Archives

Бестселлер восемнадцатого века

мая 22, 2015

Сразу после смерти первого русского императора складывавшийся не без участия властей культ царя-реформатора породил широкий спрос на биографические произведения о Петре I. Подлинным бестселлером своего времени стали многотомные «Деяния Петра Великого» Ивана Голикова

–°–æ—á–∏–Ω–µ–Ω–∏—è –ò.–ò. –ì–æ–ª–∏–∫–æ–≤–∞ "–î–µ—è–Ω–∏—è –ü–µ—Ç—Ä–∞ –í–µ–ª–∏–∫–æ–≥–æ, –º—É–¥—Ä–æ–≥–æ –ø

Фото Евгения Леонова / РИА Новости

Среди книг, рассказывающих о правлении Петра I, вышедших в XVIII веке, – «Житие Петра Великого» Антонио Катифоро, «Житие и славные дела государя императора Петра Великого» Захария Орфелина, «История императора Петра Великого» Феофана Прокоповича. Все они имели спрос у читателей и переиздавались по два-три раза. Особый успех выпал на долю книги «Подлинные анекдоты Петра Великого» академика Якова Яковлевича Штелина. В нее вошли записанные составителем рассказы современников Петра I, обрисовывающие характер императора, воспроизводящие любопытные случаи из его жизни, передающие остроумные изречения и т. д. В России этот сборник под разными названиями перепечатывался в конце XVIII века десять раз. Однако наибольшей популярностью среди читающих людей того времени пользовались многотомные «Деяния Петра Великого» Ивана Ивановича Голикова.

Контрабанда водки и «Деяния Петра»

Иван Голиков был сыном курского купца, входил в обширный семейный клан, занимавшийся предпринимательской деятельностью в самых разных сферах. Систематического образования будущий биограф Петра Великого не получил. В предисловии к «Деяниям» Голиков отмечал, что он человек, «кроме русской грамоты ничему не учившийся и ни мало не упражнявшийся в так называемых словесных науках». Еще в молодости он стал записывать рассказы о Петре I, услышанные от людей, лично видевших императора, или просто «носившиеся в народе», а также собирать рукописные и печатные свидетельства о Петровской эпохе.

«Работа Голикова выросла
не из потребности анализа; ее породило не критическое чувство, а потребность преклониться и воспеть дела великого героя»

Переломным моментом в жизни Ивана Голикова стали события 1781–1782 годов. Его привлекли к суду по делу о беспошлинном ввозе «французской водки». За контрабанду в особо крупных размерах, как бы мы сказали сегодня, он был приговорен к ссылке в Сибирь и конфискации имущества. Однако наказания за экономическое преступление удалось избежать в связи с амнистией, объявленной по случаю открытия в Санкт-Петербурге в 1782 году памятника Петру I скульптора Фальконе – знаменитого Медного всадника. Легенда гласит, что в знак благодарности неудачливый предприниматель у самого камня памятника и поклялся посвятить себя прославлению деяний великого монарха.

С этого времени его работа над историей жизни Петра приняла систематический характер. Он копировал множество архивных документов, фиксировал устные предания о преобразователе России, штудировал все доступные сочинения об эпохе Петра. Иван Голиков писал, что сумел собрать «библиотечку до полуторы тысячи русских печатных и рукописных книг, в которых рассыпано было, так сказать, премножество дел Петровых». Не владея иностранными языками, он заказывал переводы зарубежных авторов.

В самых восторженных тонах

Труд Голикова не был историческим исследованием в полном смысле этого слова. Он просто свел материалы в общей публикации, включая в свой текст документы или их собственные пересказы, анекдоты (рассказы) современников о Петре, фрагменты из сочинений ученых и писателей, обращавшихся к жизнеописанию императора до него. По словам одного из исследователей петровской историографии Евгения Шмурло, «Деяния Петра Великого» – это «одновременно и сборник материалов, и их обработка или, точнее, простой, неотшлифованный пересказ источников».

1

Иван Иванович Голиков (1735–1801) и Николай Иванович Новиков (1744–1818)

Структура труда Голикова – изложение событий Петровской эпохи по годам. Особое внимание ученый-любитель уделил военным сюжетам, преобразованиям в армии, строительству флота и крепостей, дипломатической деятельности императора. Также не забывал он освещать эпизоды из истории экономики и финансов, политической борьбы, давал характеристику культурным новшествам.

Свою задачу автор видел в прославлении и восхвалении Петра, а потому все его сочинение написано в самых восторженных тонах. Осознавая это, в предисловии к «Деяниям» он подчеркивал: «Да не ищут в моем повествовании критических и учено-глубоко-мысленно-филологических розысканий каждого деяния Петра Великого; а по сему и да не порицают меня в том, что слог мой будет часто походить больше на панегирический, нежели на исторической». Голиков полагал, что изданием своего труда доставит «немалое удовольствие» подобным себе, «ничему кроме русской грамоты не учившимся соотчичам».

Для выпуска в свет своего сочинения он обратился к крупнейшему издателю того времени Николаю Ивановичу Новикову, арендовавшему типографию Московского университета. Тот взял все заботы на себя и напечатал «Деяния Петра Великого» в 12 томах в 1788–1789 годах. Для распространения книги Новиков объявил на нее предварительную подписку.

Спрос на издание превзошел все ожидания. Достаточно сказать, что «Деяния» стали самыми раскупаемыми из всех книг, распространявшихся с помощью предварительной подписки. Сам Голиков, характеризуя успех сочинения, писал: «Книга моя по счастию толико полюбилась обществу, что ни одна еще так скоро не раскупалась, как моя, и сколько мне известно, то весьма еще недоставало оныя к удовольствию всех». Столь значительный интерес позволил Новикову даже поднять цену на издание с 12 до 18 рублей.

Именно безусловная популярность личности Петра I, сложившаяся в русском обществе XVIII века, привлекла к книге внимание представителей самых разных социальных слоев. Упомянутый уже историк Евгений Шмурло замечал, что востребованность читателями труда Голикова связана с тем, что «он всецело отразил на себе преобладающую точку зрения своего времени на личность преобразователя». «Работа Голикова выросла не из потребности анализа; ее породило не критическое чувство, а потребность преклониться и воспеть дела великого «ироя», то есть именно то самое настроение, какое, несмотря на все иные привходящие ноты, остается доминирующим в многогласном хоре того времени», – писал он.

Читатели «Деяний»

12 частей труда Ивана Голикова заказали 636 подписчиков, купившие 669 полных комплектов. Значительную прослойку читателей составили представители титулованной знати (52) и генералитета (46). 42 человека имели чины V класса по Табели о рангах, 273 пренумеранта относились к VI–VIII классам, а 88 принадлежали к IX–XIV классам.

Таким образом, большинство подписчиков являлись дворянами и чиновниками. Впрочем, в числе покупателей были 82 купца, 17 представителей духовенства (три архиепископа, четыре епископа, восемь архимандритов, протоиерей, священник), мещанин, профессор, два студента, канцелярист и два дворовых человека (крепостной библиотекарь Шереметевых В.Г. Вороблевский и крепостной Демидовых С.В. Красильников). В роли подписчиков выступили также девять учреждений: Архив Коллегии иностранных дел, Московский университет, Московская духовная академия, Перервинская семинария, Ярославский дом призрения, Симбирский приказ общественного призрения, Вологодское главное народное училище и др.

География распространения
«Деяний Петра Великого» включала Москву, Санкт-Петербург и 86 провинциальных городов

Подписка на «Деяния» осуществлялась в 70 городах России. Учитывая же тот факт, что некоторые иногородние подписчики заказывали книги в столицах, география распространения сочинения Голикова включала помимо Москвы и Санкт-Петербурга 86 провинциальных населенных пунктов. При этом 438 (более двух третей) подписчиков проживали в Москве. В Петербурге издание заказали 11 человек. Во многих провинциальных городах оказалось по три подписчика и более. Так, в Ярославле их было 26, в Симбирске – 12. По шесть человек нашлось в Калуге, Рязани и Туле, по пять – в Могилеве и Орле. По четыре подписчика – в Арзамасе, Воронеже, Казани, Костроме и Тамбове; по три – в Белеве, Богородицке, Вологде, Ефремове и Уфе. В остальных городах и населенных пунктах набралось лишь по одному-два подписчика. Среди них, в частности, Барнаул, Гжатск, Глухов, Екатеринослав, Екатеринбург, Елец, Иркутск, Касимов, Кашин, Киев, Козлов, Кременчуг, Курск, Липецк, Моршанск, Нарва, Нижний Новгород, Новгород, Оренбург, Пенза, Полтава, Псков, Ростов, Сапожок, Сызрань, Таганрог, Тобольск, Туринск, Харьков, Херсон. Даже беглого взгляда на этот список достаточно, чтобы понять, что не существовало такого региона, где бы не проживали подписчики на многотомную книгу о Петре. Труд Ивана Голикова читали в Центральной России и в Поволжье, на Украине и в Причерноморье, на Севере России и в Прибалтике, на Урале и в Сибири.

"–ú–µ–¥–Ω—ã–π –≤—Å–∞–¥–Ω–∏–∫"

Памятник Петру I на Сенатской площади в Петербурге работы французского скульптора Фальконе.
Фото Б. Манушина / РИА Новости

Среди подписчиков на «Деяния» – многие известные люди того времени. Это государственные деятели граф А.Г. Орлов-Чесменский и его братья, президент Академии наук К.Г. Разумовский, полководец П.И. Панин, президент Коммерц-коллегии А.Р. Воронцов, ярославский наместник А.П. Мельгунов, основатель Московского университета И.И. Шувалов, князь А.Б. Куракин.

На сочинение Ивана Голикова подписались историки М.М. Щербатов, Н.Н. Бантыш-Каменский, А.Т. Князев, Н.С. Сумароков, игумен Ювеналий (Воейков), писатели и поэты Г.Р. Державин, Н.М. Карамзин, В.А. Левшин, И.В. Лопухин, Ю.А. Нелединский-Мелецкий, В.В. Новиков, Е.Ф. Болтина, ученый-агроном А.Т. Болотов, казанский помещик и известный библиофил А.Л. Лихачев, выдающийся библиограф епископ Нижегородский Дамаскин (Семенов-Руднев), первооткрыватель «Слова о полку Игореве» архимандрит Иоиль (Быковский), несколько членов семьи предпринимателей Демидовых, богатый дмитровский купец и книголюб И.А. Толченов, книгопродавцы Х.И. Ридигер, М.П. Глазунов, Н.Н. Кольчугин и др.

Отзывы публики

Многие оставили о «Деяниях» восторженные или благожелательные отзывы. Так, известный ученый Андрей Тимофеевич Болотов, читавший их во время одной из поездок, сообщает в своих «Записках»: «…во всю дорогу занимался чтением веселой и крайне приятной и любопытной книги «Деяния Петра Великого», которую ни одному россиянину читать устать не можно и за которую вся Россия обязана весьма много г. Голикову».

Граф Семен Романович Воронцов, многие годы являвшийся послом России в Англии, писал: «Мы должны быть благодарны г. Голикову, который сделал нашим достоянием знакомство с этим великим государем». В одном из своих писем из Лондона к брату Александру он интересовался приемом книги у русского читателя и высказал предположение об особом интересе к ней со стороны купечества: «Я прошу сообщить мне, читают ли у нас труд Голикова и какое он производит впечатление. Когда я говорю «у нас», я имею в виду двор и наших вельмож, а что касается буржуа, то я уверен, что они читают. Что же касается нашей изящно-причесанной молодежи, знающей кое-как французские стишки и более ничего, утопающей в роскоши и не имеющей ни убеждений, ни характера, то я уверен, что она не унижается до чтения чего-либо, относящегося к истории отечества, тем более на родном языке».

Известный историк князь Михаил Михайлович Щербатов также положительно отнесся к работе Ивана Голикова, которого он характеризовал как трудолюбивого и благоразумного писателя.

Продолжение исторического сериала

Успех издания вдохновил Голикова продолжить свой труд и подготовить «Дополнение к Деяниям Петра Великого» в 18 частях. Первые три тома этого сочинения фактически явились первой попыткой систематического изложения русской истории XVII века, поскольку другие историки той эпохи, например Василий Татищев или тот же Михаил Щербатов, доводили изложение лишь до Смутного времени. Следующие 11 томов содержали поправки и дополнения к соответствующим разделам «Деяний». Тома 15-й и 16-й подробно освещали Полтавскую баталию и другие события 1709 года. В 17-м томе были собраны анекдоты о Петре, а заключительный том состоял из описания, в каком состоянии царь-реформатор оставил Россию после себя.

 

Титульный лист шестого тома сочинения Ивана Голикова «Дополнение к Деяниям Петра Великого»

«Дополнение» было выпущено в 1790–1797 годах у нового содержателя типографии Московского университета Василия Ивановича Окорокова. Но теперь автор не передал ему прав на издание, а самостоятельно собирал деньги с подписчиков и оплачивал типографские расходы.

Многие с нетерпением ждали продолжения издательского проекта. Так, ученый-агроном Болотов поспешил лично связаться с Иваном Голиковым в один из своих приездов из Богородицка в Москву. В мемуарах, относящихся к февралю 1791 года, он так описывает эту встречу: «Между тем имел я удовольствие спознакомиться со славным нашим сочинителем «Деяний Петра Великого» господином Голиковым, к которому в дом надобно мне было для подписки на дополнения к сей книге съездить. Я нашел его в маленьком его и вокруг установленном книгами кабинете, окладенного кругом книгами и занимающимся своим делом. Не успел он узнать, кто я таков, как вскочив бросился меня обнимать и целовать, говоря, что я ему давно уже знаком по моим сочинениям, что давно желал меня знать лично и теперь чрезвычайно рад, меня увидев. Я просидел у него более часа, и мы расстались с ним, сделавшись друзьями, хотя и виделись тогда впервые и впоследние».

Однако новое издание шло труднее. Деньги от подписки поступали медленно. В марте 1791 года Иван Голиков писал графу Александру Романовичу Воронцову, что для напечатания 10 томов необходимо 6 тыс. рублей, а за подписку собрано всего 1,5 тыс. Возможно, финансовые трудности стали одной из главных причин затянувшегося издания «Дополнения».

Перечень подписчиков, помещенный в конце последней части, показывает, что количество читателей сократилось почти вдвое. Теперь 362 подписчика заказали 370 экземпляров. Несмотря на это, социальный состав подписавшихся изменился несильно. Список возглавил наследник престола великий князь Александр Павлович (будущий император Александр I). За ним следовало 39 представителей титулованной знати, 35 генералов, 45 особ V класса, 152 особы VI–VIII классов и 24 особы IX–XIV классов. В числе покупателей были 48 купцов, 12 духовных особ и два разночинца. Подписку также оформили четыре учреждения: Московская духовная академия, Перервинская и Казанская семинарии, Сухопутный шляхетный кадетский корпус.

Всероссийская популярность

«Деяния Петра Великого» и «Дополнение к Деяниям Петра Великого» стали почти непременным атрибутом дворянских библиотек не только в столицах, но и в далеких провинциальных имениях. Красноречивые свидетельства их популярности сохранились в мемуарных сочинениях. В одном из них литератор Михаил Александрович Дмитриев вспоминает об отце своего приятеля, московском дворянине и коллежском советнике Александре Борисовиче Новикове (однофамильце выдающегося издателя), которого он знал в конце 1810-х – начале 1820-х годов. (Кстати, имя Александра Новикова есть в числе подписавшихся.) Мемуарист говорит о нем: «Просвещения он не имел никакого и всю жизнь перечитывал одну книгу: «Деяния Петра Великого» и «Дополнение к Деяниям Петра Великого». Других книг он не признавал».

Тому же Михаилу Дмитриеву принадлежит любопытный рассказ, свидетельствующий о том, что некоторые знали 30-томный труд Голикова едва ли не наизусть, что, несомненно, являлось следствием многократного чтения. Он сообщает о споре «одного почтенного старика с его приятелем». «Приятель сказал о чем-то, что он читал это в «Деяниях Петра Великого». Старик возразил: «Там этого нет!» – «Есть!» – «Нет!» – «Я принесу книгу!» – «Принеси!» – и побились об заклад. Приятель отыскал и несет в торжестве книгу: «Вот она! Выиграл!» – «Нет, проиграл! Я не хочу и смотреть книгу: это не «Деяния»!» – «Да что же это такое?» – «Это «Дополнения»!» – возгласил старик, не смотря на книгу; и заклад выиграл!»

Читали «Деяния Петра Великого» и в купеческой среде. Так, будущий писатель и историк Николай Алексеевич Полевой познакомился с этой книгой в возрасте 10 лет в Иркутске, в доме своего отца, курского купца и дальнего родственника Ивана Голикова. Имя Алексея Евсеевича Полевого значится в перечне подписчиков на издание.

Одним из читателей сочинения Голикова был и Александр Сергеевич Пушкин. Он подверг автора критике за «витиеватый слог» и «тяжелый язык», но тем не менее активно использовал его материалы в качестве источника для своей «Истории Петра I».

В 1837–1847 годах «Деяния» и «Дополнение» были переизданы, однако уже не получили столь широкого резонанса, как во время первой публикации. Они навсегда остались бестселлерами конца XVIII – начала XIX века, оказав огромное воздействие на читателей той поры и способствуя развитию исторических знаний и формированию положительного образа великого реформатора Петра I в общественном сознании.

Автор: Александр Самарин, доктор исторических наук