Archives

Артефакты эпохи Смуты

марта 28, 2021

В Музеях Московского Кремля открывается выставка «Закат династии. Последние Рюриковичи. Лжедмитрий». Представленные на ней предметы и документы являются живым напоминанием о Смутном времени начала XVII века

Шапка Казанская. 1553–1558 годы

Сигизмундов план Москвы. Составлен в 1610 году Иоганном Абелином по заказу польского короля Сигизмунда III

Икона-мощевик. Дар царя Федора Иоанновича царице Ирине Федоровне. 1589 год

Богоматерь «Знамение». Икона в окладе

Крышка саркофага царевны Феодосии Федоровны. 1594 год

Более десятка отечественных и зарубежных музеев, архивов и библиотек представили уникальные экспонаты из своих собраний. Генеральным спонсором выставки стало ПАО «Транснефть», имеющее опыт многолетнего сотрудничества с кремлевскими музеями.

То, что выставка проходит в Кремле, вполне логично: там разворачивались главные события и самой Смуты, и предшествующих лет подъема и упадка царской династии Рюриковичей. Здесь, в кремлевском Успенском соборе, впервые в истории страны был венчан на царство великий князь московский Иван Васильевич, а спустя чуть более полувека, после прекращения династии, здесь же стал царем «безродный» Борис Годунов. Семью годами позже династия Годуновых пала, и в Кремле вместе со своими польскими союзниками обосновался новый царь – самозваный Дмитрий Иванович. А еще семь лет спустя земское ополчение изгнало из древнего Кремля гарнизон интервентов, положив тем самым конец Смутному времени.

«Мы старались рассказать о трагедии угасания царского рода в конце XVI века, – говорит куратор выставки Сергей Орленко. – Историческое сознание русского народа до этого не знало такого явления, как династический кризис. Именно поэтому его воздействие на русское общество было столь огромно».

Об истоках и причинах династического кризиса должны рассказать памятники, непосредственно связанные с родовой и семейной историей дома московских государей (вступление на престол, заключение брака, рождение детей, кончина). Среди них – одежда, оружие, личные вещи главных действующих лиц Смуты, документы, портреты, карты той эпохи. Все это создает обширную панораму драматических событий, едва не поставивших точку в истории русской государственности.

Царь Федор Иоаннович. Парсуна

Часы патриарха Филарета. Германия. Первая половина XVII века

Кубок-петух, принадлежавший великому князю Ивану III Васильевичу. Германия. Конец XV века

Кубок-корабль. Германия. 1587–1591 годы

Напрестольное Евангелие. 1606 год

От триумфа до падения

Известно, что в допетровской Руси церковная культура зримо доминировала над светской – это отражалось и в архитектуре, и в живописи, и в прикладном искусстве. Поэтому история династии Рюриковичей на выставке иллюстрирована в основном культовыми предметами и образами. К ним относятся и икона Богоматери Одигитрии,подаренная при крещении будущему Ивану Грозному, и образ его святого покровителя Иоанна Предтечи, и покров на раку митрополита Ионы, украшенный золотым шитьем в мастерской царицы Анастасии Романовны.

О том, что правители не только молились, но также пировали и воевали, напоминают немногочисленные светские предметы – немногочисленные именно из-за Смуты, опустошившей сокровищницу московских государей. Один из них – изящный шлем с золотой насечкой, сделанный для юного Ивана еще при жизни его отца, когда будущему царю не исполнилось и трех лет. Другой – серебряный кубок европейской работы в форме петуха с надписью на внутренней стороне крышки «Князь великий Иван Васильевич». Эти предметы показывают, что еще в детстве, до того как стать царем, Иван участвовал и в пирах, и в военных играх. А вскоре испробовал силы и в настоящей войне – возглавил победный поход на Казань, о чем напоминает изготовленная в честь этого Казанская шапка. Ее тоже можно увидеть на выставке вместе со знаменитой шапкой Мономаха.

Немецкий стеклянный кубок отсылает к кончине царицы Анастасии: он извлечен из ее погребения в кремлевском Вознесенском монастыре. Рядом – золотое с чернью блюдо, свадебный дар царя новой жене, черкесской княжне Марии Темрюковне. Тут же прекрасный сосуд из «чешуйчатого» венецианского стекла, положенный по приказу Ивана в гробницу его третьей жены Марфы Собакиной. Еще один сосуд был изъят из захоронения наследника Ивана, убитого, как считается, самим царем в приступе гнева. Из оставшихся сыновей Федор был болезненным и слабовольным, а Дмитрий – совсем маленьким. В мрачных думах о судьбе своей династии царь Иван скончался в 1584 году. На выставке представлен его уникальный портрет-парсуна, доставленный из Национального музея в Копенгагене: в XVII веке его вывез из Москвы датский дипломат.

Недолгий век Годуновых

Ставший царем Федор Иоаннович во всем полагался на волю жены Ирины Годуновой,которую искренне любил, о чем говорит созданная для нее драгоценная икона-реликварий с изображением мученицы Ирины. А на окладе образа Богоматери «Знамение» присутствуют святые покровители не только Федора и Ирины, но и брата последней Бориса, ставшего главным советником царя и претендентом на трон после смерти единственного ребенка Федора – маленькой Феодосии. Крышка саркофага девочки стала своеобразным надгробием для всей династии Рюриковичей.

После смерти Федора в 1598 году Борис Годунов был объявлен царем. Новый энергичный монарх рассчитывал править долго и успешно, но получилось иначе. Народ вместе с немалой частью знати отказал Борису в легитимности, обвиняя его в том числе в таинственной гибели законного наследника Дмитрия. На выставке можно увидеть отчет (расспросную речь) расследовавшей это дело комиссии во главе с князем и будущим царем Василием Шуйским. Комиссия пришла к выводу, что царевич погиб от несчастного случая, но это мало кого убедило. На волне слухов о чудесном спасении Дмитрия в 1603 году в Польше появился неизвестный, выдававший себя за царевича. В написанной на латыни жалованной грамоте польскому королю Сигизмунду III он, называя себя истинным сыном Ивана Грозного, обещает передать Польше в обмен на помощь Смоленск и другие русские земли. В свою очередь, Годунов в письме тому же Сигизмунду утверждает, что самозванец – никакой не царевич, а беглый монах Гришка Отрепьев.

Царский воевода князь Федор Мстиславский (на выставке представлены его щит и наручи) почти разбил небольшое войско Лжедмитрия, когда Борис в апреле 1605 года внезапно умер. Царем стал его 16-летний сын Федор – поклонник наук и образования, составивший первую известную нам карту России, которую тоже можно увидеть на выставке вместе с портретом Федора из музея-усадьбы «Кусково». Но недолговечная династия Годуновых была обречена: очень скоро Мстиславский со всей своей армией перешел на сторону самозванца, а бояре ворвались в царский дворец, убили Федора и преподнесли его корону Лжедмитрию, без сопротивления вступившему в Москву.

Тогда же был низложен патриарх Иов, не признававший подлинность царевича, и его место занял грек Игнатий – он легко согласился короновать самозванца в обмен на льготы и подарки. Портреты Игнатия и других деятелей эпохи, взятые из «Царского титулярника» 1672 года, дают понимание не столько о том, как они выглядели на самом деле, сколько о том, как их представляли потомки. Судя по изображению, их мнение об Игнатии было нелестным, и не зря:лишенный сана, он позже вернулся в Москву в польском обозе, а впоследствии перешел в католичество, всячески хуля свою прежнюю веру.

Самозваный «император»

По словам куратора выставки Сергея Орленко, «Лжедмитрий I, безусловно, самый загадочный и интригующий персонаж лихолетья. Удивительной истории его успеха в борьбе за власть, венчанию на царство и непродолжительному правлению посвящена вторая часть проекта».

Венчание Лжедмитрия на царство состоялось в июле 1605 года. В церемонии использовались реликвии, которые также представлены на выставке: скипетр и держава московских государей, чудотворная икона Богоматери Владимирской и золотая икона-ковчег с образами римского императора Константина и его матери Елены. В эту последнюю были заключены драгоценнейшие святыни царского дома – наперсный крест, сделанный из древесины Иисусова Креста, и три камня от Гроба Господня. Что касается скипетра и державы, то они были изготовлены еще в 1601 году по заказу Бориса Годунова, как и золотая корона западного образца, которую позже вывезли из Москвы поляки.

Присяга Лжедмитрия I польскому королю Сигизмунду III на введение в России католицизма. Худ. Н.В. Неврев. 1874 год

Наручи князя Федора Мстиславского. Конец XVI – начало XVII века

Новый царь вел себя совсем не так, как предыдущие, дерзко нарушая традиции: ходил в европейской одежде, брил бороду, ездил верхом, замышлял невиданные реформы, включая открытие университета. Мечтал о славе полководца и даже называл себя на одной из памятных медалей«императором». Большой царской печатью он хоть и не колол орехи, как марк-твеновский герой, но прикладывал ее к своим частным письмам, что строго запрещалось традицией. Ту же печать он велел выгравировать на латах, заказанных в Польше, – в них он собирался предстать на рыцарском турнире, устроенном в честь женитьбы. Латы соответствуют описанию его фигуры в документах: «Мужчина крепкий и коренастый, без бороды, широкоплечий, с толстым носом, возле которого была синяя бородавка». Этот образ подтверждают и его портреты – как широкоизвестный работы Луки Килиана, так и обнаруженный совсем недавно в библиотеке университета немецкого города Дармштадта. На нем «император» строг и нахмурен, в его пристальном взгляде ощущаются ум, воля и уверенность в себе.

Портрет патриарха Московского и всея Руси Игнатия

Портрет Лжедмитрия I. Библиотека Дармштадтского университета. 1604 год

 

Медаль в память коронования Лжедмитрия I

Эти качества, однако, не помогли Лжедмитрию заручиться поддержкой народа и знати, которых отталкивало его демонстративное пренебрежение русскими обычаями. Недовольство достигло пика после приезда в Москву невесты самозванца Марины Мнишек и ее коронации в Успенском соборе. Этому событию Лжедмитрий придавал большое значение как символическому союзу Руси и Европы, отчеканив в честь своего бракосочетания монеты и золотые медали: первые просто швыряли в толпу, а вторые раздавали царским приближенным. На выставке можно увидеть, что на монетах – традиционных московских копейках – лицо всадника специально увеличено и ему приданы портретные черты Лжедмитрия: бритое лицо, мясистый нос, упрямо выпяченный подбородок. Это была уникальная для Руси «реклама» нового царя, тоже исполненная по европейским лекалам.

Прием польских послов Лжедмитрием I в Грановитой палате 3 мая 1606 года

В честь свадьбы был устроен фейерверк и выставлено щедрое угощение. Однако надменная полячка не пожелала подыграть мужу: она отказалась не только принять православие, но даже надеть русское платье и вообще относилась к «московитам» с нескрываемым презрением. Парадные портреты Марины из Королевского замка в Кракове хорошо передают гордыню юной красавицы и ее любовь к роскоши. Явившееся с ней двухтысячное польское войско вело себя в Москве как в завоеванном городе, постоянно затевая ссоры и драки с горожанами. Незадолго до свадьбы, 3 мая 1606 года, в Грановитой палате Кремля состоялся прием польских послов, требовавших от Лжедмитрия выполнить обещание – передать королю Смоленск и обратить Русь в католичество. Это событие изображено на литографии из Государственного исторического музея, где представлены многие действующие лица Смуты: князья Никита Трубецкой, Федор Мещерский, Михаил Скопин-Шуйский, патриарх Игнатий, дьяк Афанасий Власьев, отец Марины Юрий Мнишек, активно помогавший зятю во взятии власти.

Пышное венчание состоялось 8 мая, причем Лжедмитрий в ходе него восседал на драгоценном троне, подаренном персидским шахом Аббасом, –этот раритет, чудом уцелевший во время Смуты, тоже представлен на выставке. А уже 17 мая возглавляемые боярами москвичи ворвались в Кремль и убили «императора» вместе с большинством поляков. Марина едва спаслась, спрятавшись под платьем презираемой ею русской служанки.

Царевич Димитрий Углицкий. Икона. Вторая половина XVII века

Все против всех

Новым царем стал представитель боковой ветви Рюриковичей князь Василий Шуйский, но приверженцев у него было немного. Сторонники Лжедмитрия и просто искатели удачи стали стекаться к новому самозванцу, объявившему себя «чудом спасшимся царевичем Дмитрием». Примкнула к нему и Марина Мнишек, а за ней и другие поляки, решившие ловить рыбку в мутной воде русской Смуты. Следом на Русь вторглись регулярные польские войска, подступившие к Москве и осадившие Троице-Сергиеву лавру (на выставке представлены пищали и бердыши защитников обители). Натиск интервентов смог отбить племянник царя Михаил Скопин-Шуйский, но пересуды, что этот непобедимый полководец хочет сместить дядю с трона, сыграли печальную роль: очень скоро он умер, отравленный, по слухам, Шуйским и его братьями.

После смерти Скопина-Шуйского поляки снова перешли в наступление. На этом фоне развернулась война всех против всех: сторонники власти, приверженцы всевозможных самозванцев, казаки и просто разбойники торопились прибрать к рукам все, до чего могли дотянуться. В июле 1610 года бояре свергли царя Василия и отправили в Польшу посольство, которое пригласило на московский трон королевича Владислава при условии принятия им православия (грамота посольства также присутствует на выставке). Короля Сигизмунда это не устраивало: он потребовал от послов признать власть Владислава без всяких условий, а когда они отказались, бросил их в тюрьму. Вслед за этим польские войска заняли Москву. Тогда же немецкий картограф Иоганн Абелин по заказу короля составил план города, который торжествующий Сигизмунд показывал приближенным как желанную добычу. Среди плененных послов находился и митрополит Филарет, отец будущего царя Михаила Романова – этот юный, неискушенный в политике отрок был возведен на трон в 1613 году, когда призрак Смуты оставил наконец измученную страну.

Вещи царевича Дмитрия

В 1619-м Михаил Федорович встречал на въезде в Москву отца, освобожденного из польского плена и избранного вскоре русским патриархом. В память об этом событии для кремлевского Благовещенского собора был изготовлен напрестольный крест-реликварий с крупным сапфиром в навершии. По инициативе Филарета святым покровителем новой династии стал царевич Дмитрий – это должно было подчеркнуть преемственность Рюриковичей и Романовых.

На выставке представлены личные вещи Дмитрия: шапочка-тафья, платок и кошелек с монетами. Все это хранилось в Архангельском соборе, где был погребен царевич. Символично, что первые Романовы, Михаил и его сын Алексей, были похоронены у изголовья раки святого. Небесное покровительство «истинного» царевича должно было охранить царскую власть и всю Русь от потрясений, связанных с появлением царевичей «ложных» – новых самозванцев.

Выставка «Закат династии. Последние Рюриковичи. Лжедмитрий» пройдет в выставочных залах Патриаршего дворца и Успенской звонницы Московского Кремля с 6 апреля по 25 июля 2021 года. Часы работы – с 10:00до 17:00, выходной день – четверг.

К выставочному проекту приурочен лекционный цикл «Последние Рюриковичи. Россия на перепутье», который стартует в середине мая.

Фото: © МУЗЕИ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ, FINE ART IMAGES/LEGION-MEDIA, © САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ ИМЕНИ А.Н. РАДИЩЕВА, FINE ART IMAGES/LEGION-MEDIA/ ©УНИВЕРСИТЕТСКАЯ И ЗЕМЕЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА В ДАРМШТАДТЕ, © ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ