Archives

«Без России Болгарии не существовало бы»

мая 31, 2017

В этом году исполняется 140 лет с начала Русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Победив в этой войне, Россия не только укрепила собственные позиции на международной арене, но и помогла болгарскому народу обрести независимость, считает доктор исторических наук Румяна МИХНЕВА (Софийский университет, Болгария).
 Въезд великого князя Николая Николаевича в Тырново 30 июня 1877 года. Худ. Н.Д. Дмитриев-Оренбургский. 1885

В день победы над Османской империей об этом, вероятно, мало кто задумывался. Однако в отдаленной перспективе Русско-турецкая война оказалась судьбоносной для всей Европы, а может быть, даже для всего мира. Ведь именно эти события стали прологом большого балканского конфликта, вылившегося в конечном счете в Первую мировую войну.

Невероятная волна сочувствия

– В чем, на ваш взгляд, особенность этой войны на Балканах?

– Для Болгарии, понятно, это была особая война – война за нашу независимость. Но и для России эта война тоже являлась особенной. Во-первых, несмотря на то что военная реформа, начатая Дмитрием Милютиным, еще не была завершена, в войне впервые участвовала современная армия, основанная на всеобщей воинской повинности, а не армия рекрутов, которые воевали еще два десятилетия назад, в годы Крымской кампании.

Во-вторых, значительная часть средств, на которые, собственно, Россия и вела эту войну, была собрана благодаря добровольным пожертвованиям самого народа. И именно общественное мнение, как мне кажется, сыграло важную роль в том, что Российская империя вообще вступила в войну. Подавление турецкими властями Апрельского восстания 1876 года в Болгарии произвело сильное впечатление на русское общество. До сих пор в научной литературе численность убитых турками болгар колеблется между 30 тыс. и 75 тыс. человек. Это вызвало невероятную волну сочувствия в России.

Что же касается российской власти, то, на мой взгляд, ее основные стратегические цели, как ни странно, были на Кавказском фронте. И сводились они к тому, чтобы вернуть России отнятое у нее во время Крымской войны.

Чем было вызвано Апрельское восстание? Интересно, что оно произошло как раз в тот период, когда в самой Османской империи полным ходом шли реформы. Казалось бы, положение покоренных народов должно было стать легче…

– По этому вопросу в нашей исторической науке ведутся беспрерывные споры. Конечно, у болгар была своя национальная программа, более или менее сложившаяся. В течение 30 с лишним лет мы вели очень серьезную борьбу за независимость Болгарской церкви, за независимость от греческого патриарха в Константинополе и последними в империи получили статус миллета, то есть автономной конфессии. Люди требовали одного – чтобы проповеди в церквях проходили на их родном языке: они просто не понимали того, что им говорят греческие священники.

К моменту начала восстания реформы в Османской империи проводились еще только на уровне имперской столицы, а вот на местах они весьма слабо влияли на администрацию. Османские власти решили не привлекать для подавления регулярные войска и не придумали ничего лучшего, как напустить на болгар менее дисциплинированных запасников и башибузуков, которые учинили чудовищные издевательства. Для Европы, и в том числе для России, это стало шоком. Там не ожидали, что такое может случиться.

«Русские воевали изумительно»

Какой была позиция европейских стран?

– Общественное мнение абсолютно всех европейских государств было на стороне Болгарии. Такие люди, как Чарлз Дарвин, Виктор Гюго, Джузеппе Гарибальди и прочие, выступали в парламентах, писали в газетах. То, что случилось в Болгарии, было просто шоком. Однако в плане политических шагов Россия единственная взялась защищать правое дело.

И здесь интересно (мы об этом как-то нечасто говорим), что лидеры болгарского национального движения искали помощи как раз не в Петербурге. Поскольку в принципе парадигма развития этого движения была западноевропейской. Вот они и послали депутацию в Европу. Но выяснилось, что там, хоть и сочувствуют болгарам, столь же мощную поддержку, какая зародилась в России на основе идеи славянского братства, оказать не могут.

То есть европейские правительства фактически проигнорировали ситуацию?

– Официально, на политическом уровне, они поддерживали борьбу с Турцией, но лишь до тех пор, пока русские войска не остановились в пригородах Константинополя, у Сан-Стефано. Как только это произошло, основная соперница России – Англия – заявила, что высылает эскадру в проливы Босфор и Дарданеллы. Тут уже Россия не рискнула войти в Константинополь и промаршировать по мостовым османской столицы. Хотя у турок был готов план размещения российских военных в самом городе. Они были уверены, что партия проиграна.

Насколько была готова к этой войне Турция?

– Осада Плевны стоила России такого количества убитых и раненых, что волосы дыбом встают. Так что турки воевали очень хорошо. И кстати, у них было лучшее обмундирование и лучшее вооружение. Они воевали на своей территории, у них была хорошая логистика и налаженное снабжение. А русские войска намеревались совершить летний поход: дойти до Балкан и остановиться. Поэтому и не готовились к длительной войне, тем более в зимних условиях. В итоге русские солдаты просто замерзали на Шипке. Вспомним известный триптих Василия Верещагина «На Шипке все спокойно»: русская армия не была готова к зимней кампании. Это было страшно.

Впрочем, турецкая армия, несмотря на хорошую подготовленность, оказалась менее мотивированной. К тому же Турция была совершенно не в состоянии вести свою собственную политическую игру. Страна давно уже стала жертвой различных европейских политических интриг и полностью зависела от других держав. Турция была не субъектом, а объектом международных отношений, не она, а ей то и дело диктовали те или иные условия. Да, она старалась что-то делать сама, но у нее не было никаких возможностей добиться чего-то серьезного.

Михаил Скобелев (1843–1882) – выдающийся русский военачальник, генерал, во время Русско-турецкой войны отличился в боях под Плевной и у Шипки – Шейново

Вы сказали, что турки были менее мотивированы, чем русские. А какая мотивация была у русской армии? Благодаря чему она все-таки победила и вышла к Босфору?

– Благодаря вере русских солдат в то, что они освобождают своих братьев-славян. Именно они и были мотивированы и потому, на самом деле, воевали изумительно.

«От кого мы их освобождаем?»

Как складывались отношения русских солдат с местным населением?

– Россия не в первый раз приходила на Балканы, не в первый раз появлялась и исчезала, а наши люди оставались жить под властью турок. Поэтому они весьма недоверчиво относились к войскам, которые находились в Северной Болгарии. Сказывалась и разница менталитетов.

В книге воспоминаний о той войне, которую мы недавно опубликовали, есть такой эпизод. Один русский генерал спрашивал наших: почему приходят русские армии, освобождают болгар, а сами болгарские лидеры при этом постоянно просят российское командование не убивать мюдюринов? Мюдюрин – это турецкий начальник местной администрации. Болгары говорили, что вот он – очень хороший человек, не берите его в плен. Генерал недоумевал: «Ну что это такое? Мы вас освобождаем, а вы все время просите нас сохранить жизнь вашим поработителям». А все объяснялось просто: болгары боялись, что, когда освободители уйдут, месть турок будет еще страшнее, если русские тронут этих несчастных мюдюринов.

Случались, конечно, и обычные для любой войны столкновения: местные крестьяне заламывали цены на продукты, а солдаты хотели получать их как можно дешевле, лучше – даром. В связи с этим возникали конфликты.

Вообще же, когда русские солдаты увидели, как живут болгары, особенно в северной части страны, которую не затронули ужасы, связанные с подавлением Апрельского восстания, они стали потихонечку удивляться и думать: «От кого мы их освобождаем?» Наблюдался даже спад того первоначального энтузиазма, с которым они шли освобождать братьев-славян. Эти настроения докатились и до самой России, где стали появляться статьи, авторы которых задавались вопросом: что мы делаем на Балканах? В светских салонах заговорили о том, что «Романовы устроили себе на Балканах пикник». И так далее.

Но потом была Шипка. Я считаю, что там русские выжили благодаря болгарам. Когда же они преодолели Балканский хребет, перед их взорами предстали последствия подавления Апрельского восстания, хотя с тех пор минуло уже больше года. Они увидели и пожарища, и еще не собранные тела повстанцев. Это произвело на русских солдат чрезвычайно тяжелое впечатление. И болгары их встречали, на самом деле, на ура.

Вы сказали, что на Шипке «русские выжили благодаря болгарам». Вы имеете в виду болгарское ополчение?

– Разумеется, но не только. Окрестное население поддерживало воинов на перевале: их одевали, кормили. А до прибытия частей генерала Федора Радецкого большую часть защитников Шипки составляли болгарские ополченцы. В Болгарии об этих людях сначала забыли, но потом стали относиться к ним с большим уважением.

А смогли бы болгары самостоятельно победить Турцию и добиться независимости?

– Это совершенно исключено. Без поддержки России реализовать такой сценарий было бы невозможно.

«За други своя»

В Государственном историческом музее открылась выставка, посвященная 140-летию начала Русско-турецкой войны 1877–1878 годов.

В экспозиции собраны награды прославленных и безвестных героев, оружие и униформа, полковые знамена, наградные серебряные трубы, документы, карты, книги, трофеи, картины знаменитых художников, нательные крестики и иконки, найденные на полях сражений, а также мемориальные предметы. Среди них – мундир императора Александра II и две иконы, преподнесенные ему в 1877 году в Болгарии; мундир великого князя Александра Александровича (будущего императора Александра III) и его автограф; сабля и личные вещи генерала Михаила Скобелева; Аннинское оружие «За храбрость» князя Николая Щербатова, который впоследствии стал директором Исторического музея.

Несомненный интерес представляют редкие карты, схемы, фотографии военных действий и великолепные живописные работы – бесценные свидетельства событий тех лет. Посетители увидят картины Василия Верещагина, Василия Поленова и Павла Ковалевского, сопровождавших русскую армию в походе, а также Алексея Кившенко, Николая Дмитриева-Оренбургского, Николая Сверчкова, Петра Суходольского, Николая Красовского.

ВЫСТАВКА ««ЗА ДРУГИ СВОЯ». К 140-ЛЕТИЮ ВОЙНЫ ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ БОЛГАРИИ»

продлится с 26 мая по 4 сентября 2017 года

Адрес: Москва, площадь Революции, д. 2/3 (Выставочный комплекс)

Режим работы: понедельник, среда, четверг, воскресенье – с 10:00 до 18:00 (кассы и вход на экспозицию до 17:00); пятница, суббота – с 10:00 до 21:00 (кассы и вход на экспозицию до 20:00); вторник – выходной

Секретное соглашение

– Почему, как вы думаете, России пришлось пойти на пересмотр Сан-Стефанского мира, отказавшись от значительной части выгод после выигранной войны? Давление европейских держав было столь сильным или что-то еще?

– Безусловно, давление было беспрецедентным, а вступать в очередную войну против консолидировавшегося Запада, как во времена Крымской кампании, Россия явно была не готова. Но существовало, на мой взгляд, еще одно обстоятельство. Я постараюсь говорить сейчас очень деликатно, поскольку у нас все русофобские теории, вырывая ситуацию из контекста, строятся на том, что Александр II еще до войны обо всем договорился с австрийским императором Францем Иосифом

Договорился о чем?

– О том, что Болгария будет поделена надвое и что независимость обретет лишь северная часть – собственно Болгария с южной границей по Балканским горам. А южная часть останется под властью Османской империи. На самом деле, по всей вероятности, так оно и было. Причем это были секретные договоренности между императорами, и даже самые близкие к Александру люди о них не знали.

Однако в ходе войны русская армия настолько прониклась освободительным духом, а сама война оказалась настолько успешной для России, что, по-видимому, даже у царя возникло чувство, что нужно все-таки дойти до Босфора, а уж потом договариваться. Но на Берлинском конгрессе ему просто указали на то, что все договоренности уже достигнуты и нельзя их пересматривать.

Не только Австрии, но и Британии было выгодно, чтобы Россию от Босфора отделяло как можно больше границ: болгарско-румынская, граница Болгарии и Восточной Румелии и, наконец, граница самой Турции. Для русского государя это стало тяжелым ударом: есть источники, свидетельствующие о том, что Александр II считал день подписания Берлинского трактата самым трагическим днем в своей жизни. Хотя при трезвом анализе ситуации всем было очевидно, что война заведомо не могла привести к появлению большого славянского государства, которое находилось бы под сильным влиянием России.

А на чем строятся русофобские теории, о которых вы упомянули?

– Наши антироссийски настроенные авторы утверждают, что нам якобы изначально не нужна была эта освободительная война и что это было вмешательство России. А вот если бы мы сами взялись за дело освобождения, результаты якобы могли быть иными, мы бы могли договориться по-другому. Но как я уже сказала, это чистой воды спекуляции.

«Россия действовала исходя из своих интересов»

Как развивались отношения России и независимой Болгарии в дальнейшем?

– Меньше чем за шесть месяцев, в течение которых по условиям двух договоров русские войска могли оставаться в Болгарии, ваши представители успели сделать очень много. Они помогали нашей стране во всех отношениях, прежде всего в создании государственных институтов и собственной армии. Так что Россия стояла не только у истоков освобождения Болгарии. Свои первые шаги это молодое государство делало совместно с русскими советниками. И потому огромным шоком для болгарского общества стало то, что в 1885 году, когда после антитурецкого бунта в Восточной Румелии эта территория объединилась с остальной Болгарией, Петербург отказал нашей стране в поддержке.

Чем вы объясняете такой шаг?

– Российская империя действовала исходя из своих интересов, которые совершенно необязательно должны были совпадать с чаяниями болгарского народа. Россия являлась гарантом международного договора, и ее правительство не ощущало в себе силы справиться с неизбежной реакцией Англии, Австро-Венгрии и Германии на попытку болгар нарушить этот договор при потворстве Санкт-Петербурга. А для нашего общества это стало настоящим потрясением, и некоторые до сих пор не могут от него оправиться – именно отсюда истоки русофобии, присущей части интеллектуалов и представителей болгарского истеблишмента.

Хотя еще раз подчеркну: со своей позиции Россия действовала обдуманно, у нее имелись собственные планы и собственные проблемы. Как империя, она присутствовала не только в Европе, но и в Туркестане, на Кавказе. Это нам, болгарам, кажется, что мы всегда находились где-то в центре мировой политики, были частью каких-то больших имперских планов. Нет-нет, этого не было. Интересы и возможности России существовали в куда более сложном контексте, и ей не с руки было жертвовать ими по каждому зову, исходящему с Балкан.

Память о чем более актуальна для современного болгарского общества: о роли России в свержении турецкого ига в 1877–1878 годах или о том, что она не поддержала объединение Болгарии семь лет спустя?

– 1877–1878 годы – это наша освободительная война, а Россия – икона нашего освобождения. Нет, наверное, в мире другой страны, где так много памятников посвящено погибшим русским, как в Болгарии. В прошлом году один молодой человек спросил меня, сохранился ли у нас еще монумент Александру II, царю-освободителю. Я ему сказала, что мы – не Польша, у нас памятник русскому императору до сих пор стоит напротив здания национального парламента.

Понимаете, освобождение Болгарии от турецкого владычества – это, если хотите, икона национальной идентичности. И поэтому кафедральный собор в центре Софии носит имя Александра Невского. Его строили российские архитекторы на добровольные пожертвования болгарского народа. У нас много памятников русским солдатам, и все к ним относятся очень почтительно. Наш национальный праздник – 3 марта, день подписания Сан-Стефанского мирного договора (по новому стилю). В этот день на Шипку поднимается иногда до 100 тыс. человек. Вы бы видели: там собирается огромная толпа болгар.

Так что благодарность России – часть нашей национальной памяти. Мы без этого просто не могли бы существовать. И этого никому не отнять. Даже самые большие русофобы зачастую, сидя в компании, с удовольствием поют под гитару русские песни. Вот такой парадокс.

Хроника Русско-Турецкой войны

Апрель-май 1876 года – антитурецкое восстание на территории будущей Болгарии, в то время принадлежавшей Османской империи. Подготовка к нему не была закончена, события развивались во многом стихийно. Подавление отличалось особой жестокостью, число жертв составило десятки тысяч человек.

26 июня (8 июля) 1876 года русский и австрийский императоры Александр II и Франц Иосиф заключили секретное Рейхштадтское соглашение о будущем Балканского полуострова. Среди прочего соглашение предусматривало, по русской версии, создание княжеств Болгария и Румелия, по австрийской – их автономию в составе Османской империи.

23 декабря 1876 года (4 января 1877 года) в Константинополе открылась конференция великих держав с участием России, Англии, Франции, Германии, Австро-Венгрии и Италии, которые потребовали от Порты проведения реформ, в том числе расширения прав болгарского народа. Конференция закончилась через месяц безрезультатно: турецкое правительство отвергло выдвинутые предложения.

12 (24) апреля 1877 года Александр II подписал манифест об объявлении войны Турции. Через два месяца русская армия форсировала Дунай.

8 (20) июля – 28 ноября (10 декабря) 1877 года – осада Плевны, укрепленного города на пересечении нескольких важных дорог на территории Болгарии. Три штурма окончились неудачей, крепость капитулировала только после многомесячной блокады. За это время турецкое командование сумело укрепить Константинополь и Адрианополь.

9 (21) – 14 (26) августа 1877 года – оборона Шипки, стратегически важного перевала на Балканском хребте, контроль над которым позволял русской армии двигаться дальше на юг Болгарии. Русским войскам и болгарским ополченцам удалось удержаться на своих позициях, но сражения унесли жизни более 3 тыс. человек.

6 (18) ноября 1877 года после трехнедельной осады русские войска штурмом взяли крепость Карс – одно из главных турецких укреплений в Закавказье.

Январь 1878 года – русские войска разбили турок у Филиппополя (Пловдива), заняли Адрианополь, Разград, Осман-Базар и вышли к пригородам Константинополя.

19 февраля (3 марта) 1878 года в местечке Сан-Стефано к западу от Константинополя подписан предварительный мирный договор между Россией и Турцией, в соответствии с которым создавалось Княжество Болгария, простиравшееся к югу до Эгейского моря, а Порта признала независимость Сербии, Черногории и Румынии.

1 (13) июля 1878 года подписан Берлинский трактат. Под давлением европейских держав Россия была вынуждена отказаться от многих завоеваний прошедшей кампании.


Беседовал Дмитрий Пирин