Тайна серебряного ларца

История подлинного текста Акта о престолонаследии, составленного Павлом I, оказалась весьма и весьма запутанной. Чтобы разобраться в ней, журнал «Историк» отправился в Государственный архив Российской Федерации.

 Серебряный ларец. Мастер И. В. Бух. 1797

Что произошло с Актом о престолонаследии сразу после его оглашения во время коронации Павла I, хорошо известно. С документа, конечно, сделали многочисленные копии, разошедшиеся по всей стране. А сам подлинник был вложен в заранее приготовленный для него серебряный ларец. Место хранения акта император определил сам – на престоле Успенского собора Московского Кремля, главного храма страны, в котором венчались на царство все российские монархи.

Традиция хранения документов исключительной государственной важности на престоле Успенского собора к концу XVIII века уже существовала. По указу патриарха Филарета там хранилась Утвержденная грамота Земского собора об избрании на царство Михаила Федоровича Романова от 1613 года, а по воле императрицы Екатерины II – рукопись «Учреждения для управления губерний» 1775 года. Сюда же был помещен и серебряный ларец с Актом о престолонаследии.

Новые документы

На протяжении шести последующих десятилетий драгоценный ларец постоянно пополнялся важнейшими государственными документами: каждый из преемников Павла на троне внес в это свою посильную лепту.

Император Александр I был первым, кто дополнил отцовский закон о престолонаследии. В 1820 году в серебряный ларец вложили новый документ – высочайший манифест о неравнородных браках. Он стал откликом на расторжение великим князем Константином Павловичем (на тот момент наследником престола) брака с великой княгиней Анной Федоровной и его женитьбу на польской графине Жанетте Грудзинской.

Спустя три года ларец вновь вскрыли. Александр I приказал поместить туда запечатанный конверт, на котором его собственной рукой было написано: «Хранить в Успенском соборе вместе с Актами о наследовании престола, а в случае моей кончины, прежде всякого другого действия, раскрыть московскому епархиальному архиерею и военному генерал-губернатору в самом соборе».

Конверт, который Александр I поручил вскрыть сразу после его смерти. Подлинник. ГА РФ

В конверте находилось письмо великого князя Константина Павловича об отречении от прав на престол, написанное им Александру I в 1822 году, а также манифест самого Александра I от 1823 года о передаче права наследования великому князю Николаю Павловичу (будущему императору Николаю I). Точно такие же запечатанные конверты были переданы на хранение в Государственный совет, Сенат и Синод, расположенные в Санкт-Петербурге. После смерти Александра конверты вскрыли, однако вовсе не «прежде всякого другого действия». «Прежде всякого другого действия» была принесена присяга уже отрекшемуся (формально, но не публично!) Константину. И только потом уже дело дошло до конвертов, из документов которых следовало, что присягать нужно было не Константину, а Николаю Павловичу. Это и стало причиной последующей переприсяги, чем и решили воспользоваться «члены злоумышленных обществ» – декабристы.

Николай I также дополнял коллекцию важнейших законодательных актов, хранившихся в ларце. В 1826 году он издал манифест, согласно которому временным правителем (до совершеннолетия наследника) в случае смерти императора назначался его младший брат – великий князь Михаил Павлович. Однако впоследствии этот манифест был изъят из ларца самим Николаем I за ненадобностью: в 1834 году наследнику, цесаревичу и великому князю Александру Николаевичу (будущему императору Александру II), исполнилось 16 лет. В связи с достижением совершеннолетия он должен был по воле отца принести соответствующую присягу. Ее текст, разработанный по приказу царя и утвержденный им, также поместили в ларец. В дальнейшем этот документ лег в основу текста присяги, ставшей обязательной и для других великих князей. Эта форма присяги тоже была лично заверена Николаем I, начертавшим на документе: «Быть по сему», и тоже оказалась в павловском ларце.

Наконец, уже Александр II в 1857 году вложил в ларец манифест о регентстве и опеке, назначавший в случае его кончины до совершеннолетия наследника правителем государства великого князя Константина Николаевича, брата императора. Это был последний документ, помещенный в павловский ларец в Успенском соборе Московского Кремля.

Ценная посылка

В 1880 году Александр II принял решение передать вместе с ларцом все документы, находившиеся в алтаре Успенского собора, в Государственный архив Министерства иностранных дел, созданный в Санкт-Петербурге еще в 1834 году для хранения особо важных бумаг. Серебряный ларец поместили в мешочек, перекинули шнуром, опечатали и доставили на Московский почтамт с тем, чтобы курьер для особых поручений препроводил этот ценный груз в столицу.

Впрочем, путешествие ларца из Москвы в Петербург иначе как авантюрным не назовешь. Дело в том, что руководство Московского почтамта заявило: никаких курьеров для особых поручений у них на службе не состоит, в связи с чем груз будет отправлен «как положено» – в общем вагоне железной дороги. «Столь важную посылку – трехкилограммовый серебряный ларец с подлинными документами, регулирующими порядок передачи верховной власти в Российской империи, – оценили… в 300 рублей, – рассказывает нам завотделом ГА РФ Марина Сидорова. – Справедливости ради надо отметить, что о содержимом этой «ценной посылки» знало, разумеется, ограниченное число людей и почтовые служащие в него явно не входили».

Несмотря на несколько легкомысленный способ транспортировки, серебряный ларец, по словам Марины Сидоровой, благополучно прибыл в Петербург и вместе со всеми содержавшимися в нем бумагами был доставлен в Государственный архив, где и хранился вплоть до революции 1917 года.

Письмо великого князя Константина Павловича об отречении от прав на престол 1822 года. Подлинник. ГА РФ

После того как пришедшие к власти большевики перенесли столицу в Москву, туда со временем были перевезены все документы бывшего Государственного архива. В обратное путешествие отправился и павловский ларец. На новом месте материалы освидетельствовали в 1924 году, что следует из соответствующих архивных штампов и подписей.

В начале 1940-х годов в Центральный государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства (ЦГАОРСС, позднее ЦГАОР СССР, ныне ГА РФ) были переведены документы из бывших императорских дворцов – царскосельских Екатерининского и Александровского, Павловского, Гатчинского и других. «В соответствии с архивной логикой тех лет вместо дворцовых были созданы личные фонды всех императоров и великих князей XIX – начала ХХ века, – говорит Марина Сидорова. – Так же поступили и с бумагами из павловского ларца: их рассортировали по сформированным фондам членов императорской фамилии. С тех пор документы о престолонаследии в Российской империи друг с другом встречаются только на выставках, но хранятся порознь».

Сотрудники ГА РФ Марина и Анна Сидоровы

Завещание цесаревича Павла

Собственно, с этого момента ларец как бы потерялся в общем массиве предметов царского обихода, оказавшихся в архивном хранении. Крупный, весом более трех килограмм, с двуглавым орлом и монограммой Павла I на крышке, он не раз демонстрировался на выставках как «ларец времен Павла I», и до недавних пор о том, что именно в нем хранились важнейшие документы империи, не было доподлинно известно. Настоящее назначение ларца удалось установить только в 2013 году при подготовке выставки, приуроченной к 400-летию дома Романовых. Соответствующие изыскания были проведены сотрудниками ГА РФ Мариной и Анной Сидоровыми, а также их коллегой из Музеев Московского Кремля Еленой Исаевой.

Постепенно в архиве удалось найти и почти все бумаги XIX века, которые когда-то хранились в серебряном ларце на престоле Успенского собора. Они попали в личные фонды императоров Александра I, Николая I и Александра II. Не было лишь одного, самого важного – подлинного Акта о престолонаследии, составленного Павлом.

Манифест Александра I о передаче права наследования великому князю Николаю Павловичу 1823 года. Подлинник. ГА РФ

Разыскать его оказалось сложнее, поскольку фонд Павла I в ГА РФ не был сформирован. Трудность заключалась также в том, что существовало несколько вариантов названия документа. Достаточно сказать, что в Полном собрании законов Российской империи, изданном в эпоху Николая I, он приводится как «Акт, положенный на престол Успенского собора Московского Кремля и определенный для хранения на нем…». А более короткое наименование – «Акт о престолонаследии» – документ получил, судя по всему, для простоты употребления термина. Между тем никаких материалов с подобными названиями в архиве не значилось!

В итоге, как рассказала нам Анна Сидорова, пришлось изучать весь массив документов, так или иначе связанных с эпохой Павла I и содержащих в названии его имя. Наконец в огромном фонде № 1463 «Коллекция отдельных документов личного происхождения» было обнаружено дело, озаглавленное как «Завещание цесаревича Павла Петровича и цесаревны Марии Федоровны, составленное в связи с отъездом наследника на войну со Швецией». Оказалось, что это и был оригинал Акта о престолонаследии, много лет пролежавший в серебряном ларце на престоле Успенского собора Кремля!

«Первым делом, – говорит Анна Сидорова, – я увидела подлинные подписи Павла и его супруги Марии Федоровны, а также скрепляющие документ сургучные печати, что соответствовало ранее найденному описанию акта. Потом я проверила размеры – они точно подходили под размеры ларца». Пазл сложился.

Акт о престолонаследии Павла I. Подлинник. ГА РФ

Творение мастера Буха

Но почему же документ когда-то назвали завещанием? Ведь именно из-за этого Акт о престолонаследии так долго не могли разыскать. Анна Сидорова установила, что в 1788 году цесаревич и великий князь Павел Петрович, готовясь к отъезду на войну со Швецией, оставил ряд завещаний на случай своей смерти. Среди них и распоряжение о порядке наследования трона – будущий Акт о престолонаследии. Основательность, с которой составлены эти документы, позволяют предположить, что их содержание продумывалось заранее.

Павел написал акт в форме семейного письма-завещания, адресуя его жене и детям, написал к нему также ряд дополнений – письма к Александру и Константину, к Марии Федоровне, где указывалось, что в случае его смерти каждый из них обязан четко следовать воле, выраженной в данном документе. Долгие годы эти письма хранились у адресатов, сам акт-завещание тоже оставался в семье.

Некоторые воспоминания того времени свидетельствовали, что Павел Петрович переписал текст документа набело своей рукой. «Достаточно сложно было в это поверить, – замечает Анна Сидорова, – но когда мы нашли подлинник, то увидели, что это чистая правда: перед нами на самом деле автограф Павла. Все – от и до – написано его рукой».

Ларец Павла I в футляре

Павел I венчался на царство в Успенском соборе Московского Кремля 5 апреля 1797 года. После завершения церемонии он совершил действие, которое не было предусмотрено официальным церемониалом: огласил присутствовавшим текст Акта о престолонаследии, объявив, что отныне этот документ имеет силу закона, сам присягнул ему и вложил бумаги в заранее приготовленный серебряный ларец.

Серебряный ларец был специально заказан Павлом I для хранения важнейшего документа Российской империи. Изготовил его известный ювелир рубежа XVIII–XIX веков, датский мастер Ивар Венфельд Бух (1749–1811). Начинал он свою карьеру в России еще во времена Екатерины II и прославился золотыми и серебряными изделиями, выполненными для царского двора. Ларец для хранения акта был первым заказом нового императора. Бух явно угодил: впоследствии он создал еще немало вещей для Михайловского замка и Павловского дворца. До нас дошел также уникальный бархатный футляр, обитый изнутри белым атласом, который был изготовлен специально для доставки только что выполненного ларца из Петербурга в Москву. Сегодня ларцы XVIII века не являются редкостью, их можно увидеть во многих музеях, но этот – единственный в футляре. В нем он хранится и по сей день.

Журнал «Историк» выражает благодарность директору ГА РФ Ларисе Александровне Роговой за помощь в подготовке материала.


Никита Брусиловский, Владимир Рудаков