Споры о Ленине

Если бы не крах коммунизма и последовавший затем распад СССР, день 22 апреля 2020 года запомнился бы современникам надолго. Еще бы, 150-летие основателя Советского государства Владимира Ульянова (Ленина) страна отметила бы по высшему разряду. Точно не хуже, чем его же столетие в 1970-м. Пожалуй, до этого так широко не праздновались юбилеи даже живых вождей…

Впрочем, как написал на смерть Ильича Владимир Маяковский, Ленин «и теперь живее всех живых». По крайней мере, до конца 1980-х это было именно так. Даже начавший в 1985-м перестройку Михаил Горбачев в первые годы своего правления выступал за возвращение к ленинскому варианту социализма (почему-то понимая под этим «социализм с человеческим лицом», который Ленину и в страшном сне не снился). А правая рука Горбачева, член Политбюро ЦК КПСС Александр Яковлев, даже будучи к тому времени убежденным антикоммунистом (как он сам потом признавал), тем не менее, выступая в декабре 1989-го с сокрушительной критикой секретного протокола к пакту Молотова – Риббентропа, сетовал на то, что этот документ якобы не соответствует «принципам ленинской внешней политики». То есть даже тогда без Ленина не могли обойтись!

Потом ситуация изменилась, и Ленин, вопреки прогнозам Маяковского, все-таки перестал быть «живее живых» – попросту «умер» для подавляющего большинства потомков. В том числе и для тех, кто долгие годы «возглавлял процесс» с его именем на устах. И уже бывший кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС Борис Ельцин в 1991-м избрался первым Президентом России, встав на позиции непримиримого антиленинизма.

Над Лениным стали смеяться. Его культ начали активно и иногда даже весьма талантливо ниспровергать (чего стоил только троллинг в эфире федерального телеканала, устроенный музыкантом Сергеем Курехиным, утверждавшим, что «Ленин – это гриб»!). Дошло дело и до низвержения памятников. Правда, весьма и весьма деликатного, «точечного», без вандализма: из Тайницкого сада Кремля в Горки Ленинские перенесли «сидящего» Ленина работы Вениамина Пинчука, а из Большого Кремлевского дворца – «стоящего» Ильича работы Сергея Меркурова. На этом, собственно, московский «ленинопад» и закончился. Тело вождя, несмотря на попытки некоторых активистов, так и осталось в Мавзолее, а дело Ленина списали за ненадобностью. Причем это сделали даже многие из тех, кто продолжал считать себя коммунистом.

Вроде бы тема была закрыта. Но жизнь оказалась мудрее. Она «предъявила» миру соседнюю Украину, где к власти пришли люди, поставившие перед собой цель уничтожить любые следы «ненавистного советского прошлого». Вот тогда-то и начался настоящий «ленинопад»: тысячи гранитных, мраморных, гипсовых изваяний Ильича были разрушены, а вместе с ними и памятники другим деятелям эпохи – от малоизвестного ныне лидера Советской Украины Григория Петровского до символа нашей общей Победы маршала Георгия Жукова. Мне кажется, именно после этого ко многим из нас стало приходить понимание, что в некогда братской республике разрушают памятники вовсе не коммунистам. Сводят счеты с исторической Россией, которую герои этих монументов, сами того и не ведая, продолжают олицетворять. «Целили в коммунизм, а попали в Россию». Удивительно и горько: этой формуле уже не первый десяток лет, а она все еще действует безотказно…

Что ж, действительно, Ленин – во всех смыслах российский человек («типически русский человек», как написал о нем Николай Бердяев). Цельный и полный противоречий. «Революционер-максималист» и «государственный человек» одновременно. Разрушитель одного государства и основоположник принципиально другого. Жестокий гуманист, расчетливый романтик, философ-практик – он сам ярчайшая иллюстрация к одному из основных законов столь уважаемой им диалектики, закону о единстве и борьбе противоположностей.

Без преувеличения, он оказал влияние на ход не только российской, но и всей мировой истории. И поэтому, как бы мы ни относились к тому, что Ленин сделал в России, не стоит недооценивать масштаб этой личности. Не стоит также забывать, что он по-прежнему самый известный в мире деятель русской истории. Уже одно это требует уважительного и неторопливого размышления и о нем как человеке, и о времени, которое его сделало тем, кем он стал. Мы не хотим его «реабилитировать», как и не стремимся еще больше низвергнуть. Главная тема апрельского номера – споры о Ленине: им, похоже, еще долго не будет конца.