Сателлиты Германии в битве на Волге

Сталинградская битва прочно вошла в массовое сознание как грандиозное противостояние гитлеровской Германии и Советского Союза. Между тем это не совсем так…

 Р†бз•в Ѓа㧮п Bofors 80mm 29mБойцы 2-й венгерской армии на советском фронте. 1942 год

Если советский народ защищал Сталинград в одиночку, то плечом к плечу с немцами сражались регулярные части, а также коллаборационистские подразделения многих европейских государств. Без участия сателлитов Германии сражение за волжскую твердыню не было бы столь долгим и кровопролитным.

Участники «крестового похода»

В том, что в 1942 году итальянцы и венгры, румыны и хорваты, а также эстонцы из 36-го полицейского батальона оказались вдали от дома на берегах Дона и Волги, обычно обвиняют Адольфа Гитлера. Однако, не снимая ответственности с главного преступника ХХ века, нельзя забывать о том, что в войну против Советского Союза в июне 1941-го Италия, Румыния, Венгрия, как и Словакия и Финляндия, вступили по собственной инициативе. Более того, до поражения под Москвой фюрер не проявлял излишней требовательности к сателлитам. Он сам, немецкие фельдмаршалы и генералы были убеждены, что с Красной армией вермахт справится своими силами, что война с СССР будет непродолжительной и, скорее всего, не позднее осени 1941 года завершится очередным триумфом германского оружия.

В этом же были абсолютно уверены и руководители государств гитлеровского «Евросоюза», наперегонки спешившие принять участие в «крестовом походе» против большевизма и СССР.

Италия вступила в войну 22 июня 1941 года. В августе на Восточный фронт прибыл состоявший из трех дивизий Итальянский экспедиционный корпус в России. После поражения немцев под Москвой Бенито Муссолини увеличил численность направленных против Советского Союза войск, сформировав 8-ю армию, насчитывавшую 7 тыс. офицеров и 220 тыс. солдат. Ею командовал генерал Итало Гарибольди. Эта армия участвовала в Сталинградской битве с самого ее начала. Также в сражении на Волге были задействованы итальянские истребители и транспортные самолеты. Небезынтересно, что один из транспортных самолетов пилотировал командующий итальянскими ВВС на Восточном фронте бригадный генерал Энрико Пецци. 29 декабря 1942 года он был сбит в районе Черткова и посмертно награжден золотой медалью «За воинскую доблесть».

В один день с Берлином и Римом войну СССР объявил Бухарест. В июле 1942-го две трети всех румынских сил на Восточном фронте было сосредоточено на сталинградском направлении. Во главе 3-й румынской пехотной армии общей численностью 163 700 человек (из них 11 200 немцев) стоял генерал-лейтенант Петре Думитреску. К 10 октября она обосновалась на позициях между 6-й немецкой и 8-й итальянской армиями севернее Сталинграда на участке Клетская – Вешенская.

4-я румынская пехотная армия, насчитывавшая 75 580 человек, под командованием генерал-лейтенанта Константина Константинеску обороняла полосу шириной 280 км южнее Сталинграда.

В Сталинградской битве принимали участие и 235 самолетов румынских королевских ВВС, обеспечивавших поддержку 6-й немецкой и 3-й румынской армий у излучины Дона.

Венгрия вступила в войну против Советского Союза чуть позже, 27 июня 1941 года. Через три дня ее войска перешли нашу границу. В Сталинградской битве Венгрия была представлена 250-тысячной 2-й пехотной армией во главе с генерал-полковником Густавом Яни. В ходе летнего наступления, потеряв 21 тыс. солдат и офицеров, она вышла к Дону и в июле заняла оборону на западном берегу реки между Павловском и Воронежем.

Для того чтобы по достоинству оценить роль союзников и сателлитов Третьего рейха в Сталинградской битве, надо взглянуть на карту, зафиксировавшую расстановку сил противоборствующих сторон накануне контрнаступления советских войск в ноябре 1942 года. На левом фланге группы армий «Б» (ею командовал генерал-полковник Максимилиан фон Вейхс), расположенном северо-западнее Воронежа, в полосе шириной 210 км действовала 2-я немецкая армия. Южнее ее, в основном по рубежу Дона, на фронте протяженностью 190 км оборонялась 2-я венгерская армия. С ней соседствовала 8-я итальянская, занимавшая полосу шириной 180 км. К итальянцам примыкала 3-я румынская армия, ответственная за полосу в 170 км, а далее, у станицы Клетской, начинались позиции 6-й немецкой армии под командованием генерал-полковника Фридриха Паулюса. В ее состав входил 369-й хорватский пехотный полк. 6-я армия занимала участок в 140 км, своим правым флангом упираясь в Сталинград. Южнее ее, в полосе шириной 50 км, действовала 4-я танковая армия вермахта под командованием генерал-полковника Германа Гота. Замыкала позиции Германии и ее сателлитов 4-я румынская армия.

Таким образом, венгерские, итальянские и румынские части и подразделения, обороняя растянувшиеся на сотни километров фланги германских войск, дали возможность главным силам гитлеровской коалиции на сталинградском направлении – 6-й пехотной армии Паулюса и 4-й танковой армии Гота – сконцентрироваться и нанести мощнейший удар по Сталинграду.

Войска второго сорта

Немецкое командование отвело своим сателлитам важную, но все же вспомогательную роль в сражении за волжскую твердыню. И это не случайно: в отношении военного опыта и профессиональной выучки итальянские, венгерские и румынские войска сильно уступали германским. Несравним был и боевой дух гитлеровцев и их пособников. Наконец, вооружены войска сателлитов были гораздо хуже войск вермахта. В этом плане показательно оснащение армий танками и самоходными артиллерийскими установками. 8-я итальянская армия располагала лишь легкими танками, танкетками и 47-миллиметровыми штурмовыми орудиями «Земовенте». На вооружении 2-й венгерской армии находились легкие танки и зенитные самоходные установки «Нимрод». И только румынские войска наряду с легкими имели средние танки Т-III и Т-IV.

!П•еЃв®≠жл 4-© агђл≠б™Ѓ© †ађ®® ≠† Ѓв§ле• г САУ StuG III

Пехотинцы 4-й румынской армии на дороге под Сталинградом. 1942 год

Впрочем, солдат и офицеров союзных Германии армий больше всего возмущало не то, как их вооружали, а то, как их кормили. Приведем свидетельство американского журналиста и писателя Эдгара Сноу, зафиксировавшего свой разговор со сдавшимся в плен под Котельниковом румынским воином Александром Николаи.

«Николаи с точностью до грамма запомнил разницу между немецкими и румынскими пайками.

– Немцы получают восемьсот граммов хлеба в день, а мы пятьсот; им выдают шесть сигарет, а нам три; они пьют водку и бренди, а если румын попросит у них выпить, то они пинают его или бьют по голове.

– Тогда почему же вы воюете, Николаи?

– Я скажу вам почему. Если ты не выполнишь приказ, тебе всыпят по заднице двадцать пять ударов плетью. Я свои двадцать пять плетей получил, долго не забуду! Хорошо, что я попал в плен».

Нельзя не признать, что основания смотреть на румын пренебрежительно и свысока у немцев были. Так, майор вермахта Гельмут Вельц подробно описал события того дня, когда ему довелось принять на себя командование двумя румынскими ротами. Царившие в них порядки шокировали немецкого офицера.

«Передо мной стоят два джентльмена в высоких зимних румынских шапках. Это командиры двух подчиненных мне румынских рот, – рассказывал майор. – Их окутывает целое облако одеколона. Несмотря на свои усы, выглядят они довольно бабисто. Черты их загорелых лиц с пухлыми и бритыми щеками расплывчаты. Мундиры аккуратненькие и напоминают не то о зимнем спорте, не то о файф-о-клоке или Пикадилли: покрой безупречен, сидят как влитые, сразу видно, что шили их модные бухарестские портные. Поверх мундиров овчинные шубы. После того как в большой излучине Дона я видел деморализованные, бегущие румынские части, их вид меня поражает. Такого упитанного и хорошо одетого подкрепления я никак не ожидал».

Однако очень скоро немец понял, что сытыми и хорошо одетыми в румынской армии были только офицеры. Вельц оставил для истории весьма любопытную картину румынского воинства: «Кругом, как тени, исхудалые солдаты – обессиленные, усталые, небритые, заросшие грязью. Мундиры изношенные, шинели тоже. Повязки на головах, ногах и руках встречаются нам на каждом шагу – лицо доктора выражает отчаяние… Сворачиваем за угол, и я останавливаюсь как вкопанный. Глазам своим не верю: передо мной тщательно встроенная, защищенная с боков от ветра дощатыми стенами дымящаяся полевая кухня, а наверху, закатив рукава по локоть, восседает сам капитан Попеску и в поте лица своего скалкой помешивает суп».

Вечером Вельц узнал от румынских солдат: «Попеску не случайно орудовал сегодня у котла полевой кухни, это он делает изо дня в день. Сам распределяет сухой паек, сам варит, сам выдает еду. У него тут есть своя особая система. Прежде всего наполняются котелки офицеров – мясом и бобами, почти без жидкости. Потом очередь унтер-офицеров. Они вылавливают из котла остатки гущи. А все, что остается, – теплая безвкусная вода – идет рядовым…»

Широко применялись в румынской армии побои и телесные наказания. Вельц констатировал: «Даже за малейшую провинность проштрафившегося кладут на скамейку и секут. От этого старого метода не отказывались даже сейчас, после суровых боев и панического отступления. Солдат все равно получит свою порцию побоев – неважно, раненый он или больной, обмороженный или даже подвергшийся ампутации».

Неудивительно, что немцы воспринимали румын, итальянцев и венгров как войска второго или третьего сорта. Это отношение исчерпывающе охарактеризовал генерал-фельдмаршал Герд фон Рундштедт: «Румынские офицеры и нижние чины не выдерживают никакой критики; итальянцы просто ужасны, а венгры только и мечтают поскорее возвратиться домой».

Бегство шакалов

19 ноября 1942 года Красная армия перешла в контрнаступление. Замысел Ставки Верховного главнокомандования состоял в том, чтобы ударами трех фронтов: Юго-Западного, Донского и Сталинградского, которыми командовали генерал-лейтенант Николай Ватутин, генерал-лейтенант Константин Рокоссовский и генерал-полковник Андрей Еременко соответственно, – прорвать оборону войск, прикрывавших фланги 6-й армии Паулюса, и продолжить наступление по сходящимся направлениям с целью окружения и уничтожения противника.

Прежде всего советским войскам удалось сломить позиции 3-й румынской армии, обратив ее в бегство. Немецкие мемуаристы хором винят своих союзников в том, что они почти не оказывали сопротивления, заботясь лишь о своем спасении. Офицер люфтваффе Ганс Рудель, который в ноябре 1942 года своими глазами видел паническое отступление румын с передовой, вспоминал: «На следующее утро после получения срочного сообщения наша авиаэскадра вылетела в направлении плацдарма в районе Клетская… Мы летели на небольшой высоте. Но что это за войска движутся нам навстречу? Ведь до цели еще полпути! Это толпа солдат в коричневой форме. Русские? Нет, румыны. Некоторые из них даже бросают свои винтовки, чтобы легче было бежать. Удручающее зрелище, но мы готовимся к худшему. Мы летим вдоль двигающейся на север колонны и выходим в район артиллерийских позиций наших союзников. Орудия брошены в полной исправности, около них лежат боеприпасы».

map2

Гитлеровцы не церемонились с сателлитами, пытавшимися бежать или сдаться в плен. Боец 1034-го стрелкового полка 293-й стрелковой дивизии 21-й армии Мансур Абдулин описал одну из попыток войск противника вырваться из окружения: «В первом ряду идут румыны, во втором – немцы, в третьем – мадьяры, а за ними опять немцы. На нейтральной полосе произошла страшная картина: румыны, мадьяры подняли руки вверх, а немцы стали их расстреливать». Хотя едва ли там были венгры (мадьяры). Возможно, Абдулин спутал их с хорватами. Но нарисованная им картина впечатляет…

В районе станицы Распопинской в окружение попало 40 тыс. румынских солдат и офицеров. Возглавивший их командир румынской 6-й пехотной дивизии генерал-майор Михай Ласкар попытался вывести людей из окружения. Но безуспешно: прорваться тогда удалось немногим; 27 тыс. солдат и офицеров, в том числе и сам Ласкар, были пленены; остальные погибли. Любопытна дальнейшая судьба этого генерала. До 1945 года он находился в советском плену. Получив свободу и вернувшись на родину, осенью 1946-го он стал министром обороны Румынии.

Не выдержала советского контрудара и 4-я румынская армия. Три ее дивизии были разгромлены, а 20-я пехотная и 1-я кавалерийская дивизии вместе с немцами оказались в сталинградском «котле». Сохранившие боеспособность части армии принимали участие в операции «Зимняя гроза» – неудачной попытке деблокировать войска, окруженные в Сталинграде.

16 декабря мощь Красной армии испытали на себе итальянцы. Поначалу они упорно сопротивлялись, но к концу третьего дня боев дрогнули. Итальянский майор Джусто Толлои вспоминал:

«18 декабря к югу от Богучара сомкнулось кольцо сил, действовавших с запада и с востока… Многие штабы начали сниматься с места, теряя всякую связь с войсками. Части, атакованные танками, пытались спастись бегством… Артиллерия и автомашины были брошены. Многие офицеры срывали с себя знаки различия, солдаты бросали пулеметы, винтовки, снаряжение. Всякая связь оказалась нарушенной».

24 декабря разгром основных сил итальянской армии был завершен. По официальным данным итальянского Генерального штаба, с 11 декабря 1942 года по 31 января 1943 года 8-я армия на советском фронте потеряла убитыми, пропавшими без вести и пленными 84 830 человек, 29 690 – ранеными и обмороженными. Это равнялось 60% офицерского и 49% рядового состава армии до начала наступления.

Быстрому разгрому подверглись и венгерские части. Командующий 2-й армией генерал-полковник Яни под угрозой расстрела запретил отступление. Это не подействовало, и вскоре тот же Яни не счел нужным скрывать эмоций в своем приказе: «Бесчестьем является то малодушное, бездумное, трусливое бегство, которое мне пришлось увидеть».

Не в пример венгерскому генерал-полковнику геббельсовская пропаганда, в русле которой следовали и СМИ сателлитов Третьего рейха, до последней возможности пыталась скрыть катастрофическое положение, в котором оказались под Сталинградом войска Германии, Италии, Венгрии и Румынии. Так, газета «Буковина», официальный печатный орган румынской оккупационной власти на территории Северной Буковины (Черновицкая область УССР), 22 января 1943 года опубликовала статью «Наступление отчаяния». Ее автор, некий И. Мандюк, голословно утверждал:

«Наша священная война продолжается. Коммунисты в отчаянии бросают в бой все имеющиеся резервы не столько с верой в возможность изменить ход войны, сколько с желанием показать своим англо-американским союзникам, что Москва еще располагает силами. Без сомнения, ресурсы, какими обладает Россия, впечатляют. Большевики в отчаянии полагаются на эту зиму и не считаются с людскими жизнями и техникой в надежде хоть как-то изменить ситуацию на фронте. Это лишний раз доказывает, что мы наблюдаем за последними шагами Москвы. Прочитайте последние приказы И. Сталина, и вы поймете всю степень отчаяния коммунистов, если они дошли до того, что бросают в бой детей 16 лет и стариков до 60 лет, а также формируют женские батальоны для борьбы на первой линии обороны. Поэтому это – наступление отчаяния. Большевизму остались считанные дни».

!Ив†Ђмп≠б™®• ® ≠•ђ•ж™®• ѓЂ•≠≠л• ҐлеЃ§пв ®І Св†Ђ®≠£а†§†Итальянские и немецкие пленные выходят из Сталинграда после капитуляции. 1943 год

Через считанные дни пророчество гитлеровского приспешника сбылось с точностью до наоборот: Сталинградская битва завершилась капитуляцией армии Паулюса и союзников Германии. В Третьем рейхе и в Румынии был объявлен траур. На многих зданиях в городах, на кораблях и даже в комендатурах концлагерей были приспущены флаги, из радиоприемников звучала только траурная музыка.

Суровой зимой 1942–1943 года сателлиты Германии принялись судорожно искать способы скорейшего выхода из войны. В декабре 1942-го писатель Илья Эренбург заметил:

«В старой индийской песне говорится: «Когда тигр идет на охоту, его сопровождают шакалы и даже птички. Когда тигр убегает от охотника, никто с тигром не знаком».

Тигр еще не убегает. Но некоторые перелетные птички уже улетели на юг. А разномастные шакалы начинают жалеть о дурных знакомствах».

В боях под Сталинградом собранные со всей Европы разномастные шакалы утратили веру в победоносное завершение «крестового похода» на восток. Приближался распад гитлеровской коалиции, и это было важнейшим результатом Сталинградской битвы.


Олег Назаров,
доктор исторических наук

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

kiga_chto_pochitat

ЗАЛЕССКИЙ К.А. Кто был кто во Второй мировой войне. Союзники Германии. М., 2003
Крестовый поход на Россию. Сб. статей / Ред.-сост. М. Чернов. М., 2005

XX ВЕК
ВОВ