Archives

Исторический капитализм

мая 2, 2021

Критерием эффективности государства при капитализме является не величина его территории или сила его армии, а способность содействовать концентрации капитала в пределах своих границ

Небольшая – меньше 200 страниц – книжка замечательного американского историка и социолога Иммануила Валлерстайна включает еще и обширное – на треть книги – предисловие его коллеги, крупного российского ученого Андрея Фурсова. По сути, мы имеем перед собой сжатое изложение взглядов Валлерстайна на капиталистическую цивилизацию, господствующую в мире последние 500 лет, и квалифицированный разбор и критику этих взглядов со стороны Фурсова. Таким образом, у читателя появляется возможность не только погрузиться в теорию Валлерстайна, но и познакомиться с критикой его представлений, чтобы более полно составить собственное впечатление о них. Работ у Валлерстайна немало, в данную книгу включены две из них. Одна – «Исторический капитализм» – в трех главах раскрывает экономический, политический и идеологический слои этого общественного строя. Вторая – «Капиталистическая цивилизация» – подводит промежуточные итоги его многовекового существования (так называемый балансовый отчет) и набрасывает идеи на тему того, что же придет ему на смену – а в том, что это случится уже в обозримом будущем, у автора сомнений нет.

Экономическую сущность исторического капитализма (термин «исторический» необходим, чтобы подчеркнуть: имеется в виду реальный капитализм в его историческом развитии, а не абстрактная «идея капитализма» или что-то еще) Валлерстайн видит в особом способе использования капитала. Эта особенность – саморасширение капитала, то есть его употребление с целью еще большего накопления. Отношения, которые капиталист должен установить с другими лицами в целях расширения своего капитала, и называются капиталистическими. Попытки осуществить оборот капитала в других цивилизациях обычно не были успешными из-за множества разрывов в длинной цепи: то отсутствовали накопленные активы в денежной форме, то рабочая сила, то сеть распределения, то платежеспособные потребители… Только исторический капитализм замкнул эту цепь, сделав постоянный оборот капитала с целью его саморасширения возможным и социально поощряемым. Чтобы этого достичь, необходимо было товаризировать (то есть превратить в продаваемые на рынке) социальные процессы во всех экономических областях. Далее Валлерстайн дает краткий исторический очерк становления капитализма и рассматривает актуальные противоречия капиталистической экономики, которые обрекают ее на периодические кризисы и изменения.

Политическая история капитализма представляет собой борьбу между капиталистами, чей интерес состоит в максимизации прибавочной стоимости, и трудящимися, которые отстаивают свои права на возможно более высокую оплату и лучшие условия труда. Ключевое значение в этой борьбе имеет государство. Современное государство с его обширным арсеналом методов регулирования рынков капитала и труда создано именно капитализмом, прежде государства в таком виде просто не существовало. Государство содействует процессу накопления, устанавливая законодательные ограничения/преференции для классов, отраслей, предприятий, иностранных подданных, а также собирая налоги и прямо перераспределяя их в пользу своих фаворитов, то есть определенных групп капиталистов. Уделом рабочего класса при капитализме является борьба за смягчение репрессивной политики государства посредством объединения в профсоюзные и партийные организации.

Все государства объединены в систему (ничей суверенитет не является абсолютным), и капиталисты действуют не только внутри, но и поверх государственных границ, добиваясь для себя преференциальных режимов на родине и «свободы рук» на чужбине. Критерием эффективности государства при капитализме является не величина его территории или сила его армии, а способность содействовать концентрации капитала в пределах своих границ по сравнению с государствами-соперниками. Далее автор рассматривает вопрос, почему при капитализме так и не сформировалось единое глобальное государство, то есть мир-империя, которая поглотила и заменила бы мир-экономику.

Культуру исторического капитализма Валлерстайн определяет прежде всего через «институциональный расизм». Автор устанавливает сильную связь между этничностью и профессиональной/экономической ролью в историческом капитализме, напоминает, что распределение рабочей силы со временем менялось – и вместе с ним менялась и этничность. Сегодня уже почти не существует корреляции между нынешним этническим распределением рабочей силы и тем, что бытовало до возникновения капиталистической мир-системы. Однако капитализм – несправедливая и неравновесная система, остро нуждающаяся в культурной легитимации, чтобы не развалиться. Поэтому угнетенных объявили культурно «низшими», «примитивными», «аморальными» – как внутри каждой из стран (бедные люди), так и в глобальном масштабе (бедные нации). Чтобы разъединить угнетенных различных стран и не дать им объединиться, была создана идеология расизма как оправдание «иерархизации» рабочей силы и неравного ее вознаграждения. Таким образом, расизм «служил средством удержания низкостатусных групп в определенных границах и использования среднестатусных групп в качестве неоплачиваемых солдат мировой полицейской системы». Противопоставляя одних жертв системы другим, расизм затруднял создание широких антисистемных движений и продлевал существование капитализма.

Сегодня капитализм вступил в фазу своего полного развертывания – фазу весьма опасную, ибо дальше ему развиваться особо некуда, он начинает поедать сам себя. Почти невозможно и дальше товаризировать что-либо, если уже все товаризировано. Антисистемные движения в разных странах мира усиливаются, их успехи несомненны. Человеческая мысль все более рационализируется, идеологическая пелена, прикрывающая капитализм, постепенно спадает. Перед мировой буржуазией как главным бенефициаром существующей мир-системы стоит выбор: исповедовать «консервативный» подход, то есть держаться за власть, тем самым усугубляя процесс распада системы и приближая ее крах, – или сменить музыку, предприняв смелую попытку перехвата контроля над процессом перехода от капиталистической цивилизации к какой-то другой, альтернативной. В случае успеха такой попытки – скорее всего, под социалистическими лозунгами – новая цивилизация станет просто новым способом сохранения эксплуатации мировой рабочей силы к выгоде меньшинства. Предотвратить такой исход может только объединение усилий антисистемных движений разных стран в борьбе за более справедливое и достойное человека устройство мира.

Фото: НАТАЛЬЯ ЛЬВОВА