Украинский выбор

350 лет назад, 20 января 1667 года, после тяжелых переговоров Россия и Речь Посполитая заключили Андрусовское перемирие, ставшее кульминационным моментом в многолетней борьбе за присоединение Украины к России.

≠†Ґ•™® Ґђ•бв• (≠• а†бвп£®Ґ†вм)В январе 1654 года Переяславская рада приняла решение об объединении с Россией и принесении присяги московскому царю. Навеки с Москвой, навеки с русским народом. Худ. М.И. Хмелько. 1951

Переговоры в деревне Андрусово, расположенной к западу от Смоленска, шли тяжело. Речь Посполитая не желала мириться с утратой огромных провинций на востоке – Черниговского и части Киевского воеводств, входивших в состав Короны Польской, а также Стародубского повета, Смоленского, Витебского, Полоцкого и части Инфлянтского воеводств Великого княжества Литовского. Все эти области в результате многолетней войны либо перешли в сферу влияния Москвы (Левобережная Украина), либо оказались непосредственно под русской властью (земли, принадлежавшие ранее Великому княжеству Литовскому).

В свою очередь, набожный царь Алексей Михайлович уже готовился взять на душу грех и отдать католикам древнюю отчину предков – Киев. Однако многие опасения оказались напрасными. По итогам переговоров Россия вернула земли (кроме Смоленщины и Стародубщины), отнятые у Великого княжества Литовского, но зато сохранила за собой Левобережную Украину и на два года Киев. Уступка последнего, пусть и на столь короткий срок, была буквально вырвана у польской стороны.

«Волим под царя восточного, православного»

Чтобы понять в полной мере значение наступившего мира, нужно обратиться к событиям, происходившим почти за 20 лет до Андрусовского перемирия. В 1648 году на Украине, входившей тогда в состав Речи Посполитой, вспыхнуло восстание гетмана Войска Запорожского Богдана Хмельницкого. На протяжении последующих пяти лет он неоднократно просил русского государя о принятии его «под высокую царскую руку» и о военной помощи.

Русская сторона первоначально дистанцировалась от конфликта, опасаясь союза запорожцев с Крымским ханством. Однако после долгих колебаний в Москве все же решили занять более активную позицию. Сделано это было в форме предложения властям Речи Посполитой посредничества в урегулировании внутреннего конфликта. Вполне ожидаемый с их стороны отказ развязывал, как считали царь и его советники, России руки для прямого вмешательства в войну.

1 октября 1653 года в Москве собрался Земский собор. Царь Алексей Михайлович прибыл на него крестным ходом из церкви. На заседании в Грановитой палате Собором было утверждено судьбоносное решение: гетмана и казаков «с городами их и с землями принять». На Украину спешно выехало посольство. Это был коренной поворот не только в московско-казацких, но и в русско-польских отношениях.

А уже 8 января 1654 года состоялась знаменитая Переяславская рада. Принятие на ней решения о переходе под власть русского царя и последовавшая затем присяга православному монарху проходили при непосредственном участии множества людей, в том числе представителей рядового казачества, городского населения, мелкого и среднего духовенства. Как рассказывает один из документов, утром «собралось великое множество всяких чинов людей, учинили круг пространной про гетмана и про полковников, а потом и сам гетман вышел под бунчуком». После торжественной речи Хмельницкого, призвавшего присутствующих решить, под власть какого государя идти, «весь народ возопил: волим под царя восточного, православного». Полковник Павел Тетеря обходил по кругу, «на все стороны спрашивал: вси ли тако соизволяете? Рекли весь народ: вси единодушно. Потом гетман молыл: буди тако, да Господь Бог наш сукрепит под его царскою крепкою рукою. А народ по нем вси единогласно возопил: Боже, утверди, Боже, укрепи, чтоб есми вовеки вси едино были!».

Выражаясь современным языком, Переяславский акт имел максимально возможную в условиях раннего Нового времени легитимность, получив поддержку значительной части населения.

mapТерритории, отошедшие к России по Андрусовскому договору 1667 года

«Шведский потоп»

Между тем Речь Посполитая решения Переяславской рады не признала и уже в марте 1654 года начала военные действия против России и Войска Запорожского. Впрочем, успех в кампаниях 1654 и 1655 годов сопутствовал русским. В 1655 году под натиском московских воевод пала столица Великого княжества Литовского – Вильно. В ходе этой кампании удалось подчинить царской власти почти всю территорию литовского княжества.

Лишь в июне 1657 года, после фактического распада этой коалиции и в связи с угрозой оказаться перед лицом польско-татарской лиги без союзников, Хмельницкий выразил готовность пойти на компромисс с русским правительством, признав (пусть и в тактических целях) ошибочность своих предыдущих действий. Впрочем, это признание уже не имело политических последствий. 27 июля 1657 года Богдан Хмельницкий умер. Смерть хоть и своенравного, но все-таки «своего» гетмана сулила Москве новые осложнения. Тем более что Речь Посполитая, как и предсказывал покойный Хмельницкий, оказалась способна собраться с силами даже после тяжелых поражений.

«Не будь на то Господня воля…»

1657–1660-е годы – один из самых сложных и напряженных периодов в истории русско-украинских отношений. В 1658 году на польскую сторону переметнулся ставший после смерти Богдана Хмельницкого гетманом Иван Выговский, а спустя два года – и его преемник, Юрий Хмельницкий, сын Богдана. И в то время как их союз с Речью Посполитой не был поддержан основной массой казаков, видевших именно в московском правительстве опору в борьбе против притеснений казацкой старшины, смена внешнеполитического курса, осуществленная Выговским и Хмельницким-младшим, стала одной из причин фактического раскола казацкой Украины на Лево- и Правобережье. Левобережье осталось в сфере влияния Москвы, а Правобережье на некоторое время признало верховную власть Речи Посполитой.

Примерно в этот же момент, начиная с конца 1650-х, русскую армию стали преследовать неудачи. Поражения от украинско-татарских войск под командованием Выговского у Конотопа (1659) и от польско-татарских под Чудновом (1660), поход польского короля Яна Казимира за Днепр (зима 1663–1664 годов) – все это должно было поколебать уверенность московского правительства в успешном окончании войны с Речью Посполитой. К этому добавлялось постоянное лавирование части казацкой элиты между Россией, Речью Посполитой и Османской империей. Кроме того, сложное внутреннее положение ввиду разразившейся в 1654 году губительной эпидемии чумы, а затем и Медного бунта, равно как и факторы истощения казны и усталости армии, заставляло царское правительство стремиться к заключению мира.

0003-003-Aleksej-mikhajlovich-romanovЦарь и великий князь всея Руси Алексей Михайлович

Единственное, что играло России на руку, – это то, что сама Речь Посполитая была охвачена гражданской войной, расколовшей в 1665–1666 годах шляхетское общество. Одним словом, сторонам было что обсудить. В таких условиях и начались переговоры о перемирии.

Царь Алексей Михайлович прекрасно понимал, что частью земель, на которые претендовала Россия, придется пожертвовать. Но меньше всего ему хотелось отказываться от Украины. В послании руководителю русской делегации на андрусовских переговорах Афанасию Ордину-Нащокину он сравнивал возвращение врагу даже одного «уламка православного хлеба» (то есть Правобережной Украины) с великим грехом; возвращение же и Право-, и Левобережья для него вообще было неприемлемо. Царь полагал, что за это его ждут «преисподний ад» и «лютые муки».

Khmelnytsky_1651Гетман Войска Запорожского Богдан Хмельницкий

В итоге ради удержания за собой Левобережной Украины России пришлось пожертвовать частью занятых ею земель Великого княжества Литовского: по Андрусовскому перемирию Речи Посполитой отходили Витебск, Полоцк и Динабург (ныне Даугавпилс), где все еще стояли русские гарнизоны.

Упорнее всего московские дипломаты отстаивали сохранение за царем Киева. Лишь под самый конец переговоров Ордин-Нащокин сообщил Алексею Михайловичу: «А о Киеве и о Запорогах свыше человеческой мысли склонились, и на то знаки Божие явные».

Четыре способа сохранить Украину

К заключению перемирия в Андрусове обе стороны подтолкнули не только общая истощенность длительной войной и внутренние проблемы, но и очевидное возрастание турецко-татарской угрозы. Еще в 1665 году на Правобережной Украине, которая хоть и отошла по условиям мира Речи Посполитой, но реально ею не контролировалась, появился гетман протурецкой ориентации – Петр Дорошенко.

В этих условиях в декабре 1667 года Россия и Польша достигли еще одного взаимовыгодного соглашения, закрепив Андрусовское перемирие заключенным между ними антитурецким союзом.

Однако до полноценного русско-польского сотрудничества на фронте борьбы с турками и крымцами дело так и не дошло. В последующие годы стороны неизменно испытывали взаимное недоверие и продолжали соперничество в украинском вопросе. В результате позиции Османской империи и Крымского ханства на правом берегу Днепра только усиливались.

В 1668 году левобережный гетман Иван Брюховецкий, опираясь на казацкую старшину, недовольную Андрусовским перемирием, а также введением на Украине русских административных порядков и налоговой системы, поднял восстание против России, обратившись за поддержкой к Дорошенко и Турции. Москва рассчитывала на помощь поляков в усмирении восстания, однако ее не получила.

Впрочем, довольно скоро сначала Северская земля, а затем и остальное Левобережье добровольно вернулись под русскую власть на условиях более широкой автономии, чем было при Брюховецком.

ДЃаЃи•≠™Ѓ Псва ДЃаЃд••Ґ®з.Гетман Войска Запорожского на Правобережной Украине Петр Дорошенко

В дальнейшем позиции России на Украине стабилизировались. Четыре фундаментальных основания предопределили относительно мирную интеграцию Малой России (Левобережной Украины) в общероссийское политическое пространство. Во-первых, верховная власть санкционировала существование сложившихся в ходе казацкого восстания общественно-политических институтов. Во-вторых, за казацкой верхушкой сохранили земельные владения, полученные ею еще во время антипольского восстания середины XVII века. В-третьих, украинским землям в составе Русского государства были гарантированы защита и безопасность, и это особенно ярко контрастировало с тем, что происходило на правом берегу Днепра, откуда население бежало на Левобережье, голосуя, как сейчас выразились бы, «ногами» за царскую протекцию. Наконец, в-четвертых, первенствующее и господствующее положение было даровано православию – религии подавляющего большинства населения Украины. И это было важнейшим обстоятельством.

Никто из других претендентов на казацкие земли: ни Крым (и стоящая за ним Османская империя), известный своими постоянными набегами и уводом населения в плен, ни Речь Посполитая, выступавшая с неизменными требованиями реставрации шляхетского землевладения и прав католической церкви, – не мог предложить Малой России лучших условий. К этому можно добавить фактический налоговый иммунитет Украины, не платившей ни копейки податей в царскую казну.

Так что не случайно гетман Демьян Многогрешный в 1670 году заявил: «А сколько своевольникам ни крутиться, кроме великого государя, деться им негде».

Турецкий гамбит

Тем временем на правом берегу Днепра Дорошенко при поддержке крымских татар вел активную борьбу с польскими войсками. И теперь уже Россия, вместо того чтобы помогать формальному союзнику (то есть Речи Посполитой), начала переговоры с правобережным гетманом о признании им верховенства русского царя. Успехом эти переговоры, правда, не увенчались. А в 1670 году русская сторона категорически отказалась возвращать Киев, аргументируя это тем, что в таком случае он попадет в руки турецкого вассала Дорошенко.

Однако формально стороны продолжали придерживаться курса на антиосманский союз. Очередной договор, подтвердивший это, был заключен в 1672 году, как раз накануне польско-турецкой войны, которая в итоге обернулась для Польши утратой Подолии и большей части территории Правобережной Украины.

С началом этого конфликта поляки рассчитывали, что русские воеводы поспешат к ним на помощь. И Россия действительно не осталась в стороне, но только действовала она исключительно в собственных интересах. В 1674 и 1676 годах русско-украинская армия дважды приступала к Чигирину – столице Правобережья, в конце концов заставив Дорошенко капитулировать. Москва трактовала эти действия как помощь союзнику, но добилась при этом главного: обосновала свое право на правобережные украинские земли как отвоеванные у общего врага – османского султана, а вовсе не у «союзницы Польши».

В 1683 году османы организовали грандиозный поход на Вену. На помощь Австрии пришел польский король Ян III Собеский, который нанес туркам поражение под стенами города. Союзники Речи Посполитой по войне с Османской империей (прежде всего Австрия и папский престол) стремились втянуть в этот конфликт и Россию, рассчитывая, что та сможет взять на себя борьбу с Крымским ханством. Руководивший в те годы внешней политикой России князь Василий Голицын выдвинул обязательным условием участия в войне с Крымом признание положений Андрусовского перемирия 1667 года как основы для «вечного» русско-польского мира. Условие Голицына было принято.

От перемирия к «Вечному миру»

В феврале 1686 года в Москву прибыло «великое посольство» Речи Посполитой для дальнейших переговоров. После почти трехмесячных споров, 26 апреля, сторонам все-таки удалось заключить «Вечный мир». Согласно его положениям Россия закрепила за собой все приобретения, совершенные к 1667 году, включая и Запорожскую Сечь, которая по условиям Андрусовского мира признавалась совместным владением двух стран. Взамен Москва должна была организовать походы на Крым. В декабре 1686 года Ян Собеский, как пишут польские историки, «со слезами на глазах» ратифицировал договор.

«Вечный мир» с Польшей стал итогом огромных усилий двух поколений русских людей, многие из которых сложили голову на полях сражений на Украине и в Белоруссии, оказались в крымском плену или пали на стенах Чигирина. В Москве было торжественно объявлено о заключении «прибыльного и хвального» мира, какого «наперед сего при предках их государских не бывало».


Кирилл Кочегаров,
кандидат исторических наук