Archives

Яд и кинжал царя Митридата

мая 2, 2019

Самым известным правителем Боспорского царства был грозный царь Митридат Понтийский, посмевший бросить вызов самому Риму

О Митридате в нынешнем Крыму напоминает названная в его честь гора в центре Керчи, древнего Пантикапея. Именно там, на этой горе, закончилась бурная жизнь царя, начавшаяся на другой стороне Черного моря, в городе Синопа (теперь турецкий Синоп). Царица Лаодика весенней ночью 132 года до н. э. родила первенца. Ее супруг, также Митридат, был очень этому рад: его маленькому царству срочно требовался наследник.

Мальчик, который выжил

Узкой полосой протянувшийся вдоль Черного моря Понт (что по-гречески и значит «море») был диким и малолюдным. Жившие здесь племена неохотно признавали власть персидских царей, а потом и их победителя Александра Македонского. После смерти Александра его громадная империя развалилась на части, которыми управляли македонские полководцы или местные князьки. К последним принадлежал знатный перс Митридат, потомок великого Дария, основавший Понтийское царство. Его наследники носили то же имя (в переводе – «дар Митры», персидского бога солнца и света), сулившее счастье, но это не помогло: никто из них не умер своей смертью.

Шестого и самого знаменитого Митридата опасности подстерегали с детства. Во время грозы его колыбель почему-то забыли во дворе – и в нее ударила молния. Пеленки обгорели, однако младенец чудом уцелел – только на лбу у него остался шрам в форме молнии. Придворные астрологи объявили, что это счастливый знак, поскольку подобный случай произошел некогда с богом Дионисом, чье имя стало с тех пор прозвищем мальчика, хотя ему самому больше нравилось другое прозвище – Евпатор, или «рожденный славным отцом». Отца Митридат любил, а тот, похоже, разочаровался в сыне, который детским играм предпочитал чтение свитков из дворцовой библиотеки. Боясь, что из него не выйдет толку, Митридат-старший дал то же царское имя своему второму сыну.

Когда Митридату Евпатору было 12 лет, его отца отравили. Ходили слухи, что это дело рук Лаодики. Теперь она сама управляла царством, посадив на трон сразу двух малолетних Митридатов. Ее любимцем был младший, прозванный Хрестом, что значит «милостивый». Он везде появлялся вместе с матерью, а старший по-прежнему пропадал в библиотеке. Лишь немногие знали, что там первенец царицы не только читает, но и качает мышцы, учится владеть мечом и копьем. В книгах он искал прежде всего рецепты ядов, чтобы его не постигла участь отца, и даже начал по совету мудрецов принимать понемногу один яд за другим, осторожно увеличивая порции. А заодно еще и разработал противоядие, состоявшее, как писал Плиний Старший, из 54 ингредиентов, включая кровь понтийской утки, вскормленной ядовитыми травами.

Став выдающимся знатоком ядов, Митридат добился того, что ни одна отрава его не брала. Но оставались другие угрозы: узнав о занятиях старшего сына, осмотрительная мать решила подослать к нему убийц. Вовремя предупрежденный, он сбежал в соседнюю Малую Армению к родичу – царю Антипатру. Тот приютил беглеца, а также впоследствии предоставил ему войско, с которым Митридат триумфально вернулся в Синопу. Где и показал себя настоящим восточным тираном: Хрест был публично казнен, а Лаодика брошена в темницу, где ее вскоре задушили. Так 18-летний Митридат стал царем Понта. Свое правление он начал с женитьбы на собственной сестре, тоже Лаодике, – персы считали, что это хранило чистоту царской крови. Старинный обычай не подвел: жена родила ему четырех сыновей и нескольких дочек. Впрочем, царь продолжал заводить все новых жен и наложниц в целях установления союза с их народами. С теми же намерениями он изучил 22 языка этих народов, их обычаи и этикет.

Опьяненный славой

Твердо решив стать новым Александром, Митридат сперва собрался подчинить своей власти Малую Азию, нынешнюю Турцию. У него был сильный соперник – Рим, который уже захватил Грецию, Македонию и Пергамское царство, граничившее с Понтом. Для борьбы с римлянами требовались сильные армия и флот, и Митридат начал их терпеливо создавать. Женившись на царевне воинственных кельтов-галатов Адобогионе, он пополнил свое войско галатскими наемниками, а греческие корабельщики выстроили для него большой флот. Зерно для армии поставляли жители Боспора и Херсонеса, страдавшие от набегов скифов. Тогда армия понтийского полководца Диофанта разбила скифов, попутно присоединив Боспорское царство к Понту. После этого Митридат завоевал Колхиду (Западную Грузию), из которой вывозились овцы, что отразилось в известной легенде о золотом руне. Продовольственная проблема была решена, а Черное море стало «понтийским озером».

Теперь можно было начинать военные действия против Рима. Перед этим царь Понта переоделся купцом и тайно объехал римские владения в Азии, чтобы разведать военные секреты и завести союзников. Римляне тоже не дремали: они привлекли на свою сторону часть понтийской знати во главе с самой царицей Лаодикой. Однако созданная Митридатом тайная полиция раскрыла заговор. Царица, как и ее мать, была задушена, а ее сторонников казнили вместе с семьями. Искоренив крамолу, царь перешел к решительным действиям. Пользуясь тем, что Риму угрожало нашествие германцев-кимвров, он напал на соседнюю Каппадокию, которой правил его племянник Ариарат. Перед сражением Митридат вызвал юношу на переговоры и заколол его спрятанным под одеждой кинжалом. Каппадокийцы сдались, но, когда римский полководец Гай Марий разбил германцев и направился с войском в Азию, Митридату пришлось отступить.

Вскоре он заключил союз с могущественным царем Армении Тиграном II, выдав за него дочь Клеопатру. С приходом армянских союзников численность армии Понта достигла 200 тыс. человек. Против Рима тем временем восстали племена италиков, а в самом Вечном городе вспыхнула междоусобная борьба полководцев Мария и Суллы. Воспользовавшись ситуацией, в 88 году до н. э. Митридат со своим войском обрушился на римские владения. Их наместник Аквилий был схвачен и погиб страшной смертью: ему залили в рот расплавленное золото. Захватив Малую Азию, понтийский царь приказал истребить всех живших там римлян. Рабам, убившим своих римских хозяев, обещали свободу, должникам – прощение долга. Самая страшная резня разыгралась в Эфесе, где римлян, пытавшихся спастись в храме Артемиды, перебили всех до одного, не щадя ни женщин, ни детей. Жертвами этого античного геноцида стало до 80 тыс. человек.

Против Суллы и Помпея

Покорив Македонию и Грецию, Митридат провозгласил себя «великим царем Востока и Запада». В мечтах он уже видел завоевание Рима, Египта, даже Индии. Но его планам помешал не менее умный и жестокий противник – тот самый соперничавший с Марием римский полководец Луций Корнелий Сулла. Изгнав конкурента, он объявил мобилизацию и в 87 году до н. э. высадился в Греции с большой армией, сокрушив понтийцев в двух решающих сражениях. Митридат покинул Грецию и пытался закрепиться в Малой Азии, но римляне настигли его и там. В Дардане он встретился с Суллой на переговорах: помня о судьбе Ариарата, тот велел тщательно обыскать своего врага. Выслушав его витиеватые речи, полководец в ответ коротко бросил: «Что ж, в болтовне ты силен, как я и думал. Зато я сильнее на поле боя, и тебе придется признать это».

Скрепя сердце Митридат согласился на унизительный мир: он вынужден был оставить завоеванные земли и выплачивал громадную контрибуцию. А затем начал понемногу восстанавливать силы, надеясь на очередное ослабление Рима. Действительно, после смерти Суллы в республике завязались новые смуты. Уже пожилой Митридат опять без устали плел интриги, убеждая соседей пойти против Рима. Обещания, угрозы и взятки сделали свое дело: к понтийскому царю примкнули многие, даже его давние враги – скифы. Собрав новую 150-тысячную армию, он в 74 году до н. э. выступил против Рима. На беду Митридата, у него снова нашелся достойный противник – римский военачальник Луций Лициний Лукулл, больше известный своим гурманством, но прославленный и в боях. Высадившись в Малой Азии, он одну за другой захватил местные области, заставив царя отступить к Синопе. Когда римская армия подошла к городу, Митридат велел заколоть своих сестер, жен и наложниц, а сам бежал в Армению к Тиграну.

10-тысячное войско Лукулла двинулось за ним и у армянской столицы Тигранакерт разбило 100-тысячную армию Тиграна. Митридат с зятем укрылись в горах, уничтожив перед этим все припасы. С наступлением зимы Лукуллу пришлось уйти. Весной, сосредоточив все силы, неукротимый понтийский царь совершил марш-бросок на родину и разбил не ожидавших нападения врагов. Когда он допрашивал пленных римлян у стен Синопы, один из них, зная, что его все равно ждет смерть, выхватил меч и ранил царя в бок. Пока его лечили, к римлянам прибыло подкрепление и новый командующий – Гней Помпей. Положение Митридата было крайне незавидным: армия таяла, союзники предали, причем даже родной сын Махар, правивший Боспором, перешел на сторону Рима. Понтийский царь пытался тянуть время с помощью переговоров, но Помпей потребовал от него сдаться. И не просто сдаться, а еще и явиться в римский лагерь с веревкой на шее, на что гордый Митридат согласиться не мог.

С остатками войска он отступал все дальше, в конце концов оказавшись в Колхиде. С собой он вез библиотеку и собранную за долгие годы коллекцию редкостей (среди прочего там были кровать его предка Дария и плащ Александра Македонского). Со всем этим он прибыл в крепость Диоскурия в Абхазии, где женился на дочери местного вождя Гипсикратии. Свято чтущие законы гостеприимства горцы встали на защиту гостя: под градом их стрел и камней римляне отступили.

Последний поход

Митридат отправился в Боспор. Получив сведения о его приближении, изменник Махар предпочел покончить с собой, и новым правителем царь назначил другого своего сына, Фарнака, а сам начал готовить месть Риму. У него возник фантастический замысел: зная, что галаты, его лучшие воины, родственны жителям далекой Галлии, он решил отправиться в эту страну, набрать там армию и обрушиться на Рим с севера, как сделал когда-то Ганнибал.

Этот план почти 70-летнего царя вызвал недовольство подданных, которые совсем не жаждали покидать благословенный Крым и идти в далекий и явно безнадежный поход. Весной 63 года до н. э. восстала крепость Фанагория (ныне Тамань), где тогда находились жены и дети Митридата – все они были растерзаны толпой. Храбрая горянка Гипсикратия отбивалась от мятежников с оружием в руках, пока не обессилела от ран. Восставшие похоронили ее с почестями в гробнице, в 2013 году открытой археологами. Пожар мятежа перекинулся на крымские города и достиг Пантикапея: Митридат узнал, что приближенные собираются убить его и передать понтийский трон Фарнаку. Он приказал арестовать сына, а потом казнить, но вдруг понял, что у него больше никого не осталось. Жен, детей, родную страну – все это он погубил ради власти и славы.

Эти непривычные мысли заставили его освободить арестованного. А ближайшей ночью Митридат был разбужен верным галатом Битоитом, начальником его охраны. Тот кричал, что наемники подняли мятеж и короновали Фарнака пурпурной диадемой, снятой со статуи Аполлона. С немногими преданными ему людьми понтийский царь покинул дворец и поднялся на гору, получившую позже его имя. Там он принял яд, который всегда носил с собой, но случился казус. Историк Аппиан от имени Митридата писал об этом так: «Я не могу умереть от яда вследствие глупых моих предохранительных мер при помощи других ядов. Самого же страшного яда – неверности войска, детей и друзей – я не предвидел». Снизу слышались крики, мятежники приближались, и тогда царь попросил Битоита заколоть его мечом.

Увидев труп отца, Фарнак немедленно отправил письмо Помпею, который воевал тогда в Сирии. Тот потребовал набальзамировать тело и прислать ему, опасаясь, что хитрец Митридат нашел способ избежать смерти. Но бальзамировщики оказались неопытными: тело распухло и сделалось совершенно неузнаваемым. Помпею пришлось довольствоваться пышным триумфом в Риме, когда перед его колесницей провели немногих уцелевших детей и сестру его врага. Понтийское царство было присоединено к римским владениям, хотя недолгое время им еще правили Фарнак и его потомки. По прошествии веков об этом царстве почти забыли, однако Митридата Понтийского до сих пор помнят как человека, одаренного многими талантами, но принесшего их, а заодно и собственную жизнь в жертву ненасытному властолюбию.

 

О Митридате в нынешнем Крыму напоминает названная в его честь гора в центре Керчи: именно там, на этой горе, закончилась бурная жизнь царя