Хроника смутного времени. Февраль 1917 года

Sobitiya

14 (27) февраля

 Возобновила работу Государственная Дума

2 Группа депутатов Четвертой Государственной думы 

В связи с возобновлением работы Госдумы, в декабре 1916 года отправленной на каникулы, власти ожидали обострения ситуации в столице, поэтому Министерством внутренних дел был разработан проект манифеста о ее роспуске. Однако Николай II колебался. Почти все окружение царя, за исключением императрицы Александры Федоровны, уговаривало его пойти на уступки. В итоге Николай отказался от роспуска Думы. Накануне возобновления ее заседаний командующий войсками Петроградского военного округа генерал-лейтенант Сергей Хабалов предупредил жителей столицы о недопущении уличных выступлений. В свою очередь, председатель Думы Михаил Родзянко заявил: «Я глубоко убежден, что все русские рабочие всех заводов и предприятий настроены вполне патриотично, и потому все эти слухи и предположения [о возможных волнениях. – «Историк»] кажутся мне невероятными. <…> Я считаю всякие уличные выступления крайне вредными для нашего общего дела, и неизбежные при этом беспорядки только на руку немцам». Между тем день прошел относительно спокойно. Лишь социал-демократы, проигнорировав предупреждение властей, организовали демонстрацию, которая была разогнана полицией. Критика власти с думской трибуны была куда более умеренной, чем в конце предыдущего года. Впрочем, депутаты оппозиционных фракций не забыли слова своего коллеги, одного из лидеров прогрессистов Александра Коновалова, сказанные им на заседании в ноябре 1916-го: «Долг Государственной Думы – неуклонно, настойчиво вести борьбу с действующим режимом. Пусть будет вестись эта борьба до конца, пусть ведется она неустанно и пусть не будет никаких иллюзий, никаких уступок, никаких компромиссов на этом пути. Задача страны – облегчить Государственной Думе эту ее борьбу». После возобновления работы Думы конфликт между ее оппозиционным большинством и императором вступил в решающую фазу.

18 февраля (3 марта)

Началась забастовка на Путиловском заводе

 3 - путилковскиц

Первой забастовала лафетно-штамповочная мастерская Путиловского завода. Рабочие, учитывая инфляцию военного времени, требовали 50-процентной прибавки к зарплате. Дирекция готова была пойти лишь на 20-процентное повышение. Рабочие не снимали своего требования, и в ответ мастерская была уволена в полном составе. Тогда сидячая забастовка охватила весь завод – крупнейший в России. Флагман российской военной промышленности перестал выдавать продукцию для фронта. 22 февраля администрация приняла беспрецедентное решение об увольнении 30 тыс. из 36 тыс. человек, работавших на Путиловском заводе. Был объявлен локаут, то есть предприятие закрылось на неопределенный срок. Обстановка в Петрограде накалялась. Примеру путиловцев последовали рабочие Ижорского завода, Тульского оружейного… Созданный путиловцами стачечный комитет, в который вошли представители всех социалистических партий, стал одним из штабов Февральской революции. 

21 февраля (6 марта)

В Петрограде открылась выставка объединения «Мир искусства»

 5 на-линии-огня-картина-недели

Всеобщее внимание на этой выставке привлекла картина Кузьмы Петрова-Водкина «На линии огня»: она вызывала споры, полярные трактовки. Ее воспринимали и как патриотическую, и как антивоенную. В условиях идущей третий год Первой мировой это были предельно противоположные оценки. Петров-Водкин, с 1914 года служивший в учреждениях военного ведомства, о боях и сражениях знал не по газетам. Художник показал трагизм и бессмысленность войны, которая стала настоящей катастрофой для России. Он изобразил строй солдат, движущихся в атаку. Напряженные, одинаковые лица с одинаковыми усами. Позы воинов неестественны, как неестественна ранняя гибель на поле брани. За атакующими – панорама горящих деревень. А на первом плане – смертельно раненный прапорщик: фуражка слетает с его головы, рука прижата к сердцу… Они погибают, защищая Родину! Солдатский подвиг священен. Но нельзя не ужаснуться страшной военной машинерии. «Эти скуластые, широколицые самарцы, калужане, туляки – это и есть Россия, мистическая, загадочная Россия Достоевского, способная на подвиг, бестрепетно идущая вперед как за славою, так и за мученическим венцом» – так отзывалась о картине Петрова-Водкина пресса.

22 февраля (7 марта)

Николай II выехал в Ставку

Emperor Nicholas II, 1916ТАСС

 Для многих это решение императора стало неожиданным. В связи с неспокойным положением в столице государь не покидал Царского Села более полутора месяцев. Между тем, как он сам считал, долг Верховного главнокомандующего требовал его присутствия в Ставке. После беседы с министром внутренних дел Александром Протопоповым, который ручался за полное спокойствие в столице, царь отдал распоряжение о подготовке к отъезду. Николай II в сопровождении Собственного его величества железнодорожного полка выехал из Царского Села днем 22 февраля и через 25 часов прибыл в Могилев, где находилась Ставка Верховного главнокомандующего. Государя торжественно встретили на железнодорожном вокзале. К тому времени в Петрограде уже начались беспорядки, оказавшиеся роковыми для русской монархии. Впрочем, императрица Александра Федоровна, которая оставалась с детьми в Царском Селе, была настроена весьма решительно. Она телеграфировала мужу в Ставку: «Если мы хоть на йоту уступим, завтра не будет ни государя, ни России, ничего! Надо быть твердыми и показать, что мы господа положения».