Режим уничтожения и порабощения

Жертвами нацистского оккупационного режима на территории СССР стали миллионы советских граждан.

 На оккупационных территориях немцы занимались «окончательным решением еврейского вопроса»

Тотальная война гитлеровцев на Востоке имела своей целью уничтожение государственности нашей страны, физическое истребление одной части советских граждан и порабощение другой. Экономические ресурсы Советского Союза должны были быть поставлены на службу Германии, а его территорию планировалось постепенно заселять немецкими колонистами.

Еще до начала боевых действий против СССР немецкое командование сформировало айнзацгруппы – оперативные группы Главного управления имперской безопасности. Задачей этих групп являлось уничтожение «враждебных элементов», прежде всего коммунистов, евреев и цыган.

В нарушение международных законов и обычаев войны вермахтом заранее были спланированы мероприятия по созданию в лагерях для советских военнопленных невыносимых условий существования. Массовая гибель попавших в плен солдат и офицеров Красной армии, по мнению нацистского руководства, должна была подорвать «биологическую силу» русского народа. Одновременно рядом приказов военнослужащие вермахта были освобождены от уголовной ответственности за преступления против мирного населения.

Тактические соображения обусловили дифференцированный характер гитлеровской истребительной политики на оккупированных советских землях. Руководство Третьего рейха надеялось воспользоваться национальной неоднородностью СССР и антисоветскими настроениями части населения. Например, несмотря на то что, согласно нацистским представлениям, украинцы, литовцы, латыши и эстонцы принадлежали к низшим расам, они пользовались определенными привилегиями. Репрессии против жителей прибалтийских республик никогда не достигали такого размаха, как против населения России, Белоруссии и Украины. Определенные привилегии получали также противники советской власти, из которых формировались подконтрольные оккупантам местные органы власти.

Уничтожение людей

Первыми жертвами фашистского оккупационного режима, как правило, становились евреи. Вступление немецких подразделений в крупные населенные пункты ознаменовывалось еврейскими погромами, активное участие в которых принимали местные националисты. В литовском Каунасе в первые несколько дней оккупации националисты истребили около 4 тыс. евреев. Приблизительно столько же было убито во Львове в период с 30 июня по 3 июля 1941 года. В дальнейшем машина смерти лишь набирала обороты, причем нацисты и их пособники не щадили не только мужчин, но и женщин с детьми. Символом уничтожения советских евреев стал Бабий Яр – овраг на окраине Киева, в котором в течение одного дня оккупанты расстреляли 33 711 евреев. Всего же с июня по декабрь 1941-го на захваченных советских землях было уничтожено примерно 1,2 млн евреев. В 1942–1944 годах такая же участь постигла еще около 1,5 млн евреев, живших в СССР.

Не менее масштабной стала трагедия советских военнопленных. Они уничтожались айнзацгруппами в ходе «чисток» лагерей, их убивали во время пеших маршей по дороге в лагеря, они умирали от голода, жажды и холода. Наравне с воинами Красной армии в лагеря для военнопленных гитлеровцы загоняли местных жителей призывного возраста. Согласно немецким данным, с июня 1941-го по февраль 1942 года в таких лагерях погибло примерно 2,5 млн человек, из которых около 1 млн были гражданскими лицами. Кроме того, сотни тысяч были расстреляны сразу после боя или скончались во время транспортировки в лагеря. Общее же число уничтоженных нацистами советских военнопленных в годы войны составило более 3 млн человек.

Немецкий офицер обращается к стоящим в очереди местным жителям в оккупированном Могилеве

Освобождение военнослужащих вермахта от уголовной ответственности за преступления против жителей оккупированных территорий обернулось волной убийств, грабежей и изнасилований. И хотя подобные преступления совершали далеко не все немецкие солдаты, они являлись важной характеристикой оккупационного режима – точно так же как и массовые казни, проводившиеся для устрашения населения. Людей казнили за чтение и распространение советских листовок, за спасение раненых красноармейцев и евреев, за нарушение комендантского часа, за уклонение от уплаты налогов и т. д. Известны случаи казни детей за принадлежность к пионерской организации или кражу конфет у немецких солдат.

Эксплуатация территорий

В полном соответствии с разработанными перед войной планами нацисты начали хищническую эксплуатацию захваченных территорий. Людей облагали всевозможными налогами, сгоняли на тяжелые принудительные работы, за которые к тому же практически не платили. Для нужд немецких войск реквизировались скот и продукты питания, также продукты вывозились в Германию. Результатом этой политики стал разразившийся зимой 1941 года голод, который ударил в первую очередь по городским жителям. В отчете Имперского министерства по делам оккупированных восточных территорий представала поистине апокалиптическая картина: «Продовольственные нормы, установленные для русских, настолько скудны, что их недостаточно для того, чтобы обеспечить их существование, они дают только минимальное пропитание на ограниченное время. Население не знает, будет ли оно жить завтра. Оно находится под угрозой голодной смерти. Дороги забиты сотнями тысяч людей, бродящих в поисках пропитания…»

Поражение немецких войск под Москвой поставило крест на планах «молниеносной войны» и вынудило нацистское руководство перейти к более рациональной эксплуатации природных и людских ресурсов захваченных земель. Министр по делам восточных территорий Альфред Розенберг издал специальную директиву, в которой перечислялись отрасли промышленности, подлежавшие восстановлению. Открытие предприятий немного облегчило экономическое положение населения. Вместе с тем зарплата, выдаваемая рабочим, была ничтожной по сравнению с ценами на продовольствие и продукты первой необходимости. Хорошо оплачиваемые должности в местных администрациях занимали люди, лояльные оккупантам; многие из них, пользуясь всеобщим бедственным положением, занимались спекуляцией продовольствием.

Страшным бедствием для жителей оккупированных областей стала проводившаяся с весны 1942 года вербовка рабочей силы для отправки в Германию. Первоначально предполагалось, что на работы будут направлять добровольцев. Однако, несмотря на бедственное положение и развернутую нацистами масштабную пропаганду, немногие соглашались уехать по собственному желанию. Преимущественно «восточных рабочих» (остарбайтеров) вывозили в Третий рейх в принудительном порядке, порой при «добровольной вербовке рабочей силы» сжигались целые деревни. В Германии этих людей ждало полуголодное существование и изнурительный труд на промышленных предприятиях и в сельском хозяйстве.


Александр Дюков