Что прочитать и что увидеть в декабре

На страже главной цитадели России 

Сост. Д.А. Клочков

М.: Фонд «Русские витязи», 2018

Многие годы история служб, частей и подразделений, несущих охрану Московского Кремля – «главной цитадели России» как в дореволюционный, так и в советский и современный период, была неизвестна широкому читателю. Новое почти тысячестраничное издание, подготовленное к вековому юбилею Службы коменданта Московского Кремля, рассказывает о том, как на протяжении примерно 900 лет трансформировалось понятие «главная цитадель», кто отвечал за ее охрану и какими средствами осуществлялась ее оборона.

Наиболее распространенное значение слова «цитадель» – крепость, защищающая город, либо внутреннее укрепление крепости, имеющее самостоятельную оборону и служащее последним опорным пунктом для гарнизона крепости в случае падения основных ее укреплений. В нашей стране у многих это слово ассоциируется прежде всего с Московским Кремлем. Вплоть до начала XVIII столетия прямой и переносный смысл слова «цитадель» совпадали. В Кремле, окруженном мощными фортификационными сооружениями, располагалась резиденция московских великих князей, затем русских царей, а также ряд важнейших государственных учреждений. Все поменялось в XVIII веке. Столица была перенесена в Санкт-Петербург, и именно он на 200 с лишним лет стал центром империи, а роль «главной цитадели» выполнял сперва Зимний, позднее Аничков и некоторые загородные дворцы. Кремль же имел статус одной из императорских резиденций, в которой останавливались царствующие особы и двор во время нахождения в Первопрестольной.

К началу XX века общее наблюдение за безопасностью царских резиденций и надзор за безопасностью государя во время высочайших путешествий осуществлял дворцовый комендант. Наивысшего пика численность охраны императора и его семьи достигла в годы Первой мировой войны, однако в феврале 1917-го эти формирования оказались бессильными перед стремительно развивавшейся революцией…

Министры Временного правительства, ломая старые устои, попросту пренебрегали охраной, за что и поплатились в октябре 1917 года. Сменившие их большевики уделили безопасности руководства страны гораздо больше внимания, но начали в этом отношении работу с нуля. После переезда столицы из Петрограда в Москву в марте 1918-го «главная цитадель» вновь вернулась в Кремль. Она находится здесь и сегодня, и теперь на страже ее стоит Служба коменданта Московского Кремля Федеральной службы охраны Российской Федерации.

Книга основана на архивных документах, многие из которых впервые введены в научный оборот. Издание богато проиллюстрировано: среди прочего в нем представлены ранее не публиковавшиеся фотографии из архивов спецслужб, а также из частных собраний.

10 ноября – 15 апреля 2019 года

Николай II. Семья и престол

Государственный исторический музей

Москва, Красная площадь, 1

Заканчивается год, отмеченный двумя датами, связанными с судьбой последнего русского императора Николая II, – 150-летием со дня его рождения и 100-летием гибели царской семьи. Подготовленная Историческим музеем экспозиция включает в себя главным образом документальные материалы. Рядом с Николаем почти всегда находились профессиональные фотографы, зафиксировавшие едва ли не каждый день его 22-летнего правления. Основная заслуга принадлежала владельцу фотоателье «К.Е. фон Ган и Ко» придворному фотографу Александру Ягельскому. Он сопровождал царя во время дипломатических приемов и визитов, в поездках по стране, на военных маневрах и смотрах, на официальных придворных мероприятиях, на охоте и на отдыхе в Ливадии, в финских шхерах, на императорской яхте «Штандарт».

На выставке собрано около 300 снимков, сделанных в 1870-х – середине 1910-х годов ведущими отечественными и иностранными мастерами светописи. Также представлены автографы и письма Николая II, документы, связанные с ключевыми этапами его жизни. Особое внимание организаторы уделили фигуре цесаревича Алексея Николаевича, единственного сына императора, тяжелый недуг которого наложил отпечаток на жизнь всей царской семьи. В экспозиции можно увидеть детские акварельные рисунки наследника, его личные вещи. Центральное же место отведено показу двух важнейших династических событий, в которых участвовал Николай II, – его коронации (1896) и 300-летию дома Романовых (1913).

Впервые широкой публике демонстрируется большой парадный портрет последнего русского царя, выполненный знаменитым художником Львом Бакстом в 1895 году в Париже. Это произведение никогда не экспонировалось и было специально отреставрировано для настоящей выставки.

14 ноября – 20 января 2019 года

Церковь небесная. Изображение соборов святых в русской иконописи XVI – начала XX века

Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева

Москва, Андроньевская площадь, 10

Церковью торжествующей, или небесной, православная традиция называет невидимый сонм ангелов и святых, которые помогают в деле спасения членам Церкви земной. На выставке, организованной совместно с Государственным историческим музеем, впервые собраны иконы, на которых можно увидеть, как в Древней Руси представляли храмы этой Церкви. В конце XVII – начале XX века смысловой и художественный диапазон подобных икон значительно расширился. Помимо Соборов всех святых появились необычные тематические композиции, объединившие, например, святых целителей. У каждого крупного географического региона России был свой сонм небесных покровителей, со временем получивший отдельный день празднования и образное воплощение. Мотивы заступничества, славословия и духовного торжества особенно характерны для этого малоизученного пласта русского церковного искусства.

4 ноября – 3 февраля 2019 года

Подвиг Ивана Сусанина. История одной картины

Государственная Третьяковская галерея

Москва, Лаврушинский переулок, 10

Картину «Иван Сусанин», свое последнее большое произведение, Константин Маковский готовил к 300-летнему юбилею дома Романовых в качестве некоего подношения благоволившей ему царской семье. Но из-за масштаба и сложности задачи завершить ее художник так и не успел, скончавшись в 1915-м. Работа шла в парижской студии живописца, и экспонировалась незаконченная картина в последний раз тоже за границей в середине 1920-х годов. Лишь недавно она была обнаружена в доме американского коллекционера, который купил ее в 1976-м на аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке за 4800 долларов. А два года назад на торгах в Лондоне полотно приобрели российские коллекционеры, после чего оно вернулось на родину.

28 ноября – 20 января 2019 года

Первая мировая война. Флот, авиация, медицина

Музейно-выставочный центр РОСФОТО

Санкт-Петербург, Большая Морская улица, 35

Первая мировая война положила начало не только новой эпохе в истории европейской цивилизации, она стала этапной и для фотожурналистики. Ни одна война прежде не документировалась столь тщательно. И это несмотря на то, что почти сразу после начала конфликта была введена цензура на фотографии. На выставке представлены уникальные снимки и другие экспонаты, рассказывающие о буднях флота и авиации Первой мировой, о работе медиков и сестер милосердия на фронте, о жизни и быте в глубоком тылу. Собранные в экспозиции фотографии были сделаны корреспондентами русской и союзных армий и войск противника, а также русскими офицерами, чьи фотоальбомы дошли до наших дней.

От ордена осталось только имя… Судьба и смерть немецких рыцарей в Прибалтике

Вебер Д.И., Филюшкин А.И.

СПб.: Наука, 2018

Авторы книги считают, что падение Ливонского ордена в гораздо большей степени предопределили события в Европе, нежели война с Московией. В XVI веке он столкнулся с вызовами религиозно-политического характера, главным из которых, разумеется, явилась Реформация. Лишь то, что большинство рыцарей-ливонцев были выходцами из Вестфалии, где протестантизм распространился относительно поздно, отсрочило внутренний кризис ордена. Однако к началу 1560-х годов стало ясно, что Реформация дает высшей знати возможность закрепить свои права путем наследования, а не через связь с Церковью. А тут еще подоспел Иван Грозный. С этими испытаниями Ливонский орден не справился.

Военное дело Московского Государства. От Василия Темного до Михаила Романова. Вторая половина XV – начало XVII в.

Пенской В.В.

М.: Центрполиграф, 2018

Уничижительные характеристики, которые давались и продолжают даваться русскому войску и военному делу допетровского времени, противоречат результатам внешней политики Русского государства. Ведь именно тогда Москва впервые сделала серьезную заявку на обретение ею имперского статуса, покорив три татарских «царства» и одолев в изнурительной 200-летней борьбе Великое княжество Литовское – главного конкурента в схватке за доминирование в Восточной Европе. В книге доктора исторических наук Виталия Пенского речь идет о том, что в западной историографии именуется warfare, иными словами о военном хозяйстве, а также о том, что в его устройстве способствовало успехам, но порой приводило и к неудачам.

Москва и уездные города второй столичной губернии на исходе правления Екатерины II: реформа города

Белов А.В.

М.: ФГБОУ ВО «РГУ им. А.Н. Косыгина», 2018

C губернской реформой Екатерины Великой в России ушли в прошлое средневековые города-крепости, а на их месте выросли новые административные центры, инфраструктурные элементы которых частично сохранились до наших дней. Для Москвы был разработан план масштабной реконструкции, предусматривавший создание необходимой промышленной инфраструктуры. За небольшой отрезок времени подвергся переустройству центр древнего города – Красная площадь и Охотный ряд. Кроме того, были возведены новые статусные здания, наиболее заметными из которых стали Сенатский дворец, корпус Московского университета, дом Благородного собрания, Голицынская больница. Изменилась и рядовая застройка. Почти все это погибло в пожаре 1812 года.

Русский древослов Александра Шишкова. Лингвистическое наследие А.С. Шишкова в научном и культурном контексте эпохи 

Камчатнов А.М.

СПб.: Нестор-История, 2018

Адмирал Александр Шишков (1754–1841) традиционно воспринимается как ретроград, пытавшийся воспрепятствовать развитию русского литературного языка. Доктор филологических наук Александр Камчатнов считает, что этот стереотип в корне неверен. Как и тот, что к концу жизни Шишков примкнул к славянофилам, причем самого реакционного разлива. Напротив, он, по мнению исследователя, был настоящим русским европейцем, но не потому, что хотел подражать Европе, а потому, что в духе своего времени полагал, что изучение прошлого откроет дорогу в будущее.

Государственный совет при Николае I: особенности функционирования

Ружицкая И.В.

М.: ИРИ РАН, 2018

Качественный скачок, который совершила Россия в период правления Александра II, был бы просто невозможен, если бы не десятилетия кропотливой работы при его отце Николае I, уверена доктор исторических наук Ирина Ружицкая. В книге, посвященной деятельности Государственного совета, она рассказывает о той борьбе, которая годами велась в этом органе вокруг главного вопроса столетия – о судьбе крестьянства. Читатель узнает, с каким сопротивлением столкнулся император Николай, когда отправился туда оглашать указ об обязанных крестьянах, который называл «самым значительным актом своего царствования» и «первым шагом к освобождению» всего сословия.

Михаил Катков. Молодые годы

Лубков А.В.

М.: МПГУ, 2018

Историческая репутация Михаила Каткова (1818–1887) испорчена если не безнадежно, то основательно: для большевиков он, понятно, являлся оплотом реакции, а в постсоветской историографии его обычно воспринимают как предателя либеральной идеи. По мнению ректора МПГУ, доктора исторических наук Алексея Лубкова, в главном взгляды Каткова не менялись: в центре размышлений публициста всегда было представление о человеке как о творце истории. Менялась лишь оценка – от мысли, что человек имеет цель существования в самом себе, к идее наличия высших принципов и безусловных абсолютов. Автор книги доказывает, что в позднем консерватизме Каткова не стоит искать противопоставления его раннему либерализму – это естественный ход идейной эволюции.

Князь В.П. Мещерский и Российский Императорский Дом. Документы и материалы (1863–1913)

Cост. И.Е. Дронова

М.: Столыпинский центр регионального развития, 2018

Князь Владимир Мещерский (1839–1914) – личность сложная и очень противоречивая. Внук Николая Карамзина, сын обедневшего аристократа, крайний консерватор, издатель, веривший в силу воздействия печатного слова на общественное мнение, публицист, чье перо разило представителей высшего света и даже членов императорского дома, холостяк, личная жизнь которого стала предметом пересудов, он был человеком, приближенным к верховной власти и одновременно чужим в придворных кругах, враждебным окружению трона. Его переписка и дневники дают возможность, в частности, увидеть, что двигало теми, кто с самого начала выступал против Великих реформ Александра II.

Эксперимент Зубатова. Легализация рабочего движения в первые годы XX в.

Медведев С.В.

М.: Университет Дмитрия Пожарского, 2018

Начальник Московского охранного отделения Сергей Зубатов (1864–1917) нашел оригинальный ответ на рост рабочего движения в России в начале XX века: он попытался возглавить этот процесс. Организовав общества взаимопомощи на различных производствах, Зубатов стремился пресечь контакты рабочих с представителями оппозиционных правительству движений. О том, почему его проект потерпел крах, рассказывает книга кандидата исторических наук Сергея Медведева.

Россия в годы Гражданской войны, 1917–1922 гг.: Очерки истории и историографии 

Отв. ред. Д.Б. Павлов

М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2018

Гражданская война в России изучается десятилетиями, но по-прежнему вызывает многочисленные споры среди ученых. В течение четырех лет Институт российской истории РАН публиковал исследования об эпохе «великих потрясений» 1914–1922 годов. Сборник статей, посвященный Гражданской войне, – последний в этой серии. Его авторы приходят к выводу, что истоки насильственного противостояния следует искать в событиях 1905 года, и вместе с тем отвергают хронологическое расширение в другую сторону – до коллективизации 1930-х и тем более до коллаборационизма времен Великой Отечественной войны.

Бывшие люди. Последние дни русской аристократии

Смит Д.

М.: Новое литературное обозрение, 2018

В небольшой по объему книге американский историк Дуглас Смит рисует детальную картину гибели целого класса русского общества в результате большевистского террора. Можно назвать главные причины революции, но невозможно объяснить, почему граф Павел Шереметев, единственный выживший в семье мужчина, скончался в Советской России на свободе. Почему его сестра Анна дожила до старости, хотя ее муж был посажен и расстрелян, а трое сыновей отправлены в лагеря, откуда двое из них уже не вернулись. Почему графа Дмитрия Гудовича расстреляли во время Большого террора, а его брата Андрея пощадили. Почему один князь Голицын умер в 1920-м в тюрьме, а другой эмигрировал и с комфортом прожил остаток жизни в Южной Калифорнии.

«Петропольский Тацит» в изгнании. Жизнь и творчество русского историка Николая Ульянова

Базанов П.Н.

СПб.: Владимир Даль, 2018

Судьба Николая Ульянова (1904–1985), последнего ученика безусловного классика русской исторической науки Сергея Платонова, необычна даже для интеллигента второй волны эмиграции: преподавание в советских вузах, незаконный арест, война, немецкий плен, побег, жизнь на оккупированной территории, угон на принудительные работы в Германию, лагеря для перемещенных лиц, работа на заводе в Касабланке и возвращение к преподавательской деятельности – уже в Йельском университете США. Его научная позиция была нехарактерной, бескомпромиссной и по-своему даже отчаянной: факт, факт и ничего, кроме факта («никто не смог вывести ни одного закона истории»).

Мюнхен-1938. Падение в бездну

М.: Кучково поле, 2018

В сентябре 1938 года, добиваясь от чехословацкого правительства уступки Судетов Третьему рейху, Лондон и Париж обещали стать гарантами территориальной целостности «обрубка» Чехословакии. Однако не прошло и полугода, как 15 марта 1939-го части вермахта вступили в Прагу. В сборник включены в том числе статьи иностранных исследователей, не разделяющих доминирующее на Западе представление, согласно которому причиной развязывания Второй мировой войны стал договор о ненападении между Германией и Советским Союзом.