Archives

Варшавское восстание

сентября 29, 2019

75 лет назад немецко-фашистские войска жестоко подавили восстание польских патриотов в Варшаве. Это была одна из самых трагических страниц в истории Сопротивления

Шестьдесят три дня повстанцы героически сражались с немцами и карательными батальонами коллаборационистов и сложили оружие лишь после того, как их руководители, сочтя дальнейшее сопротивление бессмысленным, капитулировали.

Впрочем, в военно-техническом плане затея с восстанием с самого начала была авантюрой. Польские политики намеревались взять власть в те часы, когда, как они полагали, под давлением Красной армии немцы оставят город, а советские солдаты в него еще не войдут. Ими не учитывалось то, что, во-первых, гитлеровцы вовсе не собирались сдавать Варшаву и готовы были драться за нее всеми доступными силами, а во-вторых, что части Красной армии подошли к польской столице обескровленными, просто не имеющими возможности с ходу овладеть городом. Держа план восстания в тайне от советского командования, польское эмигрантское правительство почему-то считало, что в случае необходимости красноармейцы смогут быстро помочь повстанцам. Но чуда не произошло…

По приказу из Лондона

Восстание началось 1 августа 1944 года по инициативе правительства Польши в изгнании. Его политической целью был захват власти перед вступлением в Варшаву Красной армии. Находившееся в Лондоне эмигрантское правительство стремилось как можно скорее преобразовать созданные им подпольные организации в органы легальной суверенной власти, не дав тем самым Советам получить контроль над польской столицей.

Приняв решение о выступлении, министры Польши обратились к англичанам с просьбой снять с фронта и перебросить в Варшаву 1-ю Польскую парашютную бригаду. 28 июля правительство Великобритании ответило категорическим отказом. Не согласились англичане и бомбить немецкие аэродромы вблизи польской столицы.

Увы, но позиция британцев не образумила польских диванных стратегов из Лондона. Не остановили их и плачевные результаты по части обеспечения повстанцев оружием и боеприпасами. В таких условиях начинать восстание против закаленного в сражениях и хорошо вооруженного противника было авантюрой, что позже признали и англичане с американцами. Да и Верховный главнокомандующий польскими вооруженными силами генерал-лейтенант Казимеж Соснковский был против выступления. Но министры слушать его не стали…

Право определить дату восстания получил командующий Армией Крайовой в Варшаве генерал дивизии Тадеуш Бур-Коморовский. Разведка своевременно сообщила ему об усилении немецкой обороны на подступах к городу. Начальник II отдела (разведка и контрразведка) главного штаба командующего Армией Крайовой полковник Казимеж Иранек-Осмецкий настоятельно советовал не рисковать и отложить выступление. Его предостережения также были проигнорированы. Посовещавшись с генералами Леопольдом Окулицким и Тадеушем Пелчиньским, Бур-Коморовский принял роковое решение начать восстание 1 августа в 17 часов. В городе появились воззвания с указанием, что приказ о выступлении исходит от польского правительства.

К этому времени в битве на подступах к Варшаве наметился перелом. Гитлеровцы, подтянувшие элитные танковые дивизии, внезапно нанесли мощный контрудар сразу с трех сторон по советской 2-й танковой армии. Измотанным боями красноармейцам пришлось думать не о наступлении, а о том, как избежать окружения. Наша 2-я танковая армия вела кровопролитные бои, неся большие потери.

Бои на подступах к Варшаве

Что предшествовало этому перелому? Одержав в начавшейся 23 июня 1944 года стратегической наступательной операции «Багратион» грандиозную победу над немецкой группой армий «Центр», советские войска продолжили движение на запад. В середине июля силами 1-го Белорусского фронта северо-западнее Бреста началось освобождение Польши. 27 июля командование фронта получило директиву Ставки Верховного главнокомандования: «После овладения районом Брест и Седлец правым крылом фронта развивать наступление в общем направлении на Варшаву с задачей не позже 5–8 августа овладеть Прагой [восточный пригород Варшавы. – О. Н.] и захватить плацдарм на западном берегу р. Нарев в районе Пултуск, Сероцк. Левым крылом фронта захватить плацдарм на западном берегу р. Висла в районе Демблин, Зволень, Солец».

Директива, отданная за четыре дня до начала Варшавского восстания, не ставила задачи войти в польскую столицу. Сначала требовалось создать плацдармы и подтянуть резервы. В Ставке прекрасно понимали, что попытки форсировать Вислу и брать хорошо укрепленный город ударом в лоб были обречены на провал.

В ходе боев 29–31 июля войска 1-го Украинского фронта заняли плацдарм на западном берегу Вислы в районе Сандомира, а 1-го Белорусского фронта – плацдарм у города Пулавы. 1 августа части 8-й гвардейской армии под командованием генерал-полковника Василия Чуйкова с потерями переправились через Вислу и создали плацдарм у деревни Малый Магнуш. «2 и 3 августа мы продолжали расширять плацдарм, переправлять на него войска и средства усиления. Это было очень трудно, так как с мостами у нас дело не ладилось: вражеские самолеты сразу же разбивали их. И тем не менее плацдарм существовал, рос…» – свидетельствовал Чуйков. Стоило это большой крови.

Несмотря на массовый героизм красноармейцев, возможности продолжать наступление 1-й Белорусский фронт не имел. Его бойцы и так совершили невероятное, с начала операции «Багратион» пройдя с боями сотни километров. От них отстали обозы с боеприпасами, медикаментами, продовольствием и горючим, а приданная фронту 16-я воздушная армия не успела перебазироваться на ближайшие аэродромы, что временно лишило 1-й Белорусский прикрытия с воздуха. За первые десять дней августа фронт потерял свыше 7000 человек убитыми, более 24 000 ранеными и около 1500 пропавшими без вести. Поступавшее пополнение было необученным и не всегда обмундированным.

Немцы не собирались ждать, когда Красная армия подтянет тылы и резервы. Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский, тогда командовавший 1-м Белорусским фронтом, вспоминал: «Нащупав у нас слабое место – промежуток между Прагой и Седлецом (Седльце), противник решил отсюда нанести удар во фланг и тыл войск, форсировавших Вислу южнее польской столицы. Для этого он сосредоточил на восточном берегу в районе Праги несколько дивизий: 4-ю танковую, 1-ю танковую «Герман Геринг», 19-ю танковую и 73-ю пехотную. 2 августа немцы нанесли свой контрудар, но были встречены на подступах к Праге подходившими туда с юга частями нашей 2-й танковой армии. Завязался упорный встречный бой. Немецкие войска оказались в более выгодном положении, так как они опирались на сильный Варшавский укрепленный район».

В крупном танковом сражении под Воломином северо-восточнее Варшавы успех сопутствовал противнику. Советские войска понесли большие потери, и им пришлось перейти к обороне. Чтобы возобновить наступление, требовалось время.

Переговоры в Москве

Меж тем до 1944 года лондонские поляки пребывали в уверенности, что немцев разобьют западные союзники, которые дадут им возможность восстановить Польшу в границах 1939 года. Ошибочность расчета стала окончательно ясна, когда Красная армия, громя вражеские полчища, приблизилась к польским землям. Лопнули надежды польского Лондона на раскол в рядах союзников по антигитлеровской коалиции.

Тогда в головах диванных стратегов, не имевших представления о боях за крупные города, и возник этот план: нужно захватить власть в Варшаве в те часы, когда немцы ее оставят, а советские войска в город еще не войдут! Планировалось, что Красную армию встретят эмиссары польского правительства, которые гордо заявят о том, что власть в Варшаве уже создана. Советские солдаты должны будут покинуть столицу Польши, согласившись с появлением в ней враждебного СССР правительства, и продолжить заниматься привычным делом – бить немцев. Готовя советскому руководству сюрприз, замысел восстания держали от него в тайне.

Однако и в Кремле не сидели сложа руки. Зная об антисоветских настроениях эмигрантского правительства, Иосиф Сталин сделал ставку на дружественные СССР левые силы, образовавшие Польский комитет национального освобождения (ПКНО). Этот временный центральный орган исполнительной власти 22 июля 1944 года в Хелме принял манифест, провозгласив, что Красная армия вступила в Польшу как армия-освободительница, и призвал народ оказывать ей всемерную помощь. 26 июля правительство СССР и председатель базировавшегося в Люблине ПКНО Эдвард Осубка-Моравский подписали соглашение, по которому комитет «полностью возьмет на себя руководство всеми делами гражданского управления», «как только какая-либо часть освобожденной территории Польши перестанет быть зоной непосредственных военных операций». Другое заключенное в этот же день соглашение касалось советско-польской границы, установить которую договорились по «линии Керзона».

В конце июля 1944-го глава польского правительства в изгнании Станислав Миколайчик прилетел в Москву. В Кремле надеялись, что он войдет в коалиционное правительство освобожденной Польши, которое будет состоять из членов ПКНО и некоторых министров эмигрантского правительства. 31 июля Миколайчик встретился с наркомом иностранных дел СССР Вячеславом Молотовым и категорично заявил, что «является представителем настроений всего польского народа» (что не соответствовало действительности), а правительство Польши уже создано.

3 августа во время встречи со Сталиным Миколайчик сообщил, что столица Польши восстала и там находятся несколько министров его правительства. На замечание, что в городе хозяйничают немцы, самонадеянный польский политик заявил, что Варшава вот-вот будет свободна.

Письмо, полученное в тот же день премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем от президента Польши в изгнании Владислава Рачкевича, было не столь оптимистичным: «Варшава сражается уже два дня. Обязательным условием спасения города является сброс большого количества вооружения и боеприпасов сегодня ночью в указанных пунктах. Оружие и боеприпасы приготовлены на базах в Италии. Без этой немедленной помощи наши силы, сражающиеся в Варшаве, окажутся перед поражением, а население – перед угрозой массового уничтожения еще до того, как советские войска будут в состоянии достичь Варшавы».

4 августа Черчилль обратился к Сталину с просьбой помочь «польской подпольной армии». В ответном послании от 5 августа тот заметил: «Краевая армия поляков состоит из нескольких отрядов, которые неправильно называются дивизиями. У них нет ни артиллерии, ни авиации, ни танков. Я не представляю, как подобные отряды могут взять Варшаву, на оборону которой немцы выставили четыре танковые дивизии, в том числе дивизию «Герман Геринг»».

9 августа во время прощальной встречи со Сталиным Миколайчик оценивал перспективы восстания уже более осторожно. Понимая, что события стали развиваться по сценарию, далекому от грёз его правительства, он не разглагольствовал о скором изгнании немцев из Варшавы. Обещал сотрудничать с ПКНО. Попросил помочь повстанцам оружием и боеприпасами, уверяя Сталина, что «немцы сейчас не так сильны, чтобы выбросить поляков из тех районов Варшавы, которые они занимают». С просьбой о помощи путем нанесения Красной армией ударов по немецким позициям Миколайчик не обращался.

Сталин, подчеркнув, что выступление в Варшаве он считает «нереальным делом», поскольку «немцы только в районе Праги имеют три танковых дивизии, не считая пехоты», пообещал помощь оружием.

Бои за Варшаву

В первые дни августа повстанцам действительно удалось захватить значительную часть Варшавы. Однако под контролем гитлеровцев оставались мосты, вокзал и все стратегически важные объекты. Немцы перебросили сюда дополнительные войска и развернули наступление на подконтрольные восставшим районы. Уже через несколько дней плохо подготовленное выступление стало вызывать среди варшавян и части самих повстанцев недовольство, которое со временем усиливалось. 6 августа разведывательный отдел штаба 9-й армии вермахта доносил в штаб группы армий «Центр»: «Командование Армией Крайовой обещает населению скорое освобождение и помощь союзников. Эти обещания встречаются недоверием и издевками».

В конце августа советские войска перешли в наступление и 14 сентября взяли Прагу. Население встречало их цветами, а Москва салютовала залпами 224 орудий. Красноармейцы безвозмездно делились с изголодавшимися жителями мукой и хлебом, помогли наладить работу разрушенных хлебопекарен. Серьезная помощь оказывалась и повстанцам. Большую роль в этом сыграла советская авиация. Поскольку город представлял собой шахматную доску, где контролируемые противоборствующими сторонами районы многократно граничили друг с другом, летчики работали на малой высоте. 15 сентября Бур-Коморовский сообщал Рокоссовскому: «Благодарим за прикрытие с воздуха, сбросы боеприпасов, оружия и продовольствия. Просим продолжать сбросы». Согласно докладу командования 1-го Белорусского фронта Сталину от 2 октября 1944 года, в период с 13 сентября по 1 октября повстанцам помимо продовольствия было сброшено: 1 артиллерийское орудие, 156 минометов, 505 противотанковых ружей, 1478 автоматов, 1019 карабинов и винтовок, 36 498 ручных гранат, более 3 млн разных патронов, 515 кг медикаментов, 10 телефонных аппаратов.

Американские и английские летчики, в отличие от советских, осуществляли сбросы грузов с высоты 3000–4000 метров. Как утверждают польские историки, в результате повстанцам доставалось менее четверти грузов. Остальные попадали к немцам.

В ночь на 16 сентября на западный берег Вислы высадился десант 1-й армии Войска Польского, сражавшейся в составе 1-го Белорусского фронта. Неделю бойцы генерал-лейтенанта Зигмунда Берлинга удерживали занятый ими плацдарм. Немцы подвергли их массированному обстрелу, не позволив переправить через Вислу танки и орудия. Уцелевшим в бою полякам пришлось вернуться на восточный берег.

Восставшие оказывали героическое сопротивление. 2 октября полковник Иранек-Осмецкий и подполковник Зигмунд Добровольский (по приказу Бур-Коморовского) с польской стороны и обергруппенфюрер СС и генерал полиции Эрих фон дем Бах с немецкой подписали соглашение о прекращении военных действий с 20 часов текущего дня. Офицеры Армии Крайовой были рады тому, что немцы разрешили оставить им холодное оружие. Невозможно представить ситуацию, чтобы гитлеровцы, беря в плен красноармейцев, сделали бы то же самое.

По подсчетам польских историков, оружие сложили 17 тыс. бойцов Армии Крайовой и других групп польского Сопротивления, примерно столько же пало за 63 дня боев. В ходе восстания, по разным оценкам, погибли от 120 до 165 тыс. варшавян, своими жизнями расплатившихся за авантюру польского правительства.

Красная армия освободила лежавшую в руинах Варшаву 17 января 1945 года.

 

Что почитать?

Назаревич Р. Варшавское восстание, 1944 год: политические аспекты. М., 1989

Яковлева Е.В. Польша против СССР. 1939–1950. М., 2007

 

Армия Крайова

После катастрофы 1939 года, когда армия Польши за несколько дней была разбита немцами, среди поляков нашлись люди, желавшие продолжить воевать с нацистами. Вскоре был создан Союз вооруженной борьбы, в феврале 1942-го переименованный в Армию Крайову

Армия Крайова подчинялась польскому эмигрантскому правительству и Верховному главнокомандующему польскими вооруженными силами, находившемуся в Лондоне. Все, кто вступал в ее ряды, зачислялись на действительную военную службу с сохранением воинских званий и получением жалованья. В 1942–1943 годах большой активности в борьбе с гитлеровцами аковцы (от сокращения АК – Армия Крайова) не проявляли.

Придерживаясь тактики «сбережения сил», они организовывали акции саботажа и собирали разведданные для западных союзников. Свое пассивное «стояние с оружием у ноги» командование оправдывало тем, что под Сталинградом, Курском и Киевом воевали между собой два врага Польши. Правда, аковцы бездействовали и во время восстания в Варшавском гетто и Волынской резни. В современной Польше об этих позорных страницах истории АК предпочитают не вспоминать.

Поражение Варшавского восстания и огромные потери среди населения подорвали авторитет эмигрантского правительства и АК. Современники прекрасно понимали, кто был истинным виновником катастрофы. После провалившегося выступления командующего АК в Варшаве Тадеуша Бур-Коморовского, оказавшегося в немецком плену, сменил генерал Леопольд Окулицкий. 19 января 1945 года, когда советские войска завершали освобождение Польши, он отдал приказ о роспуске армии. Заявив, что на смену немецкой оккупации пришла советская, Окулицкий освободил солдат от присяги, а командирам приказал спрятать оружие, боеприпасы и радиопередатчики и «направить свою деятельность на восстановление независимости и защиту населения».

 

Кто виноват?

Сразу после Варшавского восстания был поднят вопрос о том, кто виновен в его поражении. Горячие споры об этом продолжаются и сегодня

Согласно официальной точке зрения нынешнего руководства Польши, моральная ответственность за неудачу выступления и его многочисленные жертвы лежит на СССР. Голословно утверждается, что Красная армия, имея возможность в августе 1944 года выбить немцев из польской столицы, по приказу Москвы остановила наступление и равнодушно наблюдала за тем, как гитлеровцы расправляются с повстанцами и гибнут жители Варшавы. Это лживое оправдание провала собственной авантюры еще в августе 1944-го выдвинули польские эмигранты в Лондоне. Примечательно, что ту же идею в ходе восстания раскручивала германская пропаганда. Рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Йозеф Геббельс не упускал возможности вбить клин между государствами антигитлеровской коалиции, в которую входила и Польша.

Все те, кто обвиняет Советский Союз в нежелании помочь восставшим, закрывают глаза на то, что рвавшиеся к Варшаве части Красной армии были измотаны долгим наступлением и кровопролитными боями, а также испытывали дефицит оружия, боеприпасов и живой силы. Для объективных исследователей этот факт очевиден. Английский историк Алан Джон Персиваль Тейлор констатировал: «Казалось, что Иосиф Сталин цинично оставил жителей Варшавы на произвол судьбы и позволил совершать над ними массовые убийства. Но это не так. Независимо от того, произошло бы восстание или нет, русским все равно пришлось бы перед Варшавой остановиться».

Для критиков Сталина, СССР и Красной армии Варшавское восстание стало не предметом спокойного и всестороннего изучения, а одним из краеугольных камней русофобской историографии и польского политического мифа.

(Фото: LEGION-MEDIA, ЕФИМ КОПЫТ/ТАСС, WIKIPEDIA.ORG)