Archives

«Пристрелить как бешеного пса»

июля 9, 2019

75 лет назад, 20 июля 1944 года, в ставке Гитлера «Волчье логово» в Восточной Пруссии прогремел взрыв. Группа немецких военных попыталась убить фюрера и заключить перемирие со странами антигитлеровской коалиции. Это была далеко не первая попытка устранить главу Третьего рейха

Впервые заговор немецких генералов против Адольфа Гитлера возник еще в 1938 году, но особенно активно несогласные с политикой фюрера стали действовать после нападения Германии на СССР. Стратегическое поражение на Восточном фронте, преступный характер действий, которые планировало и проводило германское военно-политическое руководство, уничтожение евреев, осуществляемое как войсками СС, так и вермахтом, антигуманное отношение к военнопленным и мирному населению привели к активизации Сопротивления нацистскому режиму в рядах немецких вооруженных сил.

Под боком у фон Бока

Наиболее инициативный круг заговорщиков сложился в штабе группы армий «Центр» на Восточном фронте, где служили офицеры Хеннинг фон Тресков, Рудольф-Кристоф фон Герсдорф, Карл-Ханс фон Харденберг, Фабиан фон Шлабрендорф, Аксель фон дем Бусше, братья Георг и Филипп фон Бёзелагер, Генрих фон Лендорф-Штайнорт. Почти все они были молодыми аристократами, чьи представления о нравственных нормах и ценностях вступали в острое противоречие с военными преступлениями нацистов.

Граф Харденберг вспоминал, как теплым летним вечером 1941 года они с Тресковым долго беседовали на берегу Березины: «Мы хорошо осознавали всю трудность нашей задачи… Тот, кто сегодня считает себя вправе полагать, что тогда нами руководило лишь честолюбие, желание прославиться или спасти себя от надвигающейся катастрофы, ничего не знает об угрызеньях совести и душевных муках, с которыми каждый из нас должен был справляться поодиночке. Что с нами будет, если мы проиграем? Не пропадут ли тогда все наши усилия понапрасну, оставшись лишь преступлением? Это продолжалось дни и недели… Наконец после расквартирования в Смоленске было решено: нужно действовать».

Уничтожение эсэсовцами 20–21 октября 1941 года всего еврейского населения белорусского города Борисова, о чем стало известно уполномоченному военной разведки (абвера) при штабе группы армий «Центр» барону Герсдорфу, развеяло его последние сомнения в необходимости борьбы против Гитлера. В начале декабря Герсдорф говорил своему другу Трескову: «У меня создалось впечатление, что расстрелы евреев, военнопленных и комиссаров осуждаются офицерским корпусом повсеместно… Расстрелы рассматриваются как позорящие честь германской армии, в особенности ее офицерского корпуса. Виновен в этом только один человек – и вы отлично знаете кто».

Граф Лендорф-Штайнорт, адъютант командующего группой армий «Центр» генерал-фельдмаршала Федора фон Бока, будучи в отпуске на родине, рассказал жене: «Я принял окончательное решение вступить в ряды Сопротивления. Нас целая группа у Бока». Руководителем этой группы был полковник (с 1 июня 1944 года – генерал-майор) Тресков, племянник Бока и на тот момент начальник оперативного отдела штаба группы армий «Центр». В сентябре 1941 года он вошел в контакт с берлинской группой Сопротивления во главе с генерал-полковником Людвигом Беком, бывшим рейхскомиссаром по ценам Карлом Фридрихом Гёрделером и начальником штаба абвера полковником Гансом Остером.

Попытка военного переворота, который Тресков и его единомышленники в Берлине назначали на декабрь 1941 года, так и не состоялась. Она была связана с именем генерал-полковника Эриха Гёпнера: для захвата или уничтожения Гитлера предполагалось использовать силы 4-й танковой группы, находившейся в его подчинении. Однако перебросить танкистов в рейх для участия в военном перевороте не удалось, поскольку они понесли тяжелые потери в Вяземском сражении и Московской битве. 7 января 1942 года за самовольное отступление под Москвой Гёпнер был отстранен от командования, а на следующий день с позором отправлен в отставку «за трусость и неподчинение приказам». В дальнейшем связи опального генерала с движением Сопротивления только усилились. Как участник заговора против Гитлера он был арестован 20 июля 1944 года и 8 августа повешен в берлинской тюрьме Плётцензее.

Провал за провалом

После провала немецкого наступления под Москвой Бок был снят с поста командующего группой армий «Центр». 19 декабря 1941 года его сменил генерал-фельдмаршал Ганс Гюнтер фон Клюге по прозвищу Умный Ганс. Тресков, имевший постоянный контакт с новым командующим, попытался вовлечь его в ряды военного Сопротивления.

В ноябре 1942 года адъютант и кузен Трескова лейтенант Шлабрендорф привез на тайную встречу с фельдмаршалом одного из лидеров антигитлеровской консервативной оппозиции Гёрделера. Казалось, что после этого разговора командующий согласился на участие в борьбе против Гитлера. Однако Умный Ганс был слишком хитер, чтобы однозначно встать на сторону заговорщиков. При этом он фактически прикрывал подготовку покушения на фюрера, которого Тресков предлагал «пристрелить как бешеного пса». «Разве это не удивительно, что… в Генеральном штабе германской армии… обсуждают, как лучше убить главу государства! И все-таки это единственное решение, чтобы спасти немецкий народ от величайшей катастрофы во всей его истории», – утверждал полковник-штабист.

В то время успех заговорщиков во многом зависел от позиции Клюге. Позднее бывший майор Генерального штаба Иоахим Кун, принимавший активное участие в заговоре, свидетельствовал: «Клюге не мог решиться на то, чтобы отвести с фронта свою армейскую группу «Центр» для сохранения сил и нарушить тем самым приказ Гитлера. Однако на случай приезда Гитлера в ставку армейской группы «Центр» он был готов отдать приказ о его аресте. Для этой цели… в его распоряжении имелся кавалерийский полк под командованием полковника Бёзелагера». Кроме того, в одной из бесед Клюге сообщил Куну, что «можно рассчитывать на поддержку находившейся тогда в Вильно 18-й артиллерийской дивизии, где начальником штаба был его сын».

План заговорщиков предусматривал два варианта действий. Первый: застрелить Гитлера и сопровождавшего его рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера в офицерском казино во время званого обеда. Второй: силами одного из эскадронов кавалерийского полка Георга Бёзелагера атаковать автомобильный кортеж главы государства по дороге из штаба Клюге на аэродром, по возможности захватить Гитлера и Гиммлера живыми, приговорить их к смертной казни и немедленно расстрелять. Но накануне визита выяснилось, что «живая тень фюрера» – Гиммлер – сопровождать его не будет. 13 марта 1943 года, когда Гитлер на личном самолете прилетел из Винницы на оперативное совещание в штаб группы армий «Центр» в Смоленск, Клюге запретил заговорщикам действовать: «Убить Гитлера, но не захватить Гиммлера – это угрожает гражданской войной».

У Трескова и его адъютанта Шлабрендорфа был еще один, запасной вариант: организовать «несчастный случай» – сделать так, чтобы самолет с фюрером на борту «по неясным причинам» взорвался в воздухе где-нибудь в районе Минска. В Focke-Wulf Condor, на котором Гитлер вылетел из Смоленска, находилась взрывчатка замедленного действия, замаскированная под коробку с двумя бутылками французского коньяка. Сопровождавший фюрера подполковник Хайнц Брандт из штаба верховного командования сухопутных сил вермахта (ОКХ), чемпион берлинской Олимпиады 1936 года по командному конкуру, согласился захватить с собой эти бутылки и передать их в подарок полковнику Гельмуту Штифу. Однако взрыва в воздухе не последовало: Брандт поместил смертоносную посылку в багажное отделение самолета, где детонатор не сработал от холода. Узнав, что Гитлер благополучно приземлился, Шлабрендорф срочно вылетел в Берлин, чтобы забрать злополучную коробку, пояснив Брандту, что по ошибке передал ему не те бутылки. К слову, волею судьбы олимпийскому чемпиону довелось дважды спасти жизнь фюрера. 20 июля 1944 года на совещании в «Волчьем логове» Брандт, споткнувшись о портфель со взрывным устройством, переставил его, убрав за подставку массивного дубового стола. Во время взрыва он сам получил смертельное ранение, а Гитлер был только легко ранен.

Возвращаясь к нашему повествованию о заговорщиках из штаба группы армий «Центр», отметим, что вскоре им представилась новая возможность убить фюрера. Доверенное лицо Трескова барон Герсдорф 21 марта 1943 года должен был взорвать себя вместе с Гитлером во время посещения последним выставки трофейного советского оружия, которую устроили в берлинском Цейхгаузе. Однако взрывной механизм в кармане шинели Герсдорфа был установлен на 10 минут, а фюрер провел на выставке всего лишь две минуты. Барон едва успел скрыться в туалете, чтобы извлечь взрыватель из адской машины.

«Покушение любой ценой»

После неудачных мартовских попыток устранения Гитлера последовали новые. В конце лета 1943-го Тресков вместе с заговорщиками из штаба ОКХ подполковником Клаусом фон Штауффенбергом и майором Гансом-Ульрихом фон Эртценом разрабатывал планы свержения нацистского режима, которые наряду с ликвидацией Гитлера и партийной верхушки предусматривали заключение перемирия и дальнейшие переговоры с Москвой. В заговор был вовлечен бывший германский посол в СССР граф Фридрих-Вернер фон дер Шуленбург, которого для переговоров намечалось переправить за линию Восточного фронта. По мнению неугомонного Трескова, это был единственный шанс избежать тотального поражения Германии.

В сентябре 1943 года Трескову совместно со Штауффенбергом удалось приспособить план «Валькирия» (использование армии резерва для подавления возможных беспорядков иностранных рабочих в германском тылу) для целей заговора против Гитлера. Тем самым подготовка к военному путчу пошла почти официально. В том же сентябре Штиф с группой офицеров штаба ОКХ, среди которых был майор Кун, попытался организовать убийство Гитлера в Растенбурге (ныне город Кентшин, Польша). Но бомба, установленная заговорщиками в водонапорной башне, взорвалась преждевременно.

21 ноября 1943 года планировалось еще одно «шинельное» покушение. Молодого капитана красавца Акселя фон дем Бусше выбрали в качестве модели для показа новой униформы, разработанной по приказу Гитлера. Его план состоял в том, чтобы в момент показа встать вплотную к фюреру и подорвать себя вместе с ним. И снова заговорщиков постигла обидная неудача: бомба союзников, сброшенная во время воздушного налета на Берлин, уничтожила здание, где находились образцы новой военной одежды, и их демонстрация была отменена. Бусше вернулся на Восточный фронт, где вскоре был тяжело ранен в бою.

Осенью 1943 года Тресков отправился на фронт в качестве начальника штаба 2-й армии, и ключевую роль в военном немецком Сопротивлении стал играть Штауффенберг. Той же осенью он получил повышение, а в июне 1944-го в чине полковника был назначен начальником штаба армии резерва, которой командовал генерал-полковник Фридрих Фромм. Штауффенберг стремился объединить различные группы Сопротивления, осуществлял связь с гражданским кругом участников заговора и координировал планы государственного переворота с заговорщиками, которые действовали в Берлине, Вене, Париже и штабе группы армий «Центр» на Восточном фронте.

Предполагалось, что участники переворота одновременно с арестом высших чинов СС, гестапо и функционеров нацистской партии возьмут в свои руки исполнительную власть в стране. Обязательным условием для этого и сигналом к началу всего восстания должна была стать гибель Гитлера в результате покушения. Ведущая роль в имперской столице отводилась верным оппозиции Гитлера войскам из резерва группы армий «Центр». В случае успеха Тресков занял бы пост «шефа германской полиции» и в этом качестве обеспечивал бы безопасность нового правительства.

26 декабря 1943 года Штауффенберг был приглашен для доклада в ставку Гитлера «Волчье логово», располагавшуюся под Растенбургом в Восточной Пруссии. В портфеле подполковника находилось взрывное устройство замедленного действия, которое изготовил и хранил его друг и подчиненный Кун. Однако фюрер, по своему обыкновению, в последний момент отменил совещание, и Штауффенбергу пришлось увезти бомбу обратно в Берлин. Еще одна неудавшаяся попытка.

В начале лета 1944 года Вторая мировая война вступила в свою заключительную фазу. 6 июня союзники высадились в Нормандии, а 23 июня Красная армия прорвала фронт группы армий «Центр». Новая ситуация складывалась и для немецкого Сопротивления. В конце июня Штауффенберг произнес свои знаменитые слова: «Речь больше не о фюрере, не об отечестве, не о моих жене и четырех детях – речь теперь идет обо всем немецком народе». Тресков отвечал: «Покушение на Гитлера должно быть совершено любой ценой. Если же оно не удастся, то, несмотря на это, надо попытаться совершить государственный переворот. Ведь дело здесь уже не столько в практической цели, сколько в том, чтобы показать, что германское движение Сопротивления перед лицом всего мира и истории отважилось, не щадя своей жизни, на этот решающий бросок. Все остальное в сравнении с этим безразлично».

20 июля 1944 года прогремел взрыв в «Волчьем логове», обозначивший высшую точку и одновременно конец немецкого Сопротивления. Покушение не удалось. Узнав об этом, генерал Фромм, тоже участник заговора, приказал расстрелять Штауффенберга и его товарищей. Но это его не спасло: как и множество других военных, он был казнен в ходе репрессий, развернутых по указанию Гитлера. Тресков, находившийся на передовой, успел покончить с собой; то же в преддверии ареста сделали фельдмаршалы Ганс Гюнтер фон Клюге и Эрвин Роммель.

Жертвенная борьба участников заговора против Гитлера 20 июля 1944 года не привела германское движение Сопротивления к успеху. Историк из ФРГ Мартин Бросцат в свое время отмечал: «Консервативное Сопротивление Гитлеру достойно моральной славы. Но политически оно оказалось не менее беспомощным, чем консервативные партнеры Гитлера в 1933 году». Гитлер и нацистский рейх были повержены не самими немцами, а вооруженными силами Советского Союза и других стран антигитлеровской коалиции.

 

Что почитать?

Дойч Гарольд С. Заговор против Гитлера. Деятельность Сопротивления в Германии. 1939–1944. М., 2008

Хавкин Б.Л. Германский национал-социализм и антигитлеровское Сопротивление. М., 2017