Archives

Розалия с колючками

апреля 20, 2015

Товарищ Землячка была самым настоящим демоном русской смуты начала XX века. Беспощадным, вселяющим ужас, несущим смерть. Видимо, это понимали и ее соратники: Демон – одна из ее подпольных кличек

–ù–∞ —á–∏—Å—Ç–∫–µ –∞–ø–ø–∞—Ä–∞—Ç–∞ –∫–æ–æ–ø–µ—Ä–∞—Ü–∏–∏. –í—ã—Å—Ç—É–ø–∞–µ—Ç –ø—Ä–µ–¥—Å—Ç–∞–≤–∏—Ç–µ–

Один из руководителей наркомата Рабоче-крестьянской инспекции и Народного комиссариата путей сообщения Розалия Самойловна Землячка (сидит вторая справа) на чистке аппарата кооперации. Выступает представитель рабочей группы. Москва. 1933 год. Фотохроника ТАСС

Удивительно, как уцелели в годы сталинских репрессий писатели Илья Ильф и Евгений Петров. Роман «Двенадцать стульев» вышел в 1928-м, и там были такие строки: «Галкин, Палкин, Малкин, Чалкин и Залкинд ничего не ответили, но затаили в груди месть»… В то время Розалия Самойловна Землячка (урожденная Розалия Самуиловна Залкинд) была отнюдь не последним человеком в советской номенклатуре. Соратница самого Ленина трудилась в Рабкрине – Рабоче-крестьянской инспекции, наделенной контрольными функциями (эдакий аналог современной Счетной палаты).

СТРАННАЯ ЖЕНЩИНА

Странная женщина – это про нее, про Розалию Самуиловну. Обыкновенно ее одаривали куда более энергичными словами-характеристиками. В РСДРП товарищи дали ей кличку Демон, Солженицын назвал «фурией красного террора», а основатель Российской мусульманской коммунистической партии Мирсаид Султан-Галиев, расстрелянный среди прочих в 1940 году, – «больной».

При всем при том «больная фурия» поднялась по карьерной лестнице до высокой ступеньки заместителя председателя Совнаркома (по нынешним меркам – вице-премьера правительства), а после смерти урну с ее прахом поместили в Кремлевскую стену.

Но может быть, не всегда товарищ Землячка была демоном и фурией? Может быть, случались в ее жизни моменты, когда над всем остальным превалировали самоирония и улыбка? И история с мимолетным персонажем по фамилии Залкинд, созданным молодыми литераторами Ильфом и Петровым, – как раз та самая? Посмеялась партийная бонза, поправила тугую прическу и стала читать дальше. Хотя если присмотреться к жизни и привычкам Розалии Землячки, более верным покажется иной ход событий: так и не открыла она роман-пародию, не ознакомилась с похождениями родного по крови Остапа Бендера. Занята была, по обыкновению, большими и важными делами. А в окружении никто не рискнул ерничать по столь опасному поводу. И уж тем более что-то советовать пламенной революционерке. С Гражданской войны знали, что советовать ей – себе дороже.

КУПЕЧЕСКАЯ ДОЧКА

Она родилась в 1876 году в Киеве в семье купца первой гильдии Самуила Залкинда (Землячкой Розалия стала позже, связав свою жизнь с революцией и взяв такой псевдоним). Роза окончила местную гимназию и за высшим образованием отправилась во Францию, в Лионский университет. Собиралась стать медиком. Как известно, главная задача врача – спасать человеческие жизни. С годами выяснилось, что эта стезя была явно не для нее. Скорее, наоборот…

Что толкало детей из дворянских и купеческих семей на поиск правды в революционных кружках? Крайне сомнительно, чтобы дочь владельца доходного дома и галантерейного бутика, расположенного в центре Киева, знала хоть что-то о жизни не самых счастливых российских сословий. Равно как и два ее старших брата, замеченных в антиправительственной деятельности и в весьма молодом возрасте получивших собственное представление о режиме царских тюрем. Скука? Жажда острых ощущений? Витающий в атмосфере дух грядущих перемен? Или что-то более приземленное и греховное, например фантом власти?

По прибытии в Лион девушка Залкинд, и так уже вполне себе оппозиционно настроенная из-за братьев-сидельцев, попала под обработку иного рода. Ее познакомили с бьющими наотмашь статьями Владимира Ульянова. И Розалия, обретшая кумира, двинулась в революцию. В 20 лет она вступила в РСДРП. Причем, что интересно, в киевскую организацию партии. Что заставило ее так быстро покинуть Францию и вернуться на малую родину – останется тайной навсегда. Ясно лишь одно: до клятвы Гиппократа дело не дошло. Совесть Розалии хотя бы в этой части – чиста.

art_Luk_prison_Pjatakov_G

Один из организаторов массовых убийств в Крыму в 1920–1921 годах Георгий Пятаковв 1937-м был расстрелян за антисоветскую деятельность

В остальном – Демон формируется. Равно как и «фурия». В 1901 году Роза познакомилась с Ульяновым (Лениным). В Мюнхене. И еще больше убедилась в величии своего кумира. Пламенные чувства к вождю Землячка пронесла через всю жизнь. В ее конце разродилась книгой воспоминаний о своих отношениях с Ильичом. Насколько пафосной, настолько и неточной. Хотя что тут противоречивого? Пафос и правда вместе не живут.

ПО ПРОЗВИЩУ ДЕМОН

Уже вскоре после включения в революционную деятельность Розалия оказалась в тюрьме, а потом и в сибирской ссылке. Там, «во глубине сибирских руд», она вышла замуж. За такого же ссыльного по фамилии Берлин. Впоследствии сама Землячка внятно сформулировать мотивы, приведшие к браку, не могла. Ичего уж точно не углядеть в ее комментариях, так это хотя бы намека на большое и чистое чувство. При отсутствии такового Роза из ссылки сбежала, мужа с собой не пригласив.

ГЛАВНЫЙ ЧЕКИСТ ДЗЕРЖИНСКИЙ
телеграфировал начальнику Особого отдела фронта: «Примите все меры, чтобы из Крыма не прошел на материк ни один белогвардеец…»

Оказавшись в европейской части России на нелегальном положении, революционерка узнала, что овдовела. Это был единственный зафиксированный личностный контакт Землячки с представителем противоположного пола. В дальнейшем с мужчинами ее связывали только профессиональные интересы. А какие были мужчины вокруг? Троцкий, Сталин, Фрунзе, Бела Кун, Пятаков, тот же Ульянов (Ленин)… Как там у Булата Окуджавы? «Все они красавцы, все они поэты». В своем роде, конечно.

Один из исследователей «революционно-поэтического дара» Землячки, крымский публицист Сергей Ченнык, считает, что жестокой до патологии Розалию сделали тюрьма и ссылка. Есть ли для этого основания – неясно. Может быть, к девушке-революционерке жандармы и полицейские отнеслись както иначе, чем к подавляющему большинству политических, – свидетельств тому, однако ж, нет. А если отношение к Розе было обычным, то оно не давало никаких поводов для ожесточения. Уже одно то, что девушка с нетипичной для Сибири внешностью и манерами легко бежит из «мест не столь отдаленных», лишний раз подтверждает, насколько мягким был режим содержания ссыльных в конце XIX – начале ХХ века.

–ë–µ–ª–∞ –ö—É–Ω ( 1886 - 1939)

Бела Кун (1886–1938) – лидер Венгерской революции 1919 года, в 1920-м – председатель Крымского ревкома, вместе с Розалией Землячкой и Георгием Пятаковым организатор красного террора на полуострове. Фотохроника ТАСС

Итак, Розалия, отсидевшая в общей сложности три года, получила кличку Демон и превратилась в профессионального революционера. Занималась доставкой и реализацией газеты «Искра», участвовала в работе органов управления партии большевиков, в 1905 году была введена в состав московского комитета РСДРП. Стоит подчеркнуть, что деньги на газету наша героиня умудрялась вытягивать из отца-буржуя. Тогда же, несмотря на восторженное отношение к Ленину, Землячка, почувствовав свою нужность, позволила себе показать характер. В ответ на критику со стороны босса Розалия отписала Ильичу без всяких метафор. Тот, в свою очередь, вынужден был извиниться.

ПЕРВАЯ ФУРИЯ РККА

Грянула первая революция, и Землячка развернулась. Наконец ей в руки попало оружие. И она не стеснялась нажимать на курок во время кровавых событий Московского восстания в декабре 1905 года. После завершения очередной русской смуты большевикам и их революционным коллегам пришлось отправиться в эмиграцию, где они (за редким исключением) трудились во имя следующей революции вплоть до 1917 года. Розалия как раз явилась тем самым исключением. Еще перед Первой мировой войной ее командировали на родину – работать с массами непосредственно. В 1914-м ей вместе с Иосифом Джугашвили удалось организовать грандиозную стачку в нефтяной столице империи – Баку. Лишний раз поражаешься тому, как работал на благо Отечества личный состав тогдашнего Министерства внутренних дел, а также Отдельный корпус жандармов. Три года в России нелегально находилась одна из опытнейших революционерок, принадлежащих к верхнему слою большевистской партии, – и хоть бы хны!

После прихода к власти большевиков Землячка, как ни странно, оказалась по внешнюю сторону кремлевской стены. Ленин не посчитал необходимым ее присутствие в высших органах управления страной, а также в ЦК партии. И Розалию отрядили в Красную армию на весьма скромную должность комиссара бригады. Правда, вскоре повысили: назначили начальником политотдела 8-й армии РККА. То есть надсмотрщиком над строевыми и штабными командирами. Тут Землячка вступила в еще один конфликт с Ильичом, не разделив его уверенности в том, что для укрепления Красной армии в нее надо привлекать царских кадровых офицеров. Главным оппонентом Ленина в этом вопросе был Сталин, которому вторила «фурия».

Вранглеевцы

В строю офицеры Русской армии генерала Врангеля. Среди них те, чья жизнь оборвалась по воле Розалии Землячки

В споре победил Ленин. И если Иосиф Виссарионович остался при своих, то товарища Розу спровадили на Украину – руководить политотделом 13-й армии Южного фронта, которой предстояло брать Крым. Так судьба в лице Ленина и главы Реввоенсовета республики Троцкого связала Землячку с полуостровом, для которого эта связь обернулась трагедией. Сколько ни листай страницы истории, не найти другой женщины, на совести которой было бы такое количество смертей невиновных или прощенных властью людей, как Розалия Залкинд.

«ЧТОБЫ НЕ ПРОШЕЛ НИ ОДИН БЕЛОГВАРДЕЕЦ…»

В самом конце 1920 года, уже после эвакуации Русской армии Петра Врангеля, в Крым для наведения революционного порядка прибыли специально назначенные ответственный секретарь Крымского обкома партии Землячка и председатель Крымского ревкома венгерский революционер Бела Кун. А вместе с ними – 1360 закаленных Гражданской войной исполнителей. Автор Венгерской революции 1919 года тоже имел опыт – в том числе по части организации массового террора. Жертвами быстротечных репрессий на его родине стало около 600 человек. Причем, вводя террор в обиход власти, Кун назвал его «вынужденным».

Вот такая милая оговорка: мы вовсе не хотим вас расстреливать, друзья, но мы вынуждены это делать, не обессудьте. К слову, самого Куна расстреляли в 1938-м по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР. Вплоть до самого расстрела его подвергали страшным пыткам. Тоже, вероятно, «вынужденно».

Третьим соорганизатором массовых убийств в Крыму стал Георгий Пятаков, жизнь которого также завершилась «вынужденно» и принудительно. Этот крупный партийный и хозяйственный деятель, которого, правда, изрядно идеологически помотало – от анархизма до троцкизма, был расстрелян в 1937 году. Маятник революции качнулся в обратную сторону, но, зацепив многих, в Розалию Самуиловну не попал. Хотя вдохновительницей и активно-деятельной участницей крымского террора была прежде всего она.

голод

Жертвы красного террора

Все началось с резкого послания Ленина командующему Южным фронтом Михаилу Фрунзе. Когда вождь узнал, что тот дал слово сохранить жизнь всем сдавшимся белым, он разразился нелицеприятной телеграммой, суть которой сводилась к следующему: комфронта проявил недопустимую мягкость в отношении врагов. Вот текст обращения Фрунзе к Врангелю, не согласованный с Лениным: «Ввиду явной бесполезности дальнейшего сопротивления ваших войск, грозящего лишь бесполезным пролитием новых потоков крови, предлагаю вам немедленно прекратить борьбу и положить оружие со всеми подчиненными вам войсками армии и флота. В случае принятия вами означенного предложения РВС Южфронта на основании предоставленных ему Центральной Советской Властью полномочий гарантируем вам и всем кладущим оружие полное прощение по всем проступкам, связанным с гражданской борьбой. Всем, не желающим работать в Советской России, будет обеспечена возможность беспрепятственного выезда за границу при условии отказа под честным словом от всякого участия в дальнейшей борьбе против Советской России». Подписано не только Фрунзе, но и… Куном.

СКОЛЬКО НИ ЛИСТАЙ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ,
не найти другой женщины, на совести которой было бы такое количество смертей невиновных или прощенных властью людей, как Розалия Залкинд

Ленинский сигнал продублировал глава Реввоенсовета Троцкий. На приглашение Куна и Землячки посетить Крым он ответил, что приедет только тогда, когда на полуострове не останется ни одного белогвардейца. Что имел в виду Троцкий, уточнять никто не стал, но фразу восприняли как приказ действовать с максимальной энергией. Тем более что еще один руководитель дал вполне определенные инструкции. Главный чекист Дзержинский телеграфировал начальнику Особого отдела фронта: «Примите все меры, чтобы из Крыма не прошел на материк ни один белогвардеец…»

КРЫМСКИЙ ТЕРРОР

И приступили. Был разработан иезуитский ход, чтобы вычислить всех, кто поверил Фрунзе, то есть советской власти, и остался в Крыму. Им «предложили» прийти в местные советы и зарегистрироваться. В противном случае – расстрел. Не видя подвоха, «бывшие» в большинстве своем распоряжение выполнили. И у «тройки» появилась полная база данных: с именами и адресами. По оценкам историка Сергея Волкова, в Крыму на тот момент находилось примерно 40 тыс. солдат, офицеров и военных чиновников Белой армии.

Но как выяснилось потом, уничтожали не только военных. Руки Землячки потянулись и к осевшим в Крыму дворянам, интеллигентам, священникам, купцам. Людей хватали не только в домах, но и на улицах. Хотя бы за то, что были прилично одеты или носили пенсне. Наступил день, когда Розалию Самуиловну осенило: зачем тратить патроны, если врагов революции можно просто топить? На дно вместе с людьми, упакованными в трюмы, пошли баржи и старые корабли. Топили и обычным способом, привязывая к ногам тяжелый предмет и сталкивая в воду.

Очевидцы рассказывали, как долгие месяцы в прозрачной воде стояли в рост мертвецы…

Землячка всегда отличалась чудовищной выносливостью. И на сей раз она трудилась по 20 часов в сутки, заставляя весь карательный картель работать в таком же нечеловеческом режиме. Когда требовалось, могла легко выхватить из коробки маузер и решить проблему собственноручно. Говорят, были случаи, когда Розалия прикладывалась и к пулемету. И все-таки по части оргвопросов Землячка и Кун постарались недостаточно. Народу положили несколько десятков тысяч, сколько точно – никто не знает и уже вряд ли кто выяснит. По советским официальным данным – 52 тыс. А вот что с ними делать, с этими тысяча ми – не подумали. Трупы на дне моря внушали ужас, но их присутствие никак не отражалось на остающихся жить и продолжающих уничтожать. В крупных городах полуострова, особенно в Симферополе, расстрелянных даже не думали хоронить. Да и некуда было деть такое количество убитых. И все это вполне могло закончиться эпидемией.

Ужас, накрывший Крым в ноябре 1920-го, кровавым туманом стоял над полуостровом более года. Но Землячка и Кун вернулись в Москву уже в январе 1921-го. Они запустили двигатель смерти, а дальше он был способен работать без их участия. И он работал. Другое дело, что изначально Розалия задала ему такую бешеную скорость, что даже главные идеологи красного террора в столице решили притормозить. Потому-то Землячку и отозвали.

ВИЦЕ-ПРЕМЬЕР ЗЕМЛЯЧКА

В 1921 году Розалии Самуиловне вручили орден Красного Знамени. Она стала первой женщиной, награжденной первым советским орденом. Вроде бы после выполнения столь ответственных поручений ее должны были также принять в высший круг политической власти Советской России. Но нет, Замоскворецкий райком партии в столице, затем – Мотовилихинский райком в Перми, позже Землячка – член наркомата Рабоче-крестьянской инспекции, член Комиссии советского контроля, которая заменила Раб крин… Номенклатура, не более того. Хотя по природе занятий приходилось делать то, что делала в Крыму. Следить, пугать, наказывать. И ее фамилии на самом деле пугались. Фурия!

О том, что у Землячки сохранился некий тайный авторитет, свидетельствует история «большой чистки». Тогда комиссии, в которой она работала, тоже досталось. Но Розалия Самуиловна как раз уцелела. Не забыл «отец народов» о поддержке, оказанной ему Демоном в 1919-м, когда он возглавил «военную оппозицию». Да и Баку 1914-го он помнил хорошо.

–ú–æ–≥–∏–ª–∞ –ø—Ä–∞–±–∞–±—É—à–∫–∏ –°.–£–¥–∞–ª—å—Ü–æ–≤–∞ –†–æ–∑–∞–ª–∏–∏ –ó–∞–ª–∫–∏–Ω–¥ (–ó–µ–º–ª—è—á

Захоронение Розалии Землячки в Кремлевской стене. Антон Новодережкин / ТАСС

Чистка рядов закончилась, и освободилось много руководящих кресел. Землячка возглавила Ко миссию советского контроля, на XVIII съезде партии была избрана в члены ЦК ВКП(б) и в 1939-м переехала в кабинет заместителя председателя Совнаркома. Правда, продлилось это недолго. Уже в 1943 году Сталин отдалил от себя несгибаемую Розалию, отправив ее заниматься контролем за товарищами по партии в соответствующую комиссию – Комитет партийного контроля при ЦК ВКП(б). Причем не руководителем, а замом. Стало очевидно, что карьера подходит к завершению. Она по-прежнему жила в Доме на набережной, дисциплинированно ходила на необязывающую работу, писала жалобы на соседей по подъезду, здоровалась сквозь зубы и утягивала некогда вьющиеся волосы к затылку.

Товарищ Залкинд умерла в 1947 году, дожив до 70 лет. Об этом как-то не задумываешься: во время красного террора в Крыму ей было… 44 года. Совсем не девочка. А сколько энергии и энтузиазма! Когда смотришь на ее фотографии последних лет жизни, непросто определить, какого пола представитель на них изображен. Странная женщина была эта Розалия Залкинд. И – страшная.

Автор – Михаил БЫКОВ