Три года борьбы

Решающим фактором победы красных явилось их нараставшее военное превосходство. Они не просто создали из ничего РККА – Рабоче-крестьянскую Красную армию. Им удалось превратить страну в единый военный лагерь, стержнем которого был «военный коммунизм». Свой «военный антикоммунизм» белые построить так и не смогли. И в этом – причина их поражения.

Два центра

Белое движение в двух своих главных регионах – на Дону (Новочеркасск) и в Сибири (Омск) – возникло в разное время. На Дону – почти синхронно с подготовкой большевиками вооруженного восстания в Петрограде. В те самые дни созданная ранее генералом Михаилом Алексеевым тайная организация уже нелегально направляла в Новочеркасск десятки офицеров из Смоленска и Москвы. Несколько позднее туда прибыли сам Алексеев и выпущенные из Быховской тюрьмы генералы Лавр Корнилов, Антон Деникин, Иван Романовский, Сергей Марков и Александр Лукомский, которые были арестованы после провала так называемого «Корниловского мятежа». Все они стали руководителями Белого движения на юге России. За их освобождение поплатился жизнью бывший главковерх русской армии генерал Николай Духонин. Его фактически линчевали солдаты и матросы, когда в Могилев для ликвидации находившейся там Ставки приехал представитель новой власти Николай Крыленко. Причем жертвой разъяренной толпы мог стать и сам Крыленко, который пытался спасти от расправы взятого им под арест Духонина.

В Новочеркасске в ноябре-декабре 1917 года и сформировалось ядро будущей белой армии на юге России. Составившие его немногочисленные офицеры, юнкера и студенты вместе с казаками атамана Алексея Каледина защищали от красных Ростов-на-Дону, но уже в феврале 1918-го им пришлось во главе с Корниловым уйти на Кубань. Поход этот был тяжелейшим. Непроницаемые метели, ледяные дожди, штормовые ветры… И враждебное отношение со стороны населения. В историю белой героики этот поход вошел как Ледяной, а его участники – как «первопроходцы Белого движения». Они предприняли попытку взять Екатеринодар. Потерпев неудачу и понеся большие потери (13 апреля 1918 года был убит командующий Корнилов), эта совсем маленькая «армия» вернулась на Дон, где теперь правил атаман Петр Краснов. Непрерывно пополняясь, добровольческие войска со временем превратились в почти многотысячные Вооруженные силы Юга России, главнокомандующим которыми стал Деникин.

Белое движение на востоке (в Сибири) возникло иначе. Здесь почву для него, сами того не желая, создавали правые эсеры. После того как в начале 1918 года большевики распустили Учредительное собрание, многие видные представители этой партии откочевали в Поволжье и Сибирь. Когда в результате мятежа Чехословацкого корпуса в мае-июне 1918 года советская власть в этих местах была свергнута, правые эсеры с помощью чехословаков образовали свои правительства. Самые сильные из них – Комитет Учредительного собрания (Комуч) с центром в Самаре и Временное Сибирское правительство с центром в Омске. В сентябре делегаты этих и других, более мелких правительств собрались на Государственное совещание в Уфе и приняли решение о создании объединенной коллегиальной Директории (с центром в Омске) во главе с правым эсером Николаем Авксентьевым. Авксентьева предупреждали, что если Директория направится в Омск, то она, образно говоря, «сунет голову в волчью пасть», поскольку в ее вооруженных силах тон задавали реакционные офицеры, генералы, казачьи атаманы, большинство которых отвергали не только Октябрьскую, но и Февральскую революцию. Он не внял предупреждению, ответив, что «волк-де подавится». В ночь с 18 на 19 ноября 1918 года произошел переворот: члены Директории были арестованы и впоследствии выдворены за границу. Верховным правителем России (фактически диктатором) стал адмирал Александр Колчак.

Разгром у порога победы

Белые армии Деникина и Колчака в сочетании с войсками генерала Николая Юденича (под Петроградом) и генерала Евгения Миллера (на севере бывшей империи, Архангельск, Мурманск) представляли собой огромную угрозу советской власти. Вероятно, можно утверждать, что в пользу красных было больше различных факторов, обеспечивавших им преимущества. И все же военная фортуна переменчива. По меньшей мере трижды белые ставили новую власть в критическое положение.

Впервые это случилось летом 1918 года, когда Народная армия Комуча, в которой находилось много будущих известных белогвардейцев (Владимир Каппель и другие), взяла Казань. Красные сумели зацепиться за ближайшую железнодорожную станцию Свияжск. Нарком по военным делам Лев Троцкий, прибывший в Свияжск своим «особым поездом», между прочим, чуть не был захвачен отрядом Каппеля и Бориса Савинкова, совершившим фланговый обход и подошедшим к бронепоезду на расстояние 1 км. Позднее Троцкий писал: «Судьба революции трепыхалась между Свияжском и Казанью». Если бы Свияжск пал, во-первых, Москва оказалась бы отрезана от продовольственных и сырьевых ресурсов, а, во-вторых, дорога к ней была бы открыта. Но красный Свияжск устоял.

Весной (март-апрель) 1919 года крайне угрожающее положение для большевиков создал Колчак. Его войска, непрерывно наступая, практически вышли к Волге. В Омске и за рубежом в среде союзников адмирала ликовали, называя этот его успех «полетом к Волге», и уже готовы были видеть в весеннем наступлении начало победы. Ведь открывалась дорога в центр Советской республики! А в Москве тем временем принимались самые экстренные меры. Шла широкая мобилизация. За голову Колчака даже была назначена огромная премия: 7 млн долларов!

Но если для Народной армии Комуча после взятия Казани и для Колчака после «полета к Волге» дорога на красную Москву только открывалась, то войска Деникина боевой путь уже фактически вывел к столице. В сентябре-октябре 1919-го казалось, что фронт красных на этом направлении развалился. Белые заняли Курск и Орел, подступали к Туле. Впоследствии некоторые белые эмигранты утверждали, что им уже слышался перезвон московских колоколов. В самой столице тогда создали подпольный партийный комитет, готовились к переходу на нелегальное положение. Многие учреждения советской власти эвакуировались в Вологду.

Белые потерпели поражение на пороге возможной победы. Проявилась ли в этом их обреченность? Да, большую роль играли идеология, политика и т. д. И все же, думается, в конечном счете не они решали исход войны. Конечно, большевистский лозунг «За власть Советов!» был намного яснее и привлекательнее, чем белое «непредрешение» (до свержения власти большевиков). Но прежде, чем под этим, пусть и не слишком определенным, лозунгом потерпеть поражение, под ним же белые захватили огромную территорию с многомиллионным населением и почти дошли до красной Москвы. Проиграли они на поле боя…

Финальные аккорды

Закат Белого дела следует приурочить примерно к периоду осени 1919-го – весны 1920 года (исключение составляет Русская армия генерала Петра Врангеля, которая продержалась в Крыму до ноября 1920-го).

Во второй половине ноября 1919 года близкой к полному поражению оказалась Северо-Западная армия Юденича, стремившаяся захватить Петроград (22 января 1920-го Юденич издал приказ о ее ликвидации). В первых числах февраля 1920 года Миллер эвакуировал в Норвегию небольшую Северную армию, занимавшую территории по берегам рек Пинега, Мезень, Печора и некоторых уездов Вологодской губернии (войска так называемого Временного правительства Северной области с центром в Архангельске). Но то были вспомогательные, так сказать, поддерживающие силы Белого движения. Главные его вооруженные силы действовали на востоке (армия Колчака, признанного другими белыми лидерами Верховным правителем России) и на юге страны (армия Деникина).

Отступление колчаковских войск в Сибири началось в середине октября 1919 года. 15 ноября была сдана столица Верховного правителя – Омск. Омское правительство, а затем и сам адмирал эвакуировались на восток. В декабре Колчак предпринял попытку передать полномочия Верховного правителя России Деникину, но тот отказался их принять: связь с Сибирью отсутствовала, да и положение самих деникинцев было тяжелым. После летних и осенних побед, которые вывели их на дальние подступы к Москве, началась полоса неудач и поражений…

Между тем эшелон с Колчаком, медленно двигаясь по невероятно перегруженной Транссибирской магистрали, дошел до Иркутска. Здесь и возникли далеко не чистые игры вокруг фигуры Верховного правителя. Власть тут находилась уже в руках эсеро-меньшевистского Политцентра. Без выдачи ему Колчака Политцентр грозил блокировать скорый пропуск на восток эшелонов с частями Чехословацкого корпуса и другими иностранцами. И Колчака выдали. Его допрашивали, видимо, для предполагавшегося суда. В настоящее время протоколы допросов адмирала Чрезвычайной следственной комиссией в январе – начале февраля 1920 года являются ценным источником сведений о его жизни и деятельности, главным образом досибирского периода. Однако сам Политцентр вскоре был устранен большевистским Иркутским ревкомом. Колчак вместе со своим премьер-министром Виктором Пепеляевым оказался в его руках. Допросы прекратились.

Армия Колчака отступала в тяжелейших условиях зимы 1919–1920 годов. Это был поистине трагический Ледяной поход. Жуткие морозы, голод, тиф, нехватка обмундирования, постоянные нападения партизан… Люди гибли тысячами и тысячами. Командовавший войсками генерал Каппель, у которого были ампутированы обмороженные ступни, причем операция за отсутствием мединструментов делалась простым ножом, без всякой анестезии, не щадя себя и других, продвигался к Иркутску. Каппель рассчитывал освободить Колчака, захватить взятый им же когда-то в Казани золотой запас Российской империи, соединиться с силами атамана Григория Семенова и образовать новый фронт. Но в конце января он умер от воспаления легких. Дальше армию повел генерал Сергей Войцеховский. Он подошел к Иркутску и потребовал выдачи Колчака, обещая обойти город и уйти на восток. Адмирал, каким-то образом узнав об ультиматуме Войцеховского, пытался передать своей гражданской жене Анне Тимиревой (тоже арестованной) записку (ее перехватили), в которой писал, что это лишь «ускорит неизбежный конец». Так и произошло. В ночь с 6 на 7 февраля 1920 года Колчак и Пепеляев были расстреляны по постановлению Иркутского ревкома. Вряд ли здесь обошлось без руки Москвы… Узнав о расстреле Колчака, Войцеховский не стал штурмовать Иркутск и двинулся к Байкалу, а далее в Читу.

Армия Колчака ушла в Маньчжурию и Китай, по дороге частично рассеявшись или присоединившись к атаманам полубандитских отрядов. Позднее, уже летом 1922 года, многие бывшие участники боев с красными перебирались во Владивосток, где на недолгий срок земским правителем и командующим Земской ратью стал колчаковский генерал Михаил Дитерихс.

В мае 1920 года в Омске судили 22 высокопоставленных колчаковца. Четверо (заместитель премьер-министра в правительстве Колчака Александр Червен-Водали, министр труда Леонид Шумиловский, министр путей сообщения инженер Алексей Ларионов и глава Восточного комитета партии кадетов Александр Клафтон) были приговорены к расстрелу. Они подали во ВЦИК прошения о помиловании. Ларионов, в частности, писал, что надеется на возможность хотя бы когда-нибудь послужить Родине, которую объединяет и восстанавливает новая власть. Прошения были отклонены.

Вооруженные силы Юга России (деникинцы), достигнув пика успехов в первой половине осени 1919 года, затем начали фактически беспорядочно отступать. Преследовавшие их неудачи завершились новороссийской катастрофой, в результате которой лишь небольшой части армии удалось уйти в Крым. Весной 1920-го Деникин сложил с себя обязанности главнокомандующего. Его сменил генерал Петр Врангель.

Деникин же вместе со своим бывшим начальником штаба Романовским отбыл из Феодосии в Турцию. В Константинополе вскоре после их прибытия в русское посольство к Романовскому быстрыми шагами подошел офицер-доброволец и несколько раз выстрелил в него в упор. Впоследствии установили, что убийцей был некто Мстислав Харузин, член тайной монархической организации, считавшей, что в командование Добровольческой армии проникли масоны и погубили ее. Не исключено, что покушение готовилось и на самого Деникина, которого называли едва ли не либералом. Бывший главнокомандующий обосновался во Франции, где, живя довольно бедно, написал замечательный труд – «Очерки русской смуты», по сей день являющийся одной из лучших книг по истории революции и Гражданской войны.

В начале ноября 1920 года Русская армия Врангеля на заранее подготовленных судах покинула Крым. Владимир Маяковский с большой эмоциональностью описал прощание последнего белого командующего с Родиной:

И над белым тленом,

как от пули падающий,

на оба

колена

упал главнокомандующий.

Трижды

землю

поцеловавши,

трижды

город

перекрестил.

Под пули

в лодку прыгнул…

– Ваше

превосходительство,

грести?

– Грести!

Сгущались сумерки. Корабли уходили все дальше в море, и тысячи людей, сгрудившись у бортов, со слезами на глазах вглядывались в родную землю. Огни бежали на том, на русском берегу…

 

Лента времени

 

1917

Ноябрь-декабрь

В Новочеркасске на основе Алексеевской организации началось формирование армии, получившей название Добровольческой.

1918

6 (19) января

В Петрограде декретом ВЦИК распущено Всероссийское Учредительное собрание.

14–15 мая

В Челябинске вспыхнуло восстание Чехословацкого корпуса.

18 ноября

После ареста членов Директории во главе с Николаем Авксентьевым Верховным правителем России провозглашен адмирал Александр Колчак.

1919

Март-апрель

Войска Колчака совершили «полет к Волге», оттеснив Красную армию к Вятке (ныне Киров) и Самаре.

Сентябрь-октябрь

Вооруженные силы Юга России предприняли широкомасштабное наступление, взяв Курск и Орел и создав непосредственную угрозу Москве.

15 ноября

Красная армия заняла Омск, считавшийся столицей Российского государства во главе с Колчаком.

1920

В ночь на 7 февраля

Колчак и председатель Совета министров его правительства Виктор Пепеляев расстреляны по постановлению Иркутского ревкома.

4 апреля

Генерал Антон Деникин покинул пост главнокомандующего Вооруженными силами Юга России, его место занял генерал Петр Врангель.

13–16 ноября

Русская армия во главе с Врангелем эвакуировалась из Крыма, Гражданская война в европейской части России закончилась.