Archives

Краткое собрание от разных летописцев

декабря 1, 2015

Интерес к прошлому в России всегда был предельно высок. Не случайно первым отечественным бестселлером стала первая печатная книга по отечественной истории, получившая название «Синопсис, или Краткое собрание от разных летописцев».

молитва нояМолитва Ноя. Гравюра из киевского издания «Синопсиса» 1680 года

В наши дни создана целая индустрия производства бестселлеров изданий, быстро раскупаемых читателями. А какими были книги, популярные у наших предков? Какова судьба бестселлеров прошлого?

Увы, историческая память избирательна. По прошествии столетий мы часто вспоминаем лишь те явления культуры, которые, получив статус классики, сохранили свое значение и сегодня. Между тем произведения, признанные потомками, нередко как раз не имели успеха у современников. И наоборот, сочинения, пользовавшиеся широким спросом в свою эпоху, спустя время, как правило, предаются забвению. Такая судьба постигла и «Синопсис»…

Первый исторический бестселлер

Книгопечатание возникло в России в середине XVI века, а затем почти полтора столетия работало над выпуском изданий религиозной тематики. По замечанию видного историка книги Н.П. Киселева, «книгопечатание Московской Руси было исключительно внутренним порождением церковного хозяйства», занималось «размножением текстов церковных ритуалов при помощи типографского станка». Печатные церковные книги пользовались стабильным спросом: их приобретали для вкладов в монастыри, для обеспечения церквей комплектом богослужебной литературы, для домашнего чтения. Однако называть эти издания бестселлерами было бы просто некорректно в силу их функционального назначения.

А вот «Синопсис, или Краткое собрание от разных летописцев» вполне может претендовать на роль первого отечественного бестселлера. Впервые эта книга была напечатана кириллическим шрифтом в типографии Киево-Печерской лавры в 1674 году. Спорным до сих пор остается вопрос о ее авторстве: создателем «Синопсиса» принято считать ректора Киево-Могилянской коллегии и архимандрита Киево-Печерского монастыря Иннокентия Гизеля (ок. 1600 – 1683), но называют также имя Ивана Армашенко, зашифрованное в акростихе, которым оканчивается издание 1680 года.

Книга сразу вызвала огромный интерес читателей, а потому в расширенном виде была переиздана уже в 1678 году. Окончательный же текст «Синопсиса» появился в киевском издании, на титульном листе которого указан 1680 год. Оно трижды перепечатывалось в промежутке между 1681 и 1700 годом.

В поисках актуального прошлого

«Синопсис» – сочинение, охватывающее значительный период русской истории, но при этом разные ее этапы освещаются там крайне неравномерно. Центральное место в книге занимают рассказ о древнем происхождении славянского народа и деятельности крестителя Руси святого князя Владимира (1/6 часть текста), описание Куликовской битвы по «Сказанию о Мамаевом побоище» (около 1/4 текста) и повествование о войне с турками в 1677 – 1679 годах, бывшее актуальным на момент выпуска издания. Остальные исторические события рассматриваются очень бегло.

Можно сказать, что им отводится лишь связующая роль между несколькими основными сюжетами. Так что систематическим изложением истории России «Синопсис» не был. Более того, в нем нет даже информации о деятельности Ивана Калиты, Ивана III и Ивана Грозного.

Пытаясь объяснить успех книги, ученые отмечали ее значение как первого печатного труда по отечественной истории, указывали на краткость и доступность изложения. Все это, видимо, так, но самым правдоподобным следует считать объяснение современного историка А.А. Формозова, говорившего о большей близости содержания «Синопсиса» к мифу, чем к научному исследованию, что и привлекало к нему широкого читателя.

Действительно, находящиеся в центре повествования сюжеты являлись очень важными для развития чувства национальной гордости у россиян. Это и утверждение легенды о древнем происхождении славян, с которыми якобы не осмеливался бороться даже Александр Македонский, и рассказ о принятии христианства на Руси, и описание полного разгрома татар князем Дмитрием Донским. Истории были направлены на прославление русского народа, являясь в то же время занимательным чтением.

Общедоступная книга

«Краткое собрание от разных летописцев» быстро завоевало симпатии читателей. Н.Ф. Сумцов, автор биографии Иннокентия Гизеля, писал, что на Украине «Синопсис» «был общедоступной книгой». «Его можно было найти в монастырской библиотеке, можно было купить у странствующего книжного торговца», – отмечал он. Еще более широкое распространение книга получила в России: сегодня только в государственных библиотеках нашей страны хранится свыше 100 экземпляров киевских изданий «Синопсиса».

Киево-Печерская лавра посылала свои издания, включая, конечно, «Синопсис», в подарок членам царской семьи, влиятельным боярам. Торговля привезенными из Киева книгами велась в Москве, в частности, жителями Новомещанской слободы, население которой состояло из выходцев с Украины. Русские люди приобретали издание и непосредственно в Киеве.

СИСТЕМАТИЧЕСКИМ ИЗЛОЖЕНИЕМ ИСТОРИИ РОССИИ «СИНОПСИС» НЕ БЫЛ. Более того, в нем нет даже информации о деятельности Ивана Калиты, Ивана III и Ивана Грозного

Изучение владельческих записей в книгах показывает, что экземпляры киевских изданий «Синопсиса» разошлись по всей России в довольно короткий срок. Уже в конце XVII века они помимо Москвы имелись в Пскове, Пензе, Рыбной слободе (ныне Рыбинск), северном Антониево-Сийском монастыре. Первыми владельцами и читателями «Синопсиса» стали члены царской семьи (Федор Алексеевич, царевна Софья), бояре и дворяне, митрополиты и настоятели монастырей, приказные и даже один дворовый человек.

scan249scan246Титульные листы киевского издания «Синопсиса» 1680 года (вверху) и петербургского издания 1718 года (внизу)

В XVIII столетии география распространения киевских изданий расширилась: Ростов, Тихвин, Елец, Галич, Серпухов, Тверь, Новгород, Коломна, Зарайск, Орел и т. д. «Синопсис» значился в библиотеке Петра I, собственными экземплярами этой книги располагали дворяне и представители верхов духовенства. Между тем по записям в книгах видно, что среди владельцев «Синопсиса» появлялись и рядовые священнослужители, купцы, простые горожане и крестьяне. В первой половине XIX века экземпляры кириллических изданий «Синопсиса» имели, по нашим сведениям, четыре купца, трое посадских и два крестьянина. Они жили в Москве, Санкт-Петербурге, Угличе, Малом Ярославце, Архангельске.

Однако если бы судьба «Синопсиса» ограничилась только киевскими изданиями XVII века, он, несмотря на свой успех, вряд ли смог бы стать супербестселлером своего времени. С начала XVIII века он широко переиздавался в России. В 1708 году Петр I ввел гражданский шрифт для печати книг светской тематики, и вскоре было осуществлено два переиздания «Синопсиса». Первое – в 1714 году в Москве (тиражом 300 экземпляров), а второе в 1718-м в Санкт-Петербурге (600 экземпляров).

Распространение московского издания шло довольно низкими по нынешним меркам темпами. Так, на 1725 год не было реализовано более половины тиража – 178 экземпляров. Что касается издания петербургского, то в июле 1720-го не востребованными читателями оставались 187 экземпляров, а на 30 декабря 1722 года 127. По подсчетам авторитетного историка книги С.П. Луппова, в среднем за месяц в 1718 – 1722 годах продавалось 89 экземпляров «Синопсиса». Но следует помнить, что поначалу книги гражданской печати не пользовались широким спросом. «Синопсис» и такие сочинения, как «Введение в гисторию Европейскую» С. Пуфендорфа и «Юности честное зерцало», являлись лидерами продаж.

В числе первых владельцев «гражданских» изданий «Синопсиса» был сам Петр I и многие его сподвижники (А.П. Волынский, Д.М. Голицын, митрополит Стефан (Яворский), П.И. Мусин-Пушкин, В.Н. Татищев). Кроме того, их покупали представители средних слоев русского общества: офицеры, купцы, посадские.

Ходовой товар

В 1728 году начала работу типография Академии наук в Санкт-Петербурге, ставшая крупнейшим издательским и книготорговым центром России. Именно при Академии было отпечатано восемь изданий «Синопсиса» в 1735, 1746, 1762, 1768, 1774, 1785, 1798 и 1810 годах.

Первые выпуски, видимо, диктовались острой потребностью в печатном пособии по истории России, которого так и не было подготовлено в этот период, а последующие обуславливались быстрой раскупаемостью «Синопсиса», позволявшей покрывать расходы на другие академические издания, зачастую убыточные и распространявшиеся на протяжении десятилетий.

Издания 1735 и 1746 годов почти полностью разошлись уже к началу 1750-х. В 1749-м в Петербургской академической книжной лавке оставалось только 46 экземпляров, из которых 12 были проданы в том же году, а еще 30 в 1750-м. По данным С.П. Луппова, в период между 1749-м и 1752-м за год в среднем реализовывалось 18 экземпляров «Синопсиса».

Хорошо расходилось и издание 1762 года. Например, в Москве к августу 1763-го были проданы 94 из 200 экземпляров, отправленных сюда для распространения. В конце 1767 года в Петербургской академической лавке оставалось всего 16 таких книг. Из них 13 ушли к читателям в январе-мае 1768-го, а после поступления в лавку 260 экземпляров нового издания 1768 года в течение августа-декабря было реализовано еще 82 экземпляра «Синопсиса». Судя по «месячным рапортам» комиссара книжной лавки С.В. Зборомирского, в 1769-м было куплено 129 экземпляров этой книги. В 1771 – 1773 годах их ежегодно продавалось около 40.

Тогдашние купцы охотно приобретали академические издания «Синопсиса» оптом, и в 1790 – 1792 и 1794 – 1795 годах они закупили 494 экземпляра для распространения книги в провинции.

Приведенные цифры свидетельствуют о том, что «Синопсис» пользовался устойчивым покупательским спросом на протяжении всего XVIII столетия. При этом он сохранял свои позиции не только до начала 1760-х, пока его положение печатной книги по русской истории было монопольным, но и в 1760 – 1770-х годах. Выход в свет трудов В.Н. Татищева, М.М. Щербатова, издание ряда текстов русских летописей хоть и подорвали спрос на «Синопсис» в обеих столицах, но провинциального читателя он продолжал интересовать вплоть до начала XIX века.

Интересный факт: в 1774 году в сатирическом журнале «Кошелек» Н.И. Новикова от имени персонажа, защищавшего моду на «французские книги», говорилось, что о российских историках мало что известно, «окроме одной какой-то книжки «Синопсис»», которую, «окроме русских купцов да уездных дворян, никто не разумеет».

Отправная точка

Широкое распространение «Синопсиса» подтверждает и активное обращение к нему историков и литераторов того времени. Уже в ХХ столетии историк и публицист П.Н. Милюков писал, что «дух «Синопсиса» царит и в нашей историографии XVIII века, определяет вкусы и интересы читателей, служит исходною точкой для большинства исследователей, вызывает протесты со стороны наиболее серьезных из них».

Некоторые авторы просто включали в свои труды значительные разделы «Синопсиса». Так, поручик П.М. Захарьин в 1798 году издал в Николаеве «Новый Синопсис», основная часть которого представляла собой заимствования из «старого» «Синопсиса» и «Ядра Российской истории» А.И. Манкиева; во многих случаях предлагал довольно точный пересказ «Синопсиса» и статский советник Иван Стриттер, составивший «Историю Российского государства» в трех томах (1800 – 1802).

Гравюра Осипова с изображением ТатищеваИсторик Василий Никитич Татищев (1686–1750) был одним из первых критиков «Синопсиса», фото: РИА НОВОСТИ

«Краткое собрание от разных летописцев» служило важнейшим источником информации для писателей. В частности, А.П. Сумароков, создавая трагедии «Хорев» (1747), «Синав и Трувор» (1750) и «Семира» (1751), опирался на сведения, почерпнутые именно из этой книги. И В.А. Озеров в пьесе «Димитрий Донской» (1807), и И. Михайлов в повести «Низверженный Мамай» (1798) излагали исторические события на основе «Сказания о Мамаевом побоище» в редакции «Синопсиса».

Между тем на протяжении XVIII века отношение к «Синопсису» в образованных слоях общества становилось со временем все более критичным. Уже В.Н. Татищев отмечал, что эта книга «весьма кратка и многое нуждное пропусчено, но вместо того польских басен и недоказательных включений со избытком внесено». Немецкий историк А. Л. Шлёцер, прибывший в Россию в 1761 году, был поражен тем, что в стране по истории «не было ни одного удобочитаемого руководства; так называемый киевский «Синопсис» не заслуживает этого имени».

scan247Здание типографии Академии наук в Санкт-Петербурге

В 1775-м в предисловии к третьему изданию журнала «Живописец» Н.И. Новиков заявлял, что успех сочинений в России зависит от интереса к ним «мещан наших». По его словам, только те «книги третьими, четвертыми и пятыми изданиями печатаются, которые сим простосердечным людям, по незнанию чужестранных языков, нравятся».

«В подтверждение сего моего мнения, продолжал Н.И. Новиков, служат те книги, кои от просвещенных людей никакого уважения не заслуживают и читаются одними только мещанами; сии книги суть: «Троянская история», «Синопсис», «Юности честное зерцало», «Совершенное воспитание детей», «Азовская история» и другие некоторые.

Напротив того, книги, на вкус наших мещан не попавшие, весьма спокойно лежат в хранилищах, почти вечною для них темницею назначенных». И надо сказать, что круг читателей академических изданий «Синопсиса» очерчен Новиковым достаточно точно, что подтверждает анализ владельческих и читательских записей, выявленных на экземплярах книг, и других источников.

scan251Дмитрий Донской – один из главных героев «Синопсиса». Гравюра XIX века

НАХОДЯЩИЕСЯ В ЦЕНТРЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ «СИНОПСИСА» СЮЖЕТЫ являлись очень важными для развития чувства национальной гордости у россиян

В середине XVIII века «Синопсис» стал несомненным атрибутом дворянских библиотек России. Ряд записей в книгах свидетельствует и об их принадлежности купцам, горожанам и священникам. Владельцы академических изданий «Синопсиса» жили по всей России: Казань, Воронеж, Переславль-Залесский, Белгород, Бежецк, Томск и другие города.

Основа для лубка

А низшим слоям русского общества XVIII века «Синопсис» был известен благодаря лубочным изданиям, позаимствовавшим из него рассказ о таком историческом событии, как Куликовская битва. Древнейшая сохранившаяся лубочная книжка о Мамаевом побоище относится к 1785 году, она переиздавалась в 1803-м и 1810-м. Кроме того, имеются ее разновидности, датированные 1787 и 1821 годами. В основе текстовой части этих лубочных картинок лежал «Синопсис», причем начинался текст со ссылки на саму книгу с указанием листа.

Значение этого факта в судьбе «Синопсиса» трудно переоценить, ведь цельногравированные лубочные книги были самым массовым видом печатной продукции в России XVIII столетия. Обычно один «завод» (тираж) составлял 35 тыс. экземпляров. А в XVIII начале XIX века было напечатано шесть-семь таких «заводов» лубочного «Сказания о Мамаевом побоище» в редакции «Синопсиса» – это 1835 тыс. экземпляров. Получается, что «народный» «Синопсис» многократно побил по тиражам саму книгу! Тираж академического издания 1768 года, например, исчисляется всего 600 экземплярами. По-видимому, и другие тиражи в Академии были примерно такими же, а значит, в совокупности было издано порядка 5 тыс. экземпляров «Синопсиса».

Гравированные лубочные книги и небольшие по объему народные издания о Куликовской битве без картинок, основанные на «Синопсисе», продолжали выходить на протяжении всего XIX столетия, а также в начале XX века. Яркое свидетельство об их популярности в середине XIX века оставил знаменитый историк искусства, знаток гравюры и лубка Д.А. Ровинский:

«Сколько раз случалось мне в былое время слышать чтение этого побоища в простонародье; читает полуграмотный парень чуть не по складам: братцы, по-сто-им за землю рус-скую… ря-дом лежат кня-зья Бе-ло-зерские… у-бит… у-бит… кажется, что тут за интерес в рассказе, а все как один, и старый и малый, навзрыд плачут».

***

Итак, в конце XVII XVIII веке «Синопсис» являлся книгой общенациональной, которая читалась «и в графских покоях, и в простой крестьянской избе». Если первые кириллические его издания были достоянием верхушки русского общества (дворянство, церковные иерархи), то уже в XVIII веке произошло расширение круга читателей за счет представителей офицерства, купечества, мещанства, приходского духовенства, а ближе к концу столетия и крестьянства. В первой половине XVIII века, пока «Синопсис» оставался единственной печатной книгой по истории России, дворяне, видевшие в нем светское произведение, источник знаний по отечественной истории, приобретали новые, «гражданские» издания. Книги же, вышедшие в Киеве и воспринимавшиеся в ряду изданий церковной литературы, печатавшейся кириллицей, находили своих читателей среди более демократических слоев населения.

В конце XVIII начале XIX века, когда образованные круги общества получили возможность читать печатные научные труды В.Н. Татищева, М.М. Щербатова и Н.М. Карамзина, «Синопсис» сохранил лишь народную читательскую аудиторию. В 1823 и 1836 годах он вновь был напечатан в Киеве. Позднее несколько раз его включали в собрания сочинений митрополита Димитрия Ростовского, хотя тот не имел никакого отношения к его созданию.

В общем же «Синопсис» выдержал около 30 изданий.

Сегодня это сочинение представляет интерес для специалистов, изучающих историографию и историю отечественной массовой культуры, в которой оно занимает важное место как первый отечественный бестселлер, получивший множество переизданий и пользовавшийся широким спросом читателей на протяжении двух столетий.

Александр Самарин, доктор исторических наук