Страна писателей, страна ученых

К своему 60-летию Иосиф Сталин не только сам получил много подарков, но и придумал, как одаривать других – самых талантливых, самых заслуженных, самых преданных интересам государства и ему самому. Так родились Сталинские премии.

deineka-travailleurs-de-choc-128Знатные люди Страны Советов. Эскиз панно для павильона СССР на Всемирной выставке в Париже. Худ. А.А. Дейнека. 1937

Шестидесятилетие вождя отметили пышно. И не успели еще отгреметь торжества, как в декабре 1939 года были учреждены стипендии его имени, а также премии – для деятелей науки и искусства. Через полтора месяца, 1 февраля 1940 года, увидело свет постановление об учреждении Сталинских премий и по литературе. Премиальный фонд формировался из личных средств товарища Сталина – преимущественно из гонораров за издание его книг, которые выходили, как тогда говорили, «на всех континентах».

Пропагандирование советской интеллигенции

В чем политический смысл этого начинания? Конституция 1936 года утверждала, что социализм в СССР «в основном построен» и, значит, диктатура пролетариата – пройденный этап. Та же Конституция провозглашала, что «Союз Советских Социалистических Республик есть социалистическое государство рабочих и крестьян». При этом в условиях индустриализации и культурной революции все важнее становилась роль интеллигенции.

В те годы складывался широкий круг «знатных людей Советской страны». Это стахановцы, челюскинцы, полярные летчики – маяки, на которые следовало равняться. Когда у страны есть герои – это сплачивает, укрепляет цивилизационную спайку. Одна из функций Сталинских премий – пропагандирование советской интеллигенции. Ученые, писатели, мастера искусств, архитекторы встраивались в парадное каре советских героев. Премиальный процесс охватывал все университеты страны, все научно-исследовательские институты, не говоря уже о творческих союзах и киностудиях. Время было предвоенное, а затем фронтовое, и закономерно, что в списках сталинских лауреатов мы видим немало ученых, работавших на оборону.

ЗА 10 ПРЕМИАЛЬНЫХ ЦИКЛОВ НА ВЫПЛАТЫ ЛАУРЕАТАМ БЫЛО ПОТРАЧЕНО ОКОЛО 58 000 000 РУБЛЕЙ

Было установлено денежное содержание премии: первая степень – 100 тыс. рублей, вторая – 50 тыс., третья – 25 тыс. Если премию получал дуэт соавторов – сумму делили поровну. Если соавторов было трое – половину суммы получал руководитель, а вторая половина делилась пополам между другими членами коллектива. Если же премии удостаивался коллектив из четырех (или более) сотрудников – руководитель получал треть денежного вознаграждения, а две трети в равных долях распределялись между остальными лауреатами. В годы войны сумму пришлось повысить (инфляция) в два раза – правда, почти все лауреаты передавали свои премии в Фонд обороны.

Лауреатство становилось частью «титула» вместе с почетным («народный артист», «народный художник») и ученым («академик») званиями и было своеобразной охранной грамотой от опалы и репрессий. Позолоченный знак лауреата Сталинской премии полагалось носить на правой стороне груди выше всех орденов и медалей. В те времена щеголять наградами не стеснялись…

Что можно было купить на Сталинскую премию? Судите сами: «эмка» – первый советский массовый автомобиль – стоила в 1940 году 8–9 тыс. рублей. Кстати, если лауреат предпочитал общественный транспорт, он имел право пользоваться им бесплатно. Сшить в ателье модное пальто из дорогого коверкота или драпа в предвоенные годы можно было за 350–400 рублей. Но лауреатство – это не только «сумма прописью»: писатель получал право на внеочередное переиздание своих книг, художник – на персональную выставку, ученый – на престижные госзаказы.

Самые-самые

p_1

p_2
Как правило, Сталинскую премию давали за актуальные достижения, а не за «многолетние заслуги». Лауреатами были в основном действующие специалисты в расцвете сил. Но для первого вручения Сталинских премий сделали исключение: решили отметить выдающиеся книги, фильмы и научные изобретения и труды примерно за последние 10 лет.

В марте 1941-го в газетах появилась информация о первых сталинских лауреатах: 222 диплома – лучшим из лучших! Наука, литература и искусство – награждение превратилось в «выставку достижений» советской цивилизации.

Тут и Петр Капица с работой «Турбодетандер для получения низких температур и его применение для ожижения воздуха», и братья Васильевы с фильмом «Чапаев», и Михаил Шолохов с романом «Тихий Дон», и Владимир Обручев с трехтомным трудом «Геология Сибири», и корифей кораблестроения Алексей Крылов с «Основаниями теории девиации компаса», и молодой Александр Твардовский с поэмой «Страна Муравия», и основоположник химической физики Николай Семенов с «Теорией цепных реакций»…

Страна узнала самых высоколобых своих героев. Среди них – несколько будущих нобелевских лауреатов. А еще – балерина Галина Уланова, архитектор Алексей Щусев, оперный певец Иван Козловский, математик Андрей Колмогоров

Список сталинских лауреатов впечатляет: перед нами во всей красе вырастает мощная плеяда ученых, писателей, музыкантов, архитекторов, актеров. Что их объединяет? Умение талантливо работать на результат по заказу эпохи, на благо державы.

В искусстве предпочтение отдавалось «живой классике», большому стилю. Разумеется, награды предназначались для лояльных художников – для тех, кто вписывался в дух времени. Имели место и некоторые издержки тех лет: в частности, это проявилось в трехкратном лауреатстве Трофима Лысенко – талантливого агронома, которого признали незаурядным ученым по политическим соображениям, а также в том, что из года в год из многих живописцев премировали именно авторов парадных картин, на которых был изображен сам Сталин. Да и в литературных номинациях нередко (особенно в послевоенное время) награду находили пустоватые, но «идейно верные» книги. И все-таки тон задавали достижения высокой пробы.

Лауреаты-рекордсмены

Рекордсменом среди сталинских лауреатов стал выдающийся авиаконструктор Сергей Ильюшин, человек с идеальной советской биографией – крестьянский сын, член партии с 1918 года, участник Гражданской войны. На его счету – семь Сталинских премий. Из числа писателей больше всех премий получил Константин Симонов, а из ряда кинорежиссеров – Иван Пырьев и Юлий Райзман. Все они – шестикратные лауреаты.

Сергей Прокофьев и Дмитрий Шостакович с 1930-х годов входили в узкий круг самых исполняемых композиторов ХХ века. Они, снискавшие всемирную известность, – среди самых титулованных сталинских лауреатов: первый был удостоен премии шесть раз, второй – пять. Случалось, этих композиторов подвергали строгой партийной критике, но все же ценили. В СССР с 1930-х классическую музыку почитали чрезвычайно – наравне с авиацией. Из авиаконструкторов шестикратными лауреатами Сталинской премии стали Александр Яковлев и создатели МиГов – Артем Микоян и Михаил Гуревич.

ПРЕМИАЛЬНЫЙ ФОНД ФОРМИРОВАЛСЯ ИЗ ЛИЧНЫХ СРЕДСТВ ИОСИФА СТАЛИНА – в основном из гонораров за издание его книг

Подчеркивалась связь с лучшими традициями русской культуры. Так, самой престижной литературной наградой царской России была Пушкинская премия, учрежденная в 1881 году, и последним ее лауреатом в 1919-м оказался Викентий Вересаев – за перевод поэм Гесиода «Работы и дни» и «О происхождении богов». Прошло без малого четверть века – и Вересаев стал лауреатом Сталинской премии первой степени «за многолетние выдающиеся достижения в области литературы».

На равных с мэтрами порцию лавров получали и недавние дебютанты. Например, 30-летний Георгий Свиридов был удостоен Сталинской премии первой степени за Трио № 1 для фортепиано, скрипки и виолончели ля минор. В нем не ошиблись, разглядели будущего классика. В наше время подобное трудно себе даже представить – чтобы к столь молодому композитору, работающему не в легком жанре, пришло государственное признание.

Театр одного актера

Сталин в послевоенные годы нечасто появлялся на публике, а вот писателей, композиторов, режиссеров и ученых на заседаниях комитета по премиям в области литературы и искусства он баловал неформальным общением. Шутил, подавал знаки, разбрасывал многозначительные намеки, по которым, между прочим, судили о грядущих изменениях идеологического климата в стране. Подробные записки о тех «вечерях» оставил поэт Константин Симонов.

При обсуждении соискателей Сталин обыкновенно вел себя как патриархальный отец семейства, раздавая всем сестрам по серьгам. Он с добродушной иронией спорил с членами комитета, не забывая о широких жестах. Наверное, понимал, что все эти истории попадут в мемуары.

Немало баек мы знаем о тех заседаниях… В 1947-м Вера Панова получила Сталинскую премию первой степени за повесть «Спутники» – об одном из поездов милосердия, которые во время войны вывозили раненых с фронта. Через год за роман «Кружилиха» ей присудили премию второй степени. А еще через два года, в 1950-м, на премию выдвинули ее повесть «Ясный берег». На очередном заседании писатели раскритиковали новую книгу Пановой, сочтя ее неудачной. Какая уж тут премия… Но вмешался Сталин: «Давайте дадим – третьей степени. Но передайте товарищу Пановой, что четвертой степени у нас нет».

Сталин прочитывал все без исключения произведения, выдвигавшиеся на премию, и официальную советскую литературу того времени знал досконально. Он говаривал: «Из женщин Панова – самая способная». А при обсуждении книги Мариэтты Шагинян «Путешествие по Советской Армении», к которой критики отнеслись скептически, улыбнулся: «Ну тогда сами и объясняйтесь с ней по этому вопросу. А то я ее боюсь». И Шагинян все-таки дали премию третьей степени за скромную книжку очерков об Армении.

В том же, 1951 году премиальный комитет приметил начинающего писателя Юрия Трифонова: его дебютный роман «Студенты» также был удостоен Сталинской премии третьей степени. И в 1970-е, когда каждая его новая книга становилась событием, та Сталинская премия по-прежнему оставалась единственной заметной наградой писателя…

На одном из заседаний Сталин расхвалил роман Степана Злобина «Степан Разин». И тут раздался неумолимый голос Маленкова: «Нам сообщают, что во время пребывания в плену, в немецком концлагере, Злобин плохо себя вел, к нему есть серьезные претензии». Все члены комитета запомнили, как Сталин задумчиво вышагивал по залу, повторяя вслух один и тот же вопрос: «Простить… или не простить? Простить или не простить?» Наконец остановился: «Простить». Злобин получил премию первой степени, а вскоре выяснилось, что и в плену он вел себя достойно.

Образцовые историки

Среди сталинских лауреатов немало выдающихся историков – тех, кто в 1930-е переводил гуманитарную науку на патриотические рельсы, а в 1940-е напоминал о славных победах наших предков.

Трижды в 1940-е годы лауреатом становился академик АН СССР Евгений Тарле: в частности, премией первой степени был отмечен его капитальный труд «Крымская война» (постановление от 22 марта 1943 года). Не уступил Тарле по части доставшихся лавров академик Борис Греков: «Киевская Русь», «Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVI века», «Золотая Орда и ее падение», написанная в соавторстве с Александром Якубовским, – премии была удостоена каждая из этих работ. Греков и Тарле, пожалуй, в наибольшей степени соответствовали сталинским представлениям об образцовых историках: эрудированные, плодовитые, они в известной мере отдавали дань конъюнктуре и умели сочетать исследовательскую работу с популяризаторством.

А в 1952-м триумфатором стал профессор МГУ Всеволод Авдиев, получивший Сталинскую премию первой степени за «Историю Древнего Востока» – книгу, которую штудировало несколько поколений историков. Классический учебник!

Два лауреатских значка носил Борис Рыбаков, к которому официальное признание пришло еще в ту пору, когда он был не академиком, а старшим научным сотрудником института. В 1949-м была заслуженно отмечена премией его фундаментальная работа «Ремесло Древней Руси». Второй раз Рыбаков стал лауреатом в последний год существования премии. Большой коллектив авторов наградили тогда за двухтомный научный труд «История культуры Древней Руси»: кроме Рыбакова, над созданием книги работали археологи, историки Николай Воронин, Михаил Каргер и Петр Третьяков и филолог Дмитрий Лихачев – будущий академик.

Сталин, как истинный большевик, не задумывался о банковских вкладах и авторских правах. Завещания он не оставил. Бюджет Сталинских премий после его смерти испарился, и их больше не присуждали. Среди последних сталинских лауреатов – композитор Дмитрий Шостакович, получивший тогда премию в пятый раз, художник Павел Корин, удостоенный этой награды за мозаичные панно для московской станции метро «Комсомольская» Кольцевой линии, и коллектив ансамбля народного танца под управлением Игоря Моисеева.

Ровно 10 раз вручались Сталинские премии – 10 премиальных сезонов за 13 лет. Они не только выполняли церемониальную роль в информационной политике – в массовом сознании закрепилась мысль о важности научной и творческой работы, а имена корифеев – ученых, литераторов, художников, музыкантов – стали всенародно известными. Достижения науки и культуры в России ХХ века – предмет национальной гордости. Этот феномен не состоялся бы, если бы у нас не умели пропагандировать успехи на творческом поприще.


Евгений Тростин