Танки Курской дуги

Средний танк Т-34-76

Бронирование: лоб и борт корпуса – 45 мм, корма – 40–42 мм, лоб башни – 45–52 мм, борт и корма башни – 45 мм

Масса: 26,3–30,9 т (в зависимости от года и места выпуска)

Тип двигателя: дизельный, жидкостного охлаждения

Мощность двигателя: 500 л. с.

Скорость хода: по шоссе – 54 км/ч, по пересеченной местности – 36 км/ч

Орудие: калибр – 76 мм, боезапас – 77–100 снарядов (в зависимости от типа орудия)

Экипаж: 4 человека

Советский танк Т-34 первой модификации – с 76-миллиметровым орудием – ко времени сражения на Курской дуге уже потерял многие свои преимущества перед германскими бронированными машинами. Так, тяжелый танк «Тигр» превосходил его по толщине брони, а также по калибру, дальнобойности и эффективности орудия, а средний (по немецкой классификации) или тяжелый (по классификации стран антигитлеровской коалиции) танк «Пантера» – по таким характеристикам, как бронирование лба корпуса и башни, то есть самых опасных участков, а также по огневой мощи и бронепробиваемости.

При этом «тридцатьчетверка» сохраняла свое главное преимущество – подвижность, прежде всего по отношению к «Тиграм». Именно это обстоятельство и позволило советским танкистам в ходе Курской битвы выработать новую тактику борьбы. Танки Красной армии устраивали настоящую загонную охоту на врага, стремясь в первую очередь обездвижить машину противника (самым простым способом был обстрел гусениц) и тогда уже стрелять в ее бортовую броню с близкого расстояния.

Еще одним существенным преимуществом Т-34-76 перед немецкими машинами была высокая ремонтопригодность в полевых условиях. Батальонные, а тем более полковые и дивизионные танкоремонтные мастерские умудрялись в кратчайшие сроки возвращать в строй поврежденные машины, порой буквально собирая один танк из нескольких. Таким образом, советскому командованию удавалось быстро восстанавливать техническую базу понесших потери танковых подразделений пусть не до первоначального уровня, но все же до позволяющего сохранять боевую эффективность.

Слабым местом «тридцатьчетверки» была система приводов управления. Идеальная с точки зрения обслуживания и компактности схема с размещением коробки передач и двигателя в одном кормовом отсеке привела к тому, что тяги от рычагов управления имели длину до 5 метров! Оперировать такими тягами было непросто, к тому же они были подвержены неожиданным обломам и разрывам. В итоге экипаж зачастую принимал решение не переключать скорости во время боя, отдавая предпочтение некоторому снижению подвижности танка по сравнению с высоким риском внезапной полной остановки машины.

Тяжелый танк «Тигр» (Panzerkampfwagen VI Ausf. H1)

Бронирование: лоб корпуса – 100 мм, борт и корма корпуса – 80 мм, лоб башни – 100 мм, борт и корма башни – 80 мм

Масса: 57 т

Тип двигателя: бензиновый, жидкостного охлаждения

Мощность двигателя: 650–700 л. с. (в зависимости от года выпуска)

Скорость хода: по шоссе – 44 км/ч, по пересеченной местности – 25 км/ч

Орудие: калибр – 88 мм, боезапас – 92–120 снарядов (в зависимости от года выпуска и модификации)

Экипаж: 5 человек

Появление «Тигров» немедленно свело на нет практически все преимущества «тридцатьчетверок» и даже советских тяжелых танков КВ-1, которые в начале войны были почти неуязвимы в бою против германских машин. Мощное бронирование, скорострельная пушка достаточно большого калибра, характеризующаяся высокими показателями дальнобойности и бронепробиваемости, – одним словом, советским танкам, да и противотанковой артиллерии, оказалось нечего противопоставить этому зверю. Именно в связи с этим «Тиграм» на Курской дуге отводилась роль танков прорыва: за счет своего бронирования и эффективности орудия они достаточно легко прокладывали путь другим немецким машинам через боевые порядки советских войск.

Боевое отделение такого танка было просторным и удобным: в Т-VI, как его нередко именовали в советских документах, размещалось пять членов экипажа. Очень комфортно чувствовал себя на своем месте механик-водитель: во-первых, в его руках был настоящий штурвал, а не рычаги, а во-вторых, коробка передач была почти автоматической. Правда, обзор поля боя или даже просто дороги в случае перемещения тяжелой «кошки» в период между сражениями у водителя был крайне ограничен. Причем вплоть до того, что нередко кому-то из членов экипажа приходилось идти перед танком и знаками помогать механику-водителю с выбором правильного направления движения. Этим не преминули воспользоваться советские танкисты, стремившиеся буквально вскружить голову водителю T-VI и за счет этого подобраться к вражеской машине на дистанцию эффективного огня. Отметим, что эта дистанция у Т-34-76 составляла, если речь идет о противоборстве с «Тигром», всего 450–500 метров, тогда как немецкий тяжелый танк мог поражать «тридцатьчетверки» на расстоянии 1000–1200 метров.

Если же говорить о слабых местах T-VI, то следует обратить внимание на его двигатель и ходовую часть. Как вскоре выяснилось, 700-сильный мотор оказался слишком слабым для почти 60-тонной машины. К тому же его ремонт в полевых условиях был связан с немалыми сложностями: нередко требовалась разборка едва ли не всего моторно-трансмиссионного отделения, невозможная без специальных приспособлений, в том числе крановых. Кроме того, катки «Тигра», расположенные в шахматном порядке, с одной стороны, обеспечивали бронированной машине уникальную плавность хода, что позволяло стрелять во время движения, а с другой – крайне затрудняли обслуживание, особенно если приходилось менять катки внутреннего ряда. Наконец, T-VI имел очень небольшой запас хода и, будучи отрезанным от своих снабженцев, превращался в неподвижную огневую точку, пусть и по-прежнему весьма опасную.