Archives

Кровавый след легионеров

июля 6, 2021

В современной Чехии доминирует романтический взгляд на действия своих соплеменников в годы Гражданской войны в России. Напрасно: ничего общего с действительностью этот взгляд не имеет

Восстание Чехословацкого корпуса, поднятое по приказу Антанты в мае 1918 года, за несколько недель охватило весь Транссиб, что привело к эскалации Гражданской войны и многочисленным жертвам.

Корпус был сформирован во время Первой мировой войны из проживавших в России чехов и сдавшихся в плен военнослужащих австро-венгерской армии чешской и словацкой национальности. Части корпуса отличились в июне 1917-го в сражении под Зборовом. После прихода к власти большевиков Чехословацкий национальный совет (ЧНС) во главе с будущим президентом Чехословакии Томашем Масариком согласился подчинить корпус французскому командованию. Присутствие вооруженных иностранцев на территории страны беспокоило большевиков, и 15 марта 1918 года Совнарком РСФСР разрешил корпусу беспрепятственно покинуть Россию через Владивосток. Соглашение об этом с представителями корпуса 26 марта подписал Иосиф Сталин. Договорились, что в Пензе чехословаки сдадут представителям советской власти все вооружение, оставив на каждый эшелон по 168 винтовок и пулемету. На каждую винтовку полагалось 300 патронов, на пулемет – 1205 патронов. Интересы большевиков и легионеров совпали, и поезда повезли чехословаков к Тихому океану.

Но через два месяца достигнутый компромисс рухнул. 14 мая на вокзале Челябинска поблизости друг от друга оказались эшелон корпуса и поезд с военнопленными австро-венгерской армии, которые считали чехословаков изменниками. После того как чех Франтишек Духачек был ранен брошенной в него чугунной ножкой от печки, легионеры избили нескольких венгерских военнопленных, ранив девятерых из них, а кинувшего железяку Иоганна Малика закололи штыком. 17 мая Челябинский совет арестовал нескольких легионеров, подозреваемых в убийстве Малика. В тот же день чехословаки заняли центр города, захватив арсенал и артиллерийскую батарею. Совету пришлось отпустить задержанных солдат. Легионеры ощутили себя хозяевами положения.

 

Пешка в руках Антанты

Драматические события в Челябинске стали началом восстания Чехословацкого корпуса, а с ним и полномасштабной Гражданской войны. Между тем подавляющее большинство легионеров участвовать в ней не собиралось. До челябинского инцидента к соблюдению нейтралитета призывал их и Масарик. 20 мая в Челябинске открылся съезд представителей частей Чехословацкого корпуса и филиалов ЧНС в России. Было решено, что 27 мая эшелоны корпуса продолжат движение во Владивосток.

Чехословацкий эшелон в Сибири. 1918 год

Вождь большевиков Владимир Ленин мешать им не намеревался, ибо хотел, чтобы легионеры поскорее убрались из России. «Безусловно, чехам ничто не угрожало до тех пор, пока они стремились к достижению объявленной ими цели, то есть добраться до Владивостока по Сибирской железной дороге. Чехи были нападающей стороной», – позже утверждал хорошо информированный генерал Уильям Сидней Грейвс, командовавший во время Гражданской войны американскими оккупационными силами в Сибири и на Дальнем Востоке.

В условиях революционного хаоса сплоченный и имевший боевой опыт 40-тысячный корпус, где служили и бывшие царские офицеры, был серьезной силой. И если рядовые легионеры рвались домой, то их командиры выполняли приказы вышестоящего начальства, которое следовало указаниям Антанты. Еще 2 мая Верховный совет Антанты, отмечает историк Владислав Голдин, «утвердил решение о разделении Чехословацкого корпуса и переброске части его, не достигшей Омска, в Архангельск и Мурманск, формально для охраны Мурманской железной дороги и северных портов, а фактически для участия в интервенции Антанты на Севере». 18 мая посол Франции в России Жозеф Нуланс сообщил представителю французской военной миссии при Чехословацком корпусе майору Альфонсу Гинэ, что «союзники решили начать интервенцию в конце июня и рассматривают чешскую армию в качестве авангарда союзной армии».

Радола Гайда

Мнение легионеров Париж и Лондон не интересовало. Эдвард Бенеш, занимавший в то время пост генерального секретаря ЧНС, пять лет спустя признал, что Чехословацкий корпус являлся для Антанты «всего-навсего пешкой на шахматной доске, правда, пешкой весьма важной. Союзники точно рассчитали, что в данном месте будет определенное число наших людей и в случае необходимости их просто принесут в жертву… Мы сами не могли решать, осуществлять интервенцию или не осуществлять ее». За участие в интервенции и поддержку антибольшевистских сил государства Антанты обещали платить легионерам денежное содержание, а главное – признать вновь образованную Чехословацкую Республику. За такой «пряник» Масарик и его окружение были готовы на все.

 

Вмешательство во внутренние дела

Инструментом в руках Антанты стал капитан Радола Гайда (австриец Рудольф Гайдль, в нужный момент объявивший себя чехом). Именно он, вопреки решению челябинского съезда двигаться на восток, 25 мая приказал начальнику штаба 7-го Татранского полка капитану Эдуарду Кадлецу захватить Мариинск, а командиру 1-го батальона 6-го Ганацкого полка штабс-капитану Франтишеку Чеговскому – станцию Чулимская.

Масла в огонь подлил нарком по военным делам РСФСР Лев Троцкий. Узнав о захвате легионерами Мариинска, что было грубым нарушением мартовского договора, он 25 мая отправил на места приказ: «Все Советы под страхом суровой ответственности обязаны немедленно разоружить чехословаков. Каждый чехословак, который будет найден вооруженным на линии железной дороги, должен быть расстрелян на месте; каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооруженный, должен быть выгружен из вагонов и заключен в лагерь для военнопленных».

Грозный приказ Троцкого был сполна использован Антантой и командованием корпуса. Легионеров пугали тем, что их разоружат и в качестве военнопленных передадут Австро-Венгрии, где их ждал военно-полевой суд. И хотя таких планов у большевиков не было, провокация сработала. Бывший полковник русской императорской армии и преподаватель Академии Генерального штаба РККА Николай Какурин в вышедшей в 1920-е годы книге «Как сражалась революция» писал: «В первые моменты выступление чехов было предпринято главным образом под влиянием инстинкта самосохранения, но уже тогда их ближайшими союзниками явились антисоветски настроенные русские офицерские организации».

В ночь на 27 мая чехословаки взяли под контроль важнейшие объекты Челябинска, разоружив слабые отряды красногвардейцев. 28 мая легионеры появились на Миасском заводе. Очевидец этих событий Александр Кузнецов описал их действия: «28 мая на ст. Миасс прибыли чехословаки. После двухчасового боя части РККА отступили. Взятых в плен в бою рабочих напилочного завода Яунзема и Бродиса чехи увели в лес и убили». За угрозу отомстить за убитых товарищей легионеры повесили 17-летнего Федора Горелова. В тот же день чехословаки взяли Нижнеудинск. В ходе боя и сразу после захвата города они расстреляли около 100 человек.

29 мая британская газета Daily Mail писала: «Союзники должны благодарить чехословаков за окончание долгого периода сомнений и отсрочек». В действительности ход чехословацкой «пешкой» сделала Антанта, после чего в разных концах Транссиба полились реки крови.

Лев Троцкий выступает перед красноармейцами. 1918 год

«Пензенская весна»

27 мая, когда чехословацкие патрули появились на улицах Челябинска, уже был захвачен и Новониколаевск (ныне Новосибирск). Синхронность действий легионеров в двух крупных городах, находящихся друг от друга на расстоянии 1500 км, свидетельствует о том, что мятеж готовился заранее. В новониколаевском Доме революции было арестовано практически все руководство города. 4 июня были расстреляны председатель местной ЧК Федор Горбань и другие видные местные большевики. Когда родственники пришли забирать их останки для похорон, выяснилось, что тела погибших якобы «при попытке к бегству» были изуродованы штыковыми и сабельными ударами.

Пензенскую группировку корпуса возглавлял поручик Станислав Чечек. 28 мая в 18 часов 50 минут председатель Пензенского совета Василий Кураев телеграфировал в Москву: «Товарищу Ленину из Пензы. Сообщаем, что чехословаки стянули все силы от Ардыма до Пензы и окружают город. Общее их количество достигает 5 тысяч». Кураев столь крупными силами не располагал. 29 мая после двухдневного кровопролитного боя легионеры захватили Пензу. По подсчетам местного историка Анатолия Шарикова, при обороне города погибло свыше 300 красных, а потери чехословаков составили 88 убитых и раненых. В первый день штурма был ранен будущий генеральный секретарь Союза советских писателей, а в мае 1918-го командир Рузаевского отряда Владимир Ставский (Кирпичников). Во время уличных боев смертельную рану от шальной пули получил отец поэта Анатолия Мариенгофа Борис Михайлович.

Пенза оказалась во власти интервентов. «Чехословаки грабили городские военные и продовольственные склады, магазины, дома обывателей до вечера 30 мая… Легионеры уезжали из Пензы на восток эшелон за эшелоном, прицепив взятые в городе паровозы», – констатирует Шариков.

 

Летопись террора

Комментируя дальнейшие события, историк Владимир Калашников справедливо заметил: «Роль Антанты раскрывает следующий принципиальный факт: пензенская группировка легионеров, приняв решение пробиваться во Владивосток, неожиданно осталась на Волге и создала волжский рубеж от Самары до Казани, а из Сибири некоторые части легионеров двинулись на Урал, то есть развернулись и пошли на запад, втянувшись в бои с красными частями». Во всех городах, куда вторгались легионеры, они разгоняли местные Советы и жестоко расправлялись с большевиками и их сторонниками.

29 мая чехословаки захватили Канск и Сызрань, а 31 мая вошли в Петропавловск, где расстреляли 20 членов местного Совета и четверых чехов-интернационалистов. В тот же день они взяли Томск, завладев пушками, пулеметами и военным снаряжением. 2 июня пал Курган. Успехи чехословаков вызвали ликование государств Антанты. Гинэ обратился к чехословацким войскам с заявлением: «Мы (союзники) телом и душой будем поддерживать освободительную деятельность чехословацкой армии». Усиливая давление на Москву, 4 июня Великобритания, Франция, США и Италия заявили коллективный демарш правительству РСФСР: «Державы Антанты, рассматривающие чехословаков как союзную армию, будут расценивать их разоружение или плохое обращение с ними как враждебный акт по отношению к Антанте, продиктованный немецким влиянием».

Вступление Чехословацкого корпуса в Омск. Июнь 1918 года

8 июня легионеры взяли Самару, где сразу же был образован Комитет членов Всероссийского Учредительного собрания. Один из его «отцов-основателей» эсер Прокопий Климушкин не скрывал, что он и другие члены Комуча приехали «в городскую думу на открытие комитета под охраной, к сожалению, не своих штыков, а штыков чехословаков».

В Сибири 9 июня легионеры захватили Омск, а 14 июня – Барнаул, где были казнены член ревкома Николай Малюков и члены Барнаульского совета. Ранним утром 18 июня в руках чехословаков оказался Троицк. «Тотчас же начались массовые убийства оставшихся коммунистов, красноармейцев и сочувствующих советской власти, – вспоминал меньшевик Сергей Моравский. – Толпа торговцев, интеллигентов и попов ходила с чехословаками по улицам и указывала на коммунистов и совработников, которых чехи тут же убивали. Около 7 часов утра в день занятия города я был в городе и от мельницы к гостинице Башкирова, не далее чем в одной версте, насчитал около 50 трупов замученных, изуродованных и ограбленных. Убийства продолжались два дня, и, по данным штабс-капитана Москвичева, офицера гарнизона, число замученных насчитывало не менее тысячи человек».

Чехословацкие легионеры сдают часть оружия большевикам. Пенза, март 1918 года

29 июня чехословаки свергли советскую власть во Владивостоке и двинулись на Никольск-Уссурийский. После артиллерийского обстрела 6 июля город был взят.

22 июля легионеры и отряд Народной армии Комуча под командованием полковника Владимира Каппеля вошли в Симбирск, где сразу же начались расстрелы захваченных в плен красноармейцев. 25 июля был занят Екатеринбург, а 7 августа – Казань. По данным историка Ефима Гимпельсона, только за первый день после взятия Казани было расстреляно более тысячи человек.

Первый президент Чехословацкой Республики Томаш Масарик принимает парад легионеров, вернувшихся на родину. 1920 год

20 августа руководители филиала ЧНС в России, находясь в эйфории от достигнутых легионерами успехов, объявили мобилизацию всех находившихся в Сибири чехов и словаков. Однако послушались далеко не все: одни просто не хотели воевать с приютившим их народом, другие предпочли примкнуть к красным. Например, знаменитый писатель Ярослав Гашек служил в политотделе 5-й армии Восточного фронта и был объявлен легионерами в розыск как «изменник».

 

 «Движимое имущество»

28 октября 1918 года была провозглашена Чехословацкая Республика. В ноябре Германия и Австро-Венгрия капитулировали, а большевики денонсировали Брестский мир. Легионеры заговорили о том, что у них больше нет причин оставаться в России и сражаться с перешедшей в наступление Красной армией. Однако Антанта по-прежнему хотела использовать их в качестве подпорки Белого движения. Поскольку чехословаки стали уходить с передовой, их задействовали в тылу и на Транссибе.

В тылу у легионеров появилось свободное время, которое они использовали в целях личного обогащения. Об этом писала не только советская пресса. В своих воспоминаниях колчаковский генерал Константин Сахаров процитировал газету «Дело России»: «Отойдя в тыл, чехи стали стягивать туда же свою военную добычу. Последняя поражала не только своим количеством, но и разнообразием. Чего, чего только не было у чехов. Склады их ломились от огромного количества русского обмундирования, вооружения, сукна, продовольственных запасов и обуви. Не довольствуясь реквизицией казенных складов и казенного имущества, чехи стали забирать все, что попадало под руку, совершенно не считаясь с тем, кому имущество принадлежало. Металлы, разного рода сырье, ценные машины, породистые лошади объявлялись чехами военной добычей».

Таким образом, Чехословацкий корпус, еще в марте 1918-го получивший разрешение большевиков покинуть Россию, затем два с лишним года «прорывался» домой. «Прорывался», заметим, не с пустыми руками. «Сейчас чехи таскают за собой около 600 груженых вагонов, очень тщательно охраняемых… По данным контрразведки, эти вагоны наполнены машинами, станками, ценными металлами, картинами, разной ценной мебелью и утварью и прочим добром, собранным на Урале и в Сибири», – писал управляющий военным министерством в правительстве адмирала Александра Колчака генерал-лейтенант Алексей Будберг.

Оберегая «нажитое непосильным трудом», чехословаки не церемонились с местным населением и своими недавними союзниками. «Железная дорога была безвыходно закупорена. Стояли лютые морозы. По сторонам лежала бесконечная холодная сибирская тайга, в которой не разыскать ни крова, ни пищи. Вместо того чтобы пропустить санитарные поезда и эшелоны с мирным населением, чехи силою отбирали у них паровозы. Благодаря такому самоуправству весь западный участок железной дороги был поставлен в безвыходное положение. Более пятидесяти процентов имеющегося в руках чехов подвижного состава было занято под запасы и товары, правдами и неправдами приобретенные ими на Урале, на Волге и в Сибири. Тысячи русских граждан, женщин и детей были обречены на гибель ради этого проклятого движимого имущества чехов», – вспоминал белогвардейский подполковник Александр Котомкин.

В начале 1920-го, когда поражение Колчака стало очевидным, началась отправка легионеров из Владивостока в Европу. Она завершилась 2 сентября 1920 года. К тому времени в расколотой Гражданской войной России чехословаков ненавидели и презирали и белые, и красные, и подавляющее большинство населения страны.

 

Что почитать?

Ратьковский И.С. Хроника белого террора в России. Репрессии и самосуды (1917–1920 гг.). М., 2017

Гражданская война в России: взгляд через 100 лет. Проблемы истории и историографии. СПб., 2018

 

 

 

Избирательная память

 

Одним из инициаторов установки в России памятников легионерам является бывший посол ЧР в РФ Петр Коларж – отец того самого старосты 6-го района Праги Ондржея Коларжа, который инициировал снос памятника маршалу Ивану Коневу в чешской столице

Открытие памятника чехословацким легионерам в Челябинске. 20 октября 2011 года

На протяжении более чем 10 лет Чешская Республика осуществляет на территории Российской Федерации проект «Легион 100», устанавливая памятники легионерам. Его цель – «напомнить мировому сообществу о фундаментальных исторических заслугах чехословацких легионеров». На сегодняшний день при поддержке Министерства обороны ЧР и с согласия российских региональных властей чехам и словакам, погибшим и умершим в 1918–1920 годах, установлено более 40 памятных знаков в 22 городах и селах Поволжья, Урала, Сибири и Дальнего Востока.

Один из памятников был торжественно открыт 20 октября 2011 года на привокзальной площади Челябинска. Надпись на нем гласит: «Здесь покоятся чехословацкие солдаты, храбрые борцы за свободу и самостоятельность своей земли, России и всего славянства. В братской земле отдали жизни за возрождение человечества. Обнажите головы перед могилой героев». Открытие памятника состоялось при участии тогдашнего Чрезвычайного и Полномочного Посла Чешской Республики в России Петра Коларжа. Этот дипломат – отец старосты 6-го района Праги Ондржея Коларжа, который 3 апреля 2020 года осуществил снос монумента маршалу Советского Союза Ивану Коневу. В преддверии демонтажа чехи провели в России ряд мемориальных мероприятий. Так, в начале марта 2020-го делегация Союза чехословацких легионеров (Československa obec legionárská) посетила в Красноярском крае и Иркутской области захоронения легионеров и организовала памятные акции с раздачей местному населению тематической печатной и видеопродукции антироссийской направленности.

Фантасмагорическая картина, когда Коларж-отец открывает в России памятник чехословацким мародерам и убийцам, а Коларж-сын сносит монумент освободителю Праги маршалу Коневу, не может не вызывать вопросов. Тем более что легионеры вовсе не были безупречными рыцарями. В их послужном списке значатся расстрелы пленных, захват заложников, грабежи и расправы над мирным населением. Может быть, пора прекратить установку памятников такого рода «героям», а уже возведенные дополнить табличками с информацией о совершенных чехословаками преступлениях?

Снос памятника маршалу Советского Союза Ивану Коневу в Праге. 3 апреля 2020 года

 

Фото: WIKIMEDIA.ORG, LEGION-MEDIA, BEJVAVALO.CZ, ВАДИМ АХМЕТОВ © URA.RU, EPA/ТАСС