Под Смоленском и Киевом

Олег Назаров, доктор исторических наук

В июле 1941 года, сразу после окончания приграничных боев, начались Смоленское и Киевское сражения, которые сыграли важнейшую роль в срыве германского блицкрига

В ходе двух грандиозных баталий, проходивших одновременно и охвативших огромную территорию, Адольф Гитлер и германское командование впервые столкнулись с неожиданной и крайне неприятной для них проблемой – недостатком сил и средств.

 

Смоленское сражение

10 июля 1941 года группа армий «Центр» генерал-фельдмаршала Федора фон Бока начала наступление против войск Западного фронта, которыми командовал маршал Советского Союза Семен Тимошенко. Неприятель, имея двукратное превосходство в людях, артиллерии и самолетах и четырехкратное в танках, планировал прорвать линию обороны, окружить и уничтожить противостоящие ему части Красной армии.

Длившееся два месяца Смоленское сражение развернулось на фронте в 650 км и в глубину до 250 км. 16 июля западнее Смоленска гитлеровцы разгромили 25-й стрелковый корпус. Его командир генерал-майор Сергей Честохвалов пропал без вести в районе деревни Рибшево. В тот же день передовые части 2-й танковой группы генерал-полковника Гейнца Гудериана ворвались в южную часть Смоленска. Взорвав мосты через Днепр, красноармейцы и горожане приняли бой. 17–19 июля отдельные районы города и кладбище несколько раз переходили из рук в руки. Весь Смоленск оказался под германским контролем 29 июля. В его окрестностях сразу же появились концентрационные лагеря, в которых немцы принялись уничтожать пленных и местных жителей.

Командующий группой армий «Центр» Федор фон Бок вручает награду. 1941 год

Трагические события разыгрались в 40 км восточнее Смоленска на днепровской переправе у населенного пункта Соловьёво. По ней отходили 16-я и 20-я армии генерал-лейтенантов Михаила Лукина и Павла Курочкина. Переправу и подступы к ней непрерывно бомбили и расстреливали из пулеметов вражеские самолеты. Гитлеровцы наседали, стремясь перерезать узкую горловину, по которой по трупам погибших товарищей шли красноармейцы. Временами слышался хруст костей, а вода краснела от крови павших.

Смоленское сражение. 10 июля – 10 сентября 1941 года

Огромная заслуга в том, что немцам не удалось взять Соловьёву переправу, принадлежит сводному отряду под командованием полковника Александра Лизюкова. «Личная смелость его была безукоризненна, умение маневрировать малыми силами – на высоте. Был момент, когда немцы перехватили горловину, но это продолжалось несколько часов – Лизюков отбросил их, и его подразделения уничтожили весь вражеский отряд», – писал в воспоминаниях маршал Константин Рокоссовский. За оборону Соловьёвой переправы Лизюков был удостоен звания Героя Советского Союза. Переправу защищал и его 16-летний сын Юрий, курсант Борисовского танкового училища.

Ночью 5 августа последние советские части переправились на левый берег Днепра. И сколько же было тех, кто достичь его так и не смог, кто остался здесь навсегда… Но и германские войска несли непривычно высокие для них потери. «Я вынужден ввести в бой теперь все мои боеспособные дивизии из резерва группы армий… Мне нужен каждый человек на передовой», – сокрушался фон Бок. Гибли опытные немецкие командиры. Еще в июле в районе Смоленска осколком снаряда был смертельно ранен командовавший 17-й танковой дивизией генерал-майор Карл фон Вебер.

В ходе Смоленского сражения Красная армия не только отступала. Советское командование бросало в бой свежие силы, которые наносили по врагу чувствительные контрудары.

 

Рождение гвардии

Вскоре после взятия Смоленска Гитлер и германское командование оказались перед сложным выбором. Продолжая наступление на московском направлении, группа армий «Центр» рисковала получить удар с юга от войск советского Юго-Западного фронта (командующий – генерал-полковник Михаил Кирпонос). Гитлера смущал большой разрыв между войсками фон Бока и группой армий «Юг», которая никак не могла взять Киев.

Верховное командование сухопутных войск Германии настаивало на продолжении наступления на Москву. Однако Гитлер потребовал повернуть на юг 2-ю танковую группу и 2-ю полевую армию группы армий «Центр», чтобы с их помощью заключить в окружение и разбить войска Юго-Западного фронта. Поворот ударной группировки в сторону от Москвы противоречил плану «Барбаросса», но Гитлеру важнее было захватить богатую продовольственными, сырьевыми и промышленными ресурсами Украину. В конце августа группа армий «Центр» осталась без мощной поддержки танков и вела бои силами пехотных дивизий.

30 августа войска Резервного фронта под командованием генерала армии Георгия Жукова перешли в наступление на Ельню и 6 сентября освободили город. В итоге удалось ликвидировать Ельнинский выступ. Он вдавался в оборону Резервного фронта и представлял собой плацдарм, с которого враг мог наносить разящие удары по флангам советских войск. В основу замысла операции Жуков положил идею двустороннего охвата сил противника с целью их окружения. Гитлеровцы не выдержали ударов Красной армии и отступили. Прибывший на место сражения военный корреспондент «Правды», недавний генеральный секретарь Союза писателей СССР Владимир Ставский застал такую картину: «По обе стороны большака, тут и там, в ложбинах, в кустах, на обратных скатах бугорков и просто у обочины пути высятся штабеля снарядов, горки винтовочных патронов в картонной упаковке. Поодаль, на огневых позициях, видны орудия. В нескошенной ржи, в дубовых кустарниках, в окопах валяются винтовки, автоматы, пулеметы. И по тому, как все это брошено, оставлено, рассеяно, нетрудно понять, какая здесь была паника, в каком животном страхе, забыв обо всем, кроме собственной шкуры, удирали отсюда хваленые дивизии Гитлера».

К 9 сентября войска Резервного фронта исчерпали свои наступательные возможности. Несколько дней не проявлял активности и противник. Так завершилось Смоленское сражение. Оно резко контрастировало с катастрофой начала войны в Белоруссии. В ходе этого сражения советское командование нашло противоядие от германского блицкрига – контрудары. В результате немецкие войска не только утратили прежние темпы наступления, но и впервые с начала Второй мировой были вынуждены перейти к обороне на главном направлении своего удара.

Вскоре после освобождения Ельни приказом наркома обороны СССР отличившиеся 100-я, 127-я, 153-я и 161-я стрелковые дивизии были преобразованы в 1-ю, 2-ю, 3-ю и 4-ю гвардейские. 18 сентября стало днем рождения советской гвардии. Общие потери Красной армии в Смоленском сражении составили 759 974 человека, из которых 486 171 человек – безвозвратные потери.

Немецкая пехота проходит мимо брошенных под Киевом советских грузовиков. 1941 год

Битва за «мать городов русских»

Киевское сражение началось 7 июля с наступления группы армий «Юг» под командованием генерал-фельдмаршала Герда фон Рундштедта. Прорвав фронт у Житомира, 11 июля гитлеровцы вышли на подступы к Киеву, где завязались кровопролитные бои. В своих «Воспоминаниях и размышлениях» Жуков утверждал, что в конце июля он как начальник Генерального штаба РККА обратился к Иосифу Сталину с предложением оставить Киев: «Юго-Западный фронт уже сейчас необходимо целиком отвести за Днепр. За стыком Центрального и Юго-Западного фронтов [нужно] сосредоточить резервы не менее пяти усиленных дивизий».

Здесь стоит заметить, что предлагавшееся отступление за Днепр, если бы этим рубежом оно и ограничилось, не спасло бы войска Юго-Западного фронта от попадания в «котел», поскольку в августе кольцо окружения замкнулось гораздо восточнее – у Лохвицы. Между тем Сталин не только не одобрил предложения Жукова, но и снял генерала армии с занимаемой должности. 29 июля на посту начальника Генштаба его сменил маршал Советского Союза Борис Шапошников.

Нежелание оставлять Киев было вызвано отнюдь не упрямством Верховного главнокомандующего, как это часто преподносилось в перестроечной публицистике, а вполне трезвыми соображениями. Ставились задачи задержать и измотать крупную группировку войск противника, сорвать его наступательный порыв, сохранить хорошие позиции на Днепре и удержать немцев на дальних подступах к Донбассу. Силы Красной армии можно было растянуть по берегу реки на широком фронте, сосредоточившись на защите флангов. Необходимо было выиграть время, чтобы сформировать и перебросить на фронт свежие силы.

1 августа гитлеровцы усилили натиск. На первой линии Киевского укрепрайона у села Кременище сражался гарнизон дота № 131 под командованием 19-летнего командира взвода 28-го отдельного пулеметного батальона лейтенанта Василия Якунина. Четыре дня его солдаты отражали атаки противника. Чтобы ликвидировать дот, немцы использовали огнеметы и артиллерию. Все защитники дота погибли. В братской могиле местные жители похоронили Якунина, его заместителя сержанта Михаила Максимова и 13 красноармейцев, фамилии которых остались неизвестными. Героическое сопротивление советских войск вынудило германское командование 11 августа прекратить штурм города.

Советские военнослужащие, попавшие в плен под Киевом. 1941 год

К тому моменту южнее Киева, под Уманью, немцам удалось окружить отступавшие к Днепру части 6-й и 12-й армий. В плен попали командующие армиями генерал-лейтенант Иван Музыченко и генерал-майор Павел Понеделин. Уманский «котел» стал очередным подтверждением того печального факта, что в начале войны большинство командиров Красной армии не умели проводить крупные операции по отводу войск на тыловые рубежи. Это обстоятельство укрепило Сталина во мнении, что оставлять Киев нельзя. 12 августа частям Юго-Западного фронта удалось отбросить врага от столицы Советской Украины.

Однако гораздо сложнее Киева было удержать огромную по протяженности линию фронта. Общая ситуация постепенно ухудшалась. Наступление 2-й танковой группы вермахта на юг, в тыл войскам Юго-Западного фронта, создало угрозу их окружения. Задачу «разбить подлеца Гудериана» Сталин возложил на командующего недавно созданным Брянским фронтом генерал-лейтенанта Андрея Ерёменко. В конце августа его войска вели кровопролитные бои с наступавшим противником, но в итоге не смогли остановить немцев.

В начале сентября с предложением оставить Киев и отступить к оборонительному рубежу реки Псел выступили главнокомандующий войсками Юго-Западного направления маршал Советского Союза Семен Буденный и Михаил Кирпонос. 11 сентября в ответ на это Сталин напомнил, что недавний отвод двух армий «превратился в бегство». «Какая гарантия, что то же самое не повторится сейчас? – подчеркивал Верховный главнокомандующий. – В данной обстановке на восточном берегу Днепра предлагаемый вами отвод войск будет означать окружение наших войск, так как противник будет наступать на вас не только со стороны Конотопа, то есть с севера, но и с юга, то есть со стороны Кременчуга, а также с запада, так как при отводе наших войск с Днепра противник моментально займет восточный берег и начнет атаки. Если конотопская группа противника соединится с кременчугской группой, вы будете окружены». Сталинский приказ был лаконичным: «Киева не оставлять и мостов не взрывать без разрешения Ставки». В тот же день Буденный был снят с занимаемого поста.

Сконцентрировав свое внимание на обороне Киева и борьбе с наступавшим Гудерианом, советское командование и разведка не заметили маневра 1-й танковой группы генерал-полковника Эвальда фон Клейста. Она совершила бросок из района Николаева под Кременчуг, где в начале сентября был сооружен понтонный мост через Днепр. Он мог единовременно выдерживать вес в 16 тонн и был пригоден для всех родов войск. По нему 1-я танковая группа и 17-я полевая армия вермахта рванули навстречу Гудериану.

 

Киевский «котел»

Киевская стратегическая оборонительная операция. 7 июля – 26 сентября 1941 года

Вечером 14 сентября германские танковые клещи сомкнулись у Лохвицы. После подхода немецкой пехоты 16 сентября возник крупнейший в истории войн «котел». В нем оказалось около 453 тыс. солдат и офицеров. Это предопределило судьбу Киева, оставленного Красной армией 19 сентября, и катастрофу всего Юго-Западного фронта. Вырваться из этого «котла» смогло лишь около 25 тыс. военнослужащих. Далось это большой кровью. На местах прорывов остались сотни сгоревших машин, тысячи трупов красноармейцев и местных жителей. В тех боях погибли командующий Кирпонос и начальник штаба его фронта генерал-майор Василий Тупиков.

Общие потери советских войск в Киевской стратегической оборонительной операции составили 700 544 человека, из которых 616 304 человека – безвозвратные потери. Часто возникает вопрос о причинах дисбаланса между огромными безвозвратными и гораздо меньшими санитарными потерями. Между тем подобный дисбаланс характерен для окружений и других военных катастроф, поскольку в какой-то момент высшее командование перестает получать данные от попавших в тяжелое положение войск. В этой ситуации оно просто не знает, сколько было раненых, а сколько убитых. Если говорить о Киевской операции, то число санитарных потерь в 84 240 человек учитывает в основном тех раненых и заболевших, которые проходили по донесениям до 10 сентября. А всех бойцов и командиров оказавшегося в окружении Юго-Западного фронта отнесли к категории безвозвратных потерь, хотя среди них были и те, кто избежал гибели и плена и потом вернулся в строй.

Киевская операция завершилась 26 сентября, после чего гитлеровцы двинулись на Москву. И вскоре стала портиться погода, пошли дожди. Вынужденные метания немалой части германских войск в ходе Смоленского сражения и битвы под Киевом имели для немцев пагубные последствия, заложив основу крушения плана «Барбаросса».

 

Фото: LEGION-MEDIA. ХУДОЖНИК ЮРИЙ РЕУКА