Ученик Ульянова

ХХ век недаром назван веком трагических судеб. Одним из тех, кто в 1917 году рисовал злые карикатуры на «иуду» Ленина, был художник Виктор Дени, спустя некоторое время ставший классиком советского политического плаката.

 Виктор Николаевич Дени (1893–1946)

Виктор Денисов родился в московской дворянской семье, рано осиротел. Воспитание он получил в благородном пансионе-интернате. Рисование там преподавал известный художник, воспитанник Валентина СероваНиколай Ульянов. Он учил точному и лаконичному рисунку, выразительной линии. Для будущего выдающегося карикатуриста Ульянов стал «единственным университетом»: после пансиона Денисов никуда не поступил. Ему хотелось быстро вырваться из бедности, а талант рисовальщика оказался востребованным в прессе. Его кумиром среди журнальных художников стал Ре-Ми (Николай Ремизов-Васильев). Под его влиянием Денисов и придумал себе псевдоним, оставшийся с ним на всю жизнь, – Дени. Лаконизм и французский тон – что еще нужно для подписи под легкомысленными рисунками?

«Быстро и ловко»

В 1912 году состоялся его дебют в серьезной прессе: в газете «Голос Москвы» появились дружеские шаржи на писателей Леонида Андреева и Ивана Бунина, подписанные псевдонимом Дени. Он стал литературным карикатуристом, весьма успешным. Популярного, много выступавшего с концертами поэта Игоря Северянина художник представил в виде кафешантанной певицы, воплощавшей изысканную эго-футуристическую музу. Валерия Брюсова выставил нахмуренным, сморщенным – как некое фантастическое насекомое.

Шаржи Дени появлялись в десятках газет и журналов. Самым блистательным и веселым из них был «Новый Сатирикон», основанный писателем Аркадием Аверченко. С 1913 года рисунки Дени там публиковались регулярно. Для молодого рисовальщика это был триумф. Он вошел в моду. «Браво, браво, monsieur Deni! Как быстро и как ловко это сделано!» – начертал на одной из его работ Федор Шаляпин. А ведь великий певец и сам обладал талантом рисовальщика. Ну а отзыв Ильи Репина оказался для Дени дороже любого ордена: «Какой талантище! И рисовать умеет, и сходство схватывает, и вообще мастер».

Призрак бродит по Европе. 1924

Началась война, которую позже назовут Первой мировой. Дени обратился к политической карикатуре. Вот кайзер Вильгельм едет верхом на Магомете, взгромоздившись ему на плечи, и погоняет бичом – так Германия пыталась помыкать своим союзником Турцией. В 1917-м политика заявила о себе еще более властно. В карикатуре на председателя Государственной Думы Михаила Родзянко художник изобразил старичка, понуро сидящего на ступенях лестницы Таврического дворца. Сюжет поясняла подпись: «А старичка-то и забыли». Родзянко, как известно, не нашлось места во Временном правительстве…

Среди героев карикатур Дени тех месяцев – поверженный император с императрицей, покойный, но все еще многими ненавидимый Григорий Распутин, бывший премьер-министр Иван Горемыкин, а также действовавшие тогда политики Николай Чхеидзе, Александр Гучков, Александр Керенский, наконец, Владимир Ульянов (Ленин). Лидеру большевиков здорово досталось от Дени летом 1917 года. Кто бы мог подумать, что уже к концу осени «иуда» и «предатель» Ленин станет главой нового революционного правительства и провозгласит диктатуру пролетариата! А значит, никаких политических вольностей в карикатуре или плакате. Уже в 1920-м Дени создал свой знаменитый плакат «Тов. Ленин очищает землю от нечисти»…

Плакат 1920 года

«Буревестник классовой борьбы»

В 1918-м было голодно. Начиналась Гражданская война. Дени – больной, изможденный – в отчаянии пробился на прием к наркому просвещения Анатолию Луначарскому и с порога заявил, что ему «надоело кропать своими карандашами то, что приемлемо для старого мира», что он приветствует революцию и хотел бы отныне посвятить ей свои силы. Наркомпрос такими специалистами не бросался: тут же направил талант художника в полезное для революции русло. Бывший сотрудник «Нового Сатирикона» стал одним из основоположников нового жанра – советского массового плаката.

И дело пошло. Вскоре Луначарский писал Ленину: «У нас с самого начала революции работает и до революции приобретший известность тов. Дени. Ему принадлежат лучшие плакаты, которыми мы пользовались в нашей агитации. <…> Талант его позволяет ему быть в этом отношении своеобразным выразителем наших идей».

Капитал. 1919

В годы Гражданской войны сложился творческий союз художника Дени и поэта Демьяна Бедного. Вместе они создавали самые популярные в народе плакаты, по-скоморошьи высмеивавшие белогвардейцев… Дени создал и несколько любопытных шаржей на Демьяна, представив на одном из них пролетарского поэта в образе протодьякона. Демьян ответил стихами – он посвятил другу настоящий дифирамб.

Художник удивительной судьбы,

Боец несокрушимейшей удачи,

Друг класса, сбившего дворянские гербы,

И буревестник классовой борьбы…

Вездесущий Луначарский так писал об этом творческом тандеме: «Тут есть много общего. И Дени и Демьян – мастера. У Демьяна – чистейший русский язык; у Дени – чистейший классический штрих. Демьян правдив, поэтому его и понимают сотни тысяч рабочих и крестьян. И Дени – реалист. Никаких в нем нет стилизаторских ломок вещей, никаких формальных подходов. Это действительно реалистическая карикатура».

На плакате под названием «Капитал» (1919) мы видим огромную тушу капиталиста, утопающего по пояс в золоте. От него тянутся паучьи нити, опутывающие фабричные трубы и очертания заводов. Капиталист-паук превращает чужой труд в золото, но сам обречен на гибель. Этот образ буржуя на много лет стал классическим для советского искусства. Еще одна классическая работа Дени – «Октябрьский ураган» (1920). «Сделать врага смешным – наполовину добить его. Совлечь с него величавую личину, обнажить его отвратительное естество, и притом так, чтобы понял без всяких пояснений буквально каждый, имеющий глаза, – это труднейшая задача, которая по плечу лишь немногим художникам, вроде Дени», – писала «Правда». В 1921-м он стал штатным художником этой газеты.

Плакат 1920 года

Вскоре появился рисунок «Призрак бродит по Европе»: над заседающими за круглым столом буржуями нависает грозная фигура седоусого рабочего с винтовкой в руках. Этот суровый шарж растиражировали газетчики-коммунисты во Франции, Италии, Германии. Очень уж впечатляюще Дени показывал неизбежность социальной революции. Его карикатуры регулярно перепечатывали все «левацкие» газеты мира. Но мастерство Дени признавали и так называемые буржуазные газеты. Например, в The Manchester Guardian выходили злободневные рисунки Дени «Рур наш!», «Спецы по добыванию топлива», «Дирижер Лозаннской конференции», «Ангелочки мира»… А уж сколько Чемберленов вышло из-под его карандаша! Самых разных. Даже в виде чопорной английской дамы.

Обложка разоблачающей Льва Троцкого книги стихов Демьяна Бедного

Брался Дени и за образы внутренних врагов, среди которых к 1930 году оказался и бывший советский вождь Лев Троцкий. Дени мастерски оформил разоблачающую Троцкого книгу стихов своего друга Демьяна Бедного – с говорящим названием «Плюнуть некогда». А плакат «ГПУ» того же года был направлен против «контрреволюционеров-вредителей».

Неплохо получался на плакатах Дени и товарищ Сталин. Некоторые из таких работ, в частности «Есть метро!» (1935) и «Привет великому Сталину – отцу и другу советской молодежи!» (1940), он выполнил вместе с художником Николаем Долгоруковым.

«Чрезвычайно острый тематически, общедоступный по концентрированной простоте, лаконичный по форме, Дени – настоящий газетчик. Это художник, который умеет распрямиться, как пружина, отвечая на тему дня», – писал о нем Дмитрий Моор, собрат по плакатному искусству.

Плакат 1930 года

Почти на всех фотографиях Дени улыбается. Острослов, выдумщик, он любил и умел выражаться каламбурно, даже если касался «высоких материй». «Я художник великой державы и художник не ржавый. Свое дыхание жизни я отдал отчизне» – вот один из его каламбуров. Книгу воспоминаний он тоже назвал в рифму: «Мои мыслишки в записной книжке». И о природе своего искусства рассказал в стихах:

Что есть плакат и какова природа плаката?

Говорю в качестве старого плакатиста-солдата.

Плакат не есть длинное чтиво;

Относись к зрителю бережно, учтиво.

Плакат должен быть ясен и прост –

Таков плаката пост.

Плакат есть стрела-молния к сознанию зрителя,

Будь зрителю вроде молниеносного учителя.

Взглянул зритель – и мыслью объят,

Вот это и есть плакат!

Плакат 1940 года. В соавторстве с Н.А. Долгоруковым


Евгений Тростин