Archives

Дело Эйхмана

мая 2, 2021

Весной 1960 года израильские спецслужбы выследили в Аргентине и тайно вывезли в Израиль нацистского палача Адольфа Эйхмана, вскоре приговоренного к смертной казни за чудовищные преступления против человечности

Имя этого человека, одного из главных нацистских преступников, неоднократно звучало на заседаниях Нюрнбергского процесса. Только в советском, далеко не полном, семитомном сборнике документов процесса оно упомянуто 119 раз. Он 15 лет скрывался от правосудия, и наконец в 1960 году израильские спецслужбы разыскали его в Аргентине и доставили в Израиль. Этим человеком был Адольф Эйхман, основная вина которого состояла в практической подготовке, организации и реализации нацистского плана уничтожения евреев Европы.

Молодой наци

Адольф Эйхман родился 19 марта 1906 года в немецком городе Золингене в семье бухгалтера Электрической трамвайной компании. Спустя восемь лет семья переехала в Австрию, в Линц, куда отца Эйхмана перевели на должность коммерческого директора местной трамвайной компании. В Линце Адольф учился в начальной школе, затем в реальном училище, а в 1921-м поступил в Высшее училище электротехники, машиностроения и строительства, чтобы получить специальность механика.

Учился он плохо, поэтому ни в одном из учебных заведений не получил диплома. Несколько месяцев ему пришлось трудиться рабочим на шахте, затем около двух лет – в отделе сбыта Верхнеавстрийской электрической компании и около пяти – в нефтяной компании. В это же время Эйхман вступил в организацию «Молодежный союз фронтовиков», хотя в Первой мировой не участвовал. В 1931-м он постоянно посещал собрания нацистов в Линце. На одной из таких встреч к нему подошел Эрнест Кальтенбруннер и предложил вступить в нацистскую партию и СС. В личном деле Эйхмана указана точная дата вступления в партию и СС – 1 апреля 1932 года.

Помощник Эйхмана гауптштурмфюрер СС Дитер Вислицени на заседании Международного военного трибунала в Нюрнберге рассказал, что Эйхман и Кальтенбруннер годами сохраняли дружеские отношения: «Когда Кальтенбруннера назначали начальником полиции безопасности, Эйхман выразил свое удовлетворение. <…> Если у него будет какое-либо затруднение, он всегда сможет обратиться лично к Кальтенбруннеру».

Мировой экономический кризис не обошел и Австрию. Весной 1933 года Эйхман стал безработным. В это время в стране произошли политические изменения: Энгельберт Дольфус, избранный канцлером, установил авторитарный режим, ориентировавшийся на итальянский фашизм. Дольфус выступал против слияния с Германией, особенно опасаясь этого после прихода к власти Адольфа Гитлера. Поэтому наряду с запретом коммунистической партии он в июне 1933 года запретил и деятельность нацистов.

Специалист по «еврейскому вопросу»

Эйхман решил переехать в Германию, где ему предложили пройти подготовку в учебных лагерях СС. Там он находился с августа 1933-го по сентябрь 1934-го. Вскоре ему присвоили звание шарфюрера СС. В марте 1934-го была организована СД – служба безопасности под руководством рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Новой структуре потребовались люди, и Эйхман подал рапорт с просьбой о зачислении. Его приняли в информационный отдел и поручили сбор материалов о масонах, однако через несколько месяцев перевели в только что созданный специальный «еврейский отдел».

Адольф Эйхман (на переднем плане лицом) с группой гестаповцев перед налетом на Еврейский общинный центр. Вена, 1938 год

Антисемитизм к тому времени стал краеугольным камнем внутренней и внешней политики Третьего рейха. Началась юридически оформленная распоряжениями, а потом и специальными законами гражданская, политическая, экономическая, культурная дискриминация евреев Германии. Их изгоняли с государственной службы, из армии, судов, высших учебных заведений. Апогеем этой политики были принятые 15 сентября 1935 года законы «О гражданине рейха» и «Защите немецкой крови и чести»: «Еврей не может быть гражданином империи. Он не имеет права голоса в политических делах; он не может занимать публичную должность…» Началась сегрегация евреев, они были лишены гражданских прав, вступил в силу запрет на браки между ними и арийцами.

Ограничения и притеснения, по замыслу новых властей, должны были заставить евреев покинуть Германию, предполагалось очистить от них страну еще на первом этапе борьбы с «мировым еврейством». Нацисты заинтересовались сионизмом, цель которого – создание еврейского государства в Палестине. Эйхман изучил структуру сионистского движения, проанализировал его литературу, программы. Он получил задание держать под наблюдением и контролем сионистские организации. В 1937 году в чине гауптшарфюрера СС его откомандировали в Палестину для установления связей с еврейскими представителями. Эйхман прибыл в Хайфу, однако встреча не состоялась, так как британские власти немедленно выслали его.

Адольф Эйхман. 1942 год

В марте 1938 года произошел аншлюс Австрии, и Эйхмана направили туда, чтобы он использовал свой германский опыт для проведения принудительной эмиграции австрийских евреев. Эйхман проявил себя умелым организатором – создал своеобразный конвейер депортации.

Его усилия были вознаграждены: в декабре 1939-го он возглавил IV отдел Главного управления имперской безопасности, ведавший вопросами выселения евреев. Позже отдел был переименован в IV B 4 и с конца 1941 года занимался «окончательным решением еврейского вопроса», включая депортацию в гетто и лагеря уничтожения.

Военный преступник

После захвата немцами Польши Эйхман инспектировал крупнейшие гетто, созданные в Варшаве, Лодзи, Люблине. Неоднократно выезжал на восток, проверяя результативность депортации и уничтожения евреев. Осенью 1941-го присутствовал при массовом расстреле евреев в Минске и Львове, после чего сообщил руководителю гестапо группенфюреру СС Генриху Мюллеру, что расстрелы негуманны и «мы воспитываем из наших людей садистов». Поэтому надо эффективнее использовать передвижные газовые камеры-душегубки. Эйхман контролировал строительство и работу лагерей уничтожения. В Хелмно он присутствовал уже при ликвидации евреев в душегубке, посещал с проверкой лагеря смерти Треблинка и Аушвиц (Освенцим).

Начальник тайной государственной полиции (гестапо) группенфюрер СС Генрих Мюллер

В октябре 1941-го Эйхману присвоили звание оберштурмбаннфюрера СС. В представлении особо отмечалось: «Благодаря Эйхману в собственность рейха перешли огромные ценности». Он стал одним из организаторов Ванзейской конференции, проведенной 20 января 1942 года. Именно тогда было утверждено «окончательное решение еврейского вопроса». Конференция была детищем Эйхмана, он готовил тезисы выступления Рейнхарда Гейдриха – начальника Главного управления имперской безопасности.

Дитер Вислицени свидетельствовал на Нюрнбергском процессе: «Эйхман имел особые полномочия от группенфюрера Мюллера, начальника IV управления, и от начальника полиции безопасности. Он был ответственен за так называемое решение еврейского вопроса в Германии и во всех занятых Германией областях». Если ранее Эйхман был специалистом «по принудительной эмиграции», то в годы войны проявил себя как специалист по «принудительной эвакуации» в лагеря смерти. Он организовал депортацию евреев из Франции, Голландии, Бельгии на восток, в лагеря. После оккупации немцами Венгрии в марте 1944 года прибыл в Будапешт и занялся уничтожением венгерских евреев. Операция распространялась и на Закарпатскую Украину, более чем на 200 тыс. местных евреев. К тому же по личному распоряжению Эйхмана, в обход приказов Гиммлера, 450 тыс. венгерских евреев были отправлены в Аушвиц.

По показаниям штурмбаннфюрера СС Вильгельма Хётля на Нюрнбергском процессе, он в августе 1944 года беседовал с Эйхманом в Будапеште и спросил его, сколько всего евреев уничтожено. Тот ответил: «Примерно 4 миллиона было истреблено в различных концлагерях <…> еще дополнительно 2 миллиона евреев умерщвлено другими путями. Бóльшая часть из них расстреляна оперативными отделами [правильно: айнзацгруппами. – «Историк»] полиции безопасности в период кампании против России». А Вислицени отметил, что в конце февраля 1945 года Эйхман сказал ему, «что на его совести около 5 миллионов человек». Вот такая трагическая арифметика.

Газваген – специальный автомобиль с герметичным кузовом, предназначавшийся для уничтожения людей и прозванный «душегубкой»

Под чужим именем

В последние дни войны Эйхман оказался в плену у американцев. Он назвался чужим именем и был отправлен в лагерь для пленных эсэсовцев. На допросах его так и не смогли разоблачить. На Нюрнбергском процессе имя Эйхмана звучало неоднократно. В лагере об этом знали из получаемых газет. И Эйхман решил бежать. После побега скрывался под именем Отто Хенингера в деревне под Гамбургом у родственников одного из товарищей по плену. Четыре года проработал лесорубом. В начале 1950-го установил контакты с ODESSA – Organisation der ehemaligen SS-Angehörigen – организацией бывших членов СС, которая помогала скрываться военным преступникам, переправляя их в основном в Латинскую Америку. Эйхман оказался в Италии, где получил от священника-францисканца, прекрасно знавшего, кому он оказывает помощь, фальшивый паспорт на имя Рикардо Клемента, с которым отправился в Аргентину.

Прибытие еврейских узников в Аушвиц (Освенцим). Дети, женщины, пожилые люди сразу отправлялись в газовые камеры

Там он работал в прачечной, разводил кроликов. Спустя некоторое время Эйхман написал письмо жене, проживавшей в Германии, и сообщил, где находится. Вскоре жена и дети прибыли в Аргентину. Затем он устроился на постоянную работу на автомобильном заводе. При этом Эйхман общался с членами нацистской колонии, не скрывая своего настоящего имени.

В разных источниках содержится множество версий о розыске и поимке Эйхмана. Его искали и бывшие узники концлагерей, и сотрудники израильской разведки. Есть предположение, что сдала его израильским коллегам советская внешняя разведка.

Основную версию поимки изложил в своей книге «Похищение палача» глава «Моссада» Иссер Харель. В 1957 году от генерального прокурора федеральной земли Гессен были получены сведения о возможном местонахождении Эйхмана в Аргентине. Данные ему сообщил немецкий еврей Лотор Герман, бежавший из Германии в 1938-м и проживавший в Буэнос-Айресе. Туда прибыла группа израильских разведчиков, которые удостоверились, что Эйхман скрывается под именем Рикардо Клемента. Однако он переехал в другой район, на улицу Гарибальди. Дом был оформлен на имя жены, Вероники Катарины де Фихман, изменившей в своей фамилии одну букву, что и затруднило поиск, продолжавшийся еще более года. Тем не менее 3 апреля 1960-го Эйхмана опознали и сфотографировали возле его дома. Было принято решение о захвате и доставке его в Израиль. Для непосредственного руководства операцией в Аргентину прибыл Рафи Эйтан – начальник оперативного отдела «Моссада», возглавивший спецгруппу.

В Буэнос-Айресе было арендовано несколько домов, квартир, машин, задействовано 30 человек. 11 мая два автомобиля, в которых находилось семь человек во главе с Эйтаном, ждали возвращения Эйхмана с работы. Похищение заняло 20 секунд. Преступника доставили в один из арендованных домов, провели первый допрос. Он понял, что захвачен израильтянами, и назвал наизусть свои личные номера в СС и номер партийного билета нацистской партии. Девять дней Эйхман находился в наручниках под круглосуточной охраной. Наконец 20 мая 1960 года под видом заболевшего члена экипажа израильского самолета его удалось вывезти в Израиль.

Останки сожженных людей. Территория концлагеря Майданек после освобождения бойцами 1-го Белорусского фронта Красной армии

Трупы узников нацистского концлагеря Маутхаузен

Реакция на похищение

Премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион официально сообщил кнессету о поимке Адольфа Эйхмана, ответственного вместе с другими руководителями нацистской Германии за уничтожение 6 млн евреев. Мировая пресса тотчас предала огласке это событие. ТАСС опубликовал заметку о захвате преступника 25 мая 1960 года.

Тайный вывоз Эйхмана привел к панике среди нацистов, прятавшихся в специально созданных для них в Латинской Америке немецких поселениях, скрытых в джунглях Амазонки и других глухих местах.

Аргентина обвинила Израиль в незаконном похищении Эйхмана, потребовала его возврата, подала жалобу на действия Израиля в ООН. В течение двух недель в Совете Безопасности ООН шло обсуждение инцидента. Ход слушаний широко освещала советская пресса. «Правда» привела цитаты из выступления Голды Меир, тогдашнего министра иностранных дел Израиля, и из речи советского представителя в ООН Аркадия Соболева. Газета не только цитировала отрывки из заявления Соболева о праве любой страны на наказание нацистских преступников, но подвергла резкой критике государства Запада, обвинив их в укрывательстве бывших нацистов. «Вечерняя Москва» опубликовала обращение польского представителя, также осудившего западные страны за сокрытие нацистских преступников.

Действительно, президент Аргентины Хуан Перон симпатизировал фашизму, он даже осудил Нюрнбергский процесс. В Аргентине, Парагвае, Бразилии, Чили, Колумбии нашли убежище не менее 10 тыс. нацистских преступников, среди которых – комендант лагеря смерти Треблинка Фриц Штангль, заместитель коменданта лагеря смерти Собибор Густав Вагнер, врач, проводивший медицинские эксперименты в Аушвице, Доктор Смерть Йозеф Менгеле, комендант Рижского гетто по прозвищу Рижский Мясник Эдвард Рошман, член латышской команды СД в Латвии Герберт Цукурс. Последний был убит агентами «Моссада» в 1965 году в Парагвае.

Посол Израиля в Советском Союзе Арье Харель вспоминал, что министр иностранных дел СССР Андрей Громыко в частной беседе с ним сказал, что «другие нацистские преступники вроде Мартина Бормана и Йозефа Менгеле все еще разгуливают на свободе и что лишь Израиль способен предать их справедливому суду». Советская пресса подчеркивала, что процесс имеет прямое отношение к тому, что происходило на оккупированной территории СССР. Эйхман посещал Львов, Минск, контролировал процессы уничтожения людей в Риге, Каунасе, Вильнюсе. Он один из тех, кто предложил использовать душегубки на оккупированной территории СССР.

К сожалению, несмотря на это, власти СССР игнорировали просьбы Израиля о предоставлении информации о деятельности Эйхмана на территории Советского Союза. Официальное объяснение гласило, что «все требуемые материалы уже были предоставлены в ходе Нюрнбергских процессов». Неофициально же советские представители объясняли свое нежелание сотрудничать с Израилем тем, что оказание такой помощи может лишить Советский Союз славы страны-освободительницы и помочь Израилю приобрести репутацию главного борца с нацизмом…

«Я вовсе не чудовище»

11 апреля 1961 года в Иерусалиме начался судебный процесс над Эйхманом. Об этом сообщила вся мировая пресса, включая центральные и республиканские издания СССР. Около 500 журналистов, приехавших в Иерусалим со всего мира, освещали это событие. Главным обвинителем был генеральный прокурор Израиля Гидеон Хаузнер, произнесший знаменитую речь, известную под названием «Шесть миллионов обвиняют». На суде выступило более 100 свидетелей.

Эйхман обвинялся в преступлениях против еврейского народа, включавших все виды преследований, в том числе арест миллионов евреев, концентрацию их в определенных местах, отправку в лагеря смерти, убийства и конфискацию собственности. В обвинительном заключении речь шла не только о преступлении против еврейского народа. Прокурор Хаузнер заявил: «Мы докажем также преступления, совершенные им против лиц других национальностей».

Адольф Эйхман в тюрьме Аялон, Израиль. 21 апреля 1961 года

В последнем слове Эйхман настаивал, что никогда не был юдофобом, тем более убийцей: «Я вовсе не чудовище. Я – жертва ошибок и заблуждений». 15 декабря его приговорили к смертной казни. Адвокат Эйхмана Роберт Серватиус выступил с апелляцией. Он утверждал, что израильский суд неправомочен, что Эйхмана надо было судить в ФРГ. Защитник цинично уверял, что «убийство посредством газа относится к аспектам медицинского характера», что израильская судебная процедура противоречит европейской, на которую имеет право Эйхман по факту своего рождения в Европе.

Верховный суд Израиля отклонил апелляцию, подчеркнув, что Эйхман лично отдавал все распоряжения, связанные с «еврейским вопросом»: «По своей значимости он затмил всех своих начальников, включая Мюллера. Идея «окончательного решения» никогда бы не приняла такую страшную форму, если бы не фанатичное усердие и ненасытная кровожадность обвиняемого и его сообщников».

31 мая 1962 года президент Израиля Ицхак Бен-Цви отклонил прошение Эйхмана о помиловании. В тот же день незадолго до полуночи нацистский преступник был повешен. Тело его сожгли. Около половины пятого утра 1 июня с борта полицейского катера начальник управления тюрем Арье Нир развеял пепел Эйхмана в нейтральных водах Средиземного моря.

Процесс над Эйхманом положил начало череде открытых судов над немецкими пособниками и в СССР. Так, 16–24 июля 1962-го в Краснодаре состоялся первый после 1949 года открытый судебный процесс по делу девяти нацистских прихвостней, вахманов СС, служивших в лагерях смерти. Последний из таких судов состоялся в 1986 году в Симферополе – над Федором Федоренко, служившим в Треблинке, где осуществлялись планы Эйхмана по уничтожению евреев.

Что почитать?

6 000 000 обвиняют. Речь израильского генерального прокурора на процессе Эйхмана. Иерусалим, 1989

Харэль И.Н. Похищение палача. М., 1992

Фон Ланг Й. Протоколы Эйхмана. Записи допросов в Израиле. М., 2007

Арендт Х. Эйхман в Иерусалиме. История обыденных злодеяний. М., 2008

Фото: LEGION-MEDIA, РИА НОВОСТИ