Рыцари Железного Феликса

Кто шел на службу в ВЧК в первые годы советской власти? Кого брали, а кого не брали в чекисты? Об этом «Историку» рассказал кандидат исторических наук Олег КАПЧИНСКИЙ

Наталья Львова

Едва ли не главной проблемой, с которой столкнулись взявшие власть в России большевики, стала проблема кадровая. Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК) в этом смысле не была исключением. В книге «Гвардейцы Ленина. Центральный аппарат ВЧК: структура и кадры» Олег Капчинский подробно проанализировал кадровый состав комиссии в 1917–1922 годах. Жизненный путь некоторых чекистов оказался столь извилистым и богатым на события, что вполне бы мог стать основой для романа, детектива или киносценария.

Верность – главное качество чекиста

– Прорабатывался ли до революции, хотя бы теоретически, вопрос о необходимости создания революционной спецслужбы?

– Большевики, конечно, помнили о якобинском терроре и о боровшемся с контрреволюцией Комитете общественной безопасности, который существовал при Национальном конвенте во Франции. Но до революции вопрос о создании подобного органа они не прорабатывали. Более того, специализированный орган по борьбе с контрреволюцией противоречил ленинской концепции государства-коммуны, которое должно было возникнуть после революции. В работе «Государство и революция» Владимир Ленин призвал к слому полицейского аппарата и передаче всех государственных функций, в том числе и по борьбе с контрреволюцией, народу и образованным им Советам. А если после революции власть окажется у большинства населения, полагал Ленин, то оно само подавит сопротивление эксплуататоров и специальный аппарат для этого не потребуется. Вождь большевиков думал так и в первый период после прихода к власти. Но жизнь заставила Ленина изменить взгляды. Обращаю ваше внимание на то, что ВЧК появилась спустя полтора месяца после прихода большевиков к власти.

Феликс Дзержинский (в центре) с членами коллегии ВЧК. 1919 год / East news

– Какой была первоначально организационная структура ВЧК?

– Первоначально создали три отдела: Организационный (связь с Советами и другими революционными организациями), Отдел по борьбе с контрреволюцией и саботажем и Информационный (сбор политической информации). Через четыре дня был образован Отдел по борьбе со спекуляцией. 20 марта 1918 года появился и Отдел по борьбе с преступлениями по должности. Он занимался не только пресечением саботажа старых специалистов, но и преступлениями советских служащих. При этом отделе был учрежден подотдел по борьбе с уголовной преступностью. Позже возник Иногородний отдел. В его задачи входило инструктирование сотрудников создававшихся тогда губернских и пограничных ЧК, а также контроль над транспортом, постановка информационной работы и связи.

– Какими были принципы отбора кадров в ВЧК?

– Основными принципами формирования большевиками кадрового состава государственных учреждений были партийность и классовый подход. Поскольку госучреждения испытывали дефицит подготовленных кадров, стали привлекать к работе старых специалистов. Но ВЧК рассчитывать на специалистов дореволюционного сыска особо не приходилось. Ленин считал, что наряду со знанием дела, административными способностями и добросовестностью главным качеством чекиста должна быть верность идеалам революции, то есть политическая благонадежность. Для сотрудников ВЧК с принципом партийности также было связано наличие опыта партийно-боевой работы.

– Это что за работа такая?

– Многие чекисты, занявшие руководящие должности, ранее были членами Петроградского военно-революционного комитета. Сотрудники низшего звена, как правило, приходили из Красной гвардии.

– Были ли различия в подходе при отборе кадров для борьбы с контрреволюцией и саботажем и для службы в разведке?

– Разведывательная структура ВЧК зародилась только в 1920 году. Хотя, конечно, и до этого сотрудников ВЧК отправляли и за границу, и в белогвардейский тыл. Для службы в разведке существовали дополнительные требования, а именно знание иностранных языков и знание специфики тех стран, в которых предстояло работать. В первое время к работе за границей привлекали коммунистов из других стран.

Чужие среди своих

– Работали ли в ВЧК бывшие члены других политических партий или на такую службу привлекались исключительно большевики?

– Первоначально в ВЧК работали не только бывшие члены других партий, но и левые эсеры и анархисты. Главной чертой партийного состава комиссии до июля 1918 года являлась совместная служба большевиков и левых эсеров на руководящих и рядовых должностях. Основными причинами такого союза в рамках ВЧК стали нехватка сотрудников и давление левоэсеровских представителей, входивших во ВЦИК и Совет народных комиссаров.

Левые эсеры Вячеслав Александрович и Григорий Закс были заместителями председателя ВЧК Феликса Дзержинского. Здесь нельзя не упомянуть и Якова Блюмкина, занимавшего должность начальника отделения по борьбе с немецким шпионажем Отдела по борьбе с контрреволюцией. До сих пор остается малоизвестным даже для историков потомок обрусевших французов Евгений Саттель – эсер с дореволюционным стажем, лично знакомый с лидером Боевой организации Борисом Савинковым, а с 1917 года – левый эсер. С мая по сентябрь 1918 года он, не примкнувший к левоэсеровскому восстанию, был следователем ВЧК, потом служил в Красной армии, находился на работе в продкомах и транспортных органах ГПУ, а с 1923-го и до ареста в 1937-м занимал административные должности в кинематографии.

Яков Блюмкин – начальник отделения ВЧК по борьбе с немецким шпионажем в 1918 году, один из организаторов убийства германского посла графа Мирбаха

Работали в ВЧК и анархисты. Самый яркий пример – Тимофей Самсонов, который возглавлял Секретный отдел ВЧК. С 1906 до 1919 года он был анархо-коммунистом. Среди видных анархистов, работавших в центральном аппарате ВЧК, следует назвать также Федора Другова и погибшего в 1919-м Георгия де Лафара, потомка переселившихся в Россию французов.

Интересной личностью был Петр Сидоров-Шестеркин – член группы анархистов-подпольщиков, совершившей 25 сентября 1919 года взрыв в здании Московского комитета РКП(б) в Леонтьевском переулке. В результате этого взрыва погиб секретарь Московского комитета РКП(б) Владимир Загорский (в память о нем в Загорск переименовали подмосковный Сергиев Посад), были ранены известные большевики – Николай Бухарин, Юрий Стеклов и другие. Сидоров-Шестеркин был арестован и дал подробные показания, благодаря которым удалось выйти на эту группу анархистов-подпольщиков. Чекисты решили использовать его в работе, он внедрялся в анархистские организации на Украине, был у Нестора Махно. Есть документально не подтвержденная версия, согласно которой именно Сидоров-Шестеркин привлек к сотрудничеству с ВЧК начальника махновской контрразведки Льва Задова. Окончательно разобраться в этом вопросе можно будет только тогда, когда историкам станет доступно следственное дело Сидорова-Шестеркина, репрессированного в 1950 году. Материалы же дела Задова уже неоднократно публиковали, но там данная информация отсутствует.

Лев Задов – в годы Гражданской войны начальник махновской контрразведки, впоследствии чекист

Наконец, в ВЧК брали также людей, ранее состоявших в других политических партиях, но порвавших с ними. Они приходили в ВЧК уже в качестве беспартийных или членов РКП(б). Процент выходцев из других партий был довольно высоким. Так, например, на службу в ЧК брали бывших эсеров-максималистов, выходцев из Бунда и других национальных партий, бывших эсеров, участвовавших в подпольной работе на Украине. Историк Александр Плеханов пишет, что они были нужны прежде всего для организации борьбы с их бывшими однопартийцами. Но это только одна из причин. Да и не все такие сотрудники использовались для борьбы с другими партиями.

– Много ли было в карательном органе большевистской партии бывших сотрудников спецслужб царской России?

– Официально до 1921 года их вообще там не было. Конечно, кто-то мог скрыть то, что до революции являлся сотрудником спецслужб. Такие случаи в провинции имели место. С 1921 года ВЧК стала привлекать к работе специалистов по шифровальному и дешифровальному делу, которые занимались этим до революции. Но их было немного в сравнении, например, с криминалистами, работавшими в органах уголовного розыска. А если говорить в целом, то действовала четкая установка: бывших сотрудников спецслужб царской России на работу в ВЧК не брать.

– Как менялась численность ВЧК в период с декабря 1917-го до 1922 года?

– Начну с центрального аппарата ВЧК. Его первоначальную численность определить сложно. Скажем, в советское время считалось, что Серго Орджоникидзе был одним из первых чекистов. Однако теперь нам известно, что в ВЧК он работал всего один день! А отец писателя Юрия Трифонова Валентин Трифонов проработал в ВЧК три дня.

Поначалу центральный аппарат ВЧК состоял из нескольких человек. Если на первых порах аресты и следствие проводили сами члены ВЧК, то позже органу по борьбе с контрреволюцией было придано воинское подразделение – красногвардейский Свеаборгский отряд. Соответственно, увеличилась численность ВЧК – с 23 человек в декабре 1917 года до 131 (96 кадровых сотрудников и 35 солдат) к середине марта 1918-го. По моим подсчетам, осенью 1918 года, в разгар красного террора, в центральном аппарате ВЧК работало около 650 сотрудников. В начале 1919 года его численность уменьшилась, поскольку многие перешли в Московскую ЧК, созданную в декабре 1918-го. Летом 1919 года, в условиях наступления белогвардейцев, численность центрального аппарата возросла. Отчасти это было связано с тем, что в него влились сотрудники ЧК, эвакуированные с Украины и других захваченных белогвардейцами территорий. В январе 1922 года, накануне реорганизации ВЧК в Главное политическое управление (ГПУ), в центральном аппарате было 2735 сотрудников.

– А на местах?

– Подсчитать общую численность сотрудников ВЧК по стране в ранний период очень сложно. Данные по многим ЧК отсутствуют. По некоторым органам вовсе нельзя сказать, было ли это ЧК. Так, в Одессе в первый период советской власти (январь-март 1918 года) борьбой с контрреволюцией занимались сразу три комиссии: контрразведка при автономной коллегии по борьбе с контрреволюцией во главе с Христианом Раковским; следственная комиссия военно-революционного комитета, располагавшаяся на крейсере «Алмаз»; бюро по борьбе с контрреволюцией при Одесском совете. Похожая ситуация сложилась во многих городах. Численность ВЧК сложно определить еще и потому, что порой ее внештатные сотрудники имели такие же полномочия, что и штатные. В этом была специфика этой комиссии. Например, получивший еще до революции скандальную известность журналист Борис Ржевский в 1918-м стал секретным сотрудником ВЧК. Он имел полномочия по ведению следствия по уголовным и некоторым хозяйственным делам.

На начало декабря 1921 года в органах ВЧК в РСФСР, Белоруссии, на Украине и в Закавказье насчитывалось 90 тыс. человек, исключая осведомителей. В эти 90 тыс. входят все работники, обслуживающий персонал, а также сотрудники особых отделов. На фронтах и в армиях были созданы особые отделы, в дивизиях – особые отделения, а в бригадах и полках работали уполномоченные особых отделов. Большой штат сотрудников ВЧК был и на транспорте.

Щит и меч советской власти

– Повлияла ли на ВЧК дореволюционная традиция спецслужб? И если да, то как? Чекисты изучали опыт царских специалистов?

– В какой-то мере дореволюционная традиция на ВЧК повлияла. Пришедшие к власти революционеры были неплохо осведомлены о деятельности царских спецслужб, так как сами ранее им противостояли, фактически были их жертвами. Сохранились свидетельства и о том, что чекисты изучали методы работы царских спецслужб. 12 октября 1918 года историк Юрий Готье, который был тогда заместителем директора библиотеки Румянцевского музея, записал в дневнике, что в этот день библиотеку посетил заведующий следственной частью Иногороднего отдела ВЧК Михаил Романовский. Он просил найти жандармские инструкции, которые, видоизменив, чекисты могли бы использовать в своей работе. Одним из первых с инициативой обратиться к опыту дореволюционных спецслужб выступил главный инспектор-инструктор Иногороднего отдела ВЧК Дмитрий Евсеев. Впоследствии он стал первым руководителем Регистрационного бюро ВЧК, фактически руководителем ведомственного архива.

– Имевшийся у многих первых чекистов опыт революционного подполья, конспиративные традиции оказали влияние на методы их работы?

– Для агентурной работы подпольный, конспиративный опыт имел немаловажное значение. При переброске во вражеский тыл и внедрении в ряды других политических партий предпочитали использовать людей, до революции участвовавших в подполье.

– Происходило ли какое-то систематическое или хотя бы спорадическое изучение методов работы иностранных спецслужб? Откуда чекисты черпали знания об организации резидентуры, нелегальной работе, сборе разведданных?

– Опыт иностранных спецслужб принимался во внимание, но я не встречал документов, позволяющих утверждать, что такое изучение было систематическим. Во время Гражданской войны в этом и не было большой необходимости: первые резидентуры возникали не за границей, а на оккупированных врагами большевиков территориях бывшей Российской империи.

– Чего было больше в работе ВЧК – карательной составляющей или чего-то другого?

– Большевики не случайно говорили: «ВЧК – щит и меч советской власти». Они считали ВЧК своим главным карательным органом. Если подходить с этой точки зрения, то важнейшей составляющей работы комиссии являлся политический розыск. Всего я бы выделил четыре составляющих: разведка, контрразведка, политический розыск и борьба с преступлениями в сфере хозяйственной деятельности. В разные периоды превалировали разные направления в работе ВЧК. Разведывательная деятельность стала играть значительную роль только на заключительном этапе существования ВЧК, после Советско-польской войны 1920 года. Кроме того, в условиях Гражданской войны сложно было отделить политический розыск от контрразведывательной деятельности. Функции нередко переплетались, грань между ними была тонкой. Возьмем для примера члена антибольшевистского «Национального центра» Николая Щепкина. Он не тянет на роль вражеского разведчика, хотя был активным участником антибольшевистского подполья.

– Кто из сотрудников и руководителей ВЧК, кроме Дзержинского, оставил наиболее яркий след в истории?

– В первые годы советской власти сотрудниками центрального аппарата ВЧК были Ян Фогель и Филипп Рудкин. Оба подвергались репрессиям, но не были расстреляны. Во время Великой Отечественной войны они, не будучи сотрудниками спецслужбы, стали генералами и за проявленные ими мужество и героизм были удостоены звания Героя Советского Союза.

Среди руководящих работников ВЧК я бы отметил Якова Петерса. В 1918 году он играл роль не меньшую, чем Дзержинский. Более того, когда после левоэсеровского восстания, вспыхнувшего 6 июля 1918 года, Дзержинский подал в отставку, Петерс официально возглавлял ВЧК до 22 августа. Хотя и осенью 1918-го, в разгар красного террора, он фактически руководил ВЧК, поскольку Дзержинский потом еще нелегально ездил в Швейцарию, чтобы забрать оттуда своих родственников. О роли Петерса интересно написал противник большевиков, участник савинковского «Союза защиты Родины и свободы» Василий Клементьев. Он был арестован и оказался в ВЧК в 1918-м и то время, когда в карательном ведомстве возрастало значение Петерса, видел своими глазами.

Яков Петерс – исполняющий обязанности председателя ВЧК с 7 июля по 22 августа 1918 года / РИА Новости

– Как руководитель ВЧК Петерс многим отличался от Дзержинского?

– Он был радикальнее Дзержинского. Кроме того, если этнический поляк Дзержинский был подлинным интернационалистом, то Петерс прежде всего ориентировался на своих земляков – латышей. Я сопоставил анкеты людей, рекомендованных на службу в ВЧК Дзержинским и Петерсом. Если первый рекомендовал людей разных национальностей, то второй – исключительно латышей. Фигура Петерса в истории ВЧК до сих пор остается недооцененной.


Беседовал Олег Назаров

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

ЛЕОНОВ С.В. Рождение советской империи: государство и идеология. 1917–1922 годы. М., 1997

МОЗОХИН О.Б. ВЧК – ОГПУ. Карающий меч диктатуры пролетариата. М., 2004