События марта

500 ЛЕТ НАЗАД

Миссия просветителя

Выдающийся писатель и богослов Максим Грек прибыл в Москву

Его мирское имя – Михаил Триволис, но на Руси он стал известен как Максим Грек. На иконах богослова легко узнать по чрезвычайно большой бороде, таким же его изобразил и скульптор Михаил Микешин на новгородском памятнике «Тысячелетие России».

Михаил Триволис родился в 1470 году в знатной греческой семье в городе Арта. Полученное в родных краях образование он продолжил во Флоренции и Венеции, где изучал древнегреческую философию. В 1500-х годах Михаил приехал на Афон и в Ватопедском монастыре принял постриг с именем Максим. Здесь он мог посещать богатую монастырскую библиотеку, знакомиться с трудами святых отцов, писать богословские сочинения. В марте 1518 года по приглашению великого князя Василия III ученый муж прибыл в Москву для перевода духовных книг с греческого языка. В кремлевском Чудовом монастыре он вместе с переводчиками Дмитрием Герасимовым и Власом Игнатовым за полтора года перевел Толковую Псалтирь. В дальнейшем ему поручили редакцию и исправление Толкового Евангелия и таких богослужебных книг, как Часослов, Минея праздничная, «Апостол» и Триодь.

Когда Василий III решил расторгнуть брак с бесплодной Соломонией Сабуровой и заточить ее в монастырь, Максим Грек, пользовавшийся большим авторитетом на Руси, заступился за царицу. В 1525 году на Поместном соборе его обвинили в ереси и связях с турецким послом, осудили, отлучили от причастия и вскоре сослали в Иосифо-Волоцкий монастырь, где он находился в заключении в очень суровых условиях. Через шесть лет его вторично привлекли к суду, теперь уже за «порчу» богослужебных книг. Итогом стала новая ссылка – в Тверской Отроч монастырь, где условия содержания оказались несколько мягче. Максиму Греку разрешили читать книги и писать труды. Наконец, после многих ходатайств восточных патриархов и митрополита Макария он был переведен в 1551 году в Троице-Сергиев монастырь.

Скончался Максим Грек в 1556-м, в день памяти своего небесного покровителя – преподобного Максима Исповедника. В 1591 году, после освидетельствования мощей греческого богослова, патриарх Иов благословил составить ему службу и написать икону. Максим Грек был прославлен в лике преподобных на Поместном соборе 1988 года. В 1996-м были обретены его мощи.

 

350 ЛЕТ НАЗАД

Как казаки в Персии гостили

Начался Каспийский поход атамана Степана Разина

После успешного похода на Дон и Волгу, закончившегося взятием Яицкой крепости (ныне город Уральск в Казахстане), войско Степана Разина зазимовало в ее окрестностях. Как только в марте 1668 года стало очищаться ото льда Каспийское море, разинские казаки решили идти в новый «поход за зипунами» – в богатую Персию.

Обойдя Астрахань, имевшую сильный гарнизон и подчинявшуюся напрямую Москве, разинцы начали «зипунничать» в Дербенте и с боями спустились на юг, разорив по пути селения Низабат, Шерван, Мордова, Такуз и дойдя в конце концов до персидского города Решт. Нападение на него завершилось стычкой с войсками шаха, и потрепанные в бою казаки ушли восточнее, в приморский город Фарахабат (ныне Хазар-Абад в Иране). Разинцы разгромили и разграбили его, уничтожив один из удивительных памятников персидской культуры – загородный дворец шаха Аббаса I. Это окончательно превратило их в прямых врагов Персии. Постоянные стычки с войсками и флотом шаха вынудили казаков после зимовки под Фарахабатом развернуться на север и идти домой вдоль скудного восточного берега Каспия. Возле Баку в июне 1669 года их нагнала эскадра шаха из 50 кораблей, построенных под руководством присланного из Москвы шотландского полковника Пальмара. Решающий бой состоялся у Свиного острова, но, вопреки ожиданиям, верх в нем взяли разинцы, одержав крупнейшую русскую морскую победу XVII века. Однако сражение дорого обошлось и без того понесшему потери в походе войску Степана Разина. Так или иначе, атаман принял условия милостивой грамоты московского царя Алексея Михайловича, согласившись сдать все пушки и освободить служилых царских людей в обмен на прощение и право вернуться на Дон. До начала полномасштабного разинского восстания, ставшего одним из главных сюжетов Бунташного века, оставались считанные месяцы.

 

170 ЛЕТ НАЗАД

«Господа, седлайте коней!»

Император Николай I опубликовал манифест, направленный против «Весны народов»

В 1848 году сразу в нескольких странах Европы вспыхнули вооруженные восстания, участники которых выдвигали политические требования. В Венгрии, Ломбардии, Венеции, Хорватии и немецких землях движения носили ярко выраженный национально-освободительный характер. Эти выступления вошли в историю как «Весна народов».

Спусковым крючком для начала восстаний стали события во Франции. Король Луи-Филипп I, взошедший на престол 18 годами ранее на волне очередной революции, утратил былую популярность. В феврале 1848-го он потерял власть: восставшие парижане захватили дворец Тюильри и на площади Бастилии сожгли королевский трон, бывший в их глазах главным символом монархии. Надо сказать, что к свергнутому королю российский император Николай I не испытывал никаких симпатий, но сам факт революции и провозглашения республики вызывал у него негодование и неприятие. Когда в Петербург пришло известие о событиях в Париже, он объявил о них прямо на балу со словами: «Господа, седлайте коней, во Франции революция!»

В высочайшем манифесте от 14 марта 1848 года говорилось: «После благословений долголетнего мира запад Европы внезапно взволнован ныне смутами, грозящими ниспровержением законных властей и всякого общественного устройства». Далее особо отмечалось, что «наглость» восставших возрастает «по мере уступчивости правительств». И действительно, в ряде германских государств монархи быстро уступили требованиям демонстрантов и сменили консервативные правительства на либеральные. Николай I считал в наибольшей мере опасными брожения в Австрии и Пруссии, ведь «в безумии своем» развитие событий угрожало уже непосредственно России. Император провозглашал: «…мы готовы встретить врагов наших, где бы они ни предстали, и, не щадя себя, будем в неразрывном союзе с Святою нашей Русью защищать честь имени русского и неприкосновенность пределов наших». В 1849 году Россия пришла на помощь Австрийской империи: Николай I направил в Венгрию войска во главе с генералом Иваном Паскевичем. Венгерское сопротивление было подавлено.

 

120 ЛЕТ НАЗАД

Съезд на девять персон

В Минске состоялся I съезд Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП)

Конец XIX века был временем распространения марксизма по всему миру. В России новое течение нашло приверженцев среди интеллигенции и рабочих, основывавших кружки и «Союзы борьбы за освобождение рабочего класса». В определенный момент их участники пришли к мысли о создании единой социал-демократической партии. Ее учредительный съезд состоялся 1–3 марта 1898 года на окраине Минска, заседания проходили в неприметном деревянном доме на Захарьевской улице.

Отцами-основателями РСДРП стали девять делегатов, чьи имена в советское время вспоминали нечасто. Петербургский, московский, киевский и екатеринославский «Союзы борьбы за освобождение рабочего класса» представляли Степан Радченко, Александр Ванновский, Павел Тучапский и Казимир Петрусевич соответственно. От киевской «Рабочей газеты» на съезд прибыли Натан Вигдорчик и Борис Эйдельман, а представителями Бунда (Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше и России) были Арон Кремер, Абрам Мутник и Шмуэль Кац. Съезд признал органом единой социал-демократической партии «Рабочую газету» и избрал Центральный комитет в составе Радченко, Эйдельмана и Кремера, поручив ЦК составить «Манифест РСДРП». Его написал Петр Струве, который впоследствии разочаровался в марксизме, стал членом ЦК кадетской партии и злейшим врагом большевиков. ЦК РСДРП направил в адрес не представленного на съезде «Союза русских социал-демократов за границей» письмо, где отмечалось: «Принимая во внимание плодотворную литературную деятельность товарищей В.И. Засулич, Г.В. Плеханова и П.Б. Аксельрода, съезд глубоко чтит в них основателей русской социал-демократии». Через несколько дней после съезда шесть его делегатов были схвачены полицией.

Большевики, пришедшие к власти в 1917-м, отсчитывали историю своей партии именно со съезда в Минске, хотя сами будущие большевики на нем не присутствовали и даже это слово – «большевик» – тогда еще никому не было известно.

 

100 ЛЕТ НАЗАД

«Революцьонный держите шаг!»

Александр Блок опубликовал поэму «Двенадцать»

В начале марта 1918-го вышел в свет очередной номер левоэсеровской газеты «Знамя труда» с новой поэмой Александра Блока, которая стала главным литературным событием года. Поэт писал «Двенадцать» в январе этого года, во вьюжные, морозные дни. Закончив черновой вариант поэмы, он записал в дневнике: «Страшный шум, возрастающий во мне и вокруг. <…> Сегодня я – гений».

Блок расслышал «музыку революции», ее стихию, в которой и разбой и самопожертвование, и варварство и святость. В уничтожении старого мира он видел ростки духовного возрождения и призывал: «Революцьонный держите шаг!» Чтобы показать революцию, необходимо было переплавить в поэзию язык «городского дна». И в поэме «Двенадцать» высокая лирика переплетена с ритмами частушки: «Уж я ножичком // Полосну, полосну!..»

Во главе революционного патруля поэт поставил Христа. Этот образ стал поводом не только для споров, но и для проклятий. Блок отбивался от нападок: «Если бы в России существовало действительное духовенство, а не сословие нравственно тупых людей духовного звания, оно давно бы «учло» то обстоятельство, что «Христос с красногвардейцами». Едва ли можно оспорить эту истину, простую для людей, читавших Евангелье и думавших о нем».

Собратья по перу относились к Блоку с давним пиететом, но произведение, в котором он благословил революцию и связал ее с именем Христа, вызвало отторжение многих. Анна Ахматова отказалась выступать на литературном вечере, где должна была прозвучать «кощунственная» поэма. Еще более резкой была реакция Николая Гумилёва, считавшего, что Блок, прославляя революцию, служит Антихристу. Ликовал только нарком просвещения Анатолий Луначарский: революцию поддержал не кто-нибудь, а сам Александр Блок, поэт и интеллектуал высшей пробы и бесспорной славы.

 

50 ЛЕТ НАЗАД

Последний полет

Трагически погиб первый космонавт Земли Юрий Гагарин

Это один из самых трагических дней в послевоенной истории Советского Союза. 27 марта 1968 года в 10:18 утра летчик-космонавт номер один Юрий Гагарин и летчик-инструктор Владимир Серёгин взлетели на учебном самолете МиГ-15УТИ с подмосковного аэродрома Чкаловский. Ничто не предвещало трагедии. В 10:31 Гагарин сообщил на землю, что задание выполнено, и запросил разрешения вернуться на базу. После этого связь прервалась… Обломки самолета и останки пилотов обнаружили в районе деревни Новосёлово, в 18 километрах от города Киржача Владимирской области, в 14:50.

Согласно выводам Государственной комиссии по расследованию катастрофы, экипаж из-за изменившейся в полете воздушной обстановки (подробности не уточнялись) совершил резкий маневр и сорвался в штопор. Несмотря на попытки летчиков вывести машину в горизонтальный полет, самолет столкнулся с землей. Полный отчет комиссии засекречен до сих пор. Что же послужило причиной срыва? Версий немало. Называют и уклонение от другого самолета, шара-зонда или стаи птиц, и попадание в след пролетевшего самолета.

Трудно было примириться с этой трагедией. Человек, первым в мире преодолевший земное тяготение и открывший космическую эру, герой, который стал для граждан Советского Союза олицетворением прогресса и всего лучшего, что было в СССР, погиб в обыкновенном тренировочном полете. Погиб в 34 года. Он был лицом страны – необыкновенно обаятельный, улыбчивый молодой летчик, истинный первопроходец.

В СССР объявили общенациональный траур. Десятки тысяч людей пришли проститься с Гагариным и Серёгиным в Краснознаменный зал Центрального дома Советской армии в Москве. Урны с их прахом были помещены в нишах Кремлевской стены. И зазвучала над страной поминальная песня Александры Пахмутовой и Николая Добронравова:

Судьба твоя – Россия

Да звездные поля,

Да свежая могила

У древнего Кремля.