Родоначальник исторического пейзажа

Одним из первых, кто сумел ярко и в то же время правдоподобно показать, какой была древняя Москва, стал художник Аполлинарий Васнецов. Он родился 160 лет назад…

8-1 

Династия художников Васнецовых происходит из Вятской губернии. Из представителей этой династии наиболее знаменит старший брат Аполлинария – Виктор Васнецов, автор картин «Царь Иван Васильевич Грозный», «Аленушка», «Богатыри». Эти шедевры вошли в золотой фонд Третьяковки. Кстати, и фасад самой галереи был создан по эскизу Виктора Васнецова. А в советскую эпоху известностью пользовался его внук – Андрей Васнецов, последний председатель правления Союза художников СССР…

Начало пути

Аполлинарий Васнецов родился 25 июля (6 августа) 1856 года в селе Рябово под Вяткой (ныне Киров). Он был четвертым сыном священника Михаила Васильевича Васнецова – образованного человека, который питал особую любовь к естественным наукам и астрономии. Позднее художник вспоминал, как отец учил его разглядывать звездное небо, наблюдать за природой и происходящими в ней изменениями. По признанию мастера исторической живописи, это сызмальства приучило его быть внимательным к деталям.

АѓѓЃЂ®≠†а®© В†б≠•жЃҐАполлинарий Михайлович Васнецов (1856–1933)

Счастливая, беззаботная пора детства оказалась недолгой: в десятилетнем возрасте Аполлинарий Васнецов потерял мать, а вскоре скончался и его горячо любимый отец. Окончив Вятское духовное училище, Аполлинарий, вопреки традиции, не продолжил отцовское служение и священником не стал. Дело в том, что юноша был увлечен живописью. Его брат Виктор Васнецов, тогда уже ученик Академии художеств в Санкт-Петербурге, рано заметил у Аполлинария художественные дарования и определил его на учебу к живописцу Михалу Эльвиро Андриолли, сосланному в Вятку за участие в Польском восстании 1863–1864 годов. Обучение продолжилось в 1872–1875 годах в Петербурге, где с помощью брата молодой человек познакомился с такими мастерами, как Илья Репин, Василий Поленов и Марк Антокольский. Одновременно Васнецов-младший с упоением занимался геологией и астрономией, но все же готовился к поступлению в Академию художеств.

Впрочем, этому его намерению так и не суждено было сбыться: он сам от него отказался и, сдав экзамен на звание народного учителя, уехал в Орловскую губернию преподавать в сельской школе – в ту пору Аполлинарий Васнецов был буквально одержим народническими идеями. Увлечение прошло спустя три года, и, полностью разочаровавшийся в народничестве, он перебрался в Москву, чтобы остаться здесь уже навсегда.

«…В 1878 году, после деревенской жизни, я был поражен видом Москвы, конечно, главным образом Кремлем. Жил неподалеку от него на Остоженке, и любимыми прогулками после работы было кружение около Кремля: я любовался его башнями, стенами и соборами» – так позднее художник вспоминал о том первом времени пребывания в древней столице. Внимание к ее памятникам истории и архитектуры в значительной степени определило его дальнейший творческий путь: пройдет совсем немного времени – и в серии созданных им рисунков оживет поразивший молодого человека город.

Первые этюды, посвященные столице, – «Вид на Крымский мост» и «Кремль и храм Христа Спасителя со стороны Нескучного сада» – были написаны Васнецовым-младшим в 1879 году под наставничеством старшего брата. Однако Аполлинарий учился не только у современников, но и у художников прошлого: в его ранних зарисовках чувствуется влияние городских пейзажей таких живописцев, как Федор Алексеев и Максим Воробьев. Начинающий художник работал и в другом жанре: выполнял рисунки для московской иллюстрированной «Газеты А. Гатцука», а также для петербургских журналов «Всемирная иллюстрация» и «Живописное обозрение». В последнем он публиковал и некоторые свои писательские опыты, напоминавшие скорее подробное описание праздничных обрядов и иных народных традиций и обычаев, нежели собственно художественное произведение. Проведя в русской деревне не один год, Аполлинарий Васнецов хорошо знал народную жизнь.

Ка•бв≠л© еЃ§ Ґ Кгаб™Ѓ© £г°•а≠®® 2Илья Репин изобразил Аполлинария Васнецова среди певчих на картине «Крестный ход в Курской губернии» , а Михаил Нестеров написал с него этюд к «Юности преподобного Сергия» 

Виктор Васнецов снимал в это время дачу в Ахтырке, расположенной рядом с прославленной подмосковной усадьбой Абрамцево. Здесь, в имении Саввы Мамонтова, в конце 1870-х годов сформировался художественный кружок, состоявший из живописцев, музыкантов, композиторов, актеров и других представителей творческой интеллигенции. Братья Васнецовы органично вошли в это общество, и Аполлинарий приобрел новые знакомства в художественной среде (стоит упомянуть хотя бы о Василии Сурикове, Валентине Серове, Константине Коровине, Михаиле Врубеле и Михаиле Нестерове), получил бесценный опыт и прошел школу признанных мастеров. А кроме того, не раз был запечатлен на полотнах мэтров: так, Илья Репин изобразил Васнецова-младшего среди певчих на картине «Крестный ход в Курской губернии», а Михаил Нестеров написал с него этюд к «Юности преподобного Сергия».

СТРАСТЬ К ИЗУЧЕНИЮ МОСКВЫ ПОБУДИЛА АПОЛЛИНАРИЯ ВАСНЕЦОВА СОВЕРШИТЬ НЕОБЫЧНЫЙ ПОСТУПОК: в 1900 году он поднялся над городом на воздушном шаре и сделал зарисовки с высоты птичьего полета

Хозяин Абрамцева Савва Мамонтов вскоре приметил молодого живописца и дал ему возможность проявить свой художественный талант: для Московской частной оперы, организованной меценатом, Аполлинарий Васнецов создал эскизы декораций к операм Михаила Глинки «Жизнь за царя» («Иван Сусанин») и Модеста Мусоргского «Хованщина». Эти работы были по достоинству оценены современниками. Например, критик Владимир Стасов (сын знаменитого архитектора) отметил особую точность исторической реконструкции, проведенной Васнецовым при подготовке декораций. И в дальнейшем художник много работал для театра. На лучших сценах Москвы и Санкт-Петербурга шли оформленные им оперы на русскую тематику: «Садко», «Царская невеста», «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», «Снегурочка».

Основатель нового жанра

Однако Аполлинарий Васнецов не оставлял и живопись; разделяя взгляды передвижников на искусство, он дружил со многими из них и принимал активное участие в их мероприятиях. Важной вехой для него стал 1883 год, когда его картину «Серый денек» с IX выставки Товарищества передвижных художественных выставок приобрел сам Павел Третьяков, – это было знаком признания таланта молодого художника знаменитым московским коллекционером.

340930175В 1883 году картину «Серый денек» начинающего художника Аполлинария Васнецова приобрел Павел Третьяков

Вскоре слава пришла к Васнецову-младшему: он стал известным мастером-пейзажистом, показавшим в своих картинах самые разные уголки Российской империи. Художник много путешествовал (Урал и Сибирь, Крым и Украина) и создавал лирические этюды, воспевавшие красоту родной страны. В 1890-х годах он продолжил свои путешествия уже за границей: Васнецов побывал во Франции, Италии и Германии и привез оттуда новые работы. Академия художеств в Санкт-Петербурге, куда он в свое время так и не стал поступать, в 1900 году сама признала его своим академиком с формулировкой «за известность на художественном поприще», а через три года он был избран ее действительным членом. Наконец, в 1901 году Аполлинарий Васнецов взял на себя руководство пейзажным классом Московского училища живописи, ваяния и зодчества, куда его пригласили на место скончавшегося Исаака Левитана. Здесь он преподавал до 1918 года.

Продолжая развивать «русскую тему» в своем творчестве, Васнецов всерьез занялся изучением истории и археологии Москвы, ее памятников и достопримечательностей – эта научная работа была необходима, чтобы в целом ряде картин реконструировать облик древней столицы.

Начало удивительной серии исторических рисунков и акварелей было положено в 1891 году, когда художник работал над иллюстрациями к «Песне про купца Калашникова» для юбилейного издания сочинений Михаила Лермонтова, решив правдиво изобразить Красную площадь и Замоскворечье в эпоху Ивана Грозного. Кропотливая работа по воссозданию пейзажей древней Москвы потребовала обращения к историческим источникам и литературным памятникам, старинным картам и зарисовкам путешественников – все эти исследования настолько увлекли Васнецова, что он ушел в них с головой. Страсть к изучению Москвы побудила его даже совершить необычный поступок: в 1900 году художник поднялся над городом на воздушном шаре и сделал зарисовки с высоты птичьего полета. Так рождался новый, особый жанр русской живописи, которому Аполлинарий Васнецов посвятил многие годы, оставшись верным ему до конца своих дней, – жанр исторического пейзажа.

На его картинах известные уголки старой столицы предстают в незнакомом, «несовременном» виде. «Строительство деревянных стен Кремля. XII век», «Москва при Иване Грозном. Красная площадь», «Площадь Ивана Великого в Кремле. XVII век», «Пушечно-литейный двор на реке Неглинной. XVII век», «На рассвете у Воскресенского моста. Конец XVII века», «Всехсвятский каменный мост. Конец XVII века» – эти и многие другие работы мастера переносят нас в совершенно иной город, позволяющий почувствовать дух прежних столетий.́ᙥ† ѓа® ИҐ†≠• ГаЃІ≠ЃђМосква при Иване Грозном. Красная площадь. 1902

Особый интерес вызывает серия картин, изображающих Московский Кремль в различные исторические эпохи: деревянным он был при Иване Калите, белокаменным – при Дмитрии Донском, а кирпичным стал уже при Иване III. Есть у Аполлинария Васнецова и зарисовки, не связанные с конкретными местами в столице. Например, забавные «Медведчики» представляют одно из популярных развлечений Москвы в допетровскую эпоху, а «Городская площадь XVII века» – шумную пестроту торга в базарный день.

Вб•ебҐпвб™®© ™†ђ•≠≠л© ђЃбв, ™Ѓ≠•ж  XVII Ґ•™†>Всехсвятский каменный мост. Конец XVII века. 1901

Исторические картины Васнецова – это не только пейзажи древней Москвы, но и занятные сценки из ее повседневной жизни с колоритными персонажами (от крестьян и уличных торговцев до монахов и знатных бояр), что существенно отличает эти работы от сухой научной реконструкции. Художнику удавалось мастерски сочетать научный подход с творческой свободой, делать картины, возрождающие прошлое, по-настоящему живописными и при этом максимально близкими к исторической правде.

ВАСНЕЦОВ КАРТИНА СТАРАЯ МОСКВАПушечно-литейный двор на реке Неглинной. XVII век. 1918

Москвоведческие «штудии» привели Аполлинария Васнецова в Императорское Московское археологическое общество, действительным членом которого он стал в 1906 году. Академик живописи участвовал в археологических раскопках, проводил обмеры и делал зарисовки исторических памятников, подготовил к заседаниям общества более 50 докладов и сообщений, а в 1910 году во втором томе «Истории русского искусства», выходившей под редакцией Игоря Грабаря, опубликовал статью «Облик старой Москвы». Примечательно, что в дискуссиях на съездах общества он не всегда оказывался на стороне защитников старины, считая необходимым учитывать и потребности современного города. К примеру, в 1909 году, когда многие выступали против прокладки трамвайной линии через Красную площадь и настаивали на вынесении протеста от имени Московского археологического общества, Васнецов, наоборот, говорил о важности проекта, потому что Замоскворечье не должно оставаться отрезанным от другой части города.

Ка•ђЂм ѓа® ИҐ†≠• К†Ђ®в•Московский Кремль при Иване Калите. 1921

Жанр исторического пейзажа стал в творчестве Аполлинария Васнецова основным, но сохранялось при этом и лирическое направление, связанное с давним увлечением астрономией. Ряд созданных художником уже в ХХ веке картин напоминает о его детских годах, о том времени, когда отец учил его наблюдать за звездным небом и привил интерес к этой науке. Пример тому – небольшие полотна «Надвигающаяся на Феодосию лунная тень» и «Солнечная корона. Полное солнечное затмение в Крыму» 1914 года.

Один в защиту храма

После революции, в 1918-м, Васнецов возглавил Комиссию «Старая Москва», сменив на посту председателя историка и археолога графиню Прасковью Уварову, уехавшую в эмиграцию. При его непосредственном участии проводились археологические исследования во время земляных работ в центре столицы. Поначалу казалось, что в изучении московской старины открывается новая страница…Ка•ђЂм ѓа® ДЃ≠б™ЃђМосковский Кремль при Дмитрии Донском. 1922

Первая половина 1920-х в целом отличалась бережным отношением к памятникам истории и даже их реставрацией, но вскоре все изменилось. В 1927 году было принято решение о сносе Красных ворот, а в 1930-х уничтожение исторического наследия столицы приобрело уже угрожающие масштабы. Аполлинарий Васнецов был одним из немногих, кто публично пытался защитить старинные здания Москвы.

Поистине гражданским подвигом стало его письмо в газету «Известия» с протестом против сноса храма Христа Спасителя, написанное им в 1931 году. Академик живописи призывал одуматься: «Помимо того, что этот памятник – народное достояние огромной материальной ценности, над которым работали более 50 лет, представляет он и несомненную художественную ценность. На его стенах мы видим работы таких известных художников, как Суриков, Семирадский, Марков, Сорокин, Савицкий, Маковский и другие. Кроме того, масса скульптурных изображений, украшающих его наружные стены и бронзовые двери, также сработаны известными в то время скульпторами. Помимо того, прекрасной тщательной работы мраморная облицовка стен внутри храма стоит того, чтобы ее сохранить как художественную и техническую ценность. Разрушить его, конечно, легко, но, когда памятник архитектуры, характерный для целой эпохи, исчезнет без следа, жалеть будет поздно…»

К словам Васнецова, как и к словам других защитников старой Москвы, власти не прислушались: храм Христа Спасителя был взорван в том же 1931 году. А через два года не стало и самого художника. Он был похоронен на Введенском кладбище в Москве.

Однако москвичи сохранили память о живописце, посвятившем множество работ истории их города. В 1956 году столица отмечала 100-летний юбилей Аполлинария Михайловича Васнецова: главным событием в череде мероприятий стало открытие мемориальной доски на доме № 6 в Фурманном переулке, где родоначальник исторической живописи провел последние 30 лет своей жизни. Тогда же возникло предложение, поддержанное художниками Павлом Кориным, Игорем Грабарем, Сергеем Герасимовым, Кукрыниксами и другими деятелями культуры, создать в квартире Васнецова музей. В 1957 году соответствующее решение было принято Мосгорисполкомом: мемориальная мастерская художника стала филиалом Музея истории и реконструкции Москвы.

Ка•ђЂм ѓа® ИҐ†≠• 3Московский Кремль при Иване III. 1921

Но это было лишь началом большого пути. Со временем из коммунальной квартиры расселили всех жильцов, затем в ведение нового музея поступили архив и мебель Васнецова. Во многом стараниями сына художника Всеволода Аполлинарьевича и его супруги Екатерины Константиновны мастерская открылась для посещения в 1960 году, а еще через пять лет музей немножко расширился благодаря тому, что наследники Васнецова переехали из больших комнат в маленькие.

В 1931 ГОДУ ХУДОЖНИК ОТПРАВИЛ В ГАЗЕТУ «ИЗВЕСТИЯ» ПИСЬМО С ПРОТЕСТОМ ПРОТИВ СНОСА ХРАМА ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ: «Разрушить его, конечно, легко, но, когда памятник архитектуры, характерный для целой эпохи, исчезнет без следа, жалеть будет поздно…»

Вновь увеличить площади удалось только через 20 лет: постановлением Моссовета музею была передана соседняя квартира, расположенная с ним на одной лестничной площадке. В новых залах «Моя Родина», «Пейзаж» и «Древняя Москва», отражающих основные темы живописных работ Аполлинария Васнецова, разместилась экспозиция, посвященная его творчеству. Были оборудованы хранилище для фондов, кабинет для работы научных сотрудников и административные помещения. В квартире, где жил сам Васнецов, восстановлены три мемориальные комнаты: гостиная, кабинет и домашняя мастерская. А в 1986 году Музей-квартира Аполлинария Васнецова, как и Дом-музей Виктора Васнецова (этот уникальный дом был построен в 1894 году по эскизам и рисункам самого художника), вошел в состав Всесоюзного музейного объединения «Государственная Третьяковская галерея».

М•§Ґ•§з®™®Медведчики. Старая Москва. 1911

Сегодня именно здесь, в квартире на третьем этаже дома № 6 в Фурманном переулке, можно не только познакомиться со многими произведениями Аполлинария Васнецова, но и заглянуть в его творческую лабораторию, ощутить дух его мастерской, в которой рождались бессмертные шедевры, и погрузиться в мир старой Москвы, воспетой выдающимся художником.


Иван Никитин

XIX ВЕК