«Самая лучшая и плодоноснейшая земля»

Именно с этой целью Военной коллегией оперативно была выпущена переводная книга под названием «Клееманово путешествие из Вены в Белград и Новую Килию, також в земли буджатских и нагайских татар и во весь Крым, с возвратом чрез Константинополь, Смирну и Триест в Австрию. В 1768, 1769 и 1770 годах, с приобщением описания достопамятностей крымских».

Купец Николаус

Об авторе книги Николаусе Эрнсте Клеемане (1736–1801) известно не очень много. Он был австрийским купцом и путешественником. По некоторым данным, занимался торговлей табаком. В 1768–1770 годах Клееман на собственном корабле предпринял путешествие на Восток с целью наладить торговые контакты с Крымом и Турцией. По возвращении домой торговец подготовил и выпустил книгу о своих странствованиях. Она имела определенный успех. Первое издание появилось в Вене в 1771 году, за ним последовало иллюстрированное лейпцигское издание 1773 года, а в 1783-м сочинение Клеемана вновь было напечатано в столице Австрии. В 1780 году в швейцарском Невшателе, который являлся крупнейшим центром франкоязычного книгоиздания, труд Клеемана вышел в переводе на французский язык. Невшательское издание и стало источником для русскоязычной версии 1783 года.

Стоит упомянуть, что о Клеемане в России слышали и ранее. Русский посланник в Вене князь Дмитрий Голицын еще в 1776 году раздобыл записку австрийского негоцианта «Об учреждении торговли из Вены в Левант и Крымскую Татарию, с приложением вытекающих отсюда выгод для императорских королевских наследственных земель». В ней Клееман предлагал основать Левантийскую торговую компанию, которой следовало заручиться покровительством турецких султанов и крымских ханов. Предметами импорта из Османской империи и Крымского ханства в австрийские земли должны были стать хлопок, шелк, кожи, каучук, шерсть верблюда и другие товары. В комментарии, приложенном к записке русским дипломатом, отмечалась некоторая сумбурность текста Клеемана, но указывалось, что России также могут быть интересны аналогичные торговые контакты.

«Клееманово путешествие», рассказывающее о природе Крыма, его государственном устройстве, производстве и торговле, подходило для того, чтобы дать российской образованной публике довольно полное представление о новых владениях империи. В качестве переводчика этой книги выступил капитан Иван Иванович Одинцов. Он также не относится к числу широко известных общественных деятелей XVIII столетия. Родился Одинцов, видимо, в 1755 году; обучение проходил в гимназии при Петербургской академии наук, которую окончил в 1769-м. Поступил на военную службу. В 1782 году в Петербурге вышел в свет его первый перевод – обширный том под названием «Польский летописец с 964 по 1764 год». Издание открывалось пространным посвящением всесильному Григорию Потемкину. Первая часть книги, охватывающая события с 964 по 1733 год, была переведена Одинцовым, а вторая, описывающая правление короля Августа III (1733–1763), – литератором, издателем журналов Василием Рубаном. Последний многие годы служил секретарем Потемкина, руководившего в том числе и Военной коллегией. Вероятно, при покровительстве своего соавтора в 1783 году Одинцов был определен на должность секретаря этого ведомства. Возможно, перевод «Клееманова путешествия» стал одним из его служебных заданий.

«Совершенное и обстоятельное описание»

Специальная глава труда Клеемана посвящена географии и природе Крымского полуострова. Она так и называется – «Описание Крыма». В ней интересующийся новыми землями Российской империи мог прочитать: «Во время девятимесячного моего пребывания в Крыму, как я видел большую часть городов и проехал почти всю область, то думаю, что в состоянии дать совершенное и обстоятельное описание. Сей полуостров лежит под 48 градусом северной широты. Он имеет в своей окружности 93 мили немецких, или 187 миль с половиною французских. Названия ж городов и крепостей суть следующие:

Кафа [Феодосия. – А. С.], столица и купеческий город с гаванью.

Керчь, близ Ора.

Яниколь [Ени-Кале. – А. С.] с крепостью.

Арабат, небольшая крепость.

Ор, или Перекоп, на границе крепость.

Гозлев [или Гёзлев, Евпатория. – А. С.] с рейдою и небольшою гаванью.

Балуклава с рейдою.

В землях находятся Бакчисарай, столица ханская, Ахметшит [возможно, Акмесджит; впоследствии Симферополь. – А. С.], Карасу [или Карасубазар, Белогорск. – А. С.] и развалины старинного города Ески-Крыма [Эски-Кермена. – А. С.], который и поныне еще есть большая деревня.

Женевцы [ошибка переводчика, имеются в виду, вероятно, генуэзцы. – А. С.] некогда были сильными владетелями сей земли, где они состроили город довольно знатный, дабы возможно было отправлять там во всякой безопасности славную торговлю.

В сей город приезжали народы из Новой Европейской Турции, Москвы, Астрахани, Бухлазы, Черкасии, Георгии, Азии и протчих; и как по большей части не имели денег, то меняли товары на товары. Легко вообразить себе можно, сколько сия торговля должна быть прибыточна и важна. Наконец женевцы, будучи обеспокаиваемы нападением от татар, мало-помалу были выгнаны из всех городов и принуждены бежать в Кафу. Спустя 30 или 40 лет по взятии Константинополя, ежели поверить можно Бишингу [имеется в виду географ и преподаватель Антон Фридрих Бюшинг (1724–1793). – А. С.], то в 1474 году [на самом деле в 1475-м. – А. С.] турки овладели сим городом и прекратили торговлю женевцам и армянам в Крыму.

Сия земля весьма плодоносна, выключая холмов и высоких гор, из коих некоторые делают небольшое число кустарников и пустых мест, а лесу почти совсем нет. Вид, представляющий долины, рассекаемые холмами, весьма приятный. Оная земля изобильна в ручьях, в которых вода весьма прозрачная, текущая по песку. Домы крестьянские по большей части поставлены весьма близко; крестьяне живут в деревнях, в хороших местах лежащих, которые, будучи весьма многочисленны и не в дальнем друг от друга расстоянии, окружены садами, кипарисными и протчими деревьями. Там хотя и великое количество растет винограду и протчих плодов, однако ж их мало употребляют. Им бы удобнее было упражняться в произращении многих других растений, однако ж они о том нимало не радеют, почему надлежит им быть сколько упрямым, столько и ленивым. Вино, которое они делают, довольно изрядное и искусное, и иногда весьма продают оное дорого. Вообще прежде войны съестные припасы продавались за дешевую цену, и Крым не был тогда отягощаем столь великим множеством турецкого войска; одно око [око, или окка, – мера веса в Османской империи, равная 1,28 кг. – А. С.] масла стоило 8 пар [пара – серебряная монета, ходившая в Османской империи, в частности в Крыму. – А. С.], говядины – 2 пары, 20 или 30 яиц – одна пара, большая индейка – 7 пар, старая курица – 3 пары, око хлеба – 4 аспры [аспра, или акче, – мелкая серебряная монета. – А. С.], око хорошего вина – 5 аспр и так далее.

Зайцев и птиц великое множество, и ездить на охоту дозволено всем.

Там находятся в горах волки и кабаны, и дабы воспрепятствовать сим последним умножаться, то их бьют, но только не едят, и самые християне имеют некоторое отвращение от их мяса.

Куликов, дроздов и протчих птиц там тоже довольно; а как жители той земли оных совсем не употребляют в кушанье, то и не знают, каким образом их готовить надобно.

Кряж гор, составленный из крутых камней, которые один другого выше, начинается весьма близко от Кафы и простирается вдоль с полуденной стороны даже до самой средины Крыма.

Воздух и климат весьма здоровый, и северный ветер во время зимы причиняет великую стужу потому более, что с северной стороны совсем нет гор, а только долины.

Жители вообще там живут весьма долго, и хотя весьма немолоды, однако ж и глубокая старость их не ослабевает. У них нет совсем никаких лекарств, в рассуждении чего, выключая только весьма простых средств к излечению, совсем не знают, в чем состоит врачебная наука.

Крымские татары почитаются между турками правоверными в законе махометанском, и почти все храбрые и честные люди. <…>

Учреждения полиции сделаны для городов весьма разумные, ибо в мирное время можно путешествовать везде без малейшей опасности и весьма редко случалось, чтобы когда кого на дороге грабили».

«Свержения бывают частые»

Клееман уделил особое внимание образу правления и особенностям устройства и передачи власти в Крымском ханстве. «Ханы Малой Татарии выводят свое поколение от Чингис-Гана, коего потомство действительно обладает в Китае и в Великой Татарии. Они гнушаются всяким другим родословием, и никакой род не мог бы их прославить, как оный.

В сходствие трактатов, ханами с Портою заключенных, турки имеют право их назначать и отдают честь татарскому дворянству их утверждать всякой раз, и сие дворянство, боясь, чтоб не прогневить Порту, редко в чем ей противуречит. Между тем когда султан, в военное ли время или в другом случае, возымеет нужду в чрезвычайной помощи, то тогда только, после политических рассуждений, позволяет дворянству выбирать себе владетеля, коего он и утверждает.

Хан татарский управляет полуостровом Крымом, Татариею Нагайскою и Буджацкою.

Все сии соединенные земли делают обширное владение. Крым, в рассуждении своей торговли, скота, вин и других произрастений, есть самая лучшая и плодоноснейшая земля.

Татария Нагайская отделяется от Крыма границею, лежащею недалеко от Ора, или Перекопа, весьма пространная. Жители оной единственно имеют упражнение в скотоводстве и хлебопашестве. Масло, мед, воск и хлеб вывозятся в большем количестве из сей земли в гавань Крымскую, откуда отвозятся в Константинополь.

Татария Буджацкая хотя не столько обширна, однако ж плодоносна. Сии татары изобилие свое отвозят в Бендеры, Акерман [Аккерман, Белгород-Днестровский. – А. С.], Килию и проч. Власть хана, простирающаяся на разные сии земли, не совсем ограничена, но, напротив того, во многих случаях весьма умалена. Дворянство и чернь признают его своим государем и исполняют повеление всякой раз, есть ли только не нарушит обязательств, с ними учиненных.

Дворянство, составляющее совет хана, управляет совокупно с ним Крымом. Столица его в мирное время в Бакчисарае, и двор его посредственно многочислен и великолепен. <…>

Власть хана, так как я сказывал, во многих случаях ограничена. Он не может объявить войны без согласия дворянства, а особливо князей, также и не может быть судьею ни над каким султаном [здесь Клееман имеет в виду «принцев крови», членов ханского рода. – А. С.], но они судятся знатными дворянами, кои одни и имеют право осуждать на смерть человека таких степеней. Когда хан издает повеления, противные законам, то князья и вельможи могут тому противиться и он принужден оные оставлять. Доходы его весьма посредственные, к коим ежели присовокупить, что он получает в прибавок от Порты, то не более простираются как до трех миллионов бешлыков [бешлык составляет две копейки с денежкою. – Прим. переводчика]. Сия сумма недовольна и для многих князей, старающихся учинить двор свой великолепным; почему они и принуждены искать для того другие средства.

Доход их обыкновенный собирается с монетных дворов, соляных варниц, таможен, и такой, какой они имеют с некоторых в подданстве находящихся християн. <…>

Когда свержен будет хан, то наследнику по нему не может никто оказать ни малейшего недоброжелательства и старается уступать ему место, отъезжая неукоснительно в место своей ссылки или в земли, коими в Ромелии [на территории нынешней Болгарии. – А. С.] многие владеют, или на какой-нибудь остров Средиземного моря.

Сии свержения бывают весьма частые, и есть ли предвидится какое к тому затруднение, то находят другое средство принудить отречься от ханства. Меня уверяли, что весьма редко случается, чтобы из сих разных князей мог каждый владеть 7 или 8 лет. Сии частые перемены происходят от множества султанов [членов правящего рода. – А. С.], всегда готовых наследовать престол, из коих часть обитает в Крыму, где они владеют некоторыми городами и селами, в Ромелии, а протчие рассеяны по разным провинциям.

Лекарь Бланшет уверял меня, что во время 10 лет пребывания его у татар было их по крайней мере 100, а ныне числом простирается более нежели до двухсот человек.

Нет ни одного из сих князей, который бы не надеялся когда-нибудь сделаться ханом. Жребий их единственно зависит от Порты, которая в то достоинство назначать может; почему и употребляют они всякие хитрости и клеветы очернить владетеля, стараясь сим средством сослать его в ссылку, свергнуть или осудить на смерть».

«Для отправления купечества весьма выгоден»

Естественно, Клеемана как коммерсанта занимал вопрос о возможности ведения торговли с Крымом. В главе «О коммерции Малой Татарии и соседственных земель» он отмечал: «Полуостров Крым положением своего места для отправления купечества весьма выгоден. Он был в цветущем состоянии во время генуесцов, в которое изобиловал великими богатствами. Как Порта имеет одна власть в плавании по Черному морю и под некоторым политическим видом запрещается ездить никому по оному под другим каким флагом, то генуеское купечество, бывшее прежде столь знатное, пришло в упадок и весьма умалилось».

Австрийский наблюдатель писал об активности французских торговцев на крымском направлении. «Желательно бы было, – подчеркивал он, – чтоб немецким купцам пожертвовать некоторою довольно знатною суммою к предприятию в Крыму торговли, способной снабдить сей полуостров и соседственные земли товарами, свойственными как для их жителей, так и для купцов, с коими бы удобно им было установить коммерцию в меновых весьма прибыточных товарах».

Далее купец перечислил те товары, которые можно было бы экспортировать на полуостров и поставлять оттуда. «В самом Крыму отправление торга в железе весьма знатное; татары не могли бы без оного обойтись и покупают за дорогую цену, – отмечал Клееман. – Товары, привозимые из Крыма, состоят в воске, масле, смушках и других мехах, кожах, сафьянах, лошадях, невольниках и проч.». Любопытно, что австриец посчитал нужным дать более подробную характеристику некоторым видам товаров. Так, он уточнил: «Крымское масло есть самое лучшее, и ежели в хорошую пору достанешь оное у нагайских татар, то можно его перепродать не только с выгодою в Крыму, но и в Константинополе. Сие масло чрезвычайно хорошее и такое же, какое в Немецкой земле, Лейпциге и Голландии».

Завершала «Клееманово путешествие» глава, рассказывающая о мерах веса и денежных единицах, использовавшихся в Крыму. Данная информация также несомненно была полезна россиянам, собиравшимся побывать в новых владениях империи.