Сила в «Правде»

Появившись в начале XI века, «Русская правда» на протяжении нескольких столетий оставалась действующим сводом законов. Чем это объясняется? Об этом в интервью «Историку» рассказал кандидат исторических наук, автор работ по истории древнерусского права Сергей Никольский.

Novgorod_torg 1Новгородский торг. Худ. А.М. Васнецов — фото предоставлено М. Золотаревым

Возникшая в эпоху Киевской Руси, «Русская Правда» пережила само Древнерусское государство. Действие ее норм не смогли отменить ни раздробленность русских земель, ни разрушительное нашествие монголов…

– Что послужило причиной составления «Русской Правды»? Когда и почему появилась необходимость в подобной кодификации права Древней Руси?

_DSC7502 1фото — Наталья Львова

– Фундаментальные причины таковы: шел довольно длительный процесс формирования Древнерусского государства.

Очерчивались границы, создавались контуры некоего административного аппарата, системы управления, устанавливались экономические связи (очевидно, что путь «из варяг в греки» скреплял этот регион экономически), со временем была обретена общая идеология, основой которой стало заимствованное из Византии христианство.

Требовалось общее законодательство – им и стала «Русская Правда».

В этом смысле причина ее составления понятна: любое государство должно иметь свое правовое пространство и законы, которые распространялись бы на всех подданных. Появление письменного русского права – это своего рода последний аккорд в процессе установления Древнерусского государства, которое, как это ни парадоксально, вскоре после этого вступает в период раздробленности.

Гораздо более сложный вопрос: почему правовое пространство этого государства возникло так поздно? Почему потребность записать правовую традицию, которая явно бытовала в устной форме, появилась лишь в XI веке?

Причем, возможно, и не в самом начале века, а позже. Существует версия, что древнейшая часть «Русской Правды» – «Суд Ярославль Володимеричь», или «Правда Ярослава», – не была сводом общерусского права, то есть ее действие не распространялось на всю территорию Древней Руси, а таковым, строго говоря, можно назвать только более позднюю редакцию памятника, которая создавалась уже в XII веке, при Владимире Мономахе.

Парадокс в том, что возникновение государства, как правило, напрямую сопряжено с письменной фиксацией права, это характерно для многих других правовых традиций. А на Руси сменилось не одно поколение, прежде чем оформилось общерусское законодательство.

– И как это произошло?

– Прежде всего нужно сказать о самой ранней версии «Русской Правды» – о «Правде Ярослава», которую новгородское летописание приводит под 1016 годом. История такова: князь Ярослав, схлестнувшись со своим братом Святополком Окаянным, идет войной на Киев и ведет с собой свою дружину и новгородцев.

Последние оказывают ему поддержку, несмотря на предыдущие обиды и на то, что часть из них была буквально накануне перебита тем же Ярославом. По окончании похода князь награждает своих сторонников деньгами, и здесь в летописи следует формулировка:

«Дав им правду и устав списав, тако рекши им: по се грамоте ходите…»

OLYMPUS DIGITAL CAMERAВладимир Мономах. Титулярник. 1672

Таким образом, древнейшая часть «Русской Правды» представляет собой набор правовых норм, врученный новгородцам от лица Ярослава в качестве награды и привилегии.

Некоторые наши исследователи в свое время считали, что, скорее всего, «Правда Ярослава» появилась позднее, в 1030-е годы, потому что во время войны с братом было не до издания законов. Но суть заключается в следующем: эти законы были даны в виде дополнительного и очень ценного вознаграждения, о чем свидетельствуют дальнейшие действия новгородцев.

Ведь война в 1016-м вовсе не закончилась, потом произошло еще несколько стычек со Святополком Окаянным, но с тех пор новгородцы самым настойчивым образом поддерживали Ярослава.

Их огромное рвение косвенно подтверждает, что данная им «Правда» существенно повышала их статус и что при другом правителе они этого повышенного статуса лишились бы. Иными словами, у новгородцев был стимул воевать за Ярослава.

Получается, что изначально «Русская Правда» – это некая правовая традиция, которая была распространена на отдельный регион.

А затем начались напластования: в XI веке добавилась «Правда Ярославичей» – сыновей Ярослава Мудрого, уже в начале XII века, при Владимире Мономахе, была составлена так называемая «Пространная Правда». Соответственно, некоего единого акта публикации законченного правового памятника не было, свод законов формировался на протяжении довольно долгого времени.

У меня ощущение, что памятник и впоследствии был «живой»: общий комплекс сложился, но то и дело что-то еще добавлялось. Так что это не Кодекс Юстиниана – раз и навсегда записанный, утвержденный и далее незыблемый. Это развивающееся право.

– Каковы источники этих правовых норм?

– Они весьма разнообразны. В первую очередь, это родоплеменная традиция, обычное для того времени право, к которому все привыкли. Но законодатель все же приложил свою руку: обычное право несколько различалось в разных регионах и его следовало привести к общему знаменателю, что и было сделано.

Кроме того, одним из источников являлся «Закон Русский»: такой термин несколько раз упоминается в «Повести временных лет» – в той ее части, что касается русско-византийских договоров.

Судя по всему, это был неписаный свод правил, определявший, как следует поступать тем и с теми, кто приезжал в Константинополь. Очевидно, что речь шла об элите русского общества: дружинниках и торговцах, а также воинах, которые поступали на службу Византийской империи. Их и оберегало это право.

Поэтому ссылки на «Закон Русский» могут означать ссылки не на некий общий закон в Древней Руси, а лишь на устный обычай узкой элитарной корпорации. Тогда понятной становится и элитарность самих законов, и то, что ими можно было поделиться как привилегией.

Вероятно, в основе «Русской Правды» лежит своего рода «дружинное право». Этим, кстати, можно объяснить обилие терминов, связанных с воинской атрибутикой, в ее древнейшей части: мечи, кони, шлемы – всем этим располагал отнюдь не каждый житель Древней Руси.

Кормчая книга с Русской правдойКормчая книга, включающая самый древний сохранившийся список Пространной редакции «Русской Правды», была составлена в Новгороде около 1282 года — фото: РИА НОВОСТИ

Наконец, еще один источник – это византийское право. Конечно, постоянные контакты с Византией подразумевали некоторое заимствование, однако автоматическое копирование ее опыта не представлялось возможным, поскольку это были совершенно разные правовые традиции. На Руси – родоплеменные и дружинные, а в Византии – многовековая римская юридическая традиция.

– Справедливо ли утверждение, что «Русская Правда» стала первым шагом к искоренению кровной мести в Древней Руси?

– Да, мы впервые встречаем узаконенное ограничение кровной мести именно в «Русской Правде» – до этого ее применение было разрешено. Однако важно понимать, что институт кровной мести все же претерпевал ограничения и в дописьменный период.

В эпоху борьбы родов и группировок не существовало почти никакого различия между индивидуумом и коллективом, к которому он принадлежал. То есть если кто-то убил вашего дядю, вы имели полное право убить не самого убийцу, а, например, его племянника и вполне этим удовлетвориться, потому что совершили то, что требует от вас коллектив, связанный кровными узами. И это не считалось преступлением.

Salic_Law 1Король франков диктует «Салическую Правду». Французская миниатюра XIV века

Первый шаг к ограничению кровной мести – это персонификация преступника: за его деяние отвечает не весь род, а конкретный человек. Да, он подлежит смерти за убийство, но это именно определенный человек, а не род в целом. Такое ограничение подразумевается уже в «Правде Ярослава», где к тому же появляется и четкий список тех, кто имеет право мстить. Самые дальние родственники в этом случае – племянники по брату и сестре. Более дальние уже не могут мстить. Так снимался вопрос о продолжении кровной мести «до бесконечности».

– Что представлял собой судебный процесс согласно нормам «Русской Правды»? Кто принимал в нем участие, как собирались доказательства?

– Процессуальное право (вызов на суд, привлечение к суду) в древнерусском праве практически не было разработано. По крайней мере если сравнивать его, скажем, с римским правом даже на самом раннем этапе развития. Там целые разделы были посвящены процессуальным деталям: можно ли обвиняемого насильно привести в суд, как доставить его в суд в случае болезни, сколько должен длиться суд и т. д.

В «Русской Правде» эта сторона процесса не прописана. Такое впечатление, что ее составителей больше интересовало не то, кто и как участвует в суде, а сколько с этого получит государство, какова будет судебная пошлина.

Ордалии – испытание обвиняемого водой. Миниатюра из швейцарской хроники XVI века

При этом в «Русской Правде» прописаны детали следствия, сбора доказательств и преследования преступника. Поскольку, видимо, это право отчасти построено на прецедентах, неудивительно, что конкретные случаи привязаны к конкретным преступлениям.

Например, появляется понятие «гонение следа», когда представители князя пытаются найти преступника по горячим следам с помощью жителей того места, где произошло преступление.

Там, где кончается след, и должны быть найдены ответчики, если преступник не схвачен. И жители общины должны отвечать за труп, найденный на их территории, если нет очевидного убийцы. А если следы теряются на пустоши, то никто не отвечает.

Такое следственное действие, как очная ставка, фактически отсутствовало, вся система доказательств – это показания «видоков», то есть свидетелей-очевидцев. Был и другой род свидетелей – «послухи», своего рода поручители, которые могли поручиться за репутацию того или иного человека.

В качестве доказательств рассматривались очевидные раны, синяки, выдранные бороды – словом, внешние признаки. В отдельных случаях, когда не было явленных доказательств, истец мог настаивать на клятве. Таким образом, еще одно доказательство согласно «Русской Правде» – клятва одной из сторон…

– Предусматривались ли судебные поединки, а также ордалии – испытания огнем, железом или водой, которые были широко распространены в это время в Европе?

– О судебных поединках, то есть выяснении судебной истины в бою, в «Русской Правде» речи нет. Это даже странно, если считать одним из ее источников так называемое «дружинное право». Поединки упоминаются в более близких нам по времени письменных источниках, причем в связи с запретами на их проведение между местными и иноземцами, – отсюда версия о том, что традиция эта была привнесена на Русь много позднее из-за рубежа.

Тем не менее не исключено, что такой способ доказательств был настолько естественным, что его просто не выносили на рассмотрение князя. Или наоборот: так как князь не был заинтересован в смертоубийстве близких ему людей и предпочитал, чтобы стороны обходились уплатой штрафов, а не наносили увечья друг другу, данный способ выяснения истины находился под запретом. Трудно сказать. Во всяком случае, в Западной Европе в это же время судебные поединки были весьма распространены: их порядок зафиксирован в ранних памятниках права.

ПРИ ИВАНЕ III ЗАВЕРШИЛСЯ ДОЛГИЙ ПРОЦЕСС СОБИРАНИЯ ЗЕМЕЛЬ. Выражаясь современным языком, произошел перезапуск государства. Вполне логично, что этот процесс сопровождался созданием нового общерусского свода законов

А вот ордалии в Пространной редакции «Русской Правды» упоминаются. Людей испытывали железом и водой, и даже особо был прописан каждый конкретный случай. Так, если ответчик искал свидетелей и не находил их, а истец обвинял его в убийстве, то дело решало испытание железом.

За воровство, когда не было поличного, а ущерб по иску составлял более полугривны золотом, подозреваемого также, чтобы получить доказательства, подвергали испытанию железом. В менее суровых случаях – испытание водой.

Скорее всего, речь в этих статьях идет о горячей воде и раскаленном железе. То есть когда свидетелей или очевидных доказательств не было, то человека могло ждать испытание железом или водой, но только если дело касалось убийства или крупной кражи.

– «Русская Правда» была общерусским правовым кодексом на протяжении почти 500 лет, пока не появился Судебник Ивана III, который, кстати, также частично базировался на ее опыте. Как вы думаете, в чем причина такого долгожительства?

– Раз в течение стольких лет ничего нового не появлялось, значит, не было в том необходимости. Вскоре после правления Владимира Мономаха началось дробление территории Древней Руси, которое со временем приобретало все больший и больший масштаб. Единого государства теперь не существовало, но сохранялась единая актуальная правовая традиция.

В этом смысле «Русская Правда» воспринималась как своего рода авторитетная, освященная древностью инструкция, которая, впрочем, позже стала включать в себя и некоторые региональные нормы. При Иване III завершился долгий процесс собирания земель.

Фактически, выражаясь современным языком, произошел перезапуск государства. Вполне логично, что этот процесс сопровождался созданием нового общерусского свода законов.

P1775 1Иван III. Титулярник. 1672

Впрочем, Судебник не отменял собою прежнюю «Русскую Правду». Даже более того, в него не попало многое из того, что теоретически могло бы туда попасть: нормы «Русской Правды» были привычны и очевидны и продолжали действовать. Между прочим, сохранился всего один список Судебника 1497 года, на смену которому уже в 1550-м пришел новый, расширенный Судебник Ивана Грозного.

– До какого времени «Русская Правда» не теряла своей актуальности?

– Мне кажется, что ее нормы были актуальны, причем на официальном и неофициальном уровнях, до начала XVII века, а возможно, и даже после Смуты, вплоть до появления в 1649 году Соборного уложения.

Да и в Уложении нигде не прописано, что нормы «Русской Правды» отменяются, поскольку все это настолько прочно вошло в обиход, что, вероятно, какие-то мелкие советы «Русской Правды» в крестьянской среде (на уровне самоуправления, когда старосте или помещику нужно было разобраться в бытовых проблемах) могли использоваться по инерции и еще позднее.

Со временем отдельные ее положения стали чем-то большим, нежели просто правовыми нормами, они превратились в обычай и передавались устно из поколения в поколение.

Беседовал Никита Брусиловский

XI ВЕК