Archives

Карты против мифов

декабря 28, 2015

Обширный картографический материал дает четкие ответы на вопросы, кому в действительности принадлежали в прошлом Курильские острова и почему у Японии нет оснований претендовать на них в настоящем и будущем.

По итогам Второй мировой войны Япония как государство-агрессор, так же как и фашистская Германия и некоторые ее сателлиты, была лишена части принадлежавших ей территорий. Наиболее крупные ее потери – остров Формоза (Тайвань), Корея, Каролинские, Марианские и Маршалловы острова. Кроме того, у нее были изъяты Курильские острова и южный Сахалин.

Претензии Токио

Япония, как известно, до сих пор отказывается признавать законность передачи СССР – а значит, и современной России как его правопреемнице – южных Курил (островов Итуруп, Кунашир и группы островов Малой Курильской гряды, самым большим из которых является Шикотан), называя их своими «оккупированными РФ северными территориями» и выдвигая претензии на эту часть Курильского архипелага.

№ 1. Карта Японского архипелага, составленная в 1775–1780 годах по голландским источникам (карта Саввы Зубова). Японии в то время не принадлежала даже большая часть Хоккайдо (узкая полоса земли в правом верхнем углу карты), не говоря уже о Курильских островах — фото предоставлено автором

В обоснование своих территориальных претензий Токио приводит два главных «аргумента».

Первый – что южные Курилы никогда не принадлежали России и являются «исконными японскими территориями», незаконно оккупированными Советским Союзом в 1945 году.

Второй – что послевоенная советско-японская, а ныне российско-японская граница в районе Курил не получила официального международного признания.
Оставляя в стороне всю искусственность, надуманность и необоснованность подобных утверждений, а также многочисленные юридические и исторические факты и документы, подтверждающие законность принадлежности РФ всего Курильского архипелага, рассмотрим этот вопрос с точки зрения картографии, позволяющей получить максимально беспристрастную и объективную картину.

faa37931-5ab1-499f-9adf-7b0a9114c8bc№ 2. Карта Иркутского наместничества из «Атласа Российской империи» 1796 года. Курилы показаны как российская территория, административно входящая в Нижнекамчатский уезд Охотской области Иркутского наместничества — фото предоставлено автором

Имеющийся в настоящий момент обширный картографический материал развенчивает многие исторические мифы и ставит точку в споре о том, кому в действительности принадлежали в прошлом Курильские острова и каков их нынешний международно-правовой статус (если, конечно, исключить субъективный подход, характерный для японской дипломатии послевоенного времени, при котором отбрасываются или игнорируются все «неудобные» факты и документы).

Последствия изоляции

Прежде всего, картографический материал развеивает миф об «исконной принадлежности» Японии южных Курил.

Это, в частности, наглядно демонстрирует карта (№ 1), создание которой исследователи определяют 1775–1780 годами. Она легко датируется, поскольку подписана Саввой Зубовым, который в то время был комендантом Охотска.

Важность карты заключается в том, что она была составлена по голландским источникам, о чем говорится в пояснительной записи под ее названием, и это свидетельствует о ее объективности, поскольку голландцам – единственным европейцам, допущенным в Японию в период ее изоляции от внешнего мира (с 1639 года до середины XIX века), – не было никакого смысла по политическим мотивам ни преуменьшать, ни преувеличивать территорию Страны восходящего солнца.

Территория Японии на этой карте ограничена островом Хонсю (главный японский остров) и узкой полосой земли на крайнем юге острова Хоккайдо (в правом верхнем углу карты), который в то время назывался Эдзо (в переводе – «северная, неизвестная, чужая земля», «земля варваров»).

№ 2а. Фрагмент карты Иркутского наместничества из «Атласа Российской империи» 1796 года — фото предоставлено автором

Эта узкая полоса и есть вся территория «японского Хоккайдо» на тот момент, и именно там – по южной оконечности острова (полуостров Осима), прилежащей к Сангарскому проливу, – проходила тогда северная японская граница.

Иными словами, это все, что принадлежало Японии на Хоккайдо в конце XVIII века.

Такое положение вещей подтверждается и «документально»: неизвестно ни одного официального японского акта того времени, в котором указывалось бы на то, что Эдзо является японским владением.

При этом отдельные контакты жителей самого северного японского княжества Мацумаэ с айнами (коренными жителями Эдзо) как Хоккайдо, так и южных Курил отмечались в XVIII столетии, однако это были эпизодические торговые контакты с независимыми от Японии «эдзосцами», которые центральным японским правительством не поощрялись.

Сами японские исследователи признают тот факт, что еще в первой половине XIX века территорией Японии не являлась большая северная часть Эдзо-Хоккайдо.
Поэтому утверждать, что южные Курилы, или так называемые «северные территории», были исконными японскими землями, просто бессмысленно. Если Японии в конце XVIII столетия не принадлежал почти весь Хоккайдо, как могли принадлежать ей южные Курилы, которые лежат севернее этого острова? Ответ, думается, очевиден.

ЯПОНИЯ-1954№ 3. Карта из японского «Новейшего атласа административного деления Японии по префектурам» 1954 года. Тонкой красной пунктирной линией, охватывающей только четыре острова, обозначена территория Японии после подписания ею Сан-Францисского мирного договора (1951 год). Жирной красной пунктирной линией – граница страны, установленная по итогам Первой мировой войны (1919 год) — фото предоставлено автором

Вторая принципиально важная карта (также XVIII века) – из официального российского атласа, полное название которого – «Атлас Российской империи, состоящий из 52 карт, изданный во граде св. Петра в лето 1796-е, а царствования Екатерины II XXXV-е». Это главное русское картографическое издание того времени.

Речь в данном случае идет о цветной карте (№ 2) Иркутского наместничества (ее фрагмент мы видим на иллюстрации № 2а), на которой предельно четко обозначены Курильские острова. Все они, включая острова Чикота (Шикотан), Кунашир и Эторпу (Итуруп), окрашены тем же цветом, что и Камчатка, то есть показаны как территория Российской империи, административно входящая в Нижнекамчатский уезд Охотской области Иркутского наместничества. Япония (остров Матмай) лежит далеко к югу, а остров Еззо (Эдзо, напомним, современный Хоккайдо) показан отдельно от Японии.

И это по состоянию на 1796 год!

Таким образом, обе рассмотренные карты – и «голландская», и русская – вполне определенно свидетельствуют об историческом приоритете в освоении и владении всеми Курильскими островами (в том числе южными, ныне оспариваемыми Токио) именно России, а никак не Японии.

Причину такого неприятного для официального Токио факта следует искать в уже упоминавшейся политике изоляции страны от внешнего мира, искусственно «консервировавшей» ее в рамках исторических средневековых границ и не только не поощрявшей, но прямо запрещавшей расширение территории государства.

По итогам Ялты

Обратимся теперь к истории ХХ века.

В Японии – вопреки фактам, логике и просто здравому смыслу – утверждают, что южные Курилы не относятся к территориям, которые были изъяты у нее по итогам Второй мировой войны.

Утверждают несмотря на то, что по Сан-Францисскому мирному договору 1951 года Япония официально отказалась «от всех прав, правооснований и претензий» на южный Сахалин и Курильские острова. Причем на все Курильские острова, без какого-либо искусственного деления их на южные, средние или северные.

В связи с этим большой интерес представляет карта (№ 3) из изданного в самой Японии в 1954 году на японском языке «Новейшего атласа административного деления Японии по префектурам», где, в частности, тонкой красной пунктирной линией, охватывающей только четыре главных японских острова (Кюсю, Сикоку, Хонсю и Хоккайдо), обозначена территория Японии после подписания Сан-Францисского мирного договора.

При этом все Курильские острова, включая южную группу, наряду с южным Сахалином показаны за пределами послевоенных японских границ.

Интересно, что надпись иероглифами по обеим сторонам этой пунктирной линии обозначает 1854 и 1953 годы: тем самым подтверждается, что территория Японии после Второй мировой войны вернулась к границам середины XIX века – до момента заключения первого русско-японского договора (Симодского трактата) в 1855 году.

Хотелось бы подчеркнуть, что эта ограниченная на севере островом Хоккайдо территория Японии точно соответствует договоренностям, достигнутым на Ялтинской (Крымской) конференции союзных держав, которая проходила в феврале 1945 года. Такой была определена японская граница в 1946-м. Она существует и сейчас: граница, повторим, не включающая в состав Японии Курилы и южный Сахалин.

Южнокорейское признание

Последний представленный здесь картографический материал (№ 4) важен для получения ответа на вопрос о статусе современной российско-японской границы. Карта весьма показательна потому, что она издана не в России, а в Южной Корее.

Напомним, вторым «аргументом» японской стороны является утверждение о якобы отсутствии международного юридического признания послевоенной советско-японской границы.

Посмотрим, как отмечена граница между Японией и Российской Федерацией на карте, носящей название «Корея и сопредельные территории» (издана в 1998 году Министерством транспорта Республики Кореи). В районе Курил пограничная красная пунктирная линия, проходя по Кунаширскому проливу, отделяет остров Хоккайдо от Кунашира и островов Малой Курильской гряды, четко обозначая южные Курилы как территорию России. Это к утверждению о том, что никто в мире не признавал послевоенную советско-японскую границу.

№ 4. Карта «Корея и сопредельные территории» 1998 года, изданная Министерством транспорта Республики Кореи. У ее составителей нет сомнений в том, где проходит современная граница между Россией и Японией (в районе Курил она обозначена пограничной красной пунктирной линией)

Таким образом, представленный картографический материал вполне определенно свидетельствует о российском, а не японском приоритете в так называемом «курильском вопросе». Курилы были русскими в XVIII веке, и с исторической и международно-правовой точки зрения сегодня они законно принадлежат России, как ранее – Советскому Союзу.

Алексей Плотников, доктор исторических наук