Archives

Держава десятого века

января 30, 2021

«Откуда пошла Русская земля, кто в Киеве стал первым княжить?» На эти два вопроса из заголовка «Повести временных лет» в интервью «Историку» ищет ответы автор недавно вышедшей книги «Хронотоп державы Рюриковичей», кандидат исторических наук Алексей Щавелев, предложивший новый взгляд на раннюю историю Руси

Древняя Русь, которую часто называют Древнерусским государством, по мнению Алексея Щавелева, не более чем летописный образ, лишь отчасти отражающий реалии X столетия. В действительности держава Рюриковичей менялась с течением времени и сильнее всего преобразилась после принятия христианства, когда в эпоху князей Владимира и Ярослава сложилась Русь в том виде, в каком мы привыкли ее воспринимать. Языческая держава Рюриковичей просуществовала «около восьмидесяти лет, прежде чем трансформировалась в христианскую монархию», считает автор.

Территория державы Рюриковичей в Х веке была существенно меньше привычной нам по школьным картам территории Древней Руси. Центром был Киев, а кроме него – лишь сопредельные области в среднем течении Днепра. Сама по себе держава Рюриковичей в этот период представляла небольшое политическое образование – «компактную локальную политию».

Когда крестился князь Владимир? 

– Если коротко сформулировать, о чем ваша книга? 

– Моя книга – о хронологии политических событий в Восточной Европе X века. Временны́е рамки – 911–987 годы – специально вынесены в подзаголовок с некоторой намеренной провокационностью. Это две точные даты двух ключевых для Руси событий X века.

– 911 год – это договор князя Олега… 

– …с византийским императором Львом VI Мудрым, его братом-соправителем Александром и его сыном-соправителем Константином VII Багрянородным. Вернее, наоборот, это договор императоров Византийской империи с каким-то архонтом по имени Олег, если уж быть точным.

– Значит, держава Рюриковичей начинается с 911 года? 

– Если мы берем точные даты, то да. По крайней мере, это первый известный нам случай, когда византийские императоры заключили договор с неким правителем Руси, который, судя по всему, правил именно в Киеве, а не где-либо еще.

Не менее важно, что с начала X века народ «русь» начинает постоянно фигурировать в византийских источниках. Есть, например, такой – «О церемониях византийского двора». В него включены штатные расписания и бухгалтерские сметы походов, церемоний, прочих имперских мероприятий, то есть финансовые документы. В некоторых из них, датируемых первой половиной X века, упоминается русь в составе византийской армии и указывается, сколько ей выплачивается жалованья. Есть византийское пособие по военному делу «Тактика Льва VI Мудрого», которое датируется последними десятилетиями IX или началом X века. Там тоже сказано, что в Византию приходит некая русь, северные скифы, на малых акатиях, то есть гребных судах. Интересно, что и в арабских источниках именно с первой половины X века начинает фигурировать Киев. Это время, когда и византийские, и арабские авторы наконец-то заметили группу народа русь, которая находится на Днепре. Договор 911 года совпадает с целой серией таких упоминаний народа русь первой половины X века.

– А 987 год? Вы сказали о провокационности этой даты… 

– Это тот год, в который, по расчетам, давно уже сделанным историками (я добавил только некоторые свои аргументы в их пользу), произошло крещение князя Владимира Святославича, который тогда еще не был святым.

– Почему 987-й, а не 988-й, как это принято считать? 

– Рассказ «Повести временных лет» о том, как князь Владимир выбирал религию и был крещен, ведется в соответствии с логикой развертывания типичного для литературы того времени сюжета об обретении князем новой веры, а не является изложением событий в строгой хронологической последовательности. Момент крещения помещен в статью «Повести», маркированную 6496 годом от Сотворения мира. Разница между датами от Сотворения мира и теми, которые исчисляются от Рождества Христова, – 5508 лет. Отсюда и появляется условный 988 год. Сопоставляя данные византийских, арабских и армянских хронистов, можно относительно точно датировать одну военную победу Владимира: весной-летом 989 года он захватил византийский город Херсонес. А в древнерусском тексте «Память и похвала князю Владимиру» авторства Иакова Мниха, созданном в 1040-х годах, говорится, что Владимир крестился за три года до взятия Корсуни-Херсонеса, что указывает на датировку крещения в этом тексте 987 годом – то есть на год раньше летописного. И этот же 6495 год крещения Владимира был, скорее всего, указан в протографе «Чтения о житии Бориса и Глеба» монаха Нестора. В итоге самым вероятным годом крещения Владимира можно считать 987-й.

«Пресловутый 862 год» 

– В книге вы пишете, что «вопрос о начальной дате генезиса державы Рюриковичей – один из самых спорных в историографии, но во всяком случае – это не пресловутый летописный 862 год». Что не так с 862 годом – годом «призвания варягов», к которому все уже привыкли? Памятник «Тысячелетие России» в Новгороде был установлен к 1000-летию именно этого события… 

– Здесь мне придется сделать небольшой экскурс в элементарное источниковедение. В исторической науке есть правило: синхронные источники почти всегда имеют преимущество перед более поздними, а документальные, как правило, – перед нарративными, то есть повествовательными. Иными словами, документ надежнее рассказа.

Теперь смотрите, как обстоят дела с источниками Х века. До нас дошел синхронный источник «Об управлении империей» императора Константина VII Багрянородного – пособие по политике, написанное для сына Константина Романа II, тоже Багрянородного. Это 950-е годы, а трактат сохранился в списке XI века. Другой синхронный византийский текст – «О церемониях византийского двора», компиляция документов, – и вовсе дошел в оригинальной рукописи 963 года.

Наша «Повесть временных лет» – ретроспективный нарративный источник. Он написан в 1113–1117 годах, то есть это литературное произведение, на 200 лет отстоящее от описываемых событий.

– Но «Повесть» опиралась на предшествующую летописную традицию… 

– Конечно, летописание на Руси началось в середине XI века. Дедушки вполне тогда могли рассказать внукам о том, что было в X веке. Дистанция в три-четыре поколения преодолима для передачи изустной информации. Но устная традиция, как мы знаем, очень плохо хранит даты. Вот попробуйте на память реконструировать даты, отстоящие от нас на 50–100 лет. Так устроена человеческая память: суть и последовательность событий запоминаются лучше, даты – существенно хуже.

Христос, венчающий византийского императора Константина VII Багрянородного. Слоновая кость. Константинополь. Около 945 года

Кроме того, современная наука исходит из того, что древнерусское летописание началось с не разделенного на погодные статьи текста – так называемого «Древнейшего свода», как обозначал его академик Алексей Александрович Шахматов.

– И там еще не было дат. 

– Да, это был текст без дат или, по крайней мере, не выстроенный по единой хронологической сетке. Они были вставлены в летописный рассказ во второй половине или даже в конце XI века. То есть даты «Повести временных лет» (и более раннего «Начального свода») являются поздним конструктом, при этом происхождение большинства из них нам неясно. А если мы не понимаем, откуда появилась та или иная дата, всерьез использовать ее для аналитических реконструкций по меньшей мере странно.

Упомянутый вами 862 год является результатом расчетов, произведенных через два столетия после описываемых в «Повести» событий. И мы не понимаем точно, откуда эта дата взялась. Как в текст попали договоры с византийцами, мы понимаем: они были заключены, скопированы в византийскую копийную книгу, затем в ходе переговоров запрошены на Русь, был сделан их перевод, после чего их вставили в «Повесть временных лет». Так эти тексты дошли до нас. А вот откуда взялся 862 год, сказать наверняка невозможно, хотя ясно, что этот расчет был, видимо, сделан на основе дат из византийских хронографов.

Добавлю, что даже известия «Повести временных лет», заимствованные из византийских хроник, скопированы с большими ошибками в годах. Самый яркий пример – дата нападения руси на Константинополь, которое достоверно произошло в июне 860 года. В «Повести» же оно датируется 866-м.

Часто историки, понимая, что происхождение датировок в «Повести временных лет» вызывает сомнение, прибегают к уловке. Они называют их «относительными», «приблизительными», «условными». На мой взгляд, это проявление исследовательского лицемерия. Что значит «условная дата»? Они бывают либо правильными, либо неправильными. И ирония на этот счет – ну подумаешь, на год сдвинули; ну подумаешь, на 30 лет омолодили; ну какая разница, 862-й или 900-й, – мне кажется, неуместна. Историки должны бороться за научное обоснование каждой датировки.

Беседа Ольги с византийским императором Константином VII Багрянородным. Крещение Ольги в Царьграде царем и патриархом. Миниатюра из Радзивилловской летописи. Конец XV века

А было ли призвание? 

– По поводу 862 года ваша логика понятна. А что делать с самим событием? Было оно или нет? 

– Ситуация такова: нарратив «Повести временных лет» является, если угодно, национальной историей Руси, которая объединила самые разные легенды, рассказы, документы. Не все эти фрагменты можно проверить. Например, последовательность правления первых князей проверить можно: Олег, Игорь, Ольга, Святослав и т. д. Причем эту последовательность и их родственные связи можно выстроить даже без «Повести временных лет», исключительно по иностранным источникам. И она совпадет с последовательностью, отраженной в летописной традиции. Проделать аналогичную работу для истории с призванием Рюрика и его братьев мы не можем за отсутствием параллельных текстов второй половины IX века.

Заморские гости. Из цикла «Начало Руси. Славяне». Худ. Н.К. Рерих. 1902 год

– Но однако вы назвали книгу «Держава Рюриковичей». То есть отправная точка отсчета все-таки Рюрик? 

– «Держава Рюриковичей» – это термин замечательного историка Сергея Владимировича Бахрушина. Я им лишь воспользовался, поскольку считаю, что он оптимален. Русская княжеская династия возводила себя к Рюрику. И даже если сам Рюрик – это легендарная личность, его образ как родоначальника династии появляется уже в XI столетии. Кстати, та же история с польской «династией Пястов». По сравнению с Рюриком Пяст – не просто легендарный, а очень легендарный, мифический персонаж, и сама династия начинается с первого исторически достоверного князя Мешко I. Это не мешало польским королям считать себя потомками Пяста, а польским средневековым хронистам писать об этом.

– Династия Рюрика варяжского происхождения, на ваш взгляд? 

– Да, разумеется. Возьмите имена первых князей – Олег, Игорь, Ольга. Посмотрите, как они зафиксированы в византийских, латинских и еврейско-хазарских источниках X века – Хлгу (Олег), Ингер (Игорь), Эльга (Ольга). Когда мы смотрим на перечень послов, упомянутых в договорах Руси с Византией, то и здесь видим в основном скандинавские имена, но наряду с ними и славянские, и какие-то еще без ясной этимологии.

– Значит, все-таки призвание варягов было? 

– Совершенно не обязательно, что оно было именно в таком виде, как описано в раннем летописании.

– Почему? 

– Потому что это описание нельзя проверить по другим источникам. Как правильно писал Василий Осипович Ключевский, у нас долгие годы существует «паранойя общественного сознания», выражающаяся в спорах, кем были первые князья в Киеве «по национальности». Но есть более интересные проблемы политогенеза (как первые князья Киева управляли подвластными им землями, как и насколько контролировали разные территории, как и какие ресурсы аккумулировали) и социогенеза (как строилась иерархия в этом обществе). Я занимаюсь как раз политической и социальной историей, а этимологией имен и названий народов должны заниматься лингвисты.

Как продлить жизнь князю Игорю 

– В вашей книжке есть очень трогательный, на мой взгляд, фрагмент, который звучит так: «Продление до 950-х годов периода жизни Игоря – один из самых значимых результатов моего исследования». Как вам это удалось? Ведь со школьной скамьи всем известно, что Игоря в 945-м убили древляне. 

– Эту гипотезу сформулировал еще историк Михаил Дмитриевич Приселков в своей статье «Киевское государство второй половины X века по византийским источникам». Ситуация очень простая. Последний раз Игорь упоминается в византийских источниках в 941 году – это знаменитое нападение руси на Константинополь. А после этого что у нас есть? Есть его договор, который мы точно датировать не можем. Нужно исходить из того, что договор Игоря Рюриковича мог быть заключен между августом 931-го, когда умер старший сын Романа I Лакапина Христофор, не упомянутый наряду с другими соправителями императора, и декабрем 944 года, когда императора Романа I свергли.

Встреча князя Святослава с византийским императором Цимисхием на берегу Дуная. Худ. К.В. Лебедев. 1880-е годы

При этом в трактате «Об управлении империей» Константин Багрянородный пишет, что «Сфендослав, сын архонта Росии Ингора, сидел в некоем городе Немогардас». Из этого текста никак не следует, что архонт Ингор, то есть князь Игорь, отец Святослава, уже является мертвым. Иными словами, в трактате, созданном в 50-х годах Х века, Игорь упомянут как вполне себе живой. И Приселков совершенно правильно поставил вопрос: почему в этом случае мы считаем Игоря мертвым? Только потому, что у нас есть его договор, непонятно как датированный, и поздняя летописная датировка войны с древлянами? То есть мы по ретроспективному нарративному тексту начала XII века пытаемся «исправить» информацию в синхронном, практически документальном источнике. Это нонсенс, но именно так и получается.

Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря. Худ. В.И. Суриков. 1915 год

– И никакого восстания древлян, закончившегося казнью князя, не было? 

– Нет-нет! Это другой вопрос. В том, что Игорь погиб, как в летописном рассказе, мы вполне можем быть уверенными. Потому что описание «Повести временных лет» соотносится с описанием его гибели и последующих событий в «Истории» Льва Диакона из Калоэ. Эти два рассказа совпадают в деталях почти идеально. Как раз тот редкий случай, когда почти синхронный византийский источник подтверждает более поздний летописный рассказ. Просто, видимо, сама гибель Игоря произошла не в 945 году, а где-то около 952-го.

– То есть существенно позже. 

– Да, существенно позже. Понимаете, если я сомневаюсь в летописной дате события, это не означает, что я сомневаюсь в информации о самом событии.

Есть серьезные основания полагать, что летописная история гибели Игоря – это ранняя историческая фиксация устной, «эпической», традиции. Можно уверенно утверждать, что этот текст уже был в «Древнейшем сказании» («Древнейшем своде») середины XI века. Теперь давайте посчитаем: события, описанные в этом сказании, относятся к 950-м годам, рассказ о них записан в 1050-х. Получается, само событие и запись о нем разделяет примерно сто лет – это три поколения. То есть человек, который вместе с княгиней Ольгой устраивал геноцид народа древлян, вполне мог рассказать своему внуку о том, как это происходило. Внук мог рассказать первому летописцу (если, конечно, сам не был этим первым летописцем), а затем уже эта история добралась до «Повести временных лет». Так что мы примерно понимаем, как дошло до нас описание события, а вот как это случилось с годовой датой, к сожалению, нет.

Не Древняя Русь 

– Вы назвали книгу «Держава Рюриковичей», фактически отказавшись от привычных терминов «Киевская Русь», «Древняя Русь», «Древнерусское государство». Почему? 

– Ваш вопрос выводит нас на значительную методологическую проблему. Есть два подхода к раннесредневековой истории Восточной Европы. Значительная часть исследователей считают, что держава Рюриковичей Х века почти тождественна более позднему виду Руси XI столетия. Это такой ретроспективно-унифицирующий подход, и у него есть свои аргументы. Есть другая часть исследователей, и я себя к ним отношу, которые полагают, что в Х веке Восточная Европа была пестрой мозаикой разных политических систем и общностей. Вокруг Киева что-то было, вокруг того, что сейчас является Гнёздовским археологическим комплексом, что-то было – какая-то своя территориально-политическая организация. В Чернигове был некий правитель, которого, я думаю, звали Черн, и он был похоронен в знаменитой Черной Могиле, уникальный погребальный инвентарь которой выставлен в Государственном историческом музее. Были и другие политические системы: у народа северян – на левобережье Днепра, у древлян – мы даже знаем, что их князя звали Мал… Кстати, ни один из этих политических «организмов» не может считаться государством в современном понимании этого термина.

Я исхожу из того, что в Х веке народ русь не был объединен политически. Разные группы руси обитали в разных местах и имели разных политических лидеров. Я в данном случае изучаю только ту часть народа русь, которая поселилась в начале этого века в Киеве. Изначально только эта часть руси управлялась родом Рюриковичей. Именно она была описана Константином Багрянородным в середине века, оказалась самой успешной, победив все остальные политии и включив их в свой состав.

– Стало быть, термин «Древнерусское государство» следует относить к более позднему времени – ближе к XI веку? Это князь Владимир и эпоха после Владимира? 

– Наверное, да. Русь в окончательном виде формируется в последней четверти X – XI веке в результате, судя по всему, достаточно жестоких завоеваний. Князья Владимир Святославич, Святополк Ярополкович и Ярослав Владимирович создали древнерусское раннее государство, вобравшее в себя разные народы, которые были завоеваны или как-то еще вошли в его состав.

– Вы пишете в книге о «короткой» хронологии истории державы Рюриковичей, о том, что ее языческий период – всего три-четыре поколения людей. Что это означает? 

– Я считаю, что это подводит нас к новому пониманию истории формирования державы Рюриковичей. Вопреки сложившемуся мнению, это был не длительный процесс «вызревания» этой политии с глубокой древности, который уходил чуть ли не к середине первого тысячелетия и даже ранее. В X столетии одна из групп народа русь, обитавшая в Среднем Поднепровье, совершила резкий рывок, осуществила успешную торговую и завоевательную экспансию, которая в конечном счете привела к радикальной языковой, социокультурной, конфессиональной и политической трансформации данной общности. Итогом этого рывка X столетия и стала Русь Владимира и Ярослава. Первое поколение пришло с Игорем в Киев, третье и четвертое приняли христианство с Владимиром.

Что почитать? 

Бахрушин С.В. Держава Рюриковичей // Вестник древней истории. 1938. № 2 (3)

Приселков М.Д. Киевское государство второй половины X века по византийским источникам // Ученые записки ЛГУ. № 73. Л., 1940

Франклин С., Шепард Д. Начало Руси. 750–1200. СПб., 2000

Пчелов Е.В. Рюриковичи. История и генеалогия. М., 2016

Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА АЛЕКСЕЯ ЩАВЕЛЕВА, LEGION-MEDIA, FINE ART IMAGES/LEGION-MEDIA, WIKIPEDIA.ORG