Archives

Коллекционер, исследователь, художник

октября 28, 2019

В Музеях Московского Кремля открывается выставка, посвященная Петру Великому. На ней первый русский император предстанет в не вполне привычных для широкой публики амплуа

В преддверии двух крупных «петровских» юбилеев – 300-летия завершения Северной войны и 350-летия со дня рождения самого Петра – в России планируется провести в общей сложности более сотни культурно-просветительских мероприятий. Выставка, открывающаяся в Кремле 29 ноября при поддержке ПАО «Транснефть», станет одним из первых проектов, реализуемых в этой связи.

Посетители увидят около 200 уникальных экспонатов из коллекций Музеев Кремля, других российских и европейских музеев. «Мы выбрали несколько неожиданный ракурс, – говорит куратор выставки, доктор исторических наук, заместитель директора Музеев Московского Кремля Ольга Дмитриева. – Все привыкли к тому, что имя Петра ассоциируется с военными триумфами, преобразованиями российской государственной системы, созданием армии, флота, дипломатическими успехами, однако мы постараемся показать менее хрестоматийного, менее привычного нашей публике Петра». Необычные характеристики императора вынесены в название экспозиции: Петр I предстанет как исследователь, коллекционер и – казалось бы, совсем неожиданно – как художник.

«Большой тур» царя

«Мы делаем особый акцент на слове «первый», – уточняет Дмитриева. – Для нас это не просто цифра: Петр действительно был первым во многих своих делах и ипостасях». Среди прочего, он первым из российских государей отважился отправиться за границу, осуществив масштабное погружение в европейскую культурную среду. И хотя его Великое посольство 1697–1698 годов не привело к достижению поставленных внешнеполитических задач, в культурном плане оно оказало колоссальное воздействие и на самого царя, и на его последующую деятельность. «В известном смысле Петр стремился в Европу для того, чтобы понять, что нового можно взять оттуда для модернизации армии и флота, но, вернувшись, стал воспринимать затеянную им модернизацию значительно шире: культурные преобразования отныне начинают занимать его не меньше, чем военные», – отмечает куратор выставки.

Путешествие Петра по Европе очень похоже на то, что в ту эпоху называли «большим туром». «»Большой тур» – это традиция европейских аристократов ездить по Европе, чтобы, путешествуя год или два, целенаправленно наблюдать нравы других стран и народов, вникать в особенности их управления, знакомиться с памятниками, с культурой этих народов, с языками, с обычаями. Для людей того времени это была грандиозная школа, которая, как правило, приводила к серьезной трансформации личности самих путешественников», – объясняет Ольга Дмитриева.

Именно это и произошло с Петром: все, что он жадно впитывал, открывая для себя Старый Свет, впоследствии было поставлено на службу России. «Отсюда наша задача – показать, какие неожиданные миры открылись ему во время знакомства с Европой, миры, о которых он, быть может, и не подозревал, – рассказывает куратор выставки. – Конечно, в первую очередь местом фантастических открытий для него стала Голландия. От этого периода остался интереснейший документ – диплом о том, что он прошел полный цикл обучения на верфи и стал корабельным мастером. Он также будет представлен в нашей экспозиции».

Автограф Ньютона

Амстердам – крупнейший мегаполис тогдашней Европы, являвшийся перекрестком торговых путей всего мира, центром сосредоточения экзотических предметов со всех уголков земли. Во время пребывания в Голландии Петру удалось познакомиться с большим числом коллекций, которые были собраны тамошними интеллектуалами. Прежде всего это кабинеты самых разнообразных курьезов и чудес – кунсткамеры, как их тогда называли. «Известно, что в Амстердаме Петр в общей сложности посетил около 40 таких кунсткамер», – говорит Ольга Дмитриева. По ее словам, эти коллекции являлись прототипами будущих музейных собраний.

Ученые того времени пытались систематизировать то, что стекалось в Амстердам со всех концов света, – гербарии, коллекции насекомых, экзотических птиц, минералов. В город привозили предметы из самых разных мест – от Африки до Сибири, от Юго-Восточной Азии, Китая и Японии до Южной Америки. Вообще, Амстердам в те годы был средоточием научных знаний. «Нигде больше Петр не смог бы увидеть такое многообразие мира, если бы не оказался в Голландии», – утверждает Дмитриева. Там же русский царь впервые увидел так называемые «антики» – исторические коллекции. В Амстердаме он понял, что с их помощью можно изучать прошлое.

Еще одна сфера его интересов – анатомические коллекции. Амстердам в это время лидировал и в сфере наук о природе человека – анатомии и физиологии. Именно здесь устраивались знаменитые анатомические театры, в которых ведущие ученые проводили публичные вскрытия, исследовали человеческое тело. Любознательный Петр, конечно, присутствовал на этих занятиях. «Он оказался в окружении достижений совершенно новой для того времени науки, она его увлекла на всю жизнь. С той поры у него сформировался очень стойкий интерес к естественно-научным дисциплинам, прежде всего к анатомии и медицине», – говорит Ольга Дмитриева.

Последствия Великого посольства для российской науки трудно переоценить: «В ходе путешествия Петр понял, что хочет не просто иметь такие же коллекции в своем распоряжении, но и развить подобное научное течение в России. В итоге это его стремление приведет к созданию петербургской Кунсткамеры – ядра будущей Академии наук».

Но Голландией дело не ограничилось. Оказавшись в Англии, русский царь посетил Королевское общество – своего рода английскую Академию наук, учрежденную королем Карлом II. Для Петра это был очень важный пример: его живо интересовали формы организации научного сообщества под эгидой власти. В Лондоне он тоже, естественно, осматривал самые разные коллекции. Посетил и Гринвичскую обсерваторию. Ездил туда четырежды вместе с Яковом Брюсом – наблюдать за небесным сводом. Он впервые увидел телескоп, познакомился с новейшими представлениями об устройстве Вселенной. Живя в британской столице в течение нескольких месяцев, он постоянно занимался математикой и астрономией. Это тоже было удивительное приращение знаний, навсегда оставшееся увлечением Петра. После поездки он поручил Брюсу вести диалог с Королевским обществом, благодаря чему появилось большое количество научных книг, переведенных с английского на русский.

«Посещение Англии оставило нам интересный экспонат: на выставке будет документ – черновик личного письма, отправленного президентом Лондонского королевского общества Исааком Ньютоном Александру Меншикову, – рассказывает Ольга Дмитриева. – В этом письме Ньютон поздравляет «птенца гнезда Петрова» с избранием его первым русским членом Королевского общества».

Конечно, Меншиков не делал научных открытий. Однако уже в ту пору академии и вообще любые ученые кружки отдавали себе отчет в том, как важно и престижно иметь среди своих почетных членов высокопоставленных персон, готовых жертвовать на научные изыскания немалые суммы. Светлейший князь Меншиков, ближайший сподвижник Петра, богатейший человек своего времени, подходил для такой роли как никто другой. «Этот документ хранится в Архиве РАН, – говорит Дмитриева. – В 1943 году Лондонское королевское общество в знак уважения заслуг Советского Союза в борьбе с нацизмом и в ознаменование 300-летия Ньютона преподнесло черновик письма в дар Академии наук СССР».

Древности Тартарии

Вопреки традиционным представлениям о том, что Петр страстно интересовался исключительно «европейскими штучками», первый русский император проявлял большой интерес не только к Европе, но и к Азии. «Мало кто знает, но помимо всяких заморских диковин, собранных в Петербурге, Петр сформировал серьезные собрания по ориенталистике – китайскую и сибирскую коллекции», – рассказывает куратор выставки.

Китай и Россия в тот период переживали фазу очень активных дипломатических и торговых контактов, поэтому неудивительно, что по торговым путям к нам поступило много первоклассных изделий, особенно ювелирных, привезенных в качестве даров от китайского императора Канси, который правил в 1661–1722 годах. «Китайская коллекция Петра будет одним из самых интересных разделов нашей выставки, – уверена Ольга Дмитриева. – Помимо ювелирных изделий посетители смогут увидеть механические заводные игрушки, которые были очень модными в Китае».

Однако интерес Петра к Востоку не ограничивался Китаем. Куратор выставки говорит: «Впервые артефакты из сибирских курганов и вообще из всяких археологических пунктов, которые в обилии располагались за Уралом, Петр увидел в Голландии. Он познакомился с коллекцией Николааса Витсена – бургомистра Амстердама, который уже несколько лет увлекался собиранием золотых украшений, поступавших из Сибири. Витсен издал двухтомный каталог о древностях Тартарии, как он называл эту территорию. Государя это подвигло отдать распоряжение о собирании этих ценностей, специальном их разыскании. В итоге сложилась сибирская коллекция, некоторые артефакты из которой мы покажем».

Понимая, что в Голландию ценности попадают в обход его власти, Петр провел серьезную кампанию против «черных копателей», вскрывавших курганы, в то время называемых «бугровщиками». Одновременно царь заложил традиции археологии в России.

Чувство истории

Выставка в Кремле покажет не только предметы из коллекций, собранных самим Петром. По праву рождения царь стал обладателем уникальной сокровищницы. «До Петра и в начале его жизни она воспринималась как сокровищница царей, их неотъемлемая принадлежность, никому не приходило в голову ее демонстрировать, выставлять. Более того, из нее можно было какие-то вещи взять, например, и продать, переплавить в случае нужды, – рассказывает Ольга Дмитриева. – В Европе Петр видел тенденции к тому, чтобы выставлять сокровища – старинные, династические, родовые… Он заметил, что к ним начинают относиться как к историческим памятникам». Можно говорить о том, что сокровища русских царей, которые сейчас демонстрируются в музеях, дошли до нас благодаря Петру и его изменившемуся отношению к ним.

Петр первым начал превращать царскую сокровищницу в место, которое открыто для публики. «Это не музей в полном смысле, но это протомузей», – поясняет Дмитриева. С этого времени в Оружейную палату стали помещаться не самые ценные с материальной точки зрения, но особенно памятные сокровища. Среди них были и трофеи Северной войны 1700–1721 годов. «Впервые в Кремле был устроен мемориальный зал – так называемый Свейский, где разместили захваченные на поле боя личную Библию шведского короля Карла XII, его носилки, литавры, барабаны, шпаги шведских офицеров. Там же было выставлено платье Екатерины I, в котором триумфально отмечалась победа в Северной войне», – продолжает куратор выставки.

Экспонаты, относящиеся к Северной войне, были размещены не только в Кремле. Царь ввел правило для Кунсткамеры: все предметы, попадающие туда, зарисовывались, в результате чего был составлен каталог. С его помощью сейчас исследователи могут выяснить, какие предметы находились в Кунсткамере во времена Петра. «Когда в нашем музее занялись подготовкой выставки, было сделано маленькое открытие. Благодаря изображению из «Нарисованного музея» удалось идентифицировать артефакт, долгое время хранящийся в Кремле, – шпоры Карла XII. До этого было лишь известно, что они датируются концом XVII – началом XVIII века. Рисунок шпор удалось обнаружить в каталоге, и выяснилось, что они были сняты во время похорон шведского короля и сохранены как реликвия, а затем переданы в Кунсткамеру», – делится интересными фактами Ольга Дмитриева. Посетители выставки смогут увидеть ряд изображений из «Нарисованного музея» и оценить их качество, глядя на сохранившиеся экспонаты.

Петр активно превращался в коллекционера. У него сложилось свое собрание в Преображенском дворце – экзотическое оружие, медали, монеты. При разрастании коллекции многие предметы становились частью интерьеров петербургских дворцов императора.

При помощи иглы и крепкой водки

Помимо мемориальных вещей Петр собирал и предметы искусства. Он выступил в роли первого русского мецената, но на этом его интерес к искусству не закончился.

Организаторы выставки вынесли в название очень смелое заявление: Петр I – художник. «На самом деле это не преувеличение, – подчеркивает Ольга Дмитриева. – Работая на верфях в Голландии, царь неоднократно встречался с художниками, которые были чертежниками, рисовальщиками, и начал сам интересоваться рисунком, гравюрой, графикой. Брал уроки у Адриана Шхонебека – голландского гравера, который специально для Петра создал рукописный учебник по изготовлению гравюры (он будет на выставке). Петр обучился этому искусству: мы покажем его гравюру на тему триумфа христианской веры над мусульманством. На этой гравюре написано, что Петр сделал ее самостоятельно, работая на верфях Ост-Индской компании: нанес рисунок иглой и вытравил крепкой водкой». На обучении искусству гравюры монарх не остановился. Посетители выставки увидят и другие предметы, выполненные им в различных техниках как для себя, так и в качестве подарков августейшим особам Европы.

Чтобы изменить сложившиеся на Руси представления о памятных предметах, истории, искусстве, такая страсть главы государства была необходима. Петр не просто заимствовал европейский опыт, он утвердил в России новые традиции, которые сначала были восприняты его ближайшими сподвижниками, а затем распространились в обществе, благодаря чему дошли до наших дней.

 

Выставка

29 ноября – 8 марта 2020 года

Петр. Первый. Коллекционер, исследователь, художник

Музеи Московского Кремля, выставочные залы Патриаршего дворца и Успенской звонницы

Среди участников выставки – музей «Зеленые своды» (Дрезден), Исторический музей Амстердама, Национальный морской музей (Лондон), а также российские музеи, архивы и библиотеки.