Archives

Киевский «синопсис» о всея России первейшем самодержце

июня 15, 2015

Автором «Синопсиса», впервые изданного в Киеве в 1674 году, считают ректора Киево-Могилянской коллегии и архимандрита Киево-Печерской лавры Иннокентия Гизеля (ок. 1600–1683). Написанное спустя 20 лет после присоединения Левобережной Украины к России, это сочинение обрело популярность и оставалось одной из самых востребованных книг по российской истории вплоть до начала XIX века. «Синопсис, или Краткое описание от различных летописцев, о начале славенскаго народа, о первых киевских князех и о житии святаго, благовернаго и великаго князя Владимира, всея России первейшаго самодержца, и о его наследниках» выдержал около 30 изданий, его общий тираж был рекордным для своего времени. Интересная деталь: в киевском «Синопсисе» 1674 года великий князь Владимир Святославич именуется не иначе как всея России самодержец…

1569

О княжении великаго князя Владимира в Киеве и во всей России и о самодержавствии его Лета от создания мира шесть тысящ четыреста осемьдесят шестаго, а от Рождества Христова девятьсот седмьдесят осмаго, великий князь Владимир Светославич, идущ от корене Августа, кесаря римскаго, владевшаго всею вселенною, внук Игорев, правнук Руриков, по смерти братии своея Ольга и Ярополка1 объемши их княжения и всю Россию – полунощную (северную), восточную, полуденную (южную), белую и черную – к своей власти приведши, нача писатися царем и великим князем и самодержцем Российским. Созда же и град велик и красен пятьнадесять верст от Киева, нарекши его Белгород, и престол княжения великоновгородскаго в Киев пренесе. <…>

О храбрости Владимировой

Самодержавствуя же Владимир во всей России, обрати свое помышление к брани и храбрости воинственной. Первое поднесе брань воинскую на Мечислава, князя польскаго, и взя под ним град Перемышль, и Червень, и волость Радомысльскую, и иных много. Победи же и вятичи и наложи на них дань по шелегу, меньше полушки, от плуга. Потом Владимир иде с войском великим за Дунай, и взя в свою область земли Болгарскую, Сербскую, Карватскую, Седмиградскую, Вятицкую, Ятвязскую, Дулепскую, Волосскую, Мултянскую и татаров бобруцких, и дань на всех их возложи, юже (которую) прежде греческим кесарем даяху.

О послах различных, к вере Владимира увещевающих

Егда (когда) великий князь Владимир, монарх или самодержец всея России, храбростию и величеством царствия своего во всей подсолнечной паче иных прославися, мрак же бесовскаго прельщения, сиречь (то есть) идолослужения, от него светом крещения святаго не прогнан бысть, начаша к нему приходити посланники от различных царств и княжений, всяк хвалящи свою веру. В начале убо (так) приидоша махометаны; их же Владимир вопроси о вере, а оны отвещаша: «Веруем богу, а Махомет нам изволяет жен имети елико кто хощет и всякия сласти употребляти, точию (только) обрезоватися, свинаго мяса не ясти и вина не пити», и прочия неблагообразия предлагаху, яже (которые) и писати не лепо есть. Владимир же, яко (ибо) женолюбив бе, прилежнее о женах послушаше; но обрезание и непитие вина не возлюбися ему, и рече к ним: «Не можем мы пребывати без вина, понеже в россианех все веселие и приятельство в подпитии бывает». Такожде (также) и татаром, египтяном, аравляном, немцом, жидом и прочим отрече. Присылаше же часто и римский папа, и кесарь западный, и князи немецкии, да примет их веру и закон христианский; но Владимир соизволити им не хоте, яко (ибо) уставы латинсти мало набожныи и костелы их не вельми красны мняхуся ему быти; точию (лишь) послы от греческих кесарей и патриархов место у него с верою и уставами своими имеша, яко (как) той же польский летописец Стриковский свидетельствует.

О послах греческих к Владимиру

Егда убо (когда так) приидоша к Владимиру послы от царей греческих, Василия и Константина, Кирилл Философ с прочими, тогда с Владимиром оный Кирилл гречин, яко (как) премудр муж, беседова намнозе о вере христианстей, наченши от создания мира по всем пророчествиям даже до воплощения Господа нашего Иисуса Христа, о крещении, о страстех, о распятии и тридневном его из мертвых воскресении. Последи же предложши слово о втором пришествии Христовом, о Страшном суде, о муце грешным и о царствии безконечном, праведным уготованном, вдаде ему в дар запону велику златотканну, от тех же кесарей греческих и от патриарха присланну; на ней же бе хитростне изображен Страшный суд Божий. На ея же Владимир смотря прилежно, проси Философа, да истолкует ему о сих, иже (которые) стоят одесную (по правую руку) и иже стоят ошуюю (по левую руку). И поведа ему Философ, яко (что) одесную станут, иже веруют в Господа нашего Иисуса Христа, единаго истиннаго Бога, и крещаются во имя Отца и Сына и Святаго Духа, и творят дела добрая; сии по смерти временной вечный живот и Царствие Небесное наследят. Ошуюю же станут, иже (которые) не веруют в единаго истиннаго Бога и не крещаются, беззаконно же живут и дела злая по своим похотям творят; тыи в вечный огнь геенский на безконечное мучение, идеже (где) червь не усыпает и скрежет зубный, пойдут. Сия услышав, Владимир воздохну и рече: «Благословенны сии, иже станут одесную; горе же тем, иже будут ошуюю». И Кирилл Святый отвеща: «Аще (если) Царю окрестишися и злых дел престанеши, будеши одесную; аще же в поганстве жити будеши, ошуюю и твое место будет». Владимир же обеща креститися, а потом отвеща: «Разсужду и искушу добре о всех верах»; и отпусти Философа с великими дары и честию.

О совете Владимировом о верах и послании

По отшествии же святаго Кирилла Философа созва к себе Владимир боляр своих и советников в град Владимир, над Клязьмою рекою лежаще; его же назначи в свое имя и в оный столицу, или престол свой царский, от Киева пренесе2, и содержашеся столица царская тамо даже до Иоанна Даниловича, князя белорускаго3, иже (который) пренесе ея от Владимира в Москву град. И предложи Владимир боляром своим слово о различных послах, веры своея хвалити к нему присланных, и о Кирилле Философе, бывшем от царей греческих, яко (что) сказа ему от начала Света до воплощения Господня, о крещении, о воскресении, о Царствии Небесном и о муце геенской; и рекоша к нему боляре и мудрые его: «Всегда всяк свое хвалит, а не хулит; ты же, великий княже, аще (если) хощеши достовернее истину познати, имаши множество людей мудрых, пошли их во вся земныя государства, да увидят и уведают всякую веру и како кто служит богу; возвратившеся же известят тебе и нам о всем подробну и совершенно, яко самовидцы». По сицевому (таковому) совету абие (тотчас) Владимир посла избранные мужи везде проведати о верах. Посланныи же от него по различным странам созираху и испытоваху о верах и служениях божиих. Последи же приидоша и к Цариграду и известиша греческим царем, Василию и Константину братиям, вину пришествия своего. Царие же возрадовашася и известиша святейшему патриарху Цариградскому Сергию о них. Тогда святейший патриарх повеле украсити церковь и сотвори праздник; а сам в дражайших святительских одеждах с многими епископы божественную совершати литургию уготовася. Во время же литургии царие приидоша с посланными от Владимира в церковь, и узревше послы красоту славы Божия, и услышавше сладостная пения, зело удивишася: не на земли, но на небеси мняхуся стояти, осени бо их в то время свет небесный; и быша в изступлении. По совершении же божественныя литургии взяша царие посланников в своя палаты и сотворше им честь и учреждение; и всяким изобилием удовольствовавше, отпустиша их с дарами.

О возвращении послов к Владимиру

Егда же возвратишася посланники к Владимиру, паки (снова) Владимир боляр и всех советников и мудрых своих созва и повеле посланником пред всеми поведати, где бяху, что видеша и что слышаша о всех верах и службах богу. Посланники же поведаша, яко (что) ни едино служение божественное и вера тако [не] возлюбися, яко греческая. «Егда бо, – рекоша, – нас введоша в церковь греческую, идеже (где) они Богу своему молятся и чин службы Божия совершают, видехом тамо неизреченную красоту и благолепие в их церкви, и пения к слышанию зело сладостны, идеже (где) всех нас светел облак осени, и быхом в изступлении: мняшеся бо нам не на земли, но на небеси в то время стояти; и несть нигде таковаго во всех народах и церквах строения, красоты и служения Божия, яко у греков. Сего ради веруем, яко (что) истинная вера их есть и истинный Бог с теми точию (только) людьми живет». И рекоша боляре к Владимиру: «Аще (если) бы вера греческая не была правдива, то баба бы твоя Ольга не уверила бы, ибо жена бе зело мудра». Тогда Владимир благодатию Духа Святаго озарен, от тмы идолослужения, аки от сна, воспрянувши, веру святую греческую внешнима и внутреннима очима (очами), аки свещу ясну, светящуюся на свещнице, узре и позна, яко (что) она есть праведна и истинна, и рече: «Что сотворю? Пойду в землю Греческую, и прииму грады, и обрящу тамо учителей»; и яко же умысли, сице (так) и сотвори.

О походе Владимира в Греческую землю ради крещения

Собравши же Владимир великую силу воинскую, пойде к Таврикии, юже (которую) ныне Перекопом нарицают, идеже (где) взя Кафу4, славный град греческий, а потом главное всея Таврикии место Херсон5, лежащее над морем Понтским прият, отъемши воду сладкую, рурами (каналами) подземными текущую; их же херсонский протопоп Анастасий показа Владимиру, на стреле написавши и выстреливши ю с лука от града пред шатер его из Херсона. Абие (тотчас) посла к греческим кесарем в Константинополь, Константину и Василию, сынам Иоанна Земиски6, извещая им, яко (что) взя славный град пристанищный Херсон, и обещася тожде и Цариграду сотворити, аще (если) не дати сестры своея царевны Анны ему в жену. На то послание кесари сице (так) отвещаша: «Не достоит нам, христианским монархом или самодержцем, тебе, поганому князю, сестры своея дати в жену, но аще окрестишися, богомерзких идолов отступиши, а к истинному Богу и Господу нашему Иисусу Христу обратишися, сестру нашу в жену приимеши, и вящше (более) ея, Царствие Небесное наследиши». Услышавши о сем, Владимир рече: «Понеже (так как) ми вера ваша, уже древле от посланник моих извещенная, возлюбися паче всех прочих, пришлите убо епископа, да крестит мя, и сами прибудите с сестрою своею ко мне или пришлите ми ю в жену; аз же вам всю Таврикию и Херсон возвращу».

Услышавши кесари благоприятную весть, зело радовашася, и сестру свою с всяким прошением увещеваху в союз брачный с Владимиром. Она же аще и намнозе возбраняшеся, но, споручивши себе воле Божией, с плачем соизволи совету их. И тако вседше кесари в судна, провождаху сестру свою Анну с многими князи и дворяны в путь к Херсону с епископом. Но егда царевна достигши Херсона, провождашеся на палаты градския, абие (тотчас) волею Божиею паде слепота на очи Владимира, и нача усумневатися о вере святой и крещении, непщуя (полагая, думая) казнь быти на ся от богов из намерения своего к вере христианстей. Но царевна посла к нему, рекущи: «Аще не окрестишися, не избудеши слепоты, а окрестишися, то не точию слепоты телесныя, но и душевныя лишен будеши».

О крещении Владимира и о браце его

И тако великий самодержец Российский Владимир Светославич православно-христианскую греческую веру приемши, повеле себе окрестити в Херсоне, лета от создания мира шесть тысящ четыреста девятьдесят шестаго, а от Рождества Христова девятьсот осемьдесят осмаго. <…> Егда же нача креститися, бысть преславно чудо. Ибо коль скоро Владимир вступи во святую купель и архиепископ Херсонский возложи на не руку, благословляя его, да приимет Духа Святаго, абие (тотчас) от очию его слепота, аки чешуя, спаде, и прозре ясно, аки никогда же [не] боляше очима, и возда хвалу Богу, в Троице Святой славиму, глаголя: «Ныне познах истиннаго Бога», и дано ему имя во святом крещении ново, Василий. Тогда же крестишася при нем боляре его и все воинство Росское.

По сем Владимир сочетася браку с Анною царевною, и бысть веселение брачно и радость всемирная; постави же в Херсоне и церковь каменную Святаго Василия в память имени своего крещеннаго. <…>

О крещении всего народа киевскаго и всея России

Назнаменована же великий самодержец Российский Владимир день всему народу к святому крещению и повеле по всему граду Киеву огласити сице (так): «Аще кто не будет уставлена времени на реце Почайной, или богат или убог, стар или млад, раб или свобод, той будет Господу Иисусу Христу и мне противен». Услышавши же о сем, людие абие на урочное время без числа мужеска и женска полу на реку Почайну стекошася, и сам царь Владимир со всем синклитом и освященным Собором прииде. Тогда священницы и диаконы, облекшеся в священныя одежды, стояху при брезе на досках, на реце Почайне устроенных, идеже (где) при брезе ныне церковь Святых мученик Бориса и Глеба. Людие же идоша в реку, большаго возраста глубочае, меньшаго мелче, нецыи до выи, нецыи до пояса, а священницы коемуждо (каждому) имена давающе и молитвы над ними крещения прочитывающе, в воде погружаху и крещаху во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

О разделении княжения Российскаго от Владимира сыном его

Владимир Светославич по окрещении всего своего Российскаго государства и по многих воинских трудах седши на царственном своем престоле в Киеве, нача помышляти в себе и, яко мудрый строитель дому своего, разсуждати, дабы сынове его дванадесять по смерти его в мире и неразрушимом братния любве союзе пребывающе, о княжениях междоусобнаго нестроения и кровопролития не имели. Раздели убо им великое свое государство Российское на дванадесять частей: Вышеславу, старейшему сыну своему, даде Великий Новград, первый удел свой; Изяславу – Полоцк; Святополку – Туров; Ярославу – Ростов, по смерти же Вышеслава даде тому ж Ярославу Новград; Борису – Ростов; Глебу – Муром; Святославу – Древляны; Всеволоду – Владимир; Мстиславу – Тмутороканы; Станиславу – Смоленск; Судиславу – Псков; Позвизду, или Брачиславу, – Волынь, Луцк. Посла же с ними и священники, заповедая им аки отец сыном своим, да всяк от них в своем княжении тщится веры христианския учити и люди крестити во имя Отца и Сына и Святаго Духа. <…>

О преставлении Владимировом

Великий князь Владимир Светославич, всея России самодержец, помощию всемогущаго Бога просветивши всю свою Российскую землю святым крещением, идолы вся и кумирницы (места поклонения языческим богам) искоренивши, церквей же святых много создавши, веру православную распространивши и крепко утвердивши, богаделен много построивши, и всякими потребами и нуждами милостивно и изобильно удовольствовавши, по толиких добродетелех своих в мире Господу Богу предаде дух свой, с псаломником глаголя: «В руце Твои, Боже мой, предаю дух мой»; и преселися от земнаго к Небесному Царствию лета от создания мира шесть тысящ пятьсот двадесят пятаго, а от Рождества Христова тысяща седьмагонадесять7, месяца июлия дня пятагонадесять8 в Берестове.

Царствова лет тридесят пять, в неверии лет осмь, а в крещении – двадесят седмь. Святополк9 же погребе его в гробе мармуровом (мраморном), с великою жалостию и плачем всего народа, в церкви каменной Пресвятыя Богородицы Десятинной10 в Киеве, ея же Владимир сам созда. Потом между святыя, яко апостола, его вчиниша и с церковию святою память преставления его дня пятагонадесять июлия почитати уставиша. Глава его ныне в святой великой чудотворной лавре Печерской Киевской предлагаема в велицей Успения Пресвятыя Богородицы церкви бывает11 в день памяти его всем и в прочие дни, егда кто желает, к лобзанию.

Публикацию подготовил Александр Самарин, доктор исторических наук

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Олег (ум. 977), князь древлян, и Ярополк (ум. 978 или 980), великий князь киевский в 972–978 (980) гг., – сыновья князя Святослава Игоревича. Согласно летописным свидетельствам, Олег погиб в ходе усобицы с Ярополком, а Ярополк был убит, прибыв на переговоры с Владимиром Святославичем, тогда князем новгородским. В 1044 г. сын князя Владимира Ярослав Мудрый распорядился выкопать останки Олега и Ярополка, крестить их кости (что было неканоническим деянием, связанным, вероятно, с отсутствием в то время греческого митрополита в Киеве) и перезахоронить в киевской Десятинной церкви (см. ниже).

2 Здесь ошибка автора. Владимир-на-Клязьме (ныне Владимир) был основан позже Владимиром Мономахом, и столица в него была перенесена во второй половине XII в.

3 Речь идет о великом князе московском Иване Калите (ок. 1283–1340). Почему автор называет его белорусским, неизвестно.

4 Кафа – название г. Феодосия в X–XV вв. В настоящее время на берегу Феодосийского залива в южной части города расположен историко-архитектурный заповедник «Генуэзская крепость Кафа» (построена в XIV в.)

5 Имеется в виду Херсонес.

6 Иоанн Цимисхий – византийский император в 969–976 гг.

7 По общепринятой хронологии, основанной на «Повести временных лет», Владимир скончался в 1015 г.

8 По новому стилю 28 июля.

9 Святополк Владимирович (по прозвищу Окаянный, ок. 979–1019) – сын и преемник князя Владимира Святославича, великий князь киевский в 1015–1016 и 1018–1019 гг. В «Повести временных лет» Святополк Окаянный обвинен в организации убийства сводных братьев Бориса и Глеба, которые при Ярославе Мудром были прославлены как святые мученики.

10 Десятинная церковь (церковь Успения Пресвятой Богородицы) в Киеве – первая на Руси каменная церковь. Начало ее строительства относят к 989 г., когда, согласно «Повести временных лет», князь Владимир Святославич «помысли создати церковь Пресвятыя Богородица и послав преведе мастеры от грек». Строилась в качестве кафедрального собора неподалеку от княжеского терема, причем князь Владимир выделил на поддержание церкви и митрополии десятую часть своих доходов – десятину, отсюда и пошло название храма. Строительство было завершено в 996 г. По сказанию, занесенному в Степенную книгу, князь Владимир перенес в возведенную церковь останки своей бабки княгини Ольги. Там же были погребены сам Владимир и его жена, византийская принцесса Анна. В 1240 г. Десятинная церковь была разрушена монголами.

9 В 1632–1636 гг. в Киеве при разборе руин Десятинной церкви были обнаружены древние саркофаги, которые митрополит Петр Могила принял за погребения князя Владимира Святославича и его жены Анны. Из погребения был изъят череп, который митрополит счел останками князя. Обретенная реликвия была перенесена в Успенский собор Киево-Печерской лавры. В XVII в. в Киеве сложилось особое почитание «честной главы святого равноапостольного князя Владимира», в дни праздников ее проносили по городу. В настоящее время местонахождение реликвии неизвестно.