Archives

Мюнхенская западня

августа 30, 2018

Мюнхен – один из самых красивых городов Европы, сердце Баварии – в общественном сознании прочно ассоциируется с сосредоточенными там культурными и музейными ценностями, с институтами имени Макса Планка и Хайнца Майера-Лейбница, гордостью мировой науки, и, конечно же, с Октоберфестом, праздником пива, кренделей и каруселей. Однако цепкая историческая память при упоминании о Мюнхене заставляет нас вновь и вновь возвращаться к событию, которое стало прологом, а если по существу, то и фактическим началом Второй мировой войны – самого чудовищного катаклизма в истории человечества.

Мюнхенское соглашение, подписанное 29 сентября 1938 года, или, точнее, циничный сговор с Гитлером руководителей Великобритании и Франции при участии Италии открыл дорогу фашистской Германии для тотальной агрессии. Роковой просчет западных держав, сделавших выбор в пользу политики «умиротворения» агрессора, в конечном итоге дорого обошелся всему мировому сообществу, да и самим участникам сговора.

Позже Уинстон Черчилль, с самого начала выступавший против соглашения с Гитлером, очень точно отметил, что участники сговора, выбирая между войной и позором, «выбрали позор, чтобы затем получить войну».

Политическая элита западных демократий недооценила потенциал фашистской угрозы, не разглядела фанатизм и ненасытную агрессивность Адольфа Гитлера, который и не думал довольствоваться Судетской областью и вообще не считал необходимым связывать себя и свои политические амбиции какими-либо соглашениями. Ни Великобританию, ни Францию впоследствии не спасли поспешно подписанные после Мюнхенского сговора двусторонние договоры о ненападении с фашистской Германией.

Тогда же, осенью 1938-го, власти Великобритании и Франции делали ставку на сильную Германию, которая сможет выступить эффективным противовесом чуждому им Советскому Союзу. Идеологические противоречия с большевиками оказались сильнее политических соображений и интересов собственной безопасности. Западные лидеры наивно полагали (или делали вид), что Гитлер хоть и опасный, но довольно рациональный политик, чтобы направить штыки своей армии против столпов западной цивилизации, и что от него легко можно будет откупиться за счет малых стран Европы.

Сыграли свою роль и такие банальные факторы, как узколобый эгоизм европейских стран, стремление присоединиться к сильному, а заодно поживиться за чужой счет. Показательно в этом смысле поведение Польши и Венгрии, которые не преминули заявить о своих территориальных претензиях и добились передачи им Тешинской области и районов Южной Словакии соответственно.

Советский Союз от участия в решении судьбы Чехословакии намеренно отстранили, хотя Москва неоднократно заявляла о готовности помочь Праге, если последняя обратится в Лигу Наций. Президент Чехословакии Эдвард Бенеш, будучи идейным противником сталинского режима, рассматривал СССР как «нежелательного союзника» и предпочел довериться Франции. Фактически игнорирование СССР и его интересов в конечном итоге подорвало всю систему союзов и квазисоюзов, которая могла служить противовесом фашизму.

Последствия событий 1938 года стали переломными в истории международных отношений. Мюнхен не только пошатнул основы сложившейся Версальско-вашингтонской системы, но и поставил под угрозу само существование европейской цивилизации. Цена этого решения была чудовищной – десятки миллионов человеческих жизней. История не любит сослагательного наклонения, но, возможно, если бы в свое время западные державы и Советский Союз, отбросив в сторону взаимные подозрения и идеологические разногласия, объединили усилия в борьбе с агрессорами, страны «оси» можно было бы остановить. Последняя возможность предотвратить роковое сползание к мировой войне была упущена весной и летом 1939 года, когда участники трехсторонних переговоров в Москве вновь не смогли прийти к согласию.

Сегодня, в эпоху глобализации, когда угрозы приобрели совершенно другие по сравнению с серединой прошлого столетия масштабы и измерения, мы должны осознавать, что аморальная политика рано или поздно оборачивается против ее авторов. Игра в одиночку по принципу «каждый сам за себя» приводит к тому, что «каждый» рискует остаться в беспомощном одиночестве перед лицом неминуемой угрозы. Большому злу необходимо противостоять своевременно и коллективными усилиями.

Об уроках мюнхенских событий немало было сказано и написано, но, к сожалению, они так должным образом и не усвоены. Иначе многолетние и настойчивые предложения России о создании современной архитектуры безопасности в Европе уже были бы предметом серьезных переговоров и поиска взаимоприемлемых решений.