Усыпальница фельдмаршала

Местом упокоения Михаила Кутузова стал величественный Казанский собор, расположенный в самом центре Санкт-Петербурга, на Невском проспекте. Больше ни один государственный или военный деятель России не был удостоен подобной чести.

Похороны М.И. Кутузова. Гравюра М.Н. Воробьева. 1814

При жизни в новопостроенном Казанском соборе Кутузов побывал лишь однажды – вскоре после своего назначения главнокомандующим русской армией. 11 августа (здесь и далее даты приводятся по старому стилю) 1812 года он присутствовал на молебне перед главной святыней храма – Казанской иконой Божией Матери, которая почиталась как чудотворная. По просьбе военачальника образ был возложен ему на грудь. Выйдя из собора, Михаил Илларионович сказал окружившей его толпе народа: «Молитесь обо мне, меня посылают на великое дело». Это посещение столицы оказалось для него последним…

«Положить для почести в Казанский собор»

Кутузов скончался 16 апреля 1813 года вдали от Петербурга, в маленьком прусском городке Бунцлау (ныне это польский Болеславец). Чтобы перевезти тело полководца в Россию, его забальзамировали и положили в металлический гроб, а сердце, также забальзамированное, поместили в серебряную капсулу. Дорога на родину заняла более месяца. Траурный кортеж с гробом, поставленным на колесницу, запряженную шестью лошадьми, проследовал через Нейштадт, Познань, Торн, Даргейм, Тильзит, Мемель, Митаву, Ригу, Нарву, Ямбург. И в каждом городе процессию ожидал торжественный прием: произносились речи, гремели салюты, путь был усыпан живыми цветами. Однако в Казанском соборе не успели вовремя завершить все приготовления, поэтому гроб с телом Михаила Илларионовича в течение еще 18 дней стоял в церкви Троице-Сергиевой пустыни близ Стрельны, в предместье столицы.

Семья генерал-фельдмаршала ходатайствовала о его погребении в Александро-Невской лавре, находившейся на окраине тогдашнего Петербурга, но император Александр I распорядился иначе: Кутузов должен лежать в самом центре столицы, в городском соборе, чтобы любой человек мог отдать дань памяти Спасителю Отечества.

Поскольку в Петропавловском соборе хоронить кого-либо, кроме членов династии Романовых, было нельзя, а Исаакиевский к тому моменту уже решили полностью перестраивать, выбор пал на Казанский собор на Невском проспекте. «Государь император чрез графа Алексея Андреевича Аракчеева указать соизволил, чтобы тело покойного фельдмаршала светлейшего князя Голенищева-Кутузова-Смоленского положить для почести в Казанский собор, который украшают его трофеями», – извещал главнокомандующего в Санкт-Петербурге Сергея Вязмитинова обер-прокурор Святейшего синода Александр Голицын.

Выбрать место для могилы внутри храма поручили его создателю – архитектору Андрею Воронихину. Наиболее подходящим он посчитал пространство в северном приделе во имя преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских. Также по его указанию перед церемонией погребения стены, пилоны и окна собора были задрапированы черной тканью, а в центре сооружен огромный катафалк.

Наконец, 11 июня в Троице-Сергиевой пустыни прошла панихида, после которой траурная процессия в сопровождении родственников Кутузова, духовенства и множества других людей двинулась в столицу. Перед «печальной колесницей» с прахом генерал-фельдмаршала несли его российские и иностранные награды. На подходе к городу процессию встречали митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Амвросий, главнокомандующий в Санкт-Петербурге генерал от инфантерии Сергей Вязмитинов, министры, сенаторы, военные и гражданские чиновники, представители самых разных сословий. Здесь вновь была отслужена лития, после чего шествие продолжилось. При этом заранее разработанный строгий церемониал оказался нарушен: петербуржцы, едва колесница въехала в город, выпрягли из нее лошадей и дальше повлекли ее сами.

В Казанском соборе гроб установили на высокий катафалк, над которым были развешены трофейные французские и турецкие знамена, а по углам стояли большие канделябры в виде пушек. В течение двух дней люди непрерывным потоком шли проститься с усопшим. Возле гроба все это время несли дежурство 30 офицеров и чиновников военного ведомства.

Портрет архитектора А.Н. Воронихина (1759–1814), автора проекта Казанского собора в Петербурге. Неизвестный художник. 1811

13 июня состоялась церемония погребения, на которую было разослано 650 пригласительных билетов. По завершении прощального обряда снятый с катафалка гроб опустили в могилу под троекратные ружейные и пушечные залпы и закрыли яму гранитной плитой. На колоннах по обеим сторонам могилы закрепили трофейные знамена и штандарты, а также ключи от взятых русской армией крепостей и городов. Позже по рисунку Воронихина (ставшему его последней работой) была изготовлена решетка с атрибутами воинской славы и золоченым гербом Кутузова. Еще один герб вмонтировали в стену у могилы, а выше поместили доску красного мрамора с эпитафией: «Князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов-Смоленский. Родился в 1745 году, скончался в 1813-м в городе Бунцлау». Над памятной доской висит Смоленская икона Божией Матери с лампадой, которую держит в клюве орел. Завершает композицию большое полотно Федора Алексеева «Праздник Казанской иконы Божией Матери на Красной площади в Москве». Художник изобразил крестный ход в Кремле после изгнания из столицы польских захватчиков в 1612 году. Эта картина стала своеобразным связующим звеном между событиями, которые отделяют друг от друга целых два столетия.

От приходского храма до городского собора

Михаил Кутузов оказался единственным человеком, чей прах захоронен в Казанском соборе, – никто более не был удостоен подобной чести. И это неудивительно: храм на Невском проспекте по своему значению для Петербурга стоит на втором месте после знаменитого Исаакия.

Образ Казанской Божией Матери почитался в России с самого момента его обретения во второй половине XVI века. В начале XVII столетия перед списком с этого образа князь Дмитрий Пожарский молился об освобождении Москвы от поляков, а впоследствии построил на свои средства Казанский собор на Красной площади – в благодарность Богу за победу над интервентами. Безусловно, Казанская икона Божией Матери стала особо почитаемой среди представителей династии Романовых. По одной из версий, список с нее в 1710 году привез с собой в Петербург Петр I, чтобы Богородица благословила и защитила новый город. Согласно другой – это сделала царица Прасковья Федоровна, вдова Ивана V, старшего брата Петра. Образ хранился в небольшой деревянной часовне, возле которой в дальнейшем прошел Невский проспект, – так было выбрано место для будущего храма.

При императрице Анне Иоанновне, дочери Прасковьи Федоровны, деревянную постройку сменила каменная церковь Рождества Богородицы, освященная в 1737 году. Ее крупный купол и высокая колокольня с длинным шпилем, делавшим церковь похожей на собор Петропавловской крепости, стали доминантой всего района, поскольку здания на Невском проспекте в то время были невысокими и скромными. Тогда же храм начали называть Казанским – по находившейся в нем чудотворной иконе. Именно здесь в 1745 году великий князь Петр Федорович (будущий император Петр III) обвенчался с принцессой Софией Фредерикой Августой Анхальт-Цербстской (будущей Екатериной II), а позже – и их сын великий князь Павел Петрович (будущий Павел I) со своей первой женой.

При Екатерине II появилась традиция служить в храме благодарственные молебны по случаю успехов русской армии – взятия Очакова, победы при Кагуле, заключения Кючук-Кайнарджийского мира. Возможно, эта связь Богородице-Рождественской церкви с воинской славой России повлияла на решение Павла I, в 1799 году объявившего конкурс на проект строительства нового храма взамен обветшавшего.

Памятник фельдмаршалу М.И. Кутузову в Петербурге. Скульптор Б.И. Орловский / РИА Новости

Император намеревался возвести не скромный приходской храм, а обширный собор, способный сравниться с шедеврами европейской архитектуры. Свои проекты предложили знаменитые мастера эпохи классицизма: Чарлз Камерон, Пьетро Гонзаго, Джакомо Тромбаро, Жан-Франсуа Тома де Томон. Однако победителем стал русский самородок, выходец с Урала, бывший крепостной графа Александра Строганова – Андрей Воронихин. Благодаря Строганову он не только обрел свободу, но и получил отличное образование в России и за границей, а впоследствии ему было пожаловано дворянство. Его учителями, по некоторым предположениям, считаются выдающиеся зодчие екатерининской эпохи Василий Баженов и Матвей Казаков. В 1790-х годах Воронихин осуществил перестройку Строгановского дворца на Невском проспекте, а в 1800-м представил проект новых колоннад в Петергофе, у фонтана «Самсон», за что удостоился звания академика архитектуры. В это время на него и обратил внимание Павел I. 14 ноября 1800 года государь утвердил разработанный Воронихиным проект Казанского собора.

Император потребовал, чтобы главный фасад нового собора был ориентирован на Невский проспект, протянувшийся с запада на восток. По православной же традиции алтарь храма должен располагаться на востоке, а вход, соответственно, на западе, в связи с чем собор мог быть обращен к проспекту лишь боковым фасадом. Эту проблему архитектор мастерски решил при помощи широкой полукруглой колоннады, состоящей из 96 колонн. Благодаря ей северный – боковой – фасад стал парадным, кроме того, она зрительно увеличила здание и придала ему сходство с собором Святого Петра в Риме. Интересно, что Воронихин планировал сделать точно такую же колоннаду и с противоположной, южной стороны, но этот замысел остался нереализованным. Сам храм получил форму креста, с куполом на средокрестии, что еще больше роднит его с главным католическим собором мира.

1 января 1811 года Воронихин был награжден орденом Святого Владимира IV степени, а 15 сентября, к 10-летию коронации Александра I, его детище освятил митрополит Амвросий. Несмотря на то что архитектор построил немало зданий в Северной столице и ее окрестностях, ни одному из них не удалось превзойти Казанский собор – не случайно именно его изображение высечено на надгробии Воронихина, похороненного на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

Памятники Кутузову в Польше 

В польском городе Болеславце, до 1945 года носившем название Бунцлау, сохранился дом майора Фридриха фон Марка, где скончался Михаил Кутузов. До начала 1990-х в этом особняке располагался музей, посвященный знаменитому русскому военачальнику.

В 1813 году после отправки тела фельдмаршала в Петербург его внутренние органы (кроме сердца), не подлежавшие бальзамированию, были запаяны в цинковый ящик и захоронены на старом деревенском кладбище неподалеку от Бунцлау в присутствии адъютанта Кутузова Карла Монтрезора и других офицеров штаба. На месте захоронения установили памятник в виде круглой колонны с отбитым верхом, что символизирует безвременную кончину. Квадратный трехступенчатый цоколь колонны опирается на четырехгранный постамент с надписями на русском и немецком языках.

В самом Бунцлау по предложению жителей и на средства прусского короля также был возведен памятник Кутузову. Его торжественное открытие состоялось в 1821 году. На чугунном обелиске золотыми буквами снова на двух языках выбито описание жизни, подвигов и наград полководца. Надпись в нижней части монумента гласит: «До сих мест довел князь Кутузов-Смоленский победоносные российские войска. Но здесь положила смерть предел славным дням его. Он спас Отечество свое. Он открыл путь к избавлению народов. Да будет благословенна память героя. Ему посвятил сей скромный памятник Фридрих Вильгельм III». У подножия обелиска находятся фигуры четырех лежащих львов.

В 1945 году, после взятия Бунцлау Красной армией, командующий 1-м Украинским фронтом маршал Иван Конев приказал выставить почетный караул у памятника Кутузову на деревенском кладбище. А вскоре по решению Военного совета фронта там был сооружен Кутузовский мемориал. Рядом с могилой фельдмаршала захоронили останки советских воинов, в том числе 42 Героев Советского Союза, погибших в боях за освобождение Силезии от фашистов. У входа на территорию кладбища появились изваяния двух русских солдат – гренадера 1813 года и красноармейца 1945 года.

Памятник воинской славы России

После погребения Кутузова собор приобрел новое значение, став местом главных торжеств по случаю военных побед Российской империи. Во время Заграничных походов русской армии 1813–1814 годов сюда свозились знамена и полковые штандарты французских войск, ключи от взятых городов, здесь даже оказался личный жезл наполеоновского маршала Даву. В начале ХХ века в соборе хранилось более ста знамен (47 немецких, 41 французское, 11 польских, 4 итальянских), ключи от 8 крепостей и 17 городов, в том числе от Варшавы, Лейпцига, Гамбурга, Брюсселя, Утрехта, Марселя.

Через два десятилетия после окончания Отечественной войны, в 1830-е, главный иконостас собора был облицован трофейным серебром, захваченным у отступающей армии Наполеона и награбленным французами в основном в русских храмах и монастырях. Отбитое донскими казаками у неприятеля серебро Кутузов лично отправил митрополиту Амвросию в декабре 1812 года, причем в письме главнокомандующий просил использовать его именно для Казанского собора в Петербурге. Еще позже серебром покрыли и два других иконостаса.

Могила М.И. Кутузова в Казанском соборе Петербурга

У могилы фельдмаршала дважды в год проходила панихида – в день тезоименитства полководца и в день его кончины. К 25-летию победы в войне 1812 года перед храмом были установлены памятники Михаилу Кутузову и Михаилу Барклаю-де-Толли, выполненные по моделям скульптора Бориса Орловского. Их открытие состоялось 25 декабря 1837 года в присутствии императора Николая I. Монументы органично вписались в архитектурный ансамбль, созданный Воронихиным, и завершили образ Казанского собора как памятника русской воинской славы.

После революционных потрясений 1917 года храм еще некоторое время продолжал действовать. 24 мая (6 июня) 1917-го путем «свободного голосования клира и мирян» здесь избрали правящего архиерея Петроградской епархии: большинство голосов выборщиков получил епископ Гдовский Вениамин, будущий новомученик. Он же спустя четыре года освятил «пещерный» зимний придел во имя священномученика Гермогена, патриарха Московского и всея Руси. Но в 1922-м в рамках кампании по изъятию церковных ценностей храм понес значительные потери: среди прочего отсюда был вывезен серебряный иконостас, который отправили на переплавку. По решению властей в 1932-м собор Казанской иконы Божией Матери закрыли для верующих, а к концу того же года в нем начал работать Музей истории религии и атеизма.

Годом позже по указанию первого секретаря Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) Сергея Кирова специальная комиссия произвела вскрытие могилы Кутузова. В гробу были обнаружены останки полководца и серебряный сосуд с забальзамированным сердцем – это раз и навсегда опровергло распространенную легенду о том, что сердце фельдмаршала покоится на территории Польши (по православным канонам сердце как вместилище души не может быть погребено отдельно от тела). Процесс эксгумации сопровождался фотосъемкой, после всех исследований останки полководца вновь были захоронены на том же месте.

В годы Великой Отечественной войны Казанский собор уцелел. Возле него принимали присягу красноармейцы, уходившие на фронт. В музее на время свернули антирелигиозную экспозицию и вместо нее осенью 1941 года открыли новую выставку под названием «Героическое прошлое русского народа», а затем, в 1942-м, – выставку «Отечественная война 1812 года». Тогда же вновь был разрешен доступ к могиле Кутузова. А горожане верили, что, пока бомба или снаряд не заденет стоящие около собора памятники Кутузову и Барклаю-де-Толли, немцы Ленинград не возьмут. Так и получилось: в период блокады на Невском проспекте было разрушено немало зданий, пострадали многие памятники, но эти монументы остались невредимыми.

До начала 1990-х в храме продолжал работать Музей истории религии и атеизма, его собрание насчитывало более 150 тыс. экспонатов, среди которых находились и уникальные предметы. В 1991 году возобновились богослужения в левом приделе Казанского собора, а полностью он был возвращен верующим только в 1998-м (музею при этом выделили новые удобные помещения на Почтамтской улице). С 2000 года храм стал кафедральным собором Санкт-Петербурга. Традиция служить панихиду на могиле Михаила Кутузова также была возрождена.


Никита Брусиловский

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

kiga_chto_pochitat
АНТОНОВ В.В., АСПИДОВ А.П., БОВКАЛО А.А., ШУЙСКИЙ В.К. Казанский собор. Исторический очерк строительства и церковной жизни. СПб., 2001
ГУСАРОВ А.Ю. Памятники воинской славы Петербурга. СПб., 2010