить новую экономическую политику, формировать новую веру, в которой вождь партии одновременно был еще и главным божеством. А потом оказалось, что и этого мало. И что новое государство не устоит, если не будет развиваться, догоняя ушедших далеко вперед «наших западных партнеров», готовых при каждом удобном случае проглотить страну. Причем вне зависимости от того, какой политический режим в данный момент осуществляет ее руководство.

Закономерным итогом этого невероятного по напряжению сил и принесенным жертвам перезапуска огромной страны, этого изнуряющего бега наперегонки, сопровождавшегося неизбежным возвращением ощущения Родины и чувства непрерывности ее истории, стала Великая Победа 1945-го. Победа, которая своим величием и пролитой за нее кровью отчасти даже оправдала пришедший к власти благодаря смуте 1917 года режим.

В определенном смысле это было тоже преодоление смутных времен, растянувшееся, правда, на целые десятилетия. И так уж, видимо, судьбе было угодно, чтобы знаменитый парад на Красной площади, с которого солдаты и офицеры Красной армии шли защищать Москву, состоялся не когда-нибудь, а 7 ноября 1941 года. С него-то и начались наши победы…

Эти две даты – 4 ноября 1612-го и 7 ноября 1941-го – как ничто другое, напоминают нам, что перед лицом внутренней смуты и страшной угрозы извне россияне каждый раз демонстрировали свои лучшие качества: единство, умение сплачиваться, готовность жертвовать, причем не только своими амбициями, но, если нужно, и жизнью. Они знали ради чего…

Владимир Рудаков,главный редактор журнала «Историк»