К читателям

Точка невозврата

Первого сентября будущего года исполнится 80 лет с начала Второй мировой войны – самой кровавой и разрушительной бойни за всю эпоху существования человечества. Без каких-либо преувеличений, это одна из самых печальных дат мировой истории.

Можно ли было избежать этой войны, предотвратив тем самым гибель десятков миллионов человек? А если можно, то когда шанс на более-менее мирное развитие Европы и мира в целом был окончательно упущен?

Разумеется, найти однозначный ответ на каждый из этих вопросов или обозначить одну-единственную точку невозврата вряд ли удастся. Однако, как представляется, уже сам по себе анализ возможных «развилок» предвоенной истории является весьма поучительным занятием. Слишком уж часто человечество наступает на грабли, чтобы отмахиваться от такого рода размышлений.

Иногда можно услышать, что Вторая мировая стала неизбежным следствием Первой и что нерешенность глобальных проблем по итогам бойни 1914–1918 годов и породила новый виток насилия, охватившего мир в 1939–1945 годах. Определенная доля истины в этом есть. Тем более что государства-победители в Первой мировой войне были настолько недальновидны, что своими руками подготовили почву для роста реваншистских настроений, в полной мере захлестнувших ту же Германию и целый ряд других стран.

Однако убежден, что говорить о какой-либо фатальной заданности, непоправимой неизбежности конфликтов такого масштаба было бы не вполне справедливо. Во всяком случае, точками невозврата ни 1918-й (год окончания Первой мировой войны), ни 1919-й (год подписания по ее итогам Версальского договора) не были. А значит, неизбежной Вторая мировая война стала все-таки несколько позднее. Когда именно?

Две даты приходят в голову прежде всего. Первая – это 30 января 1933 года, когда Адольф Гитлер, став рейхсканцлером Германии, планомерно начал идти к заветной цели – пересмотру несправедливых, как полагал он и миллионы других немцев, итогов Первой мировой войны. Вторая дата – ночь с 29 на 30 сентября 1938 года, когда в Мюнхене главы правительств Великобритании и Франции – гарантов незыблемости послевоенного устройства мира – при участии итальянского дуче Бенито Муссолини подписали соглашение с Гитлером. Если приход Гитлера к власти стал водоразделом прежде всего внутри германской истории, то в глобальном масштабе такой точкой невозврата был именно Мюнхен.

На первый взгляд Мюнхенский сговор западных демократий с нацистами касался исключительно судьбы Чехословакии, которую Лондон и Париж, несмотря на имеющиеся с Прагой договоренности, оставляли один на один с агрессором. Правящие круги Великобритании и Франции полагали, что, открывая Гитлеру дорогу на восток Европы, они тем самым покупают у него долгосрочный мир для себя. Впрочем, уже тогда находившийся в оппозиции Уинстон Черчилль, убежденный противник принятого в Мюнхене решения, пророчески заметил: «Если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор». Нелишним будет напомнить, что в тот момент это мнение услышано не было. Как не была услышана точка зрения Москвы, с самого начала открыто и последовательно призывавшей западные демократии встать на пути нараставшей германской угрозы.

Последствия этого сговора оказались фатальными для всех. Фактически Мюнхен открывал путь к пересмотру существовавшего на тот момент миропорядка. Ящик Пандоры был открыт: нацистская Германия, к тому времени уже неоднократно на свой страх и риск менявшая «правила игры», получила карт-бланш на дальнейшие агрессивные действия. И они не заставили себя ждать. В самом начале 1939-го американский журнал Time назвал Гитлера «человеком 1938 года», отметив, что «the Man of 1938», скорее всего, может сделать 1939 год и вовсе «незабываемым». Так оно и случилось…

В СССР на произошедшее смотрели более определенно. За полгода до «календарного» начала Второй мировой советский лидер Иосиф Сталин, характеризуя международную ситуацию, сложившуюся после Мюнхена, недвусмысленно дал понять: «Новая империалистическая война стала фактом»…

Мюнхенский сговор состоялся ровно 80 лет назад. С тех пор немало утекло и воды, и крови. Именно поэтому стоит помнить о том, что произошло в ту роковую ночь в столице Баварии. Равно как и о том, какую цену приходится платить за конъюнктурные политические шаги, за попытки решить свои собственные проблемы за чужой счет, за стремление перекроить мир, не считаясь с устоявшимися нормами и здравым смыслом.