Archives

Кино для всех

сентября 30, 2016

«Патриотическое кино – это в первую очередь талантливое кино, наполненное любовью к людям. Посмотрев такой фильм, человек начинает любить героев, которых увидел на экране. А полюбив их, он начинает любить и ту страну, в которой эти герои живут», считает кинорежиссер, лауреат Государственной премии РФ Сергей УРСУЛЯК.

 32

Государственную премию за вклад в развитие отечественного киноискусства режиссер получил из рук Владимира Путина в День России – 12 июня 2016 года. В ответном слове Урсуляк признался: «Больше всего я хочу поблагодарить великий советский кинематограф, который меня сформировал, на котором я вырос и до уровня которого пытаюсь допрыгнуть».

Старое советское кино

У вас нет ощущения, что не только вы, но и в целом наш кинематограф, да и сами зрители пытаются, как вы выразились, «допрыгнуть» до уровня великого советского кинематографа? Для многих это и есть некое мерило ценности самого жанра кино.

– Если говорить о внутренней потребности наших зрителей, думаю, это так. Но эта внутренняя потребность, увы, никак не согласуется с реальностью. Потому что основная масса кинематографистов молодых или среднего возраста (во всяком случае сформировавшихся после перестройки, в 1990-е годы), конечно, хочет соответствовать стандартам мирового кино, в первую очередь американского. Зритель же постарше, с более богатым жизненным опытом и более образованный, ищет отдохновения либо в работах, сделанных в лучших советских традициях, либо просто пересматривает заново старые советские фильмы. Так что в этом смысле мы все тянемся к лучшим образцам советского кинематографа.

– Телевидение, судя по всему, тоже стремится соответствовать этому запросу. Ретроспективные показы советских фильмов следуют один за другим, особенно в праздники, когда зритель сидит у экрана…

– Совершенно верно. Потому что, во-первых, это, как правило, очень качественное кино, а во-вторых, это по-настоящему патриотическое кино – кино, сделанное на совесть талантливыми людьми. К сожалению, 99% из того, что снимается сегодня, не выдерживает ни малейшего сравнения с советскими кинокартинами даже среднего уровня.

 12 июня 2016 года президент Владимир Путин вручил Государственные премии РФ в Кремле. Среди лауреатов – кинорежиссер Сергей Урсуляк / фото: ТАСС

В чем причина такого несоответствия? Банально не хватает денег, чтобы делать хорошие фильмы? Или проблема в творческих установках нынешних кинематографистов?

– Главная проблема – в творческих установках. Деньги – это производная составляющая. Не в том смысле, что денег у нас сейчас мало. Просто когда запускался фильм в советское время, он обсчитывался и денег ему выделялось ровно столько, сколько нужно было на этот фильм. В наши дни ситуация совершенно другая. Выделяются некие деньги, и неважно, хватает их на картину или нет. Добирайте, ищите, экономьте, делайте что хотите.

За счет чего можно экономить? Прежде всего за счет скорости съемки. Именно поэтому те объемы, которые сегодня приходится осваивать многим режиссерам в день, просто чудовищны. Так что если бы мне представился шанс улучшить положение в нашем кино, то я бы начал с того, что законодательно запретил бы – непосредственно по Трудовому кодексу – снимать в день больше определенного количества минут экранного времени, то есть того времени, что идет на экран. Сейчас семь минут экранного времени, снятые за один съемочный день, – это минимальная норма для самых богатых кинопроектов. А чем беднее проект, тем норма все выше и выше. Но как можно за один день снять качественно 10 минут? Это невозможно. Это халтура. А ведь бывает, что и по 14 минут снимают…

Сергей Урсуляк

President Putin presents government awards to Russian scientists and creative professionals

Родился 10 июня 1958 года в Петропавловске-Камчатском. В 1979 году окончил актерское отделение Театрального училища имени Б.В. Щукина (мастерская Евгения Симонова). До 1991 года играл в театре «Сатирикон». В 1993 году окончил Высшие курсы сценаристов и режиссеров (мастерская Владимира Мотыля).

В 1995–2005 годах работал режиссером на телевидении (телепрограммы «Дог-шоу. Я и моя собака», «Новейшая история»; НТВ), был автором и ведущим цикла документальных программ «Пестрая лента» (ТВС, Первый канал). Режиссер фильмов «Русский регтайм» (1993), «Сочинение ко Дню Победы» (1998), «Долгое прощание» (2004) и др. В 2007-м снял ставший культовым телефильм «Ликвидация», в 2009-м – сериал «Исаев» (по мотивам произведений Юлиана Семенова).

В 2012 году экранизировал роман Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», в 2015-м – знаменитый шолоховский «Тихий Дон».

Дважды лауреат кинематографической премии «Ника», трижды – кинопремии «Золотой орел», лауреат премии Правительства РФ в области культуры (2015) и Государственной премии РФ (2016).

В поисках индивидуальностей

А в советское время какая норма была?

– Тогда ежедневная съемочная норма составляла 100 метров кинопленки. 100 метров – это не больше двух с половиной минут, насколько я помню. Если съемки на натуре, то норма меньше. А зимой – еще меньше.

Я понимаю, что изменились условия, меняется технология и что-то действительно можно делать быстрее, но ведь не в пять, не в шесть раз быстрее! Нормальная, человеческая норма съемок, если говорить о телевизионном кино, – это четыре с половиной минуты. Пять минут в день – это уже выше крыши. Я имею в виду, конечно, не ситкомы, а кинофильмы – то, что претендует на звание кино. Мне кажется, что это максимум.

А если говорить не про денежную составляющую, а про творческую?

maxresdefaultКадры из фильма «Ликвидация»

– Наше классическое советское кино было интересно режиссерскими индивидуальностями, а не индивидуальностями директоров картин. Хотя среди директоров были замечательные профессионалы, но все-таки они выполняли вспомогательные функции, чисто организационные. В любом случае за творчество они не отвечали. А сегодня все определяет продюсер, по-старому – директор картины. Продюсер – это человек, приносящий и распределяющий деньги. Именно поэтому он говорит, кого снимать, как снимать, где снимать и так далее. Но, на мой взгляд, продюсер может советовать, может настаивать, однако последнее слово должно оставаться за режиссером. Если ты претендуешь на то, что лучше знаешь, какие артисты должны сниматься и как вообще все должно быть снято, почему же ты сам тогда не снимаешь?

И еще. К сожалению, нашему нынешнему кинематографу свойственна нелюбовь к индивидуальности. И к актерской, и к режиссерской. А ведь именно этим – бережным отношением к индивидуальности – было сильно советское кино. И поэтому фильм Михалкова не был похож на фильм Германа, фильм Германа – на фильм Рязанова, фильм Рязанова – на фильм Гайдая, а фильм Гайдая – на фильм Данелии. И так далее.

Наконец, существовала целая система отбора во ВГИК, в театральные училища, на Высшие режиссерские курсы. Это была гораздо более серьезная система, чем нынешняя. Ведь что происходит? Как только речь зашла о возможности учиться за деньги в творческом вузе, сразу вся старая система отбора начала разрушаться. Это абсолютно неправильная и порочная вещь. В итоге сегодня отсеивается огромное число людей, которые могли бы стать замечательными актерами, режиссерами, сценаристами, но у них нет денег на учебу. Ведь в ту же режиссуру, например, приходят люди, как правило, взрослые, обремененные семьями. И, решая вопрос, кормить семью или осваивать профессию режиссера, многие делают выбор в пользу семьи. В результате мы лишаемся стольких талантливейших людей…

Поймите, я не про то, что «тогда все было хорошо, а сейчас все плохо». Не плохо. Просто система кино должна быть несколько иной, как мне кажется. На иные ценности ориентированной, что ли…

af

Критерий – один

Вы сказали, что советское кино было более патриотичным. Сейчас часто спорят, каким должно быть патриотическое кино или даже вообще должно ли оно быть таковым. Как вы для себя определяете, что такое качественное патриотическое кино?

В КИНО НУЖНО СОЗДАВАТЬ МИР, В КОТОРОМ ХОЧЕТСЯ ЖИТЬ. А жанр никакой роли не играет. Играет роль только талант

– Это очень просто. Патриотическое кино – это в первую очередь талантливое кино, наполненное любовью к людям. И поэтому для меня патриотическими являются и «Они сражались за Родину» Сергея Бондарчука, и «Бриллиантовая рука» Леонида Гайдая. Потому что, посмотрев такой фильм, человек начинает любить героев, которых увидел на экране. А полюбив их, он начинает любить и ту страну, в которой эти герои живут. Понимаете? Вот и вся нехитрая история с патриотизмом.

Нужно всего лишь делать фильмы, которые наполнены любовью к людям. И неважно, о чем ты рассказываешь. Это может быть «Москва слезам не верит», или «Гусарская баллада», или «Ирония судьбы», или «Семнадцать мгновений весны». Важно только то, что это сделано талантливо и сделано с любовью.

Почему мы в советское время любили Италию и Францию, хотя почти никто из наших граждан там ни разу не был? Потому что французские и итальянские кинематографисты заставили нас полюбить свои страны. Там что, нечего ненавидеть, там нет того, что можно было бы презирать? Есть конечно! Но кинематографисты создают мир, в котором хочется жить, понимаете? В кино нужно создавать мир, в котором хочется жить. А жанр никакой роли не играет. Играет роль только талант.

Еще одна проблема, которая вызывает споры: должно ли кино воспитывать или в его задачи это не входит? Как вы считаете?

– Безусловно, должно воспитывать. Искусство вообще должно воспитывать. Другой разговор, что воспитание происходит исподволь. Никто не хочет, чтобы его вдруг сажали и учили, как нужно Родину любить. Но когда смотришь фильм и эмоционально воспринимаешь подвиг героя, или его гибель, или выпавшее ему счастье, его судьбу, то волей-неволей становишься лучше. Хотя бы в тот самый момент, когда смотришь фильм, читаешь книгу, находишься в зрительном зале во время спектакля.

На ваш взгляд, как следует оценивать историческое кино, по каким критериям?

– Критерий один – талант. Но мне кажется, что гораздо более серьезная проблема в том, что иногда у нас, не исключая и кино, нет-нет да и пробивается попытка запретить обсуждение тех или иных исторических тем.

С моей точки зрения, для исторической науки это вообще самое главное – искать неизвестные ранее документы, смотреть на прошлое под новым углом зрения, пытаться разобраться в подоплеках, выдвигать самые неожиданные версии… А как иначе? Это же самое важное и самое интересное.

Поиск и новый взгляд необходим и кино. Я, например, сомневаюсь, что сегодня могла бы появиться комедия о войне. Тут же найдется множество людей, которые возмутятся: «Ну что вы! Над святым смеяться?! Как можно?!» А помните, сколько комедий о войне было снято сразу после Дня Победы? Тогда люди не боялись смеяться над самым страшным временем, которое они пережили, и это были удивительно добрые фильмы…


Беседовал Владимир Рудаков