Archives

Изгнание Троцкого

января 11, 2018

90 лет назад, в январе 1928 года, одного из главных творцов Октябрьской революции, создателя Красной армии Льва Троцкого выслали из Москвы в Алма-Ату. После нескольких лет пребывания у власти он вновь вынужден был превратиться в пламенного борца с режимом. На этот раз – с режимом, построенным его собственными руками

Максиму, согласно которой «революция пожирает своих детей», сами революционеры, как правило, знают не хуже других. Однако до поры до времени, видимо, не верят в ее действенность. Что-то похожее произошло и со Львом Троцким, который в не меньшей степени, чем Владимир Ленин и Иосиф Сталин, может считаться создателем той самой системы, которая сначала его отторгла, а потом и убила. А начался закат этой удивительной карьеры сразу же после того, как только заболевший Ленин вынужден был отойти от дел, передав бразды правления своим соратникам, между которыми разгорелась ожесточенная борьба за власть. Три главных игрока – Лев Троцкий, Григорий Зиновьев и Иосиф Сталин – пытались доказать себе и партии, «кто более матери-истории ценен». В итоге победил Сталин, проигравшим же была уготована могила.

Партия вождистского типа

Создателем и руководителем большевистской партии был Ленин. Он формулировал ее идеологию и политику, определял организационную структуру и кадровый состав. Его имя и деятельность образованной им партии были слиты воедино.

Троцкий вступил в ряды большевиков только летом 1917 года. Много лет до этого он был меньшевиком и конфликтовал с Лениным. В пылу полемики оба не скупились на оскорбительные характеристики. Тем не менее к началу 1920-х годов Троцкий стал вторым человеком в РКП(б): сыграв важнейшую роль в Октябрьской революции, в создании Красной армии и в победе над белогвардейцами, он поднялся на ступеньку выше всех прочих соратников Ильича.

В марте 1921 года на Х съезде РКП(б) по инициативе Ленина была принята резолюция «О единстве партии», по которой ЦК получал полномочия «применять в случае(-ях) нарушения дисциплины или возрождения или допущения фракционности все меры партийных взысканий вплоть до исключения из партии». В ходе прений сторонник Троцкого Карл Радек произнес пророческие слова: «Голосуя за эту резолюцию, я чувствовал, что она может обратиться и против нас…» В избранном на съезде новом составе ЦК оказалось всего несколько приверженцев Троцкого. В Секретариате ЦК их и вовсе не осталось.

К этому времени ленинская партия уже превратилась в стержневой элемент государственного аппарата. Из Гражданской войны она вышла с триумфом, оплаченным дорогой ценой. Страна лежала в руинах, что отражалось и на партии, подверженной разным социальным недугам. Широко распространенными явлениями признавались игнорирование партийных обязанностей, склоки среди руководящих работников, взяточничество, бюрократизм, пьянство и т. д. Партийный аппарат на местах был слабым. Некоторые губернские комитеты месяцами не сообщали ЦК о своей деятельности, а потом присылали отписки. С отчетностью уездных комитетов дела обстояли еще хуже.

Кадровая структура РКП(б) и вся работа партаппарата нуждались в реорганизации и адаптации к новым вызовам времени. Решением этого фундаментального вопроса по инициативе Ленина и занялся Сталин, который 3 апреля 1922 года на Пленуме ЦК был избран генеральным секретарем ЦК РКП(б). Под его руководством положение дел в партийно-государственном аппарате стало быстро улучшаться. Вместе с тем, решая объективно назревшие проблемы, Сталин одновременно расставлял на ключевые посты своих сторонников и снимал с должностей тех, кому не доверял.

24 декабря 1922 года эта деятельность получила оценку вождя партии (в так называемом «Завещании Ленина», или «Письме к съезду»): «Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью». Указав на Троцкого и Сталина как на «двух выдающихся вождей современного ЦК», Ленин констатировал, что их противостояние грозит партии расколом.

Пока Ленин в Горках…

В начале 1920-х годов процесс бюрократизации и олигархизации партии набирал силу. Между тем некоторый минимум внутрипартийной демократии при Ленине сохранялся. Несмотря на многие споры и конфликты, вождь большевиков ценил своих соратников.

С мая по октябрь 1922 года Ленин тяжело болел. По-видимому, именно в это время возникла «тройка», которую составили члены Политбюро ЦК РКП(б) Иосиф Сталин, Григорий Зиновьев и Лев Каменев. Они заранее согласовывали общую позицию по наиболее важным вопросам и дружно выступали на заседаниях Политбюро. Вернувшись к работе, Ленин, как опытный политик, оценил перемены и рост влияния Сталина и, стремясь обеспечить баланс сил на партийном олимпе, предложил Троцкому стать одним из своих заместителей по Совету народных комиссаров (СНК). Но тот отказался.

Ленин вновь тяжело заболел в декабре, и фактически к руководству правительством он уже никогда не вернулся. В январе 1923 года теперь Сталин на правах генсека говорил с Троцким о занятии им должности зампредседателя СНК и курировании Высшего совета народного хозяйства или Госплана. Троцкий отказался и на этот раз. На что рассчитывал тогдашний нарком по военным делам – можно лишь гадать. В свою очередь, он предложил перераспределить функции между высшими партийными органами – Пленумом, Политбюро, Оргбюро и Секретариатом ЦК. И при этом должность генерального секретаря ЦК даже не упомянул, как будто таковой не существовало!

На Пленуме ЦК в феврале 1923 года намеченный Троцким план реорганизации центральных органов партии был отклонен. Это стало серьезным ударом по его политическим амбициям и заметным успехом «тройки» в борьбе за власть. Критике подвергли и тезисы Троцкого о промышленности. В раздражении он бросил оппонентам фразу, что их позиция продиктована «задними мыслями и политическими ходами».

10 марта 1923 года Ленин пережил тяжелый инсульт, навсегда лишивший его возможности заниматься политикой. С уходом со сцены вождя номер один ситуация принципиально изменилась: место суперарбитра оказалось вакантным. И хотя соратники Ленина утверждали, что заменить его в принципе нельзя и необходимо «коллективное руководство», в действительности борьба за «ленинское наследство» сотрясала партию в течение нескольких лет.

14 марта 1923 года «Правда» опубликовала большой очерк Радека о Троцком. В нем говорилось о «железной энергии Троцкого, внушающей всем уважение», о его талантах писателя и трибуна. «Государственная машина наша скрипит и спотыкается. А что у нас вышло действительно хорошо – это Красная армия. Создатель ее, волевой центр ее, это – РКП в лице товарища Л.Д. Троцкого», – рассыпался в комплиментах Радек.

Автор очерка оказал наркому по военным делам медвежью услугу, лишь подстегнув активность «тройки». Приближался ХII съезд РКП(б), и важнейшим был вопрос о том, кто вместо Ленина выступит с политическим отчетом ЦК. Если бы докладчиком стал Троцкий, это имело бы символическое значение – многие посчитали бы его преемником Ленина.

Против Троцкого вокруг «тройки» сплотились все члены и кандидаты в члены Политбюро. Оставшись в одиночестве, тот предложил вовсе отказаться от политического отчета. Его оппоненты решили вопрос по-своему, поручив с политическим докладом ЦК выступить Зиновьеву, а с организационным отчетом ЦК – Сталину. Троцкому достался доклад о госпромышленности.

Рассмотрение тезисов его будущего доклада на заседании Политбюро 22 марта обернулось для Троцкого унижением. Каменев при поддержке остальных предложил внести две поправки. Несмотря на протесты автора, через несколько дней на заседании Политбюро с участием всех его членов (кроме Ленина) и кандидатов в члены Политбюро Николая Бухарина, Вячеслава Молотова и Михаила Калинина поправки к тезисам о госпромышленности были утверждены. 29 марта члены и кандидаты в члены Политбюро составили письмо участникам Пленума ЦК с критикой позиции Троцкого, зафиксировав возникшие с ним разногласия.

В апреле делегаты XII съезда с большим вниманием выслушали доклад о промышленности и искупали Троцкого в овациях. Рядовые коммунисты еще не знали, что его влияние и позиции в высших эшелонах власти уже подорваны. Это стало ясно ближе к концу 1923 года, когда в ходе внутрипартийной дискуссии по репутации Троцкого был нанесен очередной удар.

Внутрипартийная дискуссия

Инициатором дискуссии стал он сам. 8 октября 1923 года Троцкий направил членам ЦК и Центральной контрольной комиссии (ЦКК, высший контрольный орган компартии) письмо, в котором раскритиковал хозяйственную политику и дал оценку сложившейся ситуации. Он писал: «Бюрократизация партийного аппарата достигла неслыханного развития применением методов секретарского отбора».

15 октября Президиум ЦКК охарактеризовал письмо Троцкого как «выступление одного из членов ЦК с определенной платформой, противопоставленной проводимой ныне нашей партией». В тот же день в Политбюро ЦК поступило заявление, подписанное 46 нерядовыми партийными работниками, среди которых были не только сторонники Троцкого. Отметив, что они также видят в области внутрипартийных отношений «неправильность руководства, парализующую и разлагающую партию», авторы заявления утверждали: «…под внешней формой официального единства мы на деле имеем односторонний приспособляемый к взглядам и симпатиям узкого кружка подбор людей и направление действий».

ЦК и его критики начали обмениваться обвинениями со скоростью, напоминавшей поединок теннисистов. В итоге «тройке» пришлось согласиться на проведение внутрипартийной дискуссии. Она открылась 7 ноября 1923 года, в шестую годовщину Октябрьской революции, статьей Зиновьева в «Правде».

«Ленинская гвардия» оказалась на пороге раскола. И это многих испугало. Ведомое «тройкой» партийное большинство, оседлав идею о единстве партии, принялось любыми способами укреплять собственные позиции. Результаты голосований подтасовывались, неугодных снимали с ответственных постов, партийную массу запугивали тем, что расколом в РКП(б) воспользуется «третья сила». Сталин продемонстрировал свои качества вождя, задействовав организационный и пропагандистский ресурс партаппарата.

Итог дискуссии подвела XIII партийная конференция, проходившая 16–18 января 1924 года. Взгляды Троцкого были объявлены «мелкобуржуазным уклоном». Поскольку в ходе дискуссии наибольшую поддержку он получил в армейских и вузовских парторганизациях, в дальнейшем в 1924 году по указанию «тройки» в их рядах прошла чистка. Сторонников Троцкого снимали с важных постов и отправляли на периферию или на дипломатическую работу. А 3 февраля, всего несколько дней спустя после похорон Ленина, Пленум ЦК обсудил состояние дел в Красной армии. С докладом выступил член ЦКК Сергей Гусев. В отсутствие наркома защищал работу военного ведомства заместитель Троцкого на посту председателя Реввоенсовета Эфраим Склянский, в итоге освобожденный от занимаемой должности.

Троцкий потерпел тяжелое политическое поражение, хотя сохранил за собой посты предреввоенсовета и наркома по военным и морским делам СССР и остался членом Политбюро. Авторитет его был подорван. Многим стало очевидно, что не он определяет политику партии и проводит кадровые назначения. Троцкий лишь наблюдал за тем, как поддержавших его коммунистов отстраняли от высоких должностей. Это закономерно вело к сокращению числа его сторонников.

По сути, к моменту кончины Ленина борьбу за власть он уже проиграл. Когда в холодные январские дни 1924 года народ прощался с Лениным, Троцкий был в Грузии и в Москву возвращаться не стал. Это оказалось еще одной его ошибкой, которой мастерски воспользовался Сталин. 26 января на II Всесоюзном съезде Советов генсек произнес речь в форме клятвы, обещая с честью выполнить заповеди вождя. Таким образом, Сталин недвусмысленно дал понять, что именно он является не только верным учеником и соратником Ленина, но и продолжателем его дела. С этого момента он стал активно выступать в качестве толкователя ленинского учения, что только укрепило его позиции в борьбе за «ленинское наследство».

«Дело Истмена»

В 1924 году Троцкий вел себя непоследовательно. В мае на ХIII съезде РКП(б) он сделал шаг навстречу «тройке». Комментируя принятое XIII партконференцией решение, он заявил: «Партия в последнем счете всегда права… Справедливо или несправедливо, но это моя партия, и я несу последствия ее решения до конца».

Однако осенью статьей «Уроки Октября» Троцкий спровоцировал так называемую «литературную дискуссию». В этой статье он напомнил о своей роли организатора Октябрьской революции, а заодно о роли Зиновьева и Каменева, в октябре 1917-го выступавших против вооруженного восстания, а также о незначительной роли Сталина в тех исторических событиях. В ответ «тройка» напомнила о его борьбе против Ленина в дореволюционный период и обвинила в попытке подменить ленинизм троцкизмом. Троцкого шельмовали на страницах газет и на партсобраниях. В январе 1925 года он был снят с постов наркомвоенмора и предреввоенсовета.

Непоправимым ударом по его репутации стало «дело Истмена», давшее повод одному из рядовых сторонников Троцкого говорить, что тот «на брюхе подполз к партии». Началось с того, что на Западе вышла книга американского коммуниста Макса Истмена – журналиста, знавшего русский язык и не раз встречавшегося с Троцким. В ней симпатизировавший Троцкому автор изобразил его в качестве одного из немногих истинных лидеров революции. Говоря о причинах ослабления позиций своего героя после окончания Гражданской войны, Истмен указывал на интриги политических противников.

На Западе книга стала сенсацией, газеты печатали на нее рецензии. К Троцкому обратились руководители компартий нескольких стран, которых интересовала степень достоверности сообщенных Истменом сведений о травле одного из организаторов Октябрьской революции. Троцкий попытался отделаться общими опровержениями. Но этот сюжет небезосновательно показался перспективным Сталину, потребовавшему от бывшего наркомвоенмора объяснений.

В письме от 19 мая 1925 года, давая генсеку отчет по поводу своих контактов с Истменом, Троцкий подчеркнул, что не встречался с американским журналистом более полутора лет и о его намерении писать книгу не знал. 17 июня Сталин обратился с письмом ко всем членам и кандидатам в члены Политбюро, заявив, что книга Истмена «имеет целью дискредитировать правительство СССР и ЦК РКП(б)» и тем самым наносит ущерб мировому революционному движению. Кроме того, поскольку ее автор «допускает целый ряд клевет и искажений» и подтверждает их ссылками на неопубликованные партийные документы и на свои разговоры с Троцким, последний «не может пройти молчанием книгу Истмена». Сталин напомнил, что «есть некоторый минимум обязанностей члена партии и морального долга члена ЦК и члена Политбюро», и потребовал, чтобы Троцкий публично заявил о том, что ЦК РКП(б) в период дискуссий не препятствовал изданию его работ и что утверждения Истмена, будто руководители партии скрывали последние статьи Ленина, «являются смехотворной нелепицей». Троцкий должен был признать и то, что все указания Ленина по руководству партией оказались в точности выполненными, а в выходившем за границей «Социалистическом вестнике» было напечатано не «Завещание Ленина», а его злостное искажение. Троцкий хоть и не сразу, но капитулировал, написав удовлетворившее генсека заявление.

К началу 1926 года наметилось сближение политических платформ группы Троцкого и группы Зиновьева – Каменева на основе единства взглядов по вопросу возможности «построения социализма в одной стране» и «сверхиндустриализации». В апреле-июле «старая» (троцкистская) и «новая» (зиновьевско-каменевская) оппозиции объединились в так называемый «троцкистско-зиновьевский блок». Однако уже июльский Пленум ЦК и ЦКК убедительно показал, что для достижения успеха в борьбе за власть даже объединенная оппозиция не располагает необходимыми силами. И это несмотря на то, что на стороне Зиновьева, Каменева и Троцкого выступали вдова Ленина Надежда Крупская, к тому времени уже бывший нарком финансов СССР и кандидат в члены Политбюро ЦК Григорий Сокольников, упомянутый в ленинском «Письме к съезду» Георгий Пятаков и другие видные большевики.

На июльском Пленуме оппозиция вынудила Сталина зачитать «Письмо к съезду», а также письмо Ленина «К вопросу о национальностях или об «автономизации»». Генсек полностью огласил оба документа и телеграмму вождя от 6 марта 1923 года, адресованную известному грузинскому коммунисту Буду Мдивани, конфликтовавшему в то время со сторонниками Сталина на Кавказе. Закончив читать, генсек буквально пригвоздил оппонентов суровым вопросом: «Еще что прочесть?»

Итог для оппозиции был плачевным: Пленум завершился исключением Зиновьева из состава Политбюро. Через три месяца вне Политбюро оказались и Троцкий с Каменевым.

«Политические шахматы» Сталина

Как выяснилось, Сталин был готов к борьбе за власть намного лучше своих конкурентов. Он вовремя осознал главное: для победы требуется контролировать продвижение кадров и иметь перманентную поддержку большинства в руководящих органах.

Решая самые разные вопросы, Сталин думал об укреплении и расширении собственной власти. Он продемонстрировал способность идти к своей цели поэтапно, умел выжимать максимум из любой ситуации. Его противники не только не отличались столь ценным качеством, но и не смогли соперничать с ним в «политических шахматах» – умении все просчитывать на несколько ходов вперед.

В процессе борьбы за власть Сталин в нужный момент надевал маску миротворца и мастерски применял тактику коалиций. Он вступал в союз с теми, кого можно было использовать в своих интересах. В 1923–1925 годах руками Каменева и Зиновьева генсек ослаблял позиции и дискредитировал Троцкого, а в 1926–1927 годах при активном участии Николая Бухарина, Алексея Рыкова и Михаила Томского громил троцкистско-зиновьевскую оппозицию.

Победе Сталина способствовало и то, что главные конкуренты поначалу его явно недооценивали и оказались не в состоянии выработать собственную стратегию борьбы за «ленинское наследство». При этом Троцкий совершил целую цепь ошибок, непростительных для политика его уровня. А Зиновьев уверовал в то, что сможет играть роль публичного лидера партии и Коминтерна, свалив всю рутинную административную и карательную работу на контролируемый Сталиным партийно-государственный аппарат. Зиновьеву не хватало бойцовских качеств, а Троцкий стал их демонстрировать тогда, когда уже растерял значительную часть своего политического капитала.

7 ноября 1927 года оппозиционеры, многие из которых были активнейшими участниками революции и Гражданской войны, предприняли попытку проведения параллельной официальной демонстрации – под собственными лозунгами и с портретами своих вождей. Эта попытка была быстро и жестко пресечена. Уже через неделю Троцкого и Зиновьева исключили из партии.

Судьбу остальных наиболее известных оппозиционеров в декабре 1927 года решил ХV съезд ВКП(б): около сотни из них потеряли партийные билеты. Рядовыми «членами оппозиции» занялись на местах. Активное участие в борьбе с ними приняло ОГПУ.

В январе 1928-го беспартийного Троцкого выдворили в Алма-Ату, а через год выслали в Турцию. Так завершилась государственная карьера одного из самых ярких вождей революции. До рокового удара ледоруба оставалось еще одиннадцать лет…

 

ПЯТЬ ФАКТОВ О ТРОЦКОМ

Псевдоним в честь тюремщика

Троцкий – такой была фамилия старшего надзирателя одесской тюрьмы, который своей статью и умением повелевать людьми произвел неизгладимое впечатление на попавшего туда в 1898 году 18-летнего революционера Лейбу Давидовича Бронштейна. Последний впервые использовал ее в качестве своего псевдонима в 1902 году, когда бежал из ссылки, которую отбывал в Иркутской губернии. «В кармане – паспорт на имя Троцкого, которое я сам наудачу вписал, не предвидя, что оно станет моим именем на всю жизнь», – вспоминал потом об этом эпизоде своей биографии сам Лев Троцкий в книге «Моя жизнь».

«Троцкизм» придумал Милюков

В сталинское время термин «троцкизм» стал ругательным. Но интересно, что его авторство принадлежит не менее ненавидимому советской властью деятелю – лидеру кадетской партии Павлу Милюкову, который отмечал активную роль Троцкого в событиях 1905 года и говорил о «революционных иллюзиях троцкизма». Сами последователи Троцкого вплоть до наших дней предпочитают именовать себя «большевиками-ленинцами» или «революционными марксистами».

Архив Троцкого

Троцкому удалось вывезти из Советского Союза личный архив, включавший копии подписанных им за время нахождения у власти документов (в том числе и секретных), а также записок Ленина и других деятелей партии, которые были непосредственно ему адресованы. Среди документов находились и нигде ранее не публиковавшиеся. Все эти материалы Троцкий активно использовал в публицистической деятельности, направленной на разоблачение «бонапартистского режима» Сталина. В общей сложности архив насчитывал 28 ящиков.

Заграничные мытарства

В 1929-м, через год после начала алма-атинской ссылки, Троцкий был выслан из СССР на судне «Ильич», которое до революции носило название «Николай II». Пароход вышел из порта города Поти и взял курс на Турцию: там, близ Стамбула, на острове Бююкада – самом крупном из Принцевых островов в Мраморном море, бывший нарком по военным и морским делам прожил четыре года. В 1932-м он был лишен советского гражданства. В 1933 году Троцкий переехал во Францию, а в 1935-м – в Норвегию. Однако, боясь ухудшения отношений с СССР, официальный Осло любыми средствами старался избавиться от нежелательного иммигранта, конфисковав у него все произведения и поместив его под домашний арест. Опасаясь, что его могут выдать советскому правительству, в 1936 году Троцкий эмигрировал в Мексику, где жил в доме семьи художников Фриды Кало и Диего Риверы. Именно там он завершил работу над книгой «Преданная революция», в которой назвал происходящее в Советском Союзе «сталинским термидором». В 1938 году Троцкий провозгласил создание IV Интернационала. В мае 1940 года было совершено неудачное покушение на Троцкого, организованное агентом НКВД Иосифом Григулевичем – в будущем историком, ставшим почти 40 лет спустя после тайной миссии в Мексике членом-корреспондентом Академии наук СССР. Группу налетчиков возглавил мексиканский художник и убежденный сталинист Хосе Сикейрос. Ворвавшись в комнату, где находился Троцкий, покушавшиеся неприцельно расстреляли все патроны и поспешно скрылись. Троцкий, успевший спрятаться за кроватью с женой и внуком, не пострадал. Он был убит несколько месяцев спустя. Утром 20 августа 1940 года агент НКВД Рамон Меркадер, проникший ранее в окружение Троцкого как убежденный его приверженец, пришел в гости к знаменитому эмигранту, чтобы показать ему свою рукопись. Троцкий сел читать, и в это время убийца нанес ему удар по голове ледорубом, который сумел пронести под плащом. Полученная Троцким рана достигала 7 сантиметров в глубину, но он прожил еще почти сутки и умер 21 августа. СССР публично отверг свою причастность к убийству. Меркадер был приговорен мексиканским судом к 20 годам тюремного заключения. Отсидев весь срок, он освободился в 1960 году и прибыл в Москву. Здесь Меркадеру было присвоено звание Героя Советского Союза.

Не пощадили никого

В 1920–1940-е годы не уцелел почти никто из членов семьи Троцкого. Александра Соколовская, его первая жена, с которой они состояли в браке всего несколько лет (до 1902 года), была расстреляна в 1938-м. Старшая дочь Троцкого Зинаида Бронштейн (в замужестве Волкова) покончила с собой в 1933 году после того, как правительство нацистской Германии потребовало от нее немедленно покинуть страну; ее муж Платон Волков был приговорен к высшей мере наказания Военной коллегией Верховного суда в 1936-м. Младшая дочь Троцкого от первого брака Нина Бронштейн (Невельсон) умерла от туберкулеза в 1928-м; ее сын был расстрелян в 1941 году, а дочь бесследно исчезла. Лев Седов, старший сын Троцкого от второго брака, активный соратник отца, вместе с ним уехавший из СССР, умер в 1938-м в Париже после аппендэктомии (Троцкий был убежден, что за гибелью сына стояла советская разведка); в том же году в Москве была расстреляна его жена Анна Рябухина (Седова). Младший сын Сергей, отказавшийся покидать родину вместе с отцом, был расстрелян в 1937-м. Родная сестра Троцкого Ольга, первая жена Льва Каменева (их брак распался в 1927-м, Каменев был приговорен к расстрелу в 1936 году), погибла от рук сотрудников НКВД при приближении гитлеровских войск в сентябре 1941 года в Медведевском лесу под Орлом; также были расстреляны оба ее сына. Только вдова Троцкого Наталья Седова, с которой они прожили вместе почти 40 лет, умерла своей смертью в 1962 году в 80-летнем возрасте.

 

1879

26 октября (7 ноября)

Родился в селе Яновка Херсонской губернии в семье зажиточного землевладельца из числа еврейских колонистов Давида Леонтьевича Бронштейна.

1899

10 (22) октября

Приговорен Одесским судом к четырем годам ссылки в Восточную Сибирь (Иркутскую губернию).

1902

Осень

После бегства из ссылки оказался в Лондоне, где познакомился с Владимиром Лениным и начал работу в редакции газеты «Искра».

1905

Март

Вернулся в Санкт-Петербург. Участвовал в революции 1905–1907 годов, был избран председателем Петербургского совета рабочих депутатов.

1917

Август

По возвращении из второй эмиграции вступил в партию большевиков, вошел в состав ЦК.

26 октября (8 ноября)

Назначен народным комиссаром по иностранным делам.

1918

6 сентября

Назначен председателем Революционного военного совета.

1927

15 ноября

Вместе с Григорием Зиновьевым исключен из партии.

1929

10 февраля

Вместе с женой и сыном Львом выдворен из страны, покинул СССР на пароходе «Ильич» (бывший «Николай II»).

1940

21 августа

Скончался в Мехико от ранения, полученного в результате удара ледорубом.

Что делать с телом?

января 11, 2018

Смерть 21 января 1924 года Владимира Ленина сняла последнюю преграду для развернувшейся между его ближайшими соратниками борьбы за власть. Впрочем, прежде чем выяснять, кто из них станет преемником вождя, верным ленинцам предстояло найти ответ еще на один непростой вопрос

Весьма любопытная заочная дискуссия состоялась в дни прощания с вождем на страницах недавно начавшей выходить в свет столичной газеты «Вечерняя Москва». В № 20 от 25 января 1924 года было опубликовано сразу несколько материалов, в которых нашли отражение имевшие место в большевистской среде мнения о том, как поступить с телом Владимира Ильича.

Рабочие этого хотят. Как это сделать?

Предавать земле тело столь великого и горячо любимого вождя, каким являлся для нас Ильич, ни в коем случае нельзя. Мы предлагаем забальзамированный прах поместить в стеклянный, герметически запаянный ящик, в котором прах вождя можно будет сохранять в течение сотен лет.

Мы глубоко уверены, что все рабочие поддержат эту мысль.

Мы хотим иметь Ильича с собой, не скрывать его от своих глаз.

Пусть он всегда будет с нами.

Рабочие Рогожско-Симоновского района:

Пиналев, Беляев, Полудин, Алексеева, Таиров, Дмитриева, Кулаковский, Ясников, Панов, Левинсон, Климов,

Иваков, Вишневская, Калинина, Иванова, Смирнов

*** *** ***

Мысль о том, что Ильич физически остался бы с нами и его можно было бы видеть необъятным массам трудящихся, утешила бы горе утраты и подняла бы упавший дух малодушных товарищей, вдохновляя их на дальнейшие бои и победы.

Мы требуем сохранения на долгое время останков дорогого учителя путем бальзамирования его тела и помещения в прозрачное помещение, где рабочие могли бы всегда видеть своего вождя.

Рабочие и служащие строительной конторы

постоянной промышленной выставки ВСНХ [Высший совет народного хозяйства. – «Историк»]

*** *** ***

Обращаемся к Центральному и Московскому комитету РКП с глубокой просьбой:

Не зарывайте прах Ильича под землей от миллионов трудящихся. Мы глубоко уверены, что это было бы желанием сотен миллионов. Надо сделать так, чтобы потомство наше имело бы возможность видеть тело человека, воплотившего в жизнь мировую революцию. Оставьте его на поверхности земли на Красной площади.

Пусть он останется для нас неиссякаемым источником идеи ленинизма на благо трудящихся всего мира.

Этим мы дадим возможность увидеть его всем, всем трудящимся.

Ленин должен быть среди нас. Как это осуществить, подумайте сами!

Члены РКП: Гятков и Георгиевич

 

Тело Ленина надо сохранить!

Беседа с проф. А.И. Абрикосовым

Профессор патологической анатомии А.И. Абрикосов в беседе с сотрудником «Вечерней Москвы» сообщил следующее:

– Для сохранения в нетленном состоянии тело Владимира Ильича было мною набальзамировано. Через его аорту, являющуюся главным сосудом в кровеносной системе человека, в тело Ленина была введена под особым давлением жидкость в количестве около 6 литров. Эта жидкость вытеснила кровь и заполнила кровеносные сосуды и щели тканей. Жидкость представляет собой растворенный формалин с прибавлением спирта и глицерина. Это самый распространенный в настоящее время на Западе способ бальзамирования трупов. При таком способе о возможности гниения тела говорить совершенно не приходится. Можно говорить только об опасности со стороны высыхания и мумифицирования. Но и эта опасность была бы устранена для тела Владимира Ильича на три-четыре года, если после произведенного мною бальзамирования не было произведено вскрытие тела. При этом вскрытии были перерезаны сосуды, и бальзамировочной жидкости в тканях осталось меньше. Это может повлиять на продолжительность периода сохранения тела от высыхания и внешних изменений. Во всяком случае, пока будут стоять зимние холода, никаких изменений не будет.

Вы хотите от меня узнать, обладает ли наука средством сохранить тело Владимира Ильича на очень продолжительное время. Пожалуй, такого средства нет. Несомненно, наиболее верным способом является заключение тела в герметически закупоренное помещение, в котором бы поддерживалась постоянная температура, колеблющаяся между нулем и двумя градусами выше нуля, и определенная степень влажности. Это помещение можно покрыть стеклом для того, чтобы дать возможность видеть тело, и это не повлияет на его сохранность.

Я был сегодня в Доме Союзов и убедился в том, что за три дня тело Владимира Ильича никаким изменениям не подверглось.

 

Можно ли сжечь тело В.И. Ленина

Беседа с Г.Г. Бартелем

Член Государственного научного института социальной гигиены т. Г. Бартель, ездивший в 1923 году по поручению Наркомздрава за границу для изучения постановки там кремационного дела, сообщил:

– Вчера я имел беседу с народным комиссаром здравоохранения Н.А. Семашко по вопросу о погребении тела Владимира Ильича. Н.А. Семашко считает необходимым его сожжение. Он считает возможным сохранение тела в набальзамированном состоянии до постройки специального крематория, в котором можно будет сжечь тело. Н.А. Семашко считает своевременной и необходимой идею введения кремации в России вообще.

Учитывая весь опыт кремационного дела в странах Европы, я должен сказать, что сожжение тела Владимира Ильича в настоящее время, при отсутствии крематория, хотя и возможно, но совершенно недопустимо. Если при сожжении за границей трупов простых людей соблюдаются строжайшим образом все требования научной целесообразности, то мы не можем, не соблюдая этих требований, подвергнуть сожжению тело Ленина. Никакая русская печь не может дать одновременно той температуры, того оборудования (генераторы и проч.) и, главное, той чистоты, которые здесь требуются. Ведь главное – это получение чистого белого пепла, свободного от древесной золы, которая уносится вместе с горячим воздухом в настоящих кремационных печах. Только в этих печах кости принимают вид порошка или чистых мелких кусков, но не вид безобразных углей.

При МКХ [Московское коммунальное хозяйство. – «Историк»] работает технический совет, которому поручено исследовать вопрос о введении кремации в России. Весною устраивается выставка по кремации. Нужно полагать, что именно теперь постройка крематория ускорится.

В тот же день газета «Известия» – официальный орган советской власти – вышла с подробными разъяснениями по поводу будущего захоронения.

 

Где будет похоронен В.И. Ленин

24 января, в 9 час. вечера, под председательством заместителя заведующего Московским коммунальным хозяйством т. Цивцивадзе при участии представителей ВЦИК тов. Сапронова и т. Бонч-Бруевича состоялось экстренное заседание, на котором инженеры, руководящие работами по сооружению могилы тов. Ленина, сделали доклад о ходе этих работ.

По плану работ все должно быть закончено в трое суток – с таким расчетом, чтобы комиссия по проведению похорон тов. Ленина могла принять работы в 6 ч. вечера в субботу [26 января. – «Историк»].

Согласно плану в течение дня 24 января и в ночь на 25 января должны быть закончены земляные работы.

Всего надо сделать выемку и вывезти с Красной площади около 25 куб. саж. земли.

Для могилы избрано место у Кремлевской стены, против памятника Минину и Пожарскому.

По проекту архитектора Щусева для могилы избрано место несколько отступя от тротуара, на самой Красной площади.

Работа чрезвычайно затруднена ввиду исключительно глубокого замерзания почвы, превышающего глубину 2 аршин.

По распоряжению производителя работ были вызваны специалисты для производства взрывов верхних слоев промерзшей почвы мелкими подрывными патронами.

Только вчера к вечеру удалось достигнуть слоя мягкой земли.

С утра 25 января будет приступлено к производству плотничных работ – сооружение деревянного сруба внутри могилы – и постройке надмогильного сооружения.

В 2 ч. ночи на 24 января специально был пущен деревообделочный завод МКХ, и уже утром 24 января на Красную площадь был начат подвоз строительных материалов.

Плотничные работы на могиле производит строительная контора Сокольнического районного совета.

Внутри склепа по бокам будет устроено четыре окна; кроме того, склеп будет освещаться электрическими лампочками.

Над центральной частью склепа будет возвышаться временный деревянный памятник в виде четырех колонн, соединенных общим покрытием.

Высота намогильного сооружения превысит 6 саж.

Все намогильное сооружение будет обшито досками, декорировано зеленью, художественными плакатами и черно-красной материей.

Внутри склеп будет декорирован такой же материей.

Гроб с останками Владимира Ильича будет установлен внутри склепа на особом возвышении.

Могила будет длиною в 10, шириною в 8 и глубиной в 5 аршин. Сооружение склепа откладывается до теплой погоды. Сейчас же внутренние стенки могилы будут закрыты деревянным срубом.

По бокам могилы вниз будут идти лестницы. С одной стороны будет вход, вдоль могилы будет проходить коридор, и на противоположной стороне ее выход.

В течение дня к месту производства работ непрерывным потоком шла масса москвичей, осматривавших место, где будут покоиться останки великого вождя пролетариата.