Archives

Глазами отца и матери

мая 1, 2018

Приведенные ниже свидетельства о появлении на свет великого князя Николая Александровича принадлежат его отцу, цесаревичу Александру Александровичу (будущему императору Александру III), и матери, цесаревне Марии Федоровне. Тексты дневниковых записей молодых родителей, а также письма наследника, адресованного его матери, императрице Марии Александровне, воспроизведены по подлинникам, хранящимся в Государственном архиве Российской Федерации. Орфография и пунктуация текстов переданы согласно современным правилам русского языка с сохранением стилистических особенностей. Перевод с датского языка записей из дневника Марии Федоровны выполнен доктором филологических наук Эльвирой Борисовной Крыловой.

№ 1. Письмо цесаревича Александра Александровича к императрице Марии Александровне. 6 мая 1868 г. Царское Село. Александровский дворец

Милая Душка Ма!

Сегодня утром около 4-х часов Минни почувствовала снова боли, но сильнее, чем вчера, и почти вовсе не спала. Теперь боли продолжаются, и приходила m-me Михайлова, которая говорит, что это уже решительно начало родов. Минни порядочно страдает по временам, но теперь одевается, и ей позволили даже ходить по комнате. Я хотел приехать сам к тебе и Папа, чтобы сказать об этом, но Минни умоляет меня не выходить от нее. Дай Бог, чтобы все прошло благополучно, как до сих пор, и тогда-то будет радость и счастье!

До свидания, Душка Ма, обнимаю крепко.

Твой Саша

6-го мая 1868 года.

ГА РФ. Ф. 641. Оп. 1. Д. 105. Л. 1 – 1 об. Подлинник. Автограф

№ 2. Запись из дневника цесаревича Александра Александровича. 6 мая 1868 г. Царское Село. Александровский дворец

6-го/18-го мая. Понедельник. Рождение нашего сына Николая.

Минни разбудила меня в начале 5-го часа, говоря, что у нее начинаются сильные боли и не дают ей спать; однако по временам она засыпала и потом опять просыпалась до 8 ч. утра. Наконец мы встали и отправились одеваться. Одевшись и выпив кофе, пошел скорее к моей душке, которая уже не могла окончить свой туалет, потому что боли делались чаще и чаще и сильнее. M-me Михайлова пришла и помогала Минни вместе со мною переносить эти страдания. Я скорее написал Мама записку об этом, и Мама с Папа приехали около 10 часов, и Мама осталась, а Папа уехал домой. Минни уже начинала страдать порядочно сильно и даже кричала по временам. Около 12½ жена перешла в спальню и легла уже на кушетку, где все было приготовлено. Боли были все сильнее и сильнее, и Минни очень страдала. Папа вернулся и помогал мне держать мою душку все время. Наконец в ½3 пришла последняя минута, и все страдания прекратились разом. Бог послал нам сына, которого мы назвали Николаем. Что за радость была – это нельзя себе представить, я бросился обнимать мою душку жену, которая разом повеселела и была счастлива ужасно. Я плакал как дитя, и так было легко на душе и приятно. Обнялись с Папа и Мама от души. Маленького понесла Мама в угольную [угловую. – В. А.] комнату, где пока приготовили для него все, что нужно. Я остался у Минни, пока все не пришло в порядок и пока ее не вымыли, а потом пришел В.Б. Бажанов [протопресвитер, духовник царской семьи. – В. А.] читать молитвы, и я держал моего маленького Николая на руках. После молитв пошел в другую комнату, где пришли все братья поздравлять меня. Мари [сестра цесаревича великая княжна Мария Александровна. – В. А.], Дядя Карл и Дядя Александр [братья императрицы Марии Александровны. – В. А.] пришли тоже. Я остался еще до 5 часов у Минни, и она немного заснула. Все разъехались, а я пошел к себе, где пришли меня поздравлять наши, Воронцов и Игнатьев. Потом я начал писать бесчисленное множество телеграмм и немного поел. Вернувшись к моей душке, я остался уже у нее почти все время, и ее перенесли с кушетки на постель, чему она была очень рада и чувствовала себя очень хорошо. Мы с ней были так счастливы и так довольны, что нельзя себе представить. Мы благодарили Господа от всего сердца и за эту милость и благодать, которую Он нам послал.

Я продолжал писать еще депеши и получил уже вечером некоторые ответы. Мама и Папа приехали еще раз около 9 часов. Мы пили чай и разговаривали с Минни до 11 часов, и я ходил несколько раз любоваться нашим маленьким ангелом, и его приносили тоже к Минни. Легли спать с моей душкой в 12½ часов.

ГА РФ. Ф. 677. Оп. 1. Д. 301. Л. 168 об. – 169. Подлинник. Автограф

№ 3. Записи из дневника цесаревны Марии Федоровны. 5–6 мая 1868 г. Царское Село. Александровский дворец

5/17 мая. Воскресенье. Великомученицы Ирины

…Все сошли и вместе отправились пить молоко. Мы тоже выпили молока и поели ржаного хлеба в другой комнате, а потом пошли домой. Я принялась писать Аликс [Александра – старшая сестра Марии Федоровны, супруга будущего британского короля Эдуарда VII. – Э. К.]. На обед к родственникам не поехала, хоть, насколько могла судить, никаких затруднений не ощущала. Так что поела одна, а затем, когда Саша вернулся, постоял и покурил, мы совершили еще одну довольно долгую прогулку.

Погода была такая прекрасная. Мы сели на скамью и говорили о будущем! Когда пришли домой, я написала пару слов свекрови, которая прежде писала, справляясь о моем самочувствии. За чаем и игрой в карты просидели с Куракиными [статс-дама княгиня Юлия Куракина и ее дочь фрейлина княжна Александра Куракина. – В. А.] и Долли [фрейлина Дарья Опочинина. – В. А.] до 1½ ночи, было очень весело. А потом – спать!

***

6/18 мая. Понедельник. Праведного Иова Многострадального

В конце концов мне пришлось идти в спальную комнату, где меня положили на ужасную кушетку. И тут все началось с болями и моими стенаниями. Император держал одну мою руку, Саша не выпускал из рук другую, а императрица время от времени подходила и целовала меня. Наконец все закончилось, и крик младенца в 2½ сообщил о рождении нашего ангелочка сына. Никогда в жизни не забуду я этот счастливый миг. Как только не благодарила я Господа нашего за то, что все закончилось и что Он подарил нам сына. Милый Саша, который все это время сдерживал себя, теперь рыдал, как ребенок. И мы все поздравляли друг друга: родители – бабушку и дедушку, те – нас, и я подумала о моих любимых родителях.

В 4½ все было позади. Пришел Бажанов и читал молитвы, а мой Саша держал маленького на руках. Затем мадам Михайлова помогла отнести меня в постель, где я сразу же уснула. Вечером снова пришел свекор, и я, слава Богу, чувствовала себя совершенно здоровой. Мы с моим Сашей пребывали в полном блаженстве!!! В 8½ я уснула и проснулась только в 9½ следующего дня.

ГА РФ. Ф. 642. Оп. 1. Д. 10. Л. 15 об. – 16. Подлинник. Автограф на датском языке

Журнал «Историк» выражает благодарность директору Государственного архива Российской Федерации Ларисе Александровне Роговой, а также кандидату исторических наук Юлии Викторовне Кудриной за помощь в подготовке материала