Солдатский большевизм

Важнейшую роль в революционных событиях 1917 года играли солдаты столичного гарнизона. Без их участия ни Февральская революция, ни Октябрьский переворот просто не состоялись бы. Почему находившиеся в Петрограде солдаты в конечном счете пошли за большевиками? Об этом рассказывает автор недавно вышедшей книги «Солдатский большевизм», кандидат исторических наук Константин ТАРАСОВ

По мнению Константина Тарасова, в 1917 году «большевизмов» было много. Наряду с солдатским существовал и крестьянский, и «национальный» большевизм. Объясняется это просто: в то время большевизм олицетворял собой политический максимализм, леворадикальные настроения и требования.

Настроения как фактор политики

– Что вы вкладываете в понятие «солдатский большевизм»? В чем его специфика?

– Прежде всего я хотел бы сказать, что речь идет о термине эпохи. В самом общем смысле солдатский большевизм – это особый вид политических настроений 1917 года, связанных с максималистскими требованиями, с политическим радикализмом солдат.

Митинг в казармах запасного батальона Гренадерского полка. Петроград, 1917 год

– В  период между Февралем и Октябрем 1917 года укрепить свое идейное влияние в солдатской среде пытались разные политические партии. Почему это удалось сделать именно большевикам?

Вы правы, изначально популярность большевиков была крайне низкой. Весной 1917 года, сразу после победы Февральского восстания, лозунги и требования этой леворадикальной партии не имели широкой поддержки. Однако по мере развития революционного процесса большевистская партия стала расти, она превратилась в центр, вокруг которого произошло объединение значительной части населения.

Почему? Большевики олицетворяли собой силу, выступающую за прекращение войны, что импонировало уставшему от нее народу, и в первую очередь солдатам. Нравился солдатам и лозунг скорейшего решения земельного вопроса. При этом говорить о том, что солдаты хорошо знали программу и основные позиции большевистской партии, не приходится. Подавляющее большинство солдат имело об этом поверхностное представление.

Впрочем, большевики нравились им не только своими лозунгами. Они обрели популярность в солдатской среде еще и потому, что, в отличие от представителей других партий, умели вести диалог с солдатами, живо откликались на их пожелания и нужды.

– Как и почему менялись настроения солдат в период от Февраля до Октября 1917 года?

– Настроения – трудноуловимая категория. Историкам сложно говорить о них. Очевидно, что в 1917 году настроения солдат не раз менялись. Многое зависело от конкретных политических условий и принимавшихся властями решений. Могу привести пример, который вроде бы можно считать частным, но тем не менее это событие повлияло на отношение к Временному правительству в солдатской среде. Весной 1917-го солдатскую массу серьезно взбудоражило решение ставшего военным министром Александра Керенского отменить отпуска, что лишило солдат возможности поехать домой на полевые работы.

Практика отпусков «для участия в полевых работах» была введена в августе 1916 года, еще при царском правительстве. Было разрешено отпускать до 5% личного состава воинской части. Солдаты считали такой отпуск своим неотъемлемым правом. Нельзя забывать, что к 1917 году в армию были призваны солдаты старших возрастов. Из дома, где у них остались семьи, они получали тревожные письма с рассказами о плачевном положении дел в родной деревне, о голодающих детях. Естественно, солдаты были недовольны таким приказом Керенского.

– Можно ли говорить, что радикализация настроений шла по нарастающей?

– Скорее нет, чем да. Настроения менялись не только в сторону их радикализации. В июле 1917-го, когда в столице произошли беспорядки, грозившие Временному правительству серьезными проблемами, оно опубликовало в газетах дискредитирующую большевиков информацию об их связях с германским Генеральным штабом. И хотя обвинения были бездоказательными, это сильно повлияло на настроения солдат Петроградского гарнизона. Протестное движение сразу пошло на спад, большевики потеряли многих своих сторонников в казармах. В воинских частях стала восстанавливаться дисциплина, у офицеров появился шанс укрепить свою власть, утраченную еще в феврале.

Однако после выступления генерала Лавра Корнилова маятник солдатских настроений качнулся в обратную сторону. Офицерская власть была дискредитирована. В итоге настроения военнослужащих вновь радикализировались. Впрочем, вот что интересно: хотя популярность лозунгов большевиков к осени заметно возросла, даже в этот период к активным действиям против Временного правительства большинство солдат готово не было. На митингах они говорили о своей поддержке Советов, охотно ругали правительство, но идти свергать его не торопились.

Солдаты запасного батальона Кексгольмского полка перед Таврическим дворцом. Петроград, 1917 год

Большевистская «Военка»

– Когда возникла в Петрограде Военная организация большевиков? Для чего они ее создали?

– В начале ХХ века социал-демократы мало интересовались положением дел в солдатской среде. Тогда и большевики, и меньшевики ориентировались прежде всего на рабочий класс. В 1905–1907 годах армия оказалась на стороне царского правительства, что привело к поражению Первой русской революции. Большевики осознали роль армии и изменили свое отношение к ней, начав работу среди военнослужащих. События Февраля еще раз показали, сколь велико значение армии в революции.

Весной 1917 года большевики стали искать пути, как наладить контакты с солдатской массой. Первой воинской частью, в которой им удалось это сделать, был 1-й пулеметный полк: в июле он заявил о себе в полный голос. А тогда, еще в марте, в Петербургском комитете возник вопрос о создании особой военной комиссии. О необходимости образования такой внутрипартийной структуры говорили в том числе большевики, служившие в армии. Учредительное собрание Военной организации состоялось 31 марта (13 апреля) 1917 года. К тому времени уже активно работал объединенный Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов, чем были недовольны его противники, стремившиеся внести раскол между рабочими и солдатами. На учредительном собрании Военной организации, или, как ее часто называли тогда, «Военки», было решено противостоять таким попыткам.

– А кто руководил «Военкой»?

– В советской историографии укрепилась точка зрения, что возглавил ее Николай Подвойский, однако это утверждение стало следствием того, что почти все руководящие члены Военной организации позднее были репрессированы. В действительности же управление было коллективным. В секретариат входили люди, имевшие опыт работы с солдатами. Причем у них не было определенной должности, они подменяли друг друга. «Военка» являлась гибкой структурой. Среди наиболее авторитетных членов ее руководства кроме Подвойского следует назвать Владимира Невского, Константина Мехоношина из Гренадерского полка, Сергея Черепанова, Николая Белякова из 6-го саперного батальона, Петра Дашкевича из 3-го пехотного полка. 

– Какой была численность Военной организации изначально и как быстро она росла?

– Ее численность мы можем установить по членским билетам, многие из которых сохранились в Российском государственном архиве социально-политической истории. В первые дни после учреждения в Военную организацию входило порядка 40 человек. Это совсем немного. В течение первой половины апреля ее численность увеличилась примерно до 200 человек. Опять-таки рост незначительный, ведь в Петрограде и его окрестностях в то время были расположены воинские части, в которых насчитывалось где-то 300 тыс. солдат. А к концу апреля всего было выдано уже около 450 членских билетов. Этот довольно резкий скачок можно связать с появлением газеты «Солдатская правда», начавшей выходить с 15 (28) апреля. В первом же ее номере была напечатана статья «Как надо устраивать социал-демократическую организацию на фронте и в тылу». В июне Военная организация включала уже примерно 1,5 тыс. человек. Ее численность продолжала расти и после июльских событий в Петрограде. В исторической литературе можно встретить утверждение, что накануне Октября организация насчитывала 5,8 тыс. человек. Я считаю эту цифру завышенной: по моим подсчетам, в октябре в «Военке» было порядка 3 тыс. членов.

Трения с ЦК

– Как строились отношения между Военной организацией и руководством большевистской партии?

– Я согласен с выводом американского историка Александра Рабиновича, что отношения между ними были сложными и противоречивыми. Военная организация стала специфической подструктурой партии, и это не раз приводило к трениям с ЦК. Выше я говорил о сменах солдатских настроений, вызванных событиями в политической жизни страны. В свою очередь, заряженная солдатская масса оказывала сильное давление на руководителей «Военки», те ощущали свою зависимость от солдат. На уровне ЦК партии даже велись дискуссии о том, насколько необходима Военная организация. Раздавались голоса, что она ведет собственную обособленную линию, что ее руководители подвержены влиянию импульсивной солдатской массы. Позже в воспоминаниях бывшие члены «Военки» признавали, что в 1917 году они были настроены более радикально, нежели руководство большевистской партии.

– В книге «Кровавые дни» Рабинович, ссылаясь на свидетельство Владимира Невского, утверждает: «22 июня Военная организация, явно без санкции ЦК, начала строить свои собственные планы восстания». Вы согласны с тем, что в июле 1917-го «Военка» действовала самостоятельно, не следуя указаниям ЦК?

– Документы говорят о том, что в июльские дни руководство большевистской партии не было готово поддержать антиправительственное выступление в Петрограде. Напротив, оно стремилось подавить порыв рвавшихся в бой радикально настроенных членов Петербургского комитета и «Военки». Успокаивать нужно было и рядовых членов партии, которые хотели выразить свой протест с оружием в руках. Но, как это прекрасно показал в своих книгах Рабинович, отношения между ЦК, Петербургским комитетом и Военной организацией были сложными. Члены петроградской парторганизации и «Военки» не всегда следовали указаниям сверху. Это во-первых. А во-вторых, в самой Военной организации были люди разных взглядов. Одни четко выполняли директивы руководства партии, а другие напоминали скорее анархистов, нежели большевиков. В июльские дни некоторые члены «Военки» пытались сдержать антиправительственный порыв солдат, а кто-то, наоборот, присоединялся к взбунтовавшимся частям.

Военная организация большевиков. Слева направо: сидят – Кирилл Орлов, Константин Мехоношин, Владимир Невский, Николай Подвойский, Петр Дашкевич, Федор Раскольников; стоят – Борис Занько, Михаил Кедров, Василий Панюшкин, Александр Тарасов-Родионов

Октябрьская развилка

– Как группа, насчитывавшая поначалу лишь несколько десятков членов, а потом всего 3 тыс. человек, превратилась в одну из самых влиятельных политических сил, действовавших в Петрограде?

– Рост леворадикальных настроений в столичном гарнизоне привел к тому, что вокруг созданных Военной организацией внутри полков малочисленных ячеек стало формироваться довольно мощное движение. Со временем члены «Военки», имея авторитет, начали пользоваться в своих полках серьезной поддержкой солдат. Через свои ячейки Военная организация могла влиять на настроения в воинских частях, добиваться принятия большевистских резолюций. Хотя эта поддержка, как я говорил, не была постоянной величиной.

– Какую роль сыграла Военная организация большевиков в Октябрьской революции?

– К захвату власти в Петрограде руководители Военной организации стали готовиться заранее. Однако у них не было уверенности в том, что хватит сил, чтобы взять власть. Осенью в частях столичного гарнизона были разные настроения. Далеко не все солдаты были готовы откликнуться на призыв большевиков свергнуть Временное правительство. Защищать Керенского они, правда, также не собирались, предпочитая сохранять нейтралитет.

Важнейшую роль в свержении Временного правительства и захвате власти в столице сыграл Военно-революционный комитет (ВРК), созданный Петроградским советом рабочих и солдатских депутатов. В него вошли не только большевики, но и представители других леворадикальных партий. В октябрьские дни многие члены Военной организации работали под руководством ВРК. Получив статус комиссаров, они шли в казармы уже как представители авторитетной советской власти.

– Смогли бы большевики взять власть в Петрограде, не имея такого ресурса, как Военная организация?

– Это непростой вопрос, он из области предположений. Безусловно, плюсом большевиков было то, что они интересовались настроениями в солдатской среде и учитывали их при принятии важнейших политических решений. Изучение настроений военнослужащих Петроградского гарнизона стало одной из основных задач «Военки», которая, собственно, и являлась каналом коммуникации между руководством большевиков и солдатской массой. Думаю, у большевиков существовал шанс захватить власть в Петрограде и без Военной организации, но сделать это без нее им было бы гораздо сложнее. Сами октябрьские события оказались бы более кровавыми. И еще тогда была бы уже другая Гражданская война, причем неизвестно, кто вышел бы из нее победителем.

– Когда и почему было принято решение ликвидировать Военную организацию? Кто стоял за этим решением и что оно означало?

– По-видимому, это связано с теми разногласиями, которые в 1917 году не раз возникали между ней и руководством партии. Члены «Военки» зачастую вели себя независимо. После свержения Временного правительства, разгона Учредительного собрания и демобилизации армии интерес к солдатской массе в прежнем понимании у руководства большевистской партии стал падать. Тогда и встал вопрос о целесообразности существования подобной структурной единицы. Его обсуждали в марте 1918 года на VII съезде РКП(б), а вскоре ЦК партии самостоятельно принял решение ликвидировать Военную организацию.


Беседовал Олег Назаров