Archives

«В Крыму застоя не было»

декабря 23, 2018

Передача Крыма в состав Украинской ССР мало что изменила в жизни полуострова. В условиях Советского Союза Крым оставался на особом счету у Москвы, которая активно поддерживала развитие этого региона.

Всесоюзная здравница, кузница и житница

– Сейчас на Украине любят рассуждать о том, что это Киев поднял послевоенный Крым из руин и добился высоких результатов его развития в 1960–1980-е годы. Что вы скажете на это?

– Мне знакома эта точка зрения. Так, например, пытается представить дело первый президент независимой Украины Леонид Кравчук. Он любит рассказывать, что хорошо помнит о том, как ездил в 1954 году в Крым и всюду видел запустение и брошенные после депортации крымских татар хозяйства. «Там не было людей, никто не хотел работать, и именно поэтому Никита Хрущев обратился к украинскому руководству с просьбой забрать Крым, а то иначе он погибнет, все вымрут», – говорит он и ему подобные. Но это самая настоящая фальсификация. Понятно, с какой целью она сегодня тиражируется.

– Тем более что передача Крыма в состав Украинской ССР вовсе не означала, что бремя развития полуострова полностью должно было лечь на плечи Киева, правильно?

– Совершенно верно. К Крыму всегда относились с исключительной теплотой в Москве, на союзном уровне он воспринимался как особый регион. Поэтому Крым развивался активно и многопланово прежде всего как всесоюзное достояние.

Во-первых, здесь была главная база Черноморского флота. Черное море и контроль над Средиземным морем имели для страны огромное значение. Естественно, вся военно-морская компонента полуострова, и в первую очередь Севастополя, развивалась под прямым контролем Политбюро ЦК КПСС и под руководством Министерства обороны СССР и командования ВМФ СССР. Партийные и советские власти в Киеве имели к этому весьма условное отношение.

Во-вторых, Крым был всесоюзной здравницей. В летний период сюда массово приезжали люди со всех уголков страны, и развитие санаторно-курортной инфраструктуры финансировалось в основном из союзного бюджета. Я не говорю уже об «Артеке». «Артек» – это была особая зона внимания, это международный лагерь, гордость СССР. Он также находился в ведении ЦК ВЛКСМ в Москве, а не ЦК комсомола Украины, и это тоже надо подчеркнуть.

– Но была еще и крупная промышленность…

– …и она тоже в основном развивалась по инициативе союзных министерств. Так, в Керчи был создан завод «Залив», который в 1980-е годы начал выпускать крупнотоннажные танкеры. До распада СССР успели построить три таких танкера водоизмещением по 200 тыс. тонн каждый. Подобных судов в Советском Союзе больше нигде не выпускали. Или, например, вспомним феодосийский завод «Море», который делал суда на воздушной подушке, прежде всего военные катера. Это был заказ союзного Министерства обороны.

В северной части Крыма был образован мощный центр химической промышленности. В 1971 году там построили завод двуокиси титана, который до сих пор может похвастаться уникальной на сегодня в мире продукцией.

Содовый завод в Красноперекопске также был известен на весь Советский Союз. В те же годы появился завод анилиновых красителей.

В целом Крым развивался очень интенсивно главным образом благодаря особому вниманию и контролю союзных структур, выделению средств из союзного бюджета. Это нужно знать, чтобы правильно оценивать историю Крыма украинского периода. Подчеркну, советского украинского периода.

– А какова была роль Советской Украины?

– Что касается Украины, то в основном ее усилия были сосредоточены на сельскохозяйственном направлении. Ситуация в сельском хозяйстве, особенно в степной части Крыма, была непростая: сказывалась острая нехватка воды. Сразу после войны созрел проект создания Северо-Крымского канала, который должен был пустить днепровскую воду на полуостров. Придя к власти, Хрущев посчитал нужным ускорить процесс строительства канала. Поскольку Днепр и вообще этот проект территориально относились к Украине, это стало для него одним из важных аргументов при принятии решения о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР.

Когда Крым передали Украине, строительство канала было объявлено ударной комсомольской стройкой республиканского уровня, проект получил развитие. В итоге было произведено обводнение почти 400 тыс. гектаров земли в степной части полуострова. Это, конечно, имело революционное значение для крымского села.

– И насколько динамично развивалось сельское хозяйство?

– Очень динамично! В 1960-е годы началось возделывание новых для Крыма культур: например, в северной части полуострова, в районе Красноперекопска и в Присивашье, стало развиваться производство риса. В 1970-е Крым производил уже по 100–150 тыс. тонн высококачественного риса в год: по качеству он был даже выше, чем, скажем, краснодарский рис или тот рис, который некоторое время поступал из Китая.

Кроме того, после обводнения степной зоны появился мощный импульс развития садоводства. В частности, в моем родном колхозе, куда в 1963 году я приехал с родителями с Украины (это колхоз имени Н. Крупской Нижнегорского района, позже он стал агрофирмой), заложили 1200 гектаров садов. Благодаря этому колхоз сделал очень большой рывок. Был построен холодильник на 1200 тонн для хранения яблок, от железной дороги Джанкой – Керчь специально отвели ветку, и эти яблоки поступали и в Воркуту, и в Норильск, и в другие северные районы СССР.

Стало мощно развиваться виноделие. Первичное виноделие было практически в каждом степном колхозе и совхозе, а их по Крыму насчитывалось около 300, и эта продукция также поставлялась по всему Союзу. И вообще сельское хозяйство, которое бурно развивалось в те годы, быстро встало на путь создания агрокомплексов, то есть не просто производства продукции, но и ее переработки, и вся эта продукция тоже поступала на бескрайние просторы СССР. Это был феноменальный рывок!

Однако здесь надо заметить, что, если бы не было этих бескрайних просторов страны, не было бы в Крыму и такого развитого сельского хозяйства.

Об украинизации Крыма

– Как происходило возвращение на полуостров депортированных при Сталине крымских татар?

– В том, чтобы крымские татары не возвращались на места своего прежнего проживания, больше всего были заинтересованы как раз руководители Советской Украины. Сегодня известны эти документы – письма на имя Хрущева, а потом и Леонида Брежнева о том, чтобы ни в коем случае татар сюда не возвращали. А почему? А потому, что Украина после открытия Северо-Крымского канала активно занималась переселением сюда – для освоения степной зоны – жителей украинских областей. К примеру, моя семья приехала из Житомирской области. Много в Крыму было переселенцев из Сумской области, из Киевской и других, в том числе и западных (Тернопольской, Львовской, Волынской), областей. В общей сложности в период с 1954 по 1975 год по специальным государственным программам с Украины на полуостров приехало порядка 350 тыс. человек. Это не так уж и мало, согласитесь.

– Да, это много.

– Но в то же время доля украинцев – этнических украинцев – никогда в Крыму не превышала 24%. Это максимум, который был достигнут в результате такого переселения. И попытка украинизировать Крым, ввести тут украинский язык не удалась. Помню, когда появились украинские названия на магазинах, на учреждениях, это стало вызывать смех у крымчан. Они не понимали этого. А потом, когда в конце 1950-х – начале 1960-х годов в школах попытались более активно вводить украинский язык (он изучался, как правило, в объеме одного-двух уроков в неделю), возникло массовое недовольство этим в Крыму. Было много писем в ЦК КПСС, и Украина вынуждена была скорректировать эту политику. Курс на украинизацию Крыма продавливал первый секретарь ЦК Компартии Украины Петр Шелест, но после того, как на его место пришел Владимир Щербицкий, от этого решено было отказаться. Не состоялась украинизация и в постсоветское время.

Золотой век советского Крыма

– Как вы считаете, когда Крым развивался более динамично: в хрущевскую эпоху или в брежневскую?

– Конечно же, в брежневскую. Это был золотой век в истории советского Крыма. Брежневскую эпоху часто называют периодом застоя. Отчасти, возможно, это справедливо, но только не для Крыма. Для Крыма это время никак нельзя назвать «застойным», потому что с середины 1960-х и вплоть до начала 1980-х Крым совершил мощный рывок. Была целая серия успехов – и в области сельского хозяйства, и в промышленности, и в науке. И в области культуры тоже шло бурное развитие. Крымская филармония гордилась своими солистами – Юрием Богатиковым, Софией Ротару и многими другими артистами. Большим уважением и популярностью пользовался наш симфонический оркестр, базирующийся в Ялте. А театры? И Русский драматический имени А.В. Луначарского в Севастополе, и Крымский русский драматический театр имени М. Горького в Симферополе тоже были известны на весь Советский Союз. Так что я считаю, что Крым в период так называемого брежневского застоя пережил, наверное, лучшие десятилетия в своей истории.

В этой связи нужно вспомнить имя тогдашнего первого секретаря Крымского обкома партии Николая Кириченко, занимавшего этот пост с 1967 по 1977 год. Его популярность была очень высока, она просто зашкаливала, что вызывало ревность со стороны высшего руководства Украины – прежде всего Щербицкого. В итоге Кириченко был переведен в Одессу первым секретарем обкома, там он потом заболел и умер. Он так не хотел уезжать! И очень переживал по этому поводу. В Крыму его до сих пор помнят. Даже говорят об «эпохе Кириченко», считая то время самым благополучным. Причем крымчане никогда не связывали это благополучие с Украиной. Думаю, во многом потому, что они всегда ощущали Крым частью большого союзного пространства. Крымчане в некотором роде были даже избалованы вниманием высшего руководства СССР, потому что наш полуостров действительно любили первые люди государства – не только Брежнев, но и другие. И наше крымское руководство этим пользовалось и выбивало для полуострова дополнительные преференции…

– Когда началось запустение, падение всего этого благополучия?

– Как и у всей страны – в годы перестройки. В первую очередь потому, что стали ослабевать общесоюзные народно-хозяйственные связи. Ведь экономика Крыма была частью экономики СССР и не могла по-другому существовать.

Как вы помните, горбачевская перестройка началась с нелепого закона об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом. Тогда часть виноградников в Крыму вырубили, была даже попытка закрыть «Массандру», а коллекцию массандровских вин чуть ли не вылить в море. Но это, как оказалось, было только начало. Потом стали рваться экономические связи, и Крым сразу столкнулся с острой нехваткой материальных ресурсов, возникли проблемы с крымским экспортом в дальние регионы страны: на Север, в Сибирь и т. д. А в конце 1991 года Союз распался. В этом как раз и была настоящая историческая драма Крыма. И если в годы перестройки запустение лишь началось, то после 1991-го этот процесс пошел стремительно.

«Украинский период»

– Был ли шанс у Украины как-то перезапустить экономику Крыма или вне общесоюзных связей он не мог гармонично развиваться по определению?

– Я думаю, второе. Дело в том, что украинского рынка было недостаточно для поддержания потенциала промышленности, сельского хозяйства, науки полуострова. Некоторые виды продукции и вовсе не могли пользоваться там спросом. Ну, например, военная продукция – те же танкеры, те же корабли, многое другое, что производилось, в частности, в Феодосии. В Орджоникидзе под Феодосией, кстати, выпускали торпеды. У нас ведь было даже ядерное оружие – в Балаклаве, в секретной подземной гавани. Там сейчас открыли музей…

Или возьмем, например, рыбное хозяйство, добычу рыбы. В Крыму были мощные рыболовецкие флотилии. Даже китобойные флотилии одно время существовали, они в Севастополе базировались. Рыболовные суда плавали в Атлантическом океане, там ловили рыбу и там же ее перерабатывали – это были целые плавучие фабрики. Такого рода предприятия просто не могли развиваться или хотя бы сохраниться в украинских реалиях. И не сохранились.

Как и многое другое. Тот же завод двуокиси титана или завод по производству соды требовали иных, гораздо больших рынков. Они, правда, долгое время поставляли свою продукцию на просторы СНГ и тем самым как-то выживали, но именно выживали. Перестроить крымскую экономику, сориентировать ее на украинский рынок было невозможно: Украина для этого просто не обладала соответствующими ресурсами. В итоге мы потеряли целые отрасли, в том числе всю тяжелую промышленность, судостроение.

Вот еще один пример: «Фотон», телевизионный завод в Симферополе. Он набирал серьезные обороты, и в позднесоветский период его продукция пользовалась повышенным спросом. Выпускались и цветные телевизоры «Фотон», очень неплохого качества. На предприятии работало около 17 тыс. человек. Это было очень мощное производственное объединение. А сейчас от него ничего не осталось.

– Такое падение относится и к сельскому хозяйству? Как вы оцениваете, насколько оно просело?

– Разграбление бывших колхозов и совхозов я считаю самым большим преступлением, которое было совершено в Крыму. В 1970–1980-е годы в каждом колхозе и совхозе был свой Дом культуры, существовала развитая инфраструктура, везде работали фельдшерско-акушерские пункты, открылись прекрасные общеобразовательные школы, детские сады. Некоторые детские сады были уникальными, просто фантастическими для того времени, с бассейнами. Дороги в Крыму считались одними из лучших в Советском Союзе.

Все это было бездарно потеряно, разграблено, и сегодня сельское хозяйство остается в состоянии глубокой депрессии. Крымское село в «украинский период» было просто убито.

К счастью, сейчас, в российском Крыму, уже происходят положительные сдвиги, но нужны время и серьезные ресурсы, чтобы выправить ситуацию. Ведь с 1991-го вплоть до 2014 года полуостров представлял собой территорию, на которой в основном торговали, – территорию торговцев, официантов, охранников. Так что Крым с распадом СССР пережил очень острую драму упадка и потери всего того, чем мы гордились все предшествующие годы.

 

Крымские университеты

Вузы в Крыму существовали и до войны, но в 1960-х годах в системе высшего учебного образования полуострова был совершен значительный скачок вперед. Самым известным вузом являлся Крымский государственный педагогический институт, количество студентов в котором увеличилось к 1967 году более чем в шесть раз. Он считался лучшим в Украинской ССР и входил в первую десятку педагогических вузов Советского Союза. Не менее престижным был и Крымский государственный медицинский институт.

Флагманом в своей области стал Государственный сельскохозяйственный институт в Симферополе: здесь учились не только граждане СССР со всех уголков страны, но и иностранные студенты из почти полусотни государств. В 1972 году на базе нескольких институтов был создан Симферопольский государственный университет имени М.В. Фрунзе (ныне Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского). В конце 1980-х годов обучение в нем проходили свыше 8 тыс. студентов. Специалистов для гражданского флота и судостроения выпускал Севастопольский государственный приборостроительный институт, где получали дипломы и представители строительных профессий. Готовил Крым и сугубо военных специалистов: многие молодые люди стремились поступить в Симферопольское высшее военно-политическое строительное училище, Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище и Черноморское высшее военно-морское училище имени П.С. Нахимова.

 

Наблюдения за звездами

Еще в 1945 году было принято решение о создании Крымской астрофизической обсерватории близ Бахчисарая, ставшей гордостью науки всего полуострова. Основная часть обсерватории расположилась на южном склоне горы Сель-Бухра на высоте 550–600 метров, а рядом, в поселке Научный, жили ее сотрудники. Горы здесь с восточной, южной и западной сторон покрыты лесами, блокирующими постороннюю засветку.

Крымская обсерватория обладала наибольшим числом телескопов среди всех обсерваторий СССР. Кроме того, на вооружении ученых был поляриметр для измерения линейной поляризации звезд, а также крупнейший в Европе рефлектор, оборудованный спектрографом для изучения быстропеременных звезд. Позже появился 22-метровый радиотелескоп для наблюдения за звездными радиоисточниками и активными галактиками. В 1970-е годы в обсерватории был установлен орбитальный солнечный телескоп, управлявшийся советскими летчиками-космонавтами. Работа специалистов и их успехи в изучении космоса сделали Крымскую обсерваторию важным научно-исследовательским центром, где проводились симпозиумы и конференции с участием представителей многих стран мира, в том числе США, Великобритании и ФРГ. В «украинский период» Крымская обсерватория, как многое другое, пришла в упадок, ее территорию пытались отдать под коттеджное строительство. Сейчас она медленно, но неуклонно восстанавливает свое значение.

 

Строитель крымского коммунизма

Много лет на полуострове с ностальгией вспоминают времена, когда Крымом руководил Николай Кириченко (1923–1986). Он родился в селе Петропавловка Харьковской области в крестьянской семье. В годы Великой Отечественной, оставив учебу в институте, Кириченко ушел на фронт. Под Сталинградом он был тяжело ранен. В 1943-м командовал санитарным взводом, потом служил военфельдшером в эскадрилье Луганского авиаучилища. С 1946 года Кириченко находился на комсомольской, затем на партийной работе. В 1963-м он стал первым секретарем Кировоградского сельского обкома партии.

В апреле 1967-го его из Кировограда перевели в Симферополь – первым секретарем Крымского обкома. Этот пост он занимал до июля 1977 года.

В то время Крым славился не только своими курортами, но и развитым сельским хозяйством, высоким уровнем жизни. Один из коллег так говорил о Кириченко: «Это был весьма энергичный человек. Он буквально излучал силу характера, интеллект. И в глазах собеседника мгновенно превращался в фигуру масштабную». Мало кто из региональных партийных руководителей тех лет пользовался таким авторитетом. Это время крымчане до сих пор называют эпохой «крымского коммунизма». В 1977 году Кириченко был удостоен звания Героя Социалистического Труда и переведен первым секретарем обкома в Одессу. В 1983-м, в период андроповского «обновления и омоложения партийных кадров», 60-летнего Кириченко проводили на пенсию.

 

«Парус» и «Фотон»

Севастопольский приборостроительный завод «Парус» был создан на основе бывших авиационных мастерских постановлением Совета министров Украинской ССР в 1960 году. Он располагал сверхсовременной технической базой и имел важное стратегическое значение. Здесь разрабатывались и выпускались боевые информационно-управляющие системы для атомных подводных лодок и бортовые цифровые вычислительные комплексы для крылатых ракет. В 1990 году на заводе работали 7 тыс. человек, из них более 1,5 тыс. – инженерно-технические работники, обладающие высоким научным и интеллектуальным потенциалом.

Оборонному комплексу СССР служили и другие крымские предприятия электронной и приборостроительной промышленности: завод «Маяк» и научно-производственное объединение «Муссон» в Севастополе, а также завод «Фиолент» в Симферополе. Наряду с военной продукцией производились и бытовые товары, например магнитолы и радиоприемники «Ореанда» и

«Ласпи». А в 1967 году был введен в эксплуатацию Симферопольский завод телевизоров имени 50-летия СССР. Его самой известной торговой маркой, причем не только внутри страны, но и за ее пределами, стал цветной телевизор «Фотон», выпускавшийся с 1974 года. Симферополь являлся третьим по значению центром телевизионной промышленности в СССР после Ленинграда и Москвы. В 1985-м объем производства завода составил 700 тыс. телевизоров.

 

Бархатный воздух Крыма

В брежневские годы полуостров переживал настоящий туристический бум, став желанным для советских граждан местом летнего отдыха

После окончания Великой Отечественной войны восстановлению Крыма и его санаторно-курортной системы придавалось огромное значение. По решению правительства на полуостров были направлены немалые средства – 230 млн рублей, материалы на нужды строительства, рабочие и продовольствие. Уже в 1947 году полностью и частично восстановленные здравницы приняли свыше 150 тыс. человек. На отдых в Крым отправляли в первую очередь нуждавшихся в лечении героев войны и инвалидов.

В центральном районе Южного берега Крыма, между Гурзуфом и Симеизом, появились противотуберкулезные санатории, еще один центр лечения туберкулеза, санаторий «Нефтяник», был создан в Старом Крыму. В лечебных учреждениях этого профиля пациенты пребывали на протяжении трех и более месяцев.

С целью наиболее эффективного использования природных ресурсов полуострова для лечения различных заболеваний с 1952 года началось осуществление плана медицинского зонирования крымских курортов. Все побережье от Керчи до Евпатории разделили на несколько районов. Берега Азовского моря и Керченского пролива прославились своими источниками сероводородных вод и лечебными грязями. Феодосия стала центром климатобальнеологического курорта. Старокрымская горно-лесная зона была отведена главным образом для противотуберкулезных санаториев. В районе Карадага и Алушты разместились общетерапевтические здравницы, дома отдыха и туристические базы. Евпатории была отдана роль центра детского здоровья. Одним из самых важных и пользующихся популярностью курортов стала Большая Ялта. Тут в основном расположились общетерапевтические санатории, а в Алупкинской зоне – преимущественно противотуберкулезные здравницы. В соответствии с таким научно обоснованным подходом развивались старые санаторные комплексы и строились новые.

Лечебные грязи в Саках определили создание здесь крупного бальнеологического и спинального центра. Лечению бронхиальной астмы и хронической пневмонии помогала климатотерапия. Благодаря минеральной воде было налажено лечение заболеваний желудочно-кишечного тракта в Феодосии. В Ялте, Алуште, Евпатории и Феодосии появились хорошо оснащенные курортные поликлиники.

В конце 1950-х годов коечный фонд здравниц Крыма превысил довоенный уровень: полуостров одновременно мог принимать свыше 310 тыс. человек. Многие санатории стали переводить на круглогодичный режим работы: велась реконструкция зданий, строились новые центры, развивалась лечебно-материальная база курортов. В этот период происходило объединение некоторых однопрофильных санаториев, в результате чего их число со 126 в 1955 году сократилось до 97 в 1960-м при увеличении количества коек.

В 1960 году большинство санаториев, домов отдыха, курортных лечебниц, поликлиник, пансионатов и гостиниц было решено передать в ведение профсоюзов, что оказалось весьма кстати. Поддержка профсоюзов усилила материально-техническую базу курортов и сделала более разнообразным досуг отдыхающих. Была сформирована развитая система планового отдыха и туризма. В 1950–1970-х годах начали работу многие известные крупные здравницы: «Горняк», «Украина», «Парус», открылись пансионаты «Мисхор», «Марат», был создан городок отдыха шахтеров «Донбасс».

Активно развивались детские курорты. Уже к началу 1956 года в Евпатории было создано 13 детских санаториев. В течение всего года дети здесь не только проходили курс лечения, но и учились, не отставая от школьной программы. Знаменитый «Артек» принимал более 5 тыс. школьников в год, лагерю принадлежало 500 гектаров земли, его территория протянулась вдоль побережья Черного моря на 9 км. В 1985 году был открыт пансионат «Дружба» в Курпатах близ Ялты, считавшийся лучшим в стране. Он стал последней курортной жемчужиной Крыма советского периода.

В 1980-м на Крымском полуострове работали 110 санаториев, 30 домов отдыха, 68 пансионатов, 18 туристических баз, 188 пионерских лагерей, 140 летних баз отдыха и 50 других оздоровительных учреждений. В среднем за год с целью туризма и отдыха Крым посещали более 6 млн человек, а к 1988 году число отдыхающих достигло 8,3 млн. Стоит, однако, отметить, что в эту цифру входили не только отправлявшиеся на отдых по путевкам, но и так называемые дикари – те, кто ехал в Крым самостоятельно. В результате многие курорты были перегружены. По некоторым подсчетам, плотность курортников на городских пляжах превышала 600 человек на гектар. Возможности материально-технической базы курортного хозяйства не соответствовали растущему потоку отдыхающих, что грозило серьезными экологическими проблемами. Крымский облисполком принял целевую комплексную программу «Курорт» на 1985–1990 годы для дальнейшего развития и совершенствования работы санаторно-курортной отрасли, но реализация этих планов была прервана во время перестройки.

Никита Брусиловский

(Фото: РИА Новости, Глеб Обуховский/ТАСС, Обуховский Александр/Фотохроника ТАСС)