Archives

Неудавшийся миротворец

октября 7, 2015

125 лет назад родился 34-й президент США Дуайт Дэвид Эйзенхауэр – кавалер высшего советского военного ордена «Победа» и один из архитекторов холодной войны

Dwight_D._Eisenhower_official_Presidential_portrait 1

Будущий генерал армии и президент, родившийся 14 октября 1890 года, происходил из низов американского общества. У Дуайта Эйзенхауэра было пятеро братьев, и родители с трудом поддерживали минимальный достаток в доме. Однако сам генерал впоследствии говорил, что в этой дружной семье с традиционными устоями его приучили к ответственности, самостоятельности, работе и порядку.

Быть может, благодаря этому Айк, как его прозвали в школе, выдержал конкурсный экзамен и был зачислен в самую престижную военную академию США – Вест-Пойнт в штате Нью-Йорк. Он окончил ее в 1915 году. Младший лейтенант Дуайт Эйзенхауэр слыл усердным, способным офицером, находился на хорошем счету. Тем не менее его карьерный рост был весьма медленным: лишь в марте 1941-го он получил вожделенное звание полковника, а вскоре – бригадного генерала. Карьера начала развиваться стремительно со вступлением Соединенных Штатов во Вторую мировую войну в декабре того же года. В июне 1942-го Эйзенхауэр был назначен главнокомандующим союзными силами в Европе и вошел в круг американской и британской политической и военной элиты.

В 1943-м он проявил себя в Северной Африке: под его руководством англо-американские войска разбили немцев и итальянцев в Тунисе. Затем, в том же году, Эйзенхауэр вновь добился большого успеха в операции по освобождению Сицилии.

Первый на втором фронте

В ноябре 1943 года на Тегеранской конференции Иосифу Сталину наконец удалось добиться от своих партнеров по антигитлеровской коалиции конкретного обсуждения вопроса об открытии второго фронта в Европе. Президент США Франклин Рузвельт тогда сообщил, что Соединенные Штаты и Великобритания активно готовятся к проведению совместной операции под названием «Оверлорд» по высадке войск на побережье Франции, в Нормандии. Сталин отреагировал на слова президента в присущей ему прямой манере: «Если можно, то я хотел бы получить ответ на вопрос о том, кто будет назначен командующим операцией «Оверлорд»». Услышав от Рузвельта: «Этот вопрос еще не решен», глава советской делегации заявил: «Тогда ничего не выйдет из операции «Оверлорд»». И повторил свой вопрос: «Кто несет моральную и военную ответственность за подготовку и выполнение операции «Оверлорд»? Если это неизвестно, тогда операция «Оверлорд» является лишь разговором». Несколько накалившуюся ситуацию спас Уинстон Черчилль, премьер-министр Великобритании, поспешивший объявить: «Мы вполне согласны с тем, что сказал маршал Сталин, и я думаю, что президент согласится со мной в том, что через две недели мы назначим главнокомандующего и сообщим его фамилию». Уже 7 декабря 1943 года Иосиф Сталин получил послание от Рузвельта: «Было решено немедленно назначить генерала Эйзенхауэра командующим операциями по форсированию Канала».

–í–µ–ª–∏–∫–∞—è –û—Ç–µ—á–µ—Å—Ç–≤–µ–Ω–Ω–∞—è –≤–æ–π–Ω–∞, 1945 –≥–æ–¥Победный май 1945 года в Берлине. Британский фельдмаршал Бернард Монтгомери, генерал армии США Дуайт Эйзенхауэр, маршал Советского Союза Георгий Жуков и французский генерал Жан Мари де Латр де Тассиньи (слева направо)

Став верховным главнокомандующим союзными экспедиционными силами в Европе, Эйзенхауэр энергично взялся за дело. В течение нескольких месяцев он тщательно планировал во всех деталях эту гигантскую по своим масштабам операцию, в которой были задействованы военно-воздушные, военно-морские и сухопутные соединения американских, английских и канадских войск. Генерал постоянно инспектировал различные воинские части, стремясь вселить уверенность в солдат и офицеров, готовившихся к дню «Д» – высадке на побережье Франции и штурму мощных укреплений, которые немецкая пропаганда восхваляла как неприступный Атлантический вал Гитлера.

–í—Ç–æ—Ä–∞—è –º–∏—Ä–æ–≤–∞—è –≤–æ–π–Ω–∞. –í—ã—Å–∞–¥–∫–∞ —Å–æ—é–∑–Ω–∏–∫–æ–≤ –≤ –ù–æ—Ä–º–∞–Ω–¥–∏–∏, 1944 –Высадка союзников в Нормандии 6 июня 1944 года

«Я НЕ ВИЖУ В БУДУ ЩЕМ НИЧЕГО ТАКОГО, ЧТО ПОМЕШАЛО БЫ РОССИИ И СОЕДИНЕННЫМ ШТАТАМ СТАТЬ БЛИЗКИМИ ДРУЗЬЯМИ»,– заявил генерал Дуайт Эйзенхауэр в 1945 году на пресс-конференции в Москве

В ночь на 6 июня 1944 года Эйзенхауэр отдал приказ о начале операции «Оверлорд». При поддержке авиации и военно-морских сил сотни транспортных судов с морским десантом пересекли Ла-Манш. В целом в высадке союзников в Нормандии принимало участие 156 тыс. военнослужащих, и все управление операцией крепко держал в своих руках генерал Эйзенхауэр. Она прошла успешно.

Его вклад в открытие второго фронта в Европе был отмечен и Советским Союзом: генерал стал кавалером ордена «Победа» и единственным гражданином США, удостоенным одной из высших государственных наград СССР.

Благосклонность Сталина

К началу 1945 года стало очевидно, что разгром фашистской Германии завершится в течение нескольких месяцев. На Ялтинской конференции было решено, что столица Германии Берлин будет находиться в советской оккупационной зоне.

Тем не менее Черчилль прилагал неимоверные усилия, стремясь подтолкнуть американское военное руководство к тому, чтобы не Красная армия, а именно англо-американские войска взяли немецкую столицу. Особенно активно британский премьер пытался воздействовать на Эйзенхауэра.

Генерал армии Эйзенхауэр, со своей стороны, запросил экспертную оценку возможных потерь англо-американских войск в случае, если они будут штурмовать сверхукрепленный Берлин. Ему назвали цифру: около 100 тыс. человек. Он понимал, что это цена за город, который союзники все равно вынуждены будут оставить в соответствии с договоренностями, достигнутыми в Ялте. И Эйзенхауэр посчитал, что англо-американским войскам выгоднее наступать на Дрезден с тем, чтобы кратчайшим путем соединиться с Красной армией.

Узнав об этом решении из телеграммы, отправленной Эйзенхауэром непосредственно Верховному главнокомандующему Вооруженными силами СССР, Сталин, по свидетельству маршала Георгия Жукова, отозвался о генерале как о человеке, верном взятым на себя обязательствам. Зато в Лондоне и Вашингтоне многие подняли шум, утверждая, что Эйзенхауэр отдает Берлин русским. Однако все эти инсинуации пресек непосредственный босс Эйзенхауэра, начальник штаба армии США генерал Джордж Маршалл: «Только Эйзенхауэр знает, как вести эту войну и как приспосабливаться к меняющейся ситуации».

По окончании Второй мировой войны в Европе союзники приняли решение о создании Контрольного совета по управлению Германией. СССР в нем представлял маршал Жуков, США – генерал армии Эйзенхауэр. Вскоре они впервые встретились в поверженном Берлине. «Мне понравились его простота, непринужденность и чувство юмора», – писал Жуков в своих воспоминаниях.

Среди прочего советский маршал поднял и вопрос о том, что американские и английские войска должны освободить те территории Германии, которые входили в оккупационную зону СССР согласно решениям Ялтинской конференции. Британский фельдмаршал Бернард Монтгомери попытался возразить, но Эйзенхауэр тут же прервал его: «Монти, не спорь! Маршал Жуков прав. Тебе надо скорее убираться из Виттенберга, а нам из Тюрингии». Когда Жуков доложил об этом эпизоде Сталину, тот рассмеялся и сказал: «Надо как-нибудь пригласить Эйзенхауэра в Москву. Я хочу познакомиться с ним».

И уже в августе 1945 года Эйзенхауэр прилетел в СССР. Во время этой поездки его сопровождал Жуков. В Москве генералу показали Кремль и метро, его также свозили в колхоз, совхоз и на авиационный завод. Высокие лица побывали в Ленинграде. Эйзенхауэр вместе с Жуковым даже сходили на футбольный матч.

Кульминацией его пребывания в Советском Союзе стал парад спортсменов по случаю Дня физкультурника на Красной площади в Москве. Иосиф Сталин пригласил генерала подняться на трибуну Мавзолея Ленина и встать рядом с ним – в знак особого уважения к соратнику по борьбе с гитлеровской Германией. В те дни Эйзенхауэр говорил журналистам о том, что везде он чувствовал «атмосферу искреннего гостеприимства», а на пресс-конференции в Москве заявил: «Я не вижу в будущем ничего такого, что помешало бы России и Соединенным Штатам стать близкими друзьями».

I like Ike!

Вернувшись к мирной жизни в США, Эйзенхауэр обнаружил, что стал чрезвычайно популярной фигурой. В ноябре 1945 года от президента Гарри Трумэна он получил предложение занять должность начальника штаба армии США и вскоре сменил на этом посту Джорджа Маршалла. А 1 октября 1950 года принял новое предложение Трумэна – стать верховным главнокомандующим вооруженными силами НАТО со штаб-квартирой в Париже.

i like ike 1Предвыборная кампания Дуайта Эйзенхауэра

ОН ХОТЕЛ ВОЙТИ В ИСТОРИЮ КАК ПРЕЗИДЕНТ-МИРОТВОРЕЦ, добившийся реальных шагов по ограничению вооружений и снижению угрозы мировой ядерной войны, но ему это не удалось

Он снова отправился в Европу, где энергично призывал европейские правительства увеличить расходы на оборону и выступал за создание вооруженных сил Федеративной Республики Германии.

А в его собственной стране уже на протяжении ряда лет разыгрывалась политическая карта вокруг идеи о выдвижении популярного генерала в президенты. Поначалу Дуайт Эйзенхауэр всячески открещивался от попыток втянуть его в партийную политику. Но после многочисленных взываний к его чувству долга перед страной он все-таки дал согласие на выдвижение своей кандидатуры от Республиканской партии на очередных президентских выборах. Многие видели в Эйзенхауэре воплощение здравого смысла, избирательная кампания шла под лозунгом I like Ike! («Мне нравится Айк!»), и 4 ноября 1952 года он с большим отрывом одержал победу на выборах, став 34-м президентом США.

К этому моменту Соединенные Штаты уже были страной с крупнейшей в мире экономикой и самым большим военно-политическим потенциалом. Маховик американской экономики, подстегнутый гигантскими военными заказами, постоянно набирал обороты. В духе классического американского консерватизма Эйзенхауэр как-то провозгласил: «Лозунг истинной демократии – не «пусть это сделает правительство», а «дайте нам сделать это самим»». Впрочем, один из его биографов, Стивен Амброз, отмечал: «Будучи глубоко консервативным в собственных убеждениях, он тем не менее инстинктивно искал серединную позицию в каждой политической проблеме».

Интересно, что Эйзенхауэр…

ike 1

1 …стал одним из пяти иностранцев, удостоенных высшего советского военного ордена «Победа».
2 …отказался от наступления союзных войск на Берлин, тем самым не став препятствовать взятию столицы Третьего рейха Красной армией.
3 …боролся с распространением коммунизма всеми возможными средствами.
4 …первым принял с официальным визитом советского лидера в США.
5 …активно санкционировал свержение неугодных режим

Кабинет ястребов

Кабинет министров Эйзенхауэра почти сплошь состоял из весьма обеспеченных людей, тесно связанных с деловыми кругами. Когда формирование кабинета было завершено, американский либеральный журнал The New Republic едко окрестил его «правительством восьми миллионеров и одного водопроводчика», имея в виду, что пост министра труда достался президенту профсоюза водопроводчиков.

А на ключевую должность госсекретаря США, отвечающего за направление внешней политики, был назначен Джон Фостер Даллес, который ранее представлял интересы многих крупнейших американских компаний в их операциях за рубежом и был воинственным идеологом тотальной борьбы с коммунизмом. Ради достижения этой цели он не отвергал даже такого способа, как применение ядерного оружия. И Эйзенхауэр, хотя следовал отнюдь не каждому предложению своего госсекретаря, всегда прислушивался к его оценкам и суждениям.

-Особое внимание администрация Эйзенхауэра и ЦРУ уделяли действиям американских спецслужб в странах Восточной Европы. Венгерское восстание 1956 года

В инаугурационной речи избранный президент сделал упор на то, что самый главный вызов, с которым сейчас сталкиваются Соединенные Штаты, – это опасность новой войны и агрессии коммунизма. Уже в феврале 1953 года с подачи Эйзенхауэра сенат США принял резолюцию, осуждавшую СССР за нарушение договоренностей Ялтинской конференции и порабощение свободных народов стран Восточной Европы, включая Прибалтику.

Вскоре же произошло событие, которое не могло не повлиять на общую тональность отношений между Советским Союзом и США: 5 марта 1953 года умер Сталин. Через десять дней новый председатель Совета министров СССР Георгий Маленков заявил на весь мир: «В настоящее время нет такого спорного или нерешенного вопроса, который не мог бы быть разрешен мирным путем на основе взаимной договоренности заинтересованных стран. Это касается наших отношений со всеми государствами, в том числе и наших отношений с Соединенными Штатами Америки».

«Атом для мира»

Уже 16 апреля последовало заявление Дуайта Эйзенхауэра, что он готов заключить соглашение с Москвой об ограничении вооружений. Более того, президент предложил установить международный контроль под эгидой ООН за производством атомной энергии. Но при этом он подчеркнул, что поверит в искренность новых подходов со стороны СССР только в том случае, если они будут подкреплены конкретными делами, к которым президент отнес, в частности, заключение почетного перемирия в гражданской войне между Севером и Югом в Корее, подписание договора о свободной и объединенной Германии и обеспечение полной независимости народов Восточной Европы.

Для тогдашнего советского руководства подобные предложения американцев, подразумевавшие в том числе уход СССР из стран Восточной Европы, были явно неприемлемыми. Согласиться на них означало по сути отказаться от одного из важнейших завоеваний Советского Союза по итогам Второй мировой войны – создания социалистической системы в Восточной Европе.

Жг™ЃҐ Ґаг熕⠁৕≠ ѓЃ°•§л 1Георгий Жуков вручает Дуайту Эйзенхауэру советский полководческий орден «Победа»

Такая позиция Вашингтона и общая атмосфера холодной войны с ее взаимным недоверием в сфере советско-американских отношений воспрепятствовали заключению соглашения между СССР и США об ограничении вооружений, и, напротив, все годы президентства Эйзенхауэра обе державы их лишь неуклонно наращивали.

И все же Эйзенхауэр не оставлял своей инициативы, получившей название «Атом для мира». Он предложил ядерным державам – США, Великобритании и СССР – внести часть своих запасов расщепляющихся материалов в некий международный фонд, который должен быть создан под эгидой ООН. По мысли американского президента, эти ядерные ресурсы можно было бы использовать для выработки электроэнергии в развивающихся странах и для других мирных целей. Эта его инициатива через некоторое время получила поддержку со стороны Советского Союза, и в 1957 году было образовано Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ).

ЧТО ПОЧИТАТЬ?


Амброз С. Эйзенхауэр. Солдат и президент. М., 1993
Иванов Р.Ф. Дуайт Эйзенхауэр. Человек, политик, полководец. М., 1998
Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. Смоленск, 2000

ЦРУ против СССР

Впрочем, мирные инициативы Эйзенхауэра отнюдь не мешали Центральному разведывательному управлению (ЦРУ) постоянно и неуклонно проводить тайные операции, направленные на подрыв позиций СССР и его союзников. Вспомним заговор против правительства Ирана во главе с Мохаммедом Мосаддыком, которое посмело национализировать нефтяную отрасль, находившуюся под контролем английских и американских компаний; свержение президента Гватемалы Хакобо Арбенса, который замахнулся на земли, принадлежавшие американской корпорации United Fruit; попытку свержения и физического устранения пришедшего к власти на Кубе Фиделя Кастро.

Особое внимание администрация Эйзенхауэра и ЦРУ уделяли действиям американских спецслужб в странах Восточной Европы, которые Соединенные Штаты официально пообещали освободить от коммунизма. Они, безусловно, внесли свою лепту в организацию и проведение антикоммунистического восстания в Венгрии в 1956 году. Но когда в Будапешт вошли советские танки, Дуайт Эйзенхауэр отказался последовать предложениям ЦРУ сбросить венгерским повстанцам с воздуха оружие и продовольствие. Он также не послал в Венгрию американские войска, памятуя, что не США, а СССР с его мощной армией граничит с этой страной – членом Организации Варшавского договора.

А годом ранее президент США принял участие в состоявшейся в Женеве встрече в верхах – первой после Потсдамской конференции встречи лидеров СССР и стран Запада. В состав советской делегации входил и министр обороны СССР Георгий Жуков. Так они встретились друг с другом еще раз, но теперь между ними уже не было теплоты боевого товарищества. Тем не менее сами переговоры породили надежду, что мировые державы могут договариваться между собой в решении актуальных проблем человечества, и в международных отношениях какое-то время витал «дух Женевы».

На президентских выборах 1956 года Эйзенхауэр вновь с большим преимуществом победил своего соперника и был переизбран на следующий срок. И надо сказать, что во второй половине 1950-х в отношениях между СССР и США наметились некоторые позитивные сдвиги. В 1958-м было подписано первое в истории двух стран соглашение об обменах в области науки, техники, образования и культуры. А на следующий год в Соединенные Штаты с официальным визитом прибыл председатель Совета министров СССР Никита Хрущев. Эйзенхауэр получил предложение посетить Советский Союз с ответным визитом. Но все резко изменилось в мае 1960 года.

Сбитый летчик

Вслед за своим предшественником Гарри Трумэном президент Эйзенхауэр санкционировал разведывательные полеты американских военных самолетов над территорией СССР.

Очередной такой полет состоялся 1 мая 1960 года – в день, когда по всему Советскому Союзу проходили праздничные демонстрации. Рано утром того дня самолет-разведчик Lockheed U-2, ведомый летчиком Гэри Пауэрсом, взлетел с американской базы в Пакистане и должен был, облетев обширную часть территории СССР, приземлиться на американской базе в Норвегии. Довольно быстро этот самолет был обнаружен советскими средствами противовоздушной обороны, о чем военные тут же доложили руководству страны. Через три часа полета U-2, находившийся в районе Свердловска (ныне Екатеринбург), был сбит советской ракетой по личному указанию Хрущева. Пауэрс, успевший покинуть самолет и приземлившийся с парашютом, был задержан местными жителями, которые передали его работникам органов государственной безопасности.

Г†а® П†гнаб 1Гэри Пауэрс – американский летчик, его самолет был сбит над территорией СССР 1 мая 1960 года

Советский лидер смекнул, что задержанный американский летчик, выполнявший разведывательное задание, – это отличный козырь в пропагандистской войне против США. Он распорядился тщательно засекретить сам факт пленения Пауэрса, и в течение нескольких дней американцы были уверены, что тот погиб.

5 мая Хрущев сделал свой первый ход. Он объявил, что советскими войсками в небе над СССР был сбит американский самолет-разведчик, и гневно осудил Соединенные Штаты за «агрессивную провокацию». При этом он ни словом не обмолвился о том, что пилот остался жив и задержан нашими спецслужбами. Президент Эйзенхауэр вынужден был как-то реагировать на выступление советского лидера, и по его указанию Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА) обнародовало заявление, что американский исследовательский самолет, совершая полет с целью изучения метеорологических условий на больших высотах, возможно, из-за технических неполадок сбился с маршрута и случайно залетел на территорию СССР.

Провал парижского саммита

И тогда советский лидер сделал решающий ход. 7 мая он сообщил всему миру, что в распоряжении спецслужб СССР находятся не только обломки американского самолета и найденное в них разведывательное оборудование, но и сам пилот, который признался в выполнении шпионской миссии и уже дает показания. А 16 мая в Париже на открытии встречи лидеров СССР, США, Великобритании и Франции Хрущев разразился еще более резкой обличительной речью о направленных против Советского Союза агрессивных шпионских действиях Соединенных Штатов. Он призвал к тому, чтобы лидеры четырех держав взяли на себя обязательства отказаться от практики разведывательных полетов над территориями стран друг друга.

Затем слово взял Эйзенхауэр. Он заявил, что полеты американских самолетов-разведчиков над территорией СССР являются не актом агрессии, а оборонительной мерой, необходимой для обеспечения безопасности США. И в продолжение темы уже не в первый раз предложил под эгидой ООН легализовать все разведывательные полеты с тем, чтобы была возможность предупреждать опасность военных приготовлений той или иной страны. Это совершенно не устроило советскую сторону, и Хрущев покинул зал заседаний. Встреча в верхах в Париже была сорвана.

КАВАЛЕРЫ ОРДЕНА «ПОБЕДА»

1327712297_orden_pobedy 1

5123322 1
img8 1

1. Георгий Жуков № 1 и № 5
2. Александр Василевский № 2 и № 7
3. Иосиф Сталин № 3 и № 15
4. Иван Конев № 4
5. Константин Рокоссовский № 6
6.Родион Малиновский № 8
7. Федор Толбухин № 9
8. Леонид Говоров № 10
9. Семен Тимошенко № 11
10. Алексей Антонов № 12
11. Дуайт Эйзенхауэр (США) № 13
12. Бернард Монтгомери (Великобритания) № 14
13. Михай I (Румыния) № 16
14. Михал Роля-Жимерский (Польша) № 17
15. Кирилл Мерецков № 18
16. Иосип Броз Тито (Югославия) № 19

Как свидетельствуют американские исследователи, Эйзенхауэр был сильно расстроен из-за срыва парижской встречи. Он-то хотел войти в историю как президент-миротворец, добившийся реальных шагов по ограничению вооружений и снижению угрозы мировой ядерной войны. И когда ему за несколько дней до завершения его президентских полномочий предложили обратиться с прощальным посланием к стране, он ухватился за эту возможность.

17 января 1961 года Эйзенхауэр выступил по американскому телевидению с последним обращением в качестве президента США. Уходя, он позволил себе такую роскошь, как заявить: «В наших правительственных структурах мы должны быть начеку, предотвращая необоснованное влияние <…> военно-промышленного комплекса. <…> Мы не должны никогда позволить этому союзу подвергнуть опасности наши свободы или демократические процессы». При этом генерал умолчал о том, что сам он на посту президента в значительной степени способствовал усилению этого самого военно-промышленного комплекса.
Дуайт Эйзенхауэр умер в 1969 году. Покинув Белый дом, он больше не занимался политикой.

Николай САХАРОВ, доктор политических наук