Archives

Зимняя война

октября 28, 2019

Одной из самых дискуссионных тем нашей истории вот уже 80 лет остается Советско-финляндская война 1939–1940 годов. Свой взгляд на причины и итоги этой войны «Историку» изложил доктор исторических наук, профессор Михаил Мельтюхов

Советско-финляндская война началась в последний день осени, 30 ноября 1939 года. К этому времени, согласно секретному дополнительному протоколу к советско-германскому договору о ненападении, подписанному 23 августа того же года Вячеславом Молотовым и Иоахимом фон Риббентропом, Москва и Берлин договорились о том, что территория Финляндии входит в сферу интересов СССР. Это давало Иосифу Сталину уникальную возможность приступить к решению сложнейшей геополитической задачи – обеспечению безопасности европейской части СССР с севера. Для этого как минимум необходимо было отодвинуть советско-финскую границу от Ленинграда, а как максимум – вместо враждебно настроенной по отношению к Советскому Союзу страны создать у своих границ еще одно дружественное государство. В условиях надвигающейся мировой войны в Москве были уверены: для достижения поставленных целей все способы хороши – от политико-дипломатических до военных.

Впрочем, судя по всему, Сталин до последнего надеялся решить дело миром. Один из руководителей финской делегации на переговорах с Москвой Вяйнё Таннер, в период Зимней войны занимавший пост главы финского МИДа, впоследствии вспоминал: «По всему поведению Сталина нам казалось, что он настоятельно заинтересован в соглашении. Не напрасно же он посвятил так много вечеров делам маленькой Финляндии. Более того, он пытался найти компромиссы…»

 «Холодный мир»

– Каковы причины Советско-финляндской войны 1939–1940 годов?

– Основной причиной было незавершенное территориальное размежевание бывшей Российской империи. По Тартускому мирному договору от 14 октября 1920 года финнам удалось не только добиться сохранения за собой всей территории Великого княжества Финляндского, но и получить область Петсамо (Печенги). В результате советско-финская граница на Карельском перешейке проходила в 32 км от Ленинграда. Северный берег Финского залива напротив Кронштадта был территорией Финляндии, а принадлежавшие ей острова в Финском заливе затрудняли выход советского флота в Балтийское море. Таким образом, линия границы порождала проблему обеспечения взаимной безопасности.

– Чего боялись финны?

– Руководство Финляндии считало Советский Союз единственным потенциальным противником, представляющим угрозу независимости страны. Противодействие восточному соседу стало основой ее внешнеполитического курса. Кроме того, в Финляндии были сильны националистические настроения, ставившие целью расширение границ государства на восток. Считалось, что как минимум Кольский полуостров и Карелия должны быть присоединены к Финляндии.

Для СССР же Финляндия была частью «санитарного кордона», соседом, территория которого могла быть использована для развертывания войск более серьезных противников. В конце 1930-х годов советское руководство видело в качестве главных потенциальных противников Германию и Польшу, с которыми у Финляндии были тесные контакты. Естественно, что недружественная позиция Хельсинки воспринималась в Москве с подозрением. Эта взаимная подозрительность стала питательной почвой для эскалации конфронтации.

– Как складывались в 1938–1939 годах отношения Финляндии с Германией? Являлись ли они уже тогда союзниками?

– Отношения с Германией у Финляндии были традиционно хорошими. Однако приход к власти Адольфа Гитлера вызвал настороженность финского правительства. Захват нацистами Австрии и чешских земель, превращенных в протекторат Богемия и Моравия в составе Третьего рейха, привел к заметному охлаждению финляндско-германских отношений.

При этом весной-летом 1939 года Норвегия, Швеция и Финляндия отказались как от англо-французских гарантий, так и от предложения Германии заключить договоры о ненападении. С одобрения скандинавских стран финляндское руководство отвергло и возможность получения англо-франко-советских гарантий, полагая, что они приведут к предоставлению Москве свободы рук в отношении Финляндии. Финны шантажировали Великобританию тем, что в случае предоставления гарантий станут на сторону Германии. 7–12 августа в Финляндии прошли крупнейшие в истории страны военные маневры на Карельском перешейке, на которые были приглашены все военные атташе, кроме советского. На них отрабатывалась операция по отражению наступления на линию Маннергейма с востока.

Германское руководство было недовольно, что Хельсинки отклонил предложенный ему в апреле 1939-го договор о ненападении. Впрочем, в тот момент Финляндия считалась второстепенным районом германских интересов. Поэтому при подписании 23 августа 1939 года советско-германского договора о ненападении Берлин пошел на признание Финляндии сферой советских интересов. Таким образом, ни о каких союзных отношениях между Берлином и Хельсинки в этот период говорить невозможно.

– Каким было геополитическое значение Финляндии для СССР?

– В межвоенный период советско-финляндские отношения напоминали «холодный мир». 21 января 1932 года страны подписали договор о ненападении, продленный 7 апреля 1934-го до 1945 года. В 1938-м – начале 1939-го советская сторона неоднократно предлагала Финляндии расширить договор о ненападении или каким-то иным способом гарантировать невозможность использования ее территории в качестве плацдарма для действий против СССР. Руководство Финляндии постоянно отказывалось, стараясь в то же время добиться согласия Советского Союза на ремилитаризацию Аландских островов, демилитаризованный статус которых регулировался Аландской конвенцией 1921 года.

Советско-финляндские отношения характеризовались обоюдной подозрительностью, обе стороны создали серьезные оборонительные рубежи вдоль границы, особенно мощные на Карельском перешейке. Финляндия постоянно демонстрировала нежелание сотрудничать с Советским Союзом даже в рамках Лиги Наций, рассматривая восточного соседа как потенциального врага номер один. В свою очередь, Москва укреплялась во мнении, что Финляндия проводит, хотя и скрытно, антисоветский курс, что делало ее одним из потенциальных противников и возможным плацдармом антисоветской войны.

Симпатии к Германии как реальному противовесу СССР делали финский нейтралитет довольно подозрительным как для Москвы, так и для скандинавских стран. Впрочем, это не означало, что Хельсинки отказывался от политики нейтралитета. Финляндия надеялась и далее балансировать между Москвой и Берлином. Получив гарантии невмешательства Германии в советско-финляндские отношения, Москва решила активизировать свою политику и добиться гарантий безопасности северо-западных границ СССР.

Провал переговоров

– Готовилась ли Красная армия к войне с Финляндией? Был ли у Генерального штаба РККА план войны?

– Как и другие граничившие с СССР государства, Финляндия считалась в Москве потенциальным противником, и Генштаб РККА периодически готовил планы на случай войны на северо-западе. Правда, поначалу военные планы в отношении Финляндии имели в основном оборонительную направленность, и лишь в плане 1936 года перед войсками были поставлены активные наступательные задачи, которые затем постоянно уточнялись. Соответственно, возрастало и количество войск, привлекаемых для операции. Если в планах 1932–1935 годов предусматривалось иметь на границе от четырех до шести стрелковых дивизий и одну стрелковую бригаду, то в плане 1936 года речь шла об использовании семи стрелковых дивизий и двух танковых бригад, а в плане 1937 года – о десяти стрелковых и одной горнострелковой дивизиях, двух танковых бригадах и трех артиллерийских полках.

19 апреля 1939 года в штабе Ленинградского военного округа (ЛВО) подготовили план боевых действий Северо-Западного фронта против Финляндии и Эстонии в условиях войны СССР с Германией и союзной ей Польшей. Против Финляндии предполагалось развернуть 14-ю армию (шесть дивизий и три танковые бригады) на Карельском перешейке и 17-ю армию (пять дивизий) от Баренцева моря до Ладожского озера. Предусматривался захват Петсамо, наступление на Каяни и Нурмес, а главные силы 17-й армии должны были наступать на Сортавалу и выйти в тыл финских войск на Карельском перешейке. 14-я армия с четвертого дня мобилизации переходила в наступление на Карельском перешейке. Таким образом, войска ЛВО постоянно отрабатывали варианты боевых действий на случай войны.

– К противостоянию готовились, но была ли война между СССР и Финляндией неизбежной? Когда была пройдена точка невозврата?

– Конечно, как и любое другое событие, эта война не была неизбежной. Однако начавшиеся 12 октября 1939 года советско-финляндские переговоры показали, что Хельсинки не собирался идти на уступки Москве. Камнем преткновения стал вопрос об аренде полуострова Ханко для создания советской военно-морской базы. Никакие советские компромиссные предложения не принимались финляндской стороной.

Одновременно 12 октября в Финляндии началась всеобщая мобилизация. Войска были развернуты в приграничной зоне и заняли оборонительные сооружения на Карельском перешейке. Финские военные переоценивали собственные оборонительные возможности и надеялись на поддержку со стороны Норвегии и Швеции. Соответственно, совершенно недооценивалась Красная армия. 28 октября финский Генштаб сделал вывод, что «Красная армия не станет эффективным средством ведения войны», а потому, «принимая во внимание внутриполитическую ситуацию в СССР, советское правительство не начнет войну, хотя бы и против численно слабейшей армии». Более того, в случае советского нападения предусматривалось перейти границу и занять ряд территорий в Карелии, что позволило бы создать базу для антибольшевистского движения в СССР. При этом в Хельсинки считали, что Москва блефует, и, несмотря на поступавшие сведения о развертывании советских войск, 25 ноября был сделан вывод, что войны не будет.

Накануне войны

– Что думали на этот счет в Москве?

– Ход переговоров убеждал советское руководство, что достичь договоренности не удастся. Было решено активизировать подготовку военной операции.

29 октября военный совет ЛВО представил наркому обороны Клименту Ворошилову план операции против Финляндии, согласно которому советские войска должны были вторгнуться на ее территорию по пяти направлениям с целью «растащить» группировку сил противника и во взаимодействии с авиацией за 10–15 суток нанести решительное поражение финской армии.

В ночь на 2 ноября в кабинете Сталина состоялось обсуждение этого плана. В то же время советское руководство еще надеялось, что сможет оказать давление на Финляндию и достичь своих целей, не доводя дело до войны. Разрыв переговоров финской стороной 13 ноября спровоцировал Москву на военное решение проблемы. 17 ноября нарком обороны выпустил директиву № 0205/оп, которая требовала «закончить сосредоточение и быть готовым к решительному наступлению с целью в кратчайший срок разгромить» противника. На основании этой директивы 21 ноября военный совет ЛВО своей директивой № 4715/сс/ов поставил конкретные боевые задачи армиям и флотам, отметив, что срок начала операции будет указан дополнительно. Вероятно, трудности с сосредоточением и развертыванием войск заставили советское командование отложить начало войны до конца ноября.

– А дальше произошел «Майнильский инцидент»…

– 26 ноября ТАСС сообщил, что в 15:45 финская артиллерия обстреляла советскую территорию у деревни Майнила на Карельском перешейке, в результате чего были убиты четыре и ранены девять советских военнослужащих. Начавшийся в тот же день обмен нотами с взаимными требованиями об отводе войск от границы привел к тому, что 28 ноября советская сторона заявила о денонсации договора о ненападении.

Видимо, 29 ноября было последним днем, когда Финляндия еще могла бы путем серьезных уступок СССР избежать войны, но в Хельсинки подобный вариант даже не обсуждался. Там продолжали считать, что положение на границе «не очень напряженное».

29 ноября СССР заявил о разрыве дипломатических отношений с Финляндией. В 8 часов утра 30 ноября советские войска, развернутые на финской границе, начали артиллерийскую подготовку и полчаса спустя перешли границу.

Кровопролитие в карельских снегах

– Каковы главные причины неудач РККА в начале войны?

– Основной причиной неудач в начале войны был сам Финский театр военных действий, который практически исключал использование больших масс войск. В этих условиях общее численное превосходство Красной армии не имело существенного значения. Кроме того, советским войскам не удалось обойти с севера Ладожское озеро и выйти в тыл линии Маннергейма. Слабым местом Красной армии было отсутствие небольших маневренных отрядов, которые могли бы действовать в отрыве от основной массы войск в тылу противника. Недостаточной была и лыжная подготовка красноармейцев. К тому же первоначально не ожидалось слишком сильного сопротивления финской армии. Однако неудачная первая попытка прорвать линию Маннергейма и остановка продвижения советских войск на других оперативных направлениях серьезно укрепили боевой дух финнов. В итоге вместо молниеносной операции советским войскам пришлось вести полноценную войну в сложных природно-климатических условиях.

– Благодаря чему и кому в войне наступил перелом?

– Столкнувшись с провалом первоначального плана, советское командование довольно быстро занялось реорганизацией управления и наращиванием численности войск. Важным фактором победы стало серьезное улучшение организации снабжения войск. Главной задачей Красной армии стал прорыв линии Маннергейма, подготовка которого велась в течение января. Для осуществления этой операции 7 января был создан Северо-Западный фронт во главе с командармом 1-го ранга Семеном Тимошенко. В составе фронта сосредоточили 26 дивизий, советские войска были за это время гораздо лучше экипированы и улучшили свою боевую подготовку. В итоге 11 февраля линия финских укреплений была прорвана, началось продвижение советских войск к Выборгу.

В то же время руководство СССР понимало, что затягивание войны усиливало угрозу вмешательства Великобритании и Франции. В этих условиях Москва решила установить контакты с правительством Финляндии и пойти на мирное соглашение.

– Какие потери понесли СССР и Финляндия?

– В современной историографии приводятся следующие цифры потерь. Советские войска потеряли 131 476 человек убитыми и пропавшими без вести, 264 908 человек ранеными и больными, безвозвратные потери составили 422 орудия и миномета, 653 танка и 406 самолетов. Финские войска потеряли 26 662 человека убитыми и пропавшими без вести, 43 557 человек ранеными, 500 орудий и минометов, 50 танков и 62 самолета.

– Иногда встречается мнение, что, если сравнивать число потерь, СССР войну фактически проиграл. Что вы на это скажете?

– Вопрос о выигрыше или проигрыше войны решается исходя из результатов войны, а не понесенных в ее ходе потерь. Поскольку по мирному договору от 12 марта 1940 года СССР получил территории, многократно превышающие первоначальные советские территориальные предложения, войну Кремль однозначно выиграл. Высокие военные потери говорят только о том, что действия Красной армии были не слишком эффективными, но это уже проблема уровня боевой подготовки войск и штабов.

Итоги и оценки

– Как вы оцениваете результаты войны?

– Советский Союз смог отодвинуть границу с Финляндией от Ленинграда и Кировской железной дороги, что повышало обороноспособность на его северо-западных границах.

Вместе с тем постепенное охлаждение советско-германских отношений во второй половине 1940-го – первой половине 1941 года позволило Финляндии стать союзником Германии в войне против СССР. Уже в сентябре 1940-го между Берлином и Хельсинки была достигнута договоренность о координации деятельности генеральных штабов и разведок против Советского Союза. Финляндия увеличивала военные расходы, модернизировала армию. В декабре 1940-го Германия и Финляндия достигли договоренности о совместных действиях на случай войны с СССР, и Генштаб финской армии приступил к отработке конкретных военных планов. Военные контакты двух стран расширились в первой половине 1941 года.

В ходе переговоров 15–28 мая и 3–6 июня Финляндия была информирована о германских намерениях в отношении Советского Союза, причем стороны согласовали планы военных операций. Таким образом, стремясь использовать советско-германскую войну для осуществления своих реваншистских намерений, Финляндия примкнула к Германии в ее «восточном походе», хотя формально, чтобы не испортить отношений с Великобританией и США, финское руководство не подписывало никаких политических документов о сотрудничестве с Берлином. После начала Великой Отечественной войны оно активно пропагандировало идею некой «параллельной» войны на востоке, которую вело якобы совершенно самостоятельно, а не в союзе с Германией.

– Какие выводы по итогам Советско-финляндской войны сделали СССР и Германия?

– Советское руководство решило усилить боевую подготовку Красной армии. Финляндия продолжала рассматриваться в Москве как потенциальный противник, а ее сближение с Германией только подтверждало подобные оценки.

Что же касается германского руководства, то оно расценило ход Советско-финляндской войны как свидетельство слабости Красной армии. Это подтолкнуло Берлин к нападению на СССР до завершения войны с Великобританией. Немцы считали советские войска слабым противником, которого удастся быстро разгромить. Как мы знаем, это было ошибочное мнение…

– Лига Наций исключила СССР из своего состава. Как отнеслись к этому решению в Москве и как вы оцениваете его значение?

– Эскалация советско-финляндского кризиса приковала внимание великих держав к северу Европы. В прессе была развернута мощная антисоветская кампания, которая активно использовала идею опасности «мировой коммунистической революции». Еще 29 ноября 1939 года генеральный секретарь Лиги Наций Жозеф Авеноль в беседе с финским представителем заявил, что, если СССР нападет на Финляндию, его следует исключить из этой организации. 3 декабря Финляндия обратилась в Лигу Наций, которая решила 9 декабря созвать заседание Совета Лиги для обсуждения факта советского нападения на Финляндию. СССР как член Совета был приглашен на это заседание 4 декабря, но, сославшись на отсутствие войны и дружественные отношения с правительством Финляндской демократической республики, которое признавалось им в качестве единственного законного правительства Финляндии, отказался от этого приглашения. Опасаясь, что на Ассамблее Лиги Наций Чехословакия и Польша могут поднять вопрос об агрессии Германии, Берлин 5 декабря потребовал от Швейцарии, чтобы обсуждение ограничилось только советско-финляндским конфликтом. В свою очередь, швейцарское правительство просило об этом Секретариат Лиги Наций. На этом же по совету посла США во Франции Уильяма Буллита настаивали Аргентина, Венесуэла и Уругвай.

Созванная 11 декабря Ассамблея Лиги Наций создала Комитет по финляндскому вопросу, который на следующий день призвал СССР и Финляндию «прекратить военные действия и начать при посредничестве Ассамблеи немедленные переговоры для восстановления мира». В отличие от Хельсинки, Москва в тот же день отклонила это предложение. В итоге 14 декабря Совет Лиги Наций принял резолюцию, которая осуждала действия СССР в отношении Финляндии и констатировала: «Советский Союз своими действиями поставил себя вне Лиги Наций. Из этого следует, что он больше не является членом Лиги Наций». На Ассамблее из 52 членов организации за эту резолюцию проголосовали 29, а из 15 членов Совета – 7. Подобное решение стало единственным за всю историю Лиги Наций. Если с Германией и Италией она старалась всячески договориться, то СССР изначально рассматривался как «империя зла». То есть налицо двойные стандарты.

С юридической точки зрения это решение, принятое к тому же с нарушением процедуры голосования в Совете Лиги, являлось спорным, что дало Москве повод осудить его как «скандальное и незаконное» и заявить, что СССР «избавлен теперь от обязанности нести моральную ответственность за бесславные дела Лиги Наций». 16 декабря Лига Наций приняла резолюцию, призывавшую членов этой организации оказать помощь Финляндии, что позволило Великобритании и Франции развернуть подготовку военных действий против СССР.

– Если оценивать эту войну по шкале «справедливая – несправедливая», как бы вы ее охарактеризовали?

– В данном случае следует вспомнить, что базовой мировоззренческой основой отношений между людскими коллективами является противопоставление «свой – чужой». Соответственно, «свои» всегда хорошие, а «чужие» – плохие. Понятно, что война «своих» всегда будет войной справедливой, а «чужие» всегда ведут несправедливую войну. Естественно, для противной стороны это будет ровно наоборот. В связи с этим следует понимать, что все дискуссии про «справедливые» или «несправедливые» войны носят исключительно идеологический характер и выводы зависят только от личных пристрастий их авторов.

Так как международная политика характеризуется постоянным соперничеством между государствами, а согласно общеизвестному определению Карла фон Клаузевица «война есть продолжение политики иными средствами», никакого объективного взгляда на этот процесс не существует. Если мы признаем право любого государства отстаивать свои интересы на международной арене, а также признаем возможность отстаивания их военной силой, то при чем тут вопрос о «справедливой» или «несправедливой» войне? Поэтому я считаю, что всякая война, которую вел Советский Союз, являлась войной справедливой.

 

 

Финляндская губерния

Мало кто помнит о том, что территории, передачи которых СССР добивался Иосиф Сталин, Хельсинки получил благодаря Александру I и Владимиру Ленину

В марте 1710 года, в разгар Северной войны, 13-тысячный корпус генерал-адмирала Федора Апраксина, преодолев около 150 км по льду Финского залива, приступил к осаде крепости Виипури (финское название Выборга). 14 (25) июня Петр I во главе Преображенского полка вошел в капитулировавшую крепость. Выиграв войну, Россия получила Выборг и часть Финляндии.

Русско-шведская война 1741–1743 годов завершилась подписанием Абоского мирного договора. Граница Финляндии отодвинулась до реки Кюммене (ныне Кюмийоки). К России перешли шведские города Фридрихсгам (ныне финская Хамина) и Вильманстранд (Лаппенранта) и часть Саволакской провинции с крепостью Нейшлот (Савонлинна). В 1744 году из ранее входивших в состав Швеции финских земель создали Выборгскую губернию, в 1802-м переименованную в Финляндскую. Вскоре, в 1811-м, император Александр I передал ее Великому княжеству Финляндскому, ранее присоединенному к России по результатам Русско-шведской войны 1808–1809 годов (что зафиксировал Фридрихсгамский мирный договор 1809 года).

В конце 1917-го большевики признали независимость Финляндии, а 14 октября 1920 года подписали с ней Тартуский мирный договор. По нему финны сохранили за собой всю территорию Великого княжества Финляндского, а также получили область Петсамо (Печенги).

Таким образом, именно Александр I, сделавший финнам щедрый подарок, создал проблему, которая в 1939 году привела к Зимней войне.

 

 

Финляндская демократическая республика

Планируя молниеносный поход против Финляндии, советское руководство намеревалось решить вопрос ее послевоенного устройства созданием просоветского правительства. Первоначально предполагалось, что его возглавит находившийся в Стокгольме секретарь Коммунистической партии Финляндии Арво Туоминен. Однако 13 ноября 1939 года прибывший в Москву Туоминен от этого предложения уклонился. Тогда во главе «народного правительства», которое, как планировалось, должно было вскоре обосноваться в Хельсинки, был поставлен секретарь Исполкома Коминтерна Отто Куусинен. Считалось, что использование в пропаганде факта создания «народного правительства» и заключения с ним договора о взаимопомощи, свидетельствующего о дружбе с СССР при сохранении независимости Финляндии, позволит оказать влияние на финское население, усилив разложение в армии и в тылу. После заключения советско-финляндского мирного договора 12 марта 1940 года правительство Куусинена «самораспустилось», а сам он 9 июля стал председателем Президиума Верховного Совета Карело-Финской ССР, созданной 31 марта на базе Карельской АССР.

 

 

Что почитать?

Барышников В.Н. От прохладного мира к зимней войне. Восточная политика Финляндии в 1930-е годы. СПб., 1997

Никифоров Ю.А., Субханкулов Р.Ф. Освещение Советско-финляндской войны 1939–1940 гг. в отечественной историографии // Вестник МГИМО-Университета. М., 2010. № 1

 

Лента времени

12 октября 1939 года

В Москве начались советско-финляндские переговоры. Советскую делегацию возглавлял Иосиф Сталин, финскую – посол Финляндии в Швеции Юхо Кусти Паасикиви.

14 октября 1939 года

СССР предложил финнам передать ему часть Карельского перешейка, ряд островов Финского залива и сдать в аренду на 30 лет часть полуострова Ханко. Взамен Финляндии предлагалась вдвое большая территория в Карелии.

9 ноября 1939 года

В Москве безрезультатно завершились советско-финляндские переговоры.

26 ноября 1939 года

У деревни Майнила было сделано несколько артиллерийских выстрелов. СССР обвинил в обстреле его территории финнов. Хотя Финляндия обвинение отвергла, инцидент дал повод СССР начать войну.

30 ноября 1939 года

После артиллерийской подготовки советские войска перешли границу с Финляндией. Началась Советско-финляндская война 1939–1940 годов. На

первом этапе многочисленные попытки советских войск прорвать финскую оборону не привели к успеху и обернулись большими потерями.

1 декабря 1939 года

Газета «Правда» сообщила о создании правительства Финляндской демократической республики во главе с Отто Куусиненом. Оно находилось в Териоки (ныне Зеленогорск).

14 декабря 1939 года

СССР как «страна-агрессор» исключен из Лиги Наций.

7 января 1940 года

Создан Северо-Западный фронт во главе с командармом 1-го ранга Семеном Тимошенко.

11 февраля 1940 года

После долгой артиллерийской подготовки войска Северо-Западного фронта перешли в генеральное наступление и прорвали линию Маннергейма.

12 марта 1940 года

СССР и Финляндия подписали мирный договор. По его условиям граница отодвигалась на Карельском перешейке (на 150 км от Ленинграда) и северо-западнее Ладожского озера. СССР получил в аренду на 30 лет полуостров Ханко.

 

 

Финские котлы

октября 28, 2019

«Маленькая победоносная война», на которую рассчитывало советское командование на территории Финляндии, обернулась военными неудачами, стоившими жизни десяткам тысяч солдат и командиров Красной армии

Советско-финляндская война осталась в истории «незнаменитой» не только на фоне куда более масштабной и трагичной Великой Отечественной. Ее намеренно замалчивали, чтобы скрыть поражения, понесенные в боях с финнами. В отличие от Карельского перешейка и прионежского направления, где Красной армии удалось добиться перелома, боевые действия в Приладожье и Северной Карелии привели к окружению и тяжелым потерям ряда соединений. Вместо намеченных двух недель война продлилась 105 дней и закончилась успешно только благодаря численному и огневому превосходству советской стороны.

Схватка в дебюте

В планах советского командования действовавшей в Приладожье 8-й армии и 9-й в Приполярье отводилась особая роль. Предполагалось, что их успешное наступление позволит выйти в тыл главных сил финской армии, оборонявших Карельский перешеек, и прорваться к Ботническому заливу, что лишило бы Финляндию связи со Швецией, откуда поступали оружие и добровольцы.

В начале боевых действий Красная армия стремилась максимально продвинуться в глубину на второстепенных направлениях. Дальше других, примерно на 100 км, в первую неделю войны продвинулась 139-я стрелковая дивизия 8-й армии, достигшая к вечеру 7 декабря 1939 года восточного берега озера Ала-Толваярви. Чтобы вынудить противника покинуть позиции, командир дивизии комбриг Николай Беляев сформировал обходные отряды, однако один из них, как сказано в журнале боевых действий, «блудил и не выполнил боевой задачи», а второй по приказу вышестоящего командования вернулся к главным силам. К этому моменту финское командование начало перебрасывать резервы для контрударов по советским частям.

Финны применяли свою любимую «тактику клещей», отрезая наши подразделения друг от друга и уничтожая поодиночке. Против 139-й дивизии действовал 16-й пехотный полк подполковника Ааро Паяри. В ночь на 13 декабря его подразделения обошли с флангов поредевшие роты 139-й дивизии, начавшие беспорядочный отход. В ходе боев, продолжавшихся до 17 декабря, 139-я и прибывшая на фронт 14 декабря 75-я стрелковая дивизия комбрига Семена Недвигина отошли на 50–70 км. По данным штаба 139-й дивизии, ее части с 8 по 17 декабря потеряли 718 человек убитыми, 1570 ранеными и 1089 пропавшими без вести. На поле боя остались 2247 винтовок, около 400 пулеметов, 22 пушки.

За поражение Беляева сняли с должности, его заменил начальник штаба 1-го корпуса комбриг Павел Понеделин. Тем не менее 75-я и 139-я дивизии, вопреки утверждениям некоторых публицистов, не были разгромлены и сумели пробиться к своим. Удалось избежать окружения и 122-й дивизии 9-й армии (ею командовал полковник Петр Шевченко). После боев у поселка Иоутсиярви 19–20 декабря она отошла на 15–20 км, но сохранила вооружение и, понеся небольшие потери, заняла прочную оборону в районе Мяркярви.

«Голод. Цинга. Смерть»

Несвоевременная реакция советского командования на угрозу флангам и коммуникациям приводила и к более тяжелым поражениям. На участке 8-й армии главный удар с целью занятия города Сортавала и выхода в тыл оборонительных позиций на Карельском перешейке наносили 18-я и 168-я стрелковые дивизии и 34-я легкотанковая бригада. К 10 декабря их части, преодолевая сопротивление подразделений прикрытия, заняли Питкяранту и, продвинувшись на 45–50 км, вышли в район Леметти.

18 декабря части 168-й дивизии заняли селение Вуорилампи примерно в 35–40 км северо-западнее Питкяранты, но это был их последний успех. По мере накопления сил финны, пользуясь разрывами в боевых порядках, просачивались в ближайший тыл, прерывая коммуникации дивизий и нападая на колонны снабжения. 28 декабря им удалось полностью прервать сообщение по дороге Лаваярви – Леметти, что привело к окружению продвигавшихся вдоль Ладоги советских войск. Попытка командования 56-го стрелкового корпуса выбить финнов с дороги силами сводного отряда, усиленного танками, не увенчалась успехом. Неудачно завершилась и попытка пробить коридор к окруженным со стороны 168-й стрелковой дивизии. Напротив, финнам удалось рассечь надвое гарнизон Леметти, имевший более 100 танков и значительные силы пехоты. Командование соединений не пыталось вырваться из окружения, надеясь на помощь извне, но ее не было.

Тем не менее 168-я дивизия сохранила единый район обороны и с помощью командования 8-й, а затем 15-й армии наладила «Дорогу жизни» по льду Ладожского озера, что позволило ей удержать позиции и сохранить значительную часть личного состава и боевой техники. Трагичнее сложилась судьба оказавшихся в окружении частей 18-й стрелковой дивизии и 34-й легкотанковой бригады, которые насчитывали около 15 тыс. человек. 16–19 января 1940 года финны в ходе контрнаступления отбросили советские войска к Питкяранте и разделили окруженных на шесть отдельных гарнизонов. Самыми крупными из них были Леметти-южное и «КП четырех полков» – двух стрелковых и двух артиллерийских.

Зимой 1939–1940 годов «генерал Мороз» был не на русской стороне. С конца января гарнизоны жаловались на острую нехватку продуктов. 2 февраля финны уничтожили гарнизон Леметти-северное, где захватили 700 пленных и 32 танка (в основном неисправных); в Леметти-южное прорвались лишь 20 бойцов и командиров. 5 февраля штаб 8-й армии получил радиограмму от гарнизона «Развилка дорог»: «Положение тяжелое, лошадей съели, сброса не было. Больных 600 человек. Голод. Цинга. Смерть».

8 февраля бомбардировщики ТБ-3 и По-2 сбросили окруженным значительную партию продуктов, что несколько улучшило положение бойцов. В конце концов гарнизон Лаваярви прорвал окружение и 16 февраля соединился с главными силами. К своим вышли 810 человек с 34 пулеметами. 280 человек погибли и пропали без вести, тяжелое оружие уничтожили перед прорывом. Днем раньше противник атаковал гарнизон «КП четырех полков». В ночь на 18 февраля его подразделения численностью около 1700 человек пытались прорваться в район обороны 168-й дивизии, однако их почти полностью уничтожили: к своим вышли лишь 30 человек. Успехи давались финнам нелегко: их части также несли тяжелые потери. Например, с 26 декабря 1939 года по 1 февраля 1940-го 2-й батальон 36-го пехотного полка потерял убитыми и ранеными 305 человек из 759.

23 февраля был уничтожен советский гарнизон у озера Сариярви. После войны в районе, занятом одним из батальонов 18-й стрелковой дивизии, нашли 131 труп и две братские могилы. 26 февраля штаб 56-го корпуса получил паническую радиограмму из Леметти: «Вчера три ТБ развернулись и улетели, ничего не сбросили. Почему морите голодом? Окажите помощь, иначе погибнем все». Командующий 15-й армией командарм 2-го ранга Владимир Курдюмов рекомендовал окруженным успокоиться, но через два дня разрешил прорваться к главным силам. Однако прорыв организовали плохо: исправные танки не использовали для огневой поддержки, а тяжелораненых оставили в землянках на милость врагу. Финны жестоко расправились с беззащитными бойцами: сожгли их в землянках и зверски замучили нескольких захваченных в плен политработников.

Прорыв удался лишь одной колонне: начальник штаба 18-й стрелковой дивизии Зиновий Алексеев вывел к своим более 1200 человек, в том числе раненого комдива Григория Кондрашева, которого в августе 1940 года осудили за преступное бездействие и расстреляли. Вторая колонна была разгромлена, возглавлявшие ее командир 34-й легкотанковой бригады Степан Кондратьев и начальник политотдела 18-й дивизии Исаак Гапанюк застрелились. Финнам удалось захватить боевое знамя дивизии.

Драма в Приполярье

Не менее сложно складывалась ситуация для войск 9-й армии, действовавших в Северной Карелии. В первые дни соединения армии не встречали серьезного сопротивления уступавших им в силах финских частей. Но к 17 декабря, когда 163-я стрелковая дивизия заняла Суомуссалми, финская Ставка перебросила на север 9-ю пехотную дивизию и 1-ю пехотную бригаду. 18 декабря части последней контратаковали в лоб 54-ю горнострелковую дивизию, но получили отпор и отошли на Нурмес, где начали перегруппировку, чтобы обойти советские части с флангов.

21 декабря финским лыжным группам удалось выйти на коммуникации 54-й дивизии, уничтожить часть тыловых обозов и создать угрозу окружения основных сил. В течение нескольких последующих дней батальоны 25-го и 305-го стрелковых полков при поддержке полковой артиллерии и 312-го танкового батальона пытались прорвать оборону противника, занявшего позиции на 25-м километре дороги на Важенваара, но безуспешно. Лишившись подвоза боеприпасов, 163-я дивизия начала отход. Если бы не стойкость 81-го горнострелкового полка, прикрывавшего фланги, дивизия могла понести и более тяжелое поражение. С начала войны она потеряла 890 человек убитыми, 1415 ранеными, более 450 пленными и пропавшими без вести и около 300 обмороженными, а также 130 пулеметов, 17 пушек разных калибров и 140 автомашин. Особенно тяжелые потери понес 662-й стрелковый полк, командир которого Дмитрий Шаров и комиссар Александр Подхомутов бросили его в самом начале боя и ушли лесами в тыл. После выхода из окружения главных сил дивизии они попали под суд, сознались в доведении полка до небоеспособного состояния и были расстреляны.

1 января финские части атаковали 146-й стрелковый полк 44-й дивизии. Первую атаку удалось отбить, но ночью финны вновь атаковали полк и окружили его, перерезав важенваарскую дороry в двух местах. Серия атак, предпринятых 3 января для прорыва окружения, не достигла цели. Движению ударных подразделений мешали скопившиеся на дороге обозы. Кроме того, саперный и разведывательный батальоны, чье участие в бою было крайне важно, выгрузились последними и оказались в хвосте колонны. 4 января противник перехватил дорогу еще в двух местах ближе к границе и отрезал ударную группу от основных сил дивизии.

5 января военный совет 9-й армии приказал командиру дивизии Алексею Виноградову пробиваться к 19-му километру дороги, полагая, что он занят нашими войсками, но финны укрепились уже и там. Следующие сутки дивизия продолжала вести бой в окружении, пытаясь вывести людей, тяжелое вооружение и технику. Получив разрешение штаба армии «действовать по собственной инициативе», Виноградов отдал приказ выводить людей с северной стороны дороги, приведя в негодность матчасть. Командир финской 9-й пехотной дивизии генерал Ялмар Сииласвуо писал о событиях 6 января: «Паника окруженных все росла, у противника больше не было совместных и организованных действий… Лес был полон бегающими людьми».

К вечеру 7 января уцелевшие группы бойцов и командиров во главе с Виноградовым прибыли в Важенваара. Выход из окружения продолжался в течение нескольких дней. По данным штаба 44-й стрелковой дивизии, за период с 1 по 7 января дивизия потеряла 1001 человека убитыми, 1430 ранеными, 2243 пропавшими без вести. На поле боя осталось более 5500 винтовок, револьверов и пистолетов, около 350 пулеметов, 30 45-миллиметровых и 40 76-миллиметровых пушек, 17 122-миллиметровых гаубиц, 14 минометов и 37 танков. Сииласвуо вспоминал: «Мы захватили немыслимое количество военных материалов, о которых не могли мечтать даже во сне. Досталось нам все вполне исправное, пушки были новые, еще блестели». «Победа при Суомуссалми», как ее называли в Финляндии, подняла боевой дух финнов и окончательно похоронила советские планы прорыва к Ботническому заливу.

11 января военный трибунал приговорил Виноградова, его начальника штаба Онуфрия Волкова и начальника политотдела Ивана Пахоменко к расстрелу. Приговор привели в исполнение перед строем уцелевших бойцов и командиров соединения.

Финальный перелом

Нанеся поражение 44-й и 163-й дивизиям, командование Лапландской группы финнов активизировало действия против 54-й стрелковой дивизии. Ее коммуникации были окончательно перерезаны к началу февраля, а занятый ею район расчленен на восемь отдельных гарнизонов. Командование 9-й армии пыталось деблокировать дивизию: 30 января группа в составе 11-гo инженерного и 3-го и 17-гo лыжных батальонов перешла в наступление, но из-за скверного управления войсками и потери связи между подразделениями была разгромлена 4–5 февраля. 11 февраля еще одну попытку прорыва окружения предприняла лыжная бригада полковника Вячеслава Долина в составе 9-го, 13-го и 34-го батaльoнoв. Она понесла поражение в боях с финскими лыжниками, погиб и сам Долин. Батальоны, участвовавшие в этих операциях, потеряли 1274 человека убитыми, 903 ранеными, 583 пропавшими без вести и 323 обмороженными.

29 февраля в наступление перешла Ребольская оперативная группа 9-й армии. Продвижение было медленным, однако активизация советских войск вынудила финнов оттянуть часть сил и ослабить натиск на гарнизоны 54-й горнострелковой дивизии. Предпринятая в начале марта противником попытка уничтожить окруженную дивизию не увенчалась успехом: финнам удалось разгромить лишь один из гарнизонов и нанести поражение еще одному, остальные шесть сумели отразить неприятельские атаки. Всего 54-я горнострелковая дивизия за время войны потеряла 2118 человек убитыми, 3732 ранеными и 573 пропавшими без вести – более 60% штатного состава.

Большинство оказавшихся в окружении бойцов и командиров Красной армии проявили мужество и стойко переносили голод, холод и другие тяготы войны. 11 февраля, подтянув резервы, советские войска перешли в новое наступление на Карельском перешейке и прорвали наконец линию Маннергейма, вынудив финское правительство просить о мире.

 

 

Логика Сталина

Почему СССР объявил войну Финляндии и почему война началась в крайне неблагоприятных условиях финской зимы? Вот как отвечал на этот вопрос Иосиф Сталин 17 апреля 1940 года, выступая на совещании начальствующего состава Красной армии

Правильно ли поступили правительство и партия, что объявили войну Финляндии? Этот вопрос специально касается Красной армии.

Нельзя ли было обойтись без войны? Мне кажется, что нельзя было. Невозможно было обойтись без войны. Война была необходима, так как мирные переговоры с Финляндией не дали результатов, а безопасность Ленинграда надо было обеспечить безусловно, ибо его безопасность есть безопасность нашего Отечества. Не только потому, что Ленинград представляет процентов 30–35 оборонной промышленности нашей страны и, стало быть, от целостности и сохранности Ленинграда зависит судьба нашей страны, но и потому, что Ленинград есть вторая столица нашей страны. Прорваться к Ленинграду, занять его и образовать там, скажем, буржуазное правительство, белогвардейское – это значит дать довольно серьезную базу для гражданской войны внутри страны против советской власти.

Вот вам оборонное и политическое значение Ленинграда как центра промышленного и как второй столицы нашей страны. Вот почему безопасность Ленинграда есть безопасность нашей страны. Ясно, что, коль скоро переговоры мирные с Финляндией не привели к результатам, надо было объявить войну, чтобы при помощи военной силы организовать, утвердить и закрепить безопасность Ленинграда и, стало быть, безопасность нашей страны.

Второй вопрос: а не поторопились ли наше правительство, наша партия, что объявили войну именно в конце ноября – в начале декабря, нельзя ли было отложить этот вопрос, подождать месяца два-три-четыре, подготовиться и потом ударить? Нет. Партия и правительство поступили совершенно правильно, не откладывая этого дела, и, зная, что мы не вполне еще готовы к войне в финских условиях, начали активные военные действия именно в конце ноября – в начале декабря. Все это зависело не только от нас, а, скорее всего, от международной обстановки. Там, на Западе, три самых больших державы вцепились друг другу в горло – когда же решать вопрос о Ленинграде, если не в таких условиях, когда руки заняты и нам представляется благоприятная обстановка для того, чтобы их в этот момент ударить?

Было бы большой глупостью, политической близорукостью упустить момент и не попытаться поскорее, пока идет там война на Западе, поставить и решить вопрос о безопасности Ленинграда. Отсрочить это дело месяца на два означало бы отсрочить это дело лет на 20, потому что ведь всего не предусмотришь в политике. Воевать-то они там воюют, но война какая-то слабая: то ли воюют, то ли в карты играют.

Вдруг они возьмут и помирятся, что не исключено. Стало быть, благоприятная обстановка для того, чтобы поставить вопрос об обороне Ленинграда и обеспечении безопасности государства, была бы упущена. Это было бы большой ошибкой.