Путешествие в Серебряный век

Московский Музей Серебряного века, известный также как Дом Брюсова, является частью Государственного литературного музея. Поэт, критик и переводчик, один из основоположников русского символизма – Валерий Брюсов жил здесь с 1910 по 1924 год. Впрочем, история дома начинается задолго до появления в нем поэта…

2

Возведенный сразу после пожара 1812 года, дом принял привычный для нас облик лишь в начале следующего, ХХ столетия. В 1895-м здание с участком приобрел тут купец-обувщик Кузьма Баев. После его смерти этот дом на 1-й Мещанской улице (ныне проспект Мира) перешел по наследству сыну Ивану, для которого в 1910 году и был перестроен. Над проектом работал известный архитектор Владимир Чагин. Им был создан особняк в стиле северный модерн: вход в виде пристроенной к дому башни с остроконечной крышей, третий этаж-мансарда с широким трехстворчатым окном, внешняя простота и сдержанность в деталях.

Переступая порог музея, посетитель тут же погружается в атмосферу Серебряного века. И начинается это путешествие во времени уже с гардероба, оформленного афишами в стиле модерн

Высоко ценивший творчество Валерия Брюсова и даже состоявший в возглавляемом им Московском литературно-художественном кружке, Иван Баев отдал первый этаж здания в пользование поэту. Только когда москвичи стали называть особняк Домом Брюсова, купец, услышав это, каждый раз вздыхал и уточнял с досадой: «Дом не Брюсова, а мой, а Брюсов тут живет на квартире». Именно здесь один из основоположников русского символизма встретил Первую мировую войну, революцию и свою кончину в октябре 1924 года.

5f474b5955d7719a66a7639509c62fcd

Фото предоставлено автором

Дом Брюсова не раз горел и к моменту, когда в 1987-м был передан Государственному литературному музею, находился в ужасном состоянии: «под снос», как говорили музейщики. Более 10 лет продолжалась реставрация, и наконец в 1999 году, когда отмечался 200-летний юбилей со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина, здесь была открыта экспозиция «А.С. Пушкин и русская литература Серебряного века», ставшая неотъемлемой частью музея.

От гардероба до кабинета

Переступая порог, посетитель тут же погружается в атмосферу Серебряного века. И начинается это путешествие во времени уже с гардероба, оформленного афишами в стиле модерн. Стилизованные в японском, европейском, русском и античном духе, они будто сразу заявляют о том стилистическом многообразии, с которым еще предстоит познакомиться в залах музея и которое столь характерно для художественного процесса тех лет. В интерьерах находит отражение одна из основных черт модерна – стремление к синтезу искусства и повседневности, эстетического начала и практического подхода.

2_Кабинет Брюсова_стол Брюсова

Кабинет Валерия Брюсова. Фото предоставлено автором

На первом этаже располагается мемориальный кабинет Брюсова, восстановленный по фотографиям и воспоминаниям современников. В нем находятся принадлежавшие поэту вещи. Вот, например, разместившийся в центре комнаты дубовый стол. На нем – конверты с логотипами книгоиздательства символистов «Скорпион», а также искусно оформленная книга «Поэзия Армении». Она тут неслучайна. Сборник вышел в 1916 году в Москве под редакцией Брюсова. Поэт не только сам сделал множество переводов для этого издания, но и привлек к работе выдающихся литераторов своего времени: Александра Блока, Владислава Ходасевича, Константина Бальмонта и других. Такова была реакция деятелей русской культуры на геноцид армян 1915 года. И жест наших писателей не остался без ответа. В 1923-м Валерий Брюсов был удостоен звания народного поэта Армении, а уже в наши дни, в 2012 году, в Ереване и Москве прошли юбилейные мероприятия, посвященные 50-летию присвоения Ереванскому государственному лингвистическому университету имени В.Я. Брюсова и зарождения традиции Брюсовских чтений.

Эскизы декораций и костюмов, афиши, открытки, фотографии, рисунки, обложки журналов и поэтических сборников – все здесь рассказывает о ярких спорах традиции и новаторства

Особый интерес в кабинете поэта представляет его библиотека, в экспозиции более тысячи книг. В течение долгих лет он не только собирал, но и систематизировал книги, расставляя их на стеллажах по разделам. Собрание это красноречиво говорит о широте интересов Брюсова. Здесь мы видим самые разнообразные издания на многих языках: алхимические трактаты эпохи Возрождения, религиозную литературу, труды по математике, географии, философии и, конечно же, художественные произведения и поэтические сборники. Вот собрание сочинений Поля Верлена на французском языке, модернистские журналы «Весы» и «Мир искусства», оккультная литература – этими книгами XVII–XVIII веков пользовался Брюсов при написании наиболее известного его романа «Огненный ангел». Нельзя не вспомнить и о 82 брюсовских работах, посвященных Пушкину и литературе о нем, в которых творчество величайшего поэта золотого века рассматривается в том числе с точки зрения его политических, философских и исторических взглядов. Одна этажерка здесь полностью отдана гению русской поэзии.

12_1

Гардероб музея. Фото предоставлено автором

Показательны не только книги, но и картины, украшающие стены кабинета. Перед нами изображения А.С. Пушкина, бельгийского поэта-символиста Эмиля Верхарна, Ф.И. Тютчева, И.С. Тургенева, английского поэта Альфреда Теннисона, Данте Алигьери, Наполеона Бонапарта и других. В кабинете также находится литография с портрета самого хозяина квартиры, выполненного в 1906 году Михаилом Врубелем. Впечатления от этой незавершенной работы художника встречаются во многих мемуарных текстах. Брюсов здесь встает в один ряд с мистическими врубелевскими персонажами.

Вот как описывает это «демоническое» ощущение от портрета Нина Петровская, жена и помощница владельца издательства «Гриф» Сергея Соколова, хозяйка литературного салона, принимавшая живое участие в богемной жизни начала ХХ века: «Чуть наклоненная вперед фигура поэта отделяется от полотна, испещренного иероглифами. Все в ней каменно, мертво, аскетично-застывшие линии черного сюртука, тонкие руки, скрещенные и плотно прижатые к груди, словно высеченное из гранита лицо. Живы одни глаза – провалы в дымно-огненные бездны. Впечатление зловещее, почти отталкивающее. Огненный язык, заключенный в теснящий футляр черного сюртука. Это страшно. Две стороны бытия, пожирающие друг друга, – какой-то потусторонний намек».

1

Этот портрет Брюсова – последняя работа Михаила Врубеля, оригинал которой хранится сейчас в Государственной Третьяковской галерее. Закончить ее художнику помешала наступившая в 1906 году слепота. Через четыре года Врубель умер…

Интересны и другие экспонаты, находящиеся в кабинете: рисунки и автографы его владельца; фотографии, где он запечатлен с женой Иоанной Матвеевной, урожденной Рунт, и портрет деда Брюсова – баснописца, поэта-самоучки Александра Яковлевича Бакулина; предметы мебели, сохранившие подлинную обивку того времени.

Вверх по лестнице

По мраморной лестнице, украшенной бронзовым светильником начала XX века в виде юноши, держащего в высоко поднятой руке факел, посетитель попадает на второй этаж. Здесь расположена та самая историко-литературная экспозиция «А.С. Пушкин и русская литература Серебряного века». Занимает она шесть залов, один из которых – Пушкинский. В нем можно увидеть факсимильные листы рукописей поэта (это издание 1911 года было подготовлено великим князем Олегом Константиновичем, писавшим стихи, увлекавшимся музыкой и живописью; он умер совсем молодым от раны, полученной в одном из сражений Первой мировой), прижизненные издания произведений Пушкина и копию знаменитого портрета работы Ореста Кипренского. Именно в этом зале зарождается тема, объединяющая залы экспозиции, посвященные основным литературным направлениям Серебряного века – символизму, футуризму и акмеизму. Посетителя будто призывают воспринимать эти течения не изолированными друг от друга и предшествующей традиции, а, напротив, встроенными в историко-литературный контекст, перекликающимися и взаимосвязанными.

Центральный зал словно примиряет эти разные в методологии и идеологии течения. В зале, где регулярно проходят литературные, театральные и музыкальные вечера, конференции и научные заседания, на посетителей смотрят со стен писатели и поэты того времени. Портреты выполнены Валентином Серовым, Борисом Кустодиевым, Валентиной Ходасевич; тут же работы Виктора Борисова-Мусатова, Александра Бенуа, Кузьмы Петрова-Водкина.

Портрет Валерия Брюсова – последняя работа Михаила Врубеля. Закончить ее художнику помешала наступившая в 1906 году слепота

Центральный зал плавно переходит в сцену, и это тоже не случайно. Дело в том, что дальше – экспозиция о театре, без которого сложно представить себе культурную жизнь начала прошлого века. Эскизы декораций и костюмов, афиши, открытки и фотографии – все здесь рассказывает о ярких спорах традиции и новаторства.

10_1

Фото предоставлено автором

Всегда обращают на себя внимание эскизы костюмов к балету Игоря Стравинского «Петрушка». В «Русском слове» от 6 декабря 1919 года можно найти интересное описание впечатления, которое произвели эти потешные сцены в четырех картинах на современников: «В этом балете открылись такие новшества и дерзновения, что те, которые только что провозглашали композитора продолжателем Римского-Корсакова, в страхе отшатнулись, шепча, что новое поколение зовет новые мысли и новые звуки. Им не дано было также остановить все растущий успех Стравинского!»

Зал символизма открывают графические портреты Александра Блока (работы Татьяны Гиппиус, сестры знаменитой поэтессы, 1925), Андрея Белого (Леона Бакста, 1906) и Юргиса Балтрушайтиса (Леонида Пастернака, 1912). С рисунков и фотографий смотрят на нас «старшие символисты»: Валерий Брюсов, Константин Бальмонт, Федор Сологуб, Зинаида Гиппиус, Дмитрий Мережковский. Тут же и первые издания «новых поэтов»: сборник «Русские символисты» (1894), журналы «Северный вестник», «Новый путь», книга стихов Бальмонта «Под северным небом» (1894). В художественной витрине зала представлены обложка для «Мира искусства», созданная Марией Якунчиковой, акварели Сергея Судейкина и Василия Милиоти, карандашные автопортреты Мстислава Добужинского и Леона Бакста.

Произведения книжного искусства

Особенно выразительна часть зала, представляющая фрагмент интерьера редакции журнала «Весы», находившейся в здании московской гостиницы «Метрополь». Редакции журналов и издательств играли значимую роль в литературной жизни того времени. Главным редактором появившегося в 1904 году ежемесячника «Весы» был сам Брюсов. Можно сказать, что этот журнал впервые объединил приверженцев символизма. На его страницах увидели свет статьи Вячеслава Иванова, повесть Андрея Белого «Серебряный голубь», драма Александра Блока «Незнакомка», многие стихотворения символистов. Подлинным произведением книжного искусства журнал делали репродукции художников-модернистов, изящные виньетки и заставки. Эта часть экспозиции включает также конверты издательства «Скорпион» и журнала «Весы» с логотипами, выполненными художником Николаем Феофилактовым, рукописи Брюсова и Блока.

Книги, выпущенные символистскими издательствами «Скорпион», «Гриф» и «Оры», имели не менее изысканное оформление. Шрифтовые эксперименты, непривычные форматы изданий, поиск новых визуальных решений обложек – все это, в соотнесении с содержанием, должно было подчеркнуть оригинальность текстов.

23

Шарж «Кафе «Привал комедиантов». Рисунок Сергея Полякова. Петроград. 1916. Изображение предоставлено автором

Книгами и фотографиями представлены и «младшие символисты»: первое издание «Стихов о прекрасной даме» Блока (1905), «Симфонии» Белого, редкая фотография Блока и Менделеевой, исполняющих роли Чацкого и Софьи в домашнем спектакле.

3_залы_Зал акмеизма

Причудливые витрины-пирамидки в зале, посвященном акмеизму. Фото предоставлено автором

Зал акмеизма открывает портрет Иннокентия Анненского – поэтического учителя Николая Гумилева и Анны Ахматовой. Анненский, известный такими стихотворными сборниками, как «Тихие песни» (1904) и «Кипарисовый ларец» (1910), вошел в литературу, будучи уже зрелым поэтом, позднее других писателей-символистов. Признание настигло его незадолго до внезапной смерти: молодые литераторы – участники журнала «Аполлон» объявили его своим учителем, он стал самым почитаемым поэтом старшего поколения. В 1909 году «Аполлон» сменил «Весы» и «Золотое руно». Символисты к тому моменту уже завоевали громкие имена, печатались в журналах всех направлений, и необходимость в чисто символистском издании отпала.

Редакции журналов и издательств играли значимую роль в литературной жизни того времени. Главным редактором появившегося в 1904 году ежемесячника «Весы» был сам Валерий Брюсов

Как и «Мир искусства» когда-то, журнал «Аполлон» объединил писателей и художников, в редакции устраивались не только литературные, но и музыкальные вечера с участием Игоря Стравинского, Александра Скрябина, Сергея Прокофьева, проводились и художественные выставки. В качестве организаторов выступали в том числе Бенуа и Бакст, бывшие «мирискусники». Так устанавливалась связь между двумя журналами, двумя направлениями, и фигура Анненского играла здесь особую роль; а сегодня через его портрет обозначается связь между двумя залами экспозиции, сглаживается переход от символизма к акмеизму.

33

Центральный зал музея: на стенах портреты поэтов Серебряного века. Фото предоставлено автором

Далее – интереснейший изобразительный ряд: портреты Анны Ахматовой работы Льва Бруни (1922) и Александра Осмеркина (1939), портрет Максимилиана Волошина (Борис Кустодиев, 1924), бюсты Марины Цветаевой (Н. Крандиевская, 1910-е) и Бориса Пастернака (З. Масленникова, 1959). Уникален портрет поэтессы Ларисы Рейснер кисти Василия Шухаева (1915), в котором можно различить влияния иконописи, эпохи Возрождения и революционного новаторства Серебряного века.

Тут же в витринах-пирамидках – первые издания книг и рукописи Гумилева, Ахматовой, Мандельштама, Цветаевой (в частности, «Вечерний альбом» 1910 года с автографом Алексею Толстому).

И напоследок эпатаж

Знаменитый манифест «Пощечина общественному вкусу», содержащий призыв «сбросить Пушкина с парохода современности», – организующий центр зала русского футуризма, наиболее ярко отражающего художественные и идейные споры того времени. Этот зал – нарочито эпатирующий, кричащий, провозглашающий полный разрыв с традицией. Поэзия Бальмонта не что иное, как «парфюмерный блуд», книги Леонида Андреева – «грязная слизь»: такими определениями будетляне, как называли себя первые русские футуристы, награждали творчество своих предшественников. В резком отрицании преемственности они ничуть не уступали футуристам итальянским. И эта международная связь прослеживается в представленных в зале графических портретах: Велимир Хлебников, Василий Каменский и Давид Бурлюк – в одном ряду с Филиппо Томмазо Маринетти, вождем итальянских футуристов.

3_залы_Зал акмеизма(2)

В 1924 году Борис Кустодиев создал портрет поэта Максимилиана Волошина. Фото предоставлено автором

В своих манифестах будетляне отстаивали право художника на «словотворчество», «словоновшество» – языковые эксперименты, поиск и реализацию скрытого потенциала слова. Это повышенное внимание к форме находит отражение в афишах, занимающих одну из стен зала. Они совершенно не похожи на те, что мы видели на первом этаже и в зале символизма, поскольку выполнены уже в стиле конструктивизма. Подчеркнутая экспериментальность, но вместе с тем строгость и лаконизм сменили изящество линий и красочность изображений.

Такой путь проходит посетитель, перемещаясь не только в музейном пространстве, но и во времени. Эпоха Серебряного века, полная противоречий, полемики, поиска новых смыслов и художественных методов, активного переосмысления эстетических и мировоззренческих идей, предстает в динамике, во всем своем непрерывном внутреннем движении. И движение это не угасает. В наши дни поэты приходят сюда, чтобы прочесть здесь стихи, в музее проводятся выставки фотографий и живописи современных художников, театрализованные и музыкальные вечера. Как и 100 лет назад, Дом Брюсова рад гостям и тепло встречает всех неравнодушных к литературе и творчеству вообще.

Автор: Владимир Аверин

Как попасть в Музей Серебряного века

Музей расположен по адресу: проспект Мира, д. 30.
Время работы: вторник, среда, суббота, воскресенье – с 11:00 до 18:00 (касса до 17:30); четверг, пятница – с 14:00 до 21:00 (касса до 20:30).
Понедельник – выходной день.
Последний день месяца – санитарный день.
Телефон: 8 (495) 680-86-83

XX ВЕК