Псы Господни

«Откуда есть пошли» и чего хотели рыцарские ордена.

 

Духовно-рыцарские ордена (от латинского ordo – как «порядок», так и «отряд») были основаны в эпоху Крестовых походов для защиты христианских владений на Востоке. Уставы орденов, утвержденные папой римским, провозглашали их двойственную природу: члены ордена, подобно монахам, приносили обеты бедности, целомудрия и послушания, но, как рыцари, обязаны были сражаться с оружием в руках против всех «врагов веры».

Первым появился орден госпитальеров (иоаннитов), основанный в 1099 году, сразу после захвата крестоносцами Иерусалима. В 1119 году был образован орден тамплиеров (храмовников), призванный охранять паломников из Европы на Святой земле. В дальнейшем духовно-рыцарские ордена приобретали национальную окраску: так, в ордене Калатравы состояли главным образом испанские рыцари, в Ависском ордене – португальские, а в Тевтонском – немецкие. Тевтонский орден был основан в 1190 году в Акре как филиал ордена госпитальеров, принявший на себя заботу о раненых и больных христианах, прежде всего немцах.

Каждый орден помимо полноправных рыцарей включал в себя оруженосцев и помощников (сержантов), которые могли дослужиться до посвящения в рыцари. Общее управление осуществлял избираемый капитулом ордена великий магистр: ему подчинялись маршал по военным делам, ведавший хозяйством сенешаль, наместники орденских провинций и шателены – коменданты замков.

Численность орденов была разной и со временем сильно менялась. Самому крупному – ордену тамплиеров – на пике его могущества подчинялось до 20 тыс. человек, из которых рыцари составляли лишь десятую часть. Довольно быстро ордена забыли о благородных обетах и занялись умножением власти и богатства. Их члены собирали с паломников и купцов деньги на охрану, не брезгуя и банальным рэкетом. Получая в дар земли и сокровища, они давали их в долг и стали крупнейшими в Европе ростовщиками. Обогащение привело к моральному упадку, и в обиход вошли поговорки «пьет как иоаннит» и «ругается как храмовник».

Когда в XIII веке крестоносцы были изгнаны со Святой земли, сокровища рыцарских орденов стали вызывать все более пристальный интерес со стороны остро нуждавшихся в деньгах европейских монархов. В результате орден тамплиеров по сомнительному обвинению в ереси был разгромлен французским королем: все имущество храмовников конфисковали. Госпитальеры, также потерявшие немалую часть владений, остались на Востоке, чтобы сражаться с новым врагом – Османской империей. Они правили Родосом, затем Мальтой, а сегодня представляют собой замкнутую и весьма влиятельную организацию, подчиненную папе римскому. Другие ордена постепенно превратились в союзы знати отдельных государств со своими уставами и регалиями. В новое время эти регалии, также названные орденами, приобрели внесословный характер, став высшими наградами многих государств.

Иначе сложилась судьба Тевтонского ордена, который вскоре после своего основания переместился из Палестины в Восточную Европу. В 1211 году венгерский король Эндре II пригласил рыцарей поселиться в области Бурценланд (Цара-Бырсей), на юго-востоке Трансильвании. Тевтонцы должны были защищать восточные рубежи Венгрии от набегов половцев и держать в повиновении местное румынское население. Здесь быстро выросли замки ордена во главе с Мариенбургом, названным в честь покровительницы ордена Девы Марии. Сюда потянулись переселенцы из Германии, и скоро Бурценланд стал сильным, почти независимым анклавом. Короля Эндре это никак не устраивало, и в 1225 году он велел ордену убираться из этих владений.

У тевтонцев быстро нашелся новый покровитель: им стал Конрад, правитель Мазовии – одного из княжеств, на которые раскололось тогда Польское королевство. На его владения постоянно нападали языческие племена литовцев и пруссов, и князь решил бросить против них рыцарей, пообещав им в награду все земли, которые они отвоюют на берегах Балтики. В то время область пруссов была весьма богатой. Немецкие миссионеры с плохо скрываемой завистью писали: «Вся страна изобилует множеством дичи – оленей, диких быков и коней, медведей, вепрей, свиней и иных всяких зверей. Там множество масла от коров, молока от овец, обилие меда, пшеницы, конопли, всякого рода овощей, фруктовых деревьев».

Сначала на службу Конраду Мазовецкому поступили рыцари из Бранденбурга, основавшие Добринский орден. Маленький и слабый, он не смог одолеть пруссов и в 1245 году был подчинен Тевтонскому ордену, обосновавшемуся в Польше за 15 лет до этого. Однако великий магистр ордена еще долго оставался в Палестине: только в 1309 году он перебрался в прусский замок, названный по образцу трансильванского Мариенбургом (ныне это польский город Мальборк). Прусские князьки – кунигасы – враждовали между собой, и тевтонцы легко разбили их поодиночке. К 1255 году рыцари подчинили себе прусские земли, основав в их сердце, на берегу Балтики, замок Кёнигсберг (теперь Калининград). Местное население было крещено, а потом и онемечено, после чего Тевтонский орден начал войну против прежних союзников – поляков, пытаясь захватить их территории.

Другой целью рыцарей стало покорение литовских, латышских и эстонских племен. В начале XIII века немецкие захватчики во главе с епископом Альбертом основали в устье Даугавы крепость Ригу и оттуда осуществляли набеги на соседние земли, учредив орден меченосцев (или орден братьев меча). Рыцарям удалось захватить русский город Юрьев (ныне Тарту в Эстонии), но дальнейшее продвижение немцев на Русь пресек князь Ярослав Всеволодович, отец Александра Невского. Понеся от него поражение в битве на реке Омовже (ныне Эмайыги), меченосцы переместили острие удара на юг – против литовцев. Папа Григорий IX в поддержку ордена объявил крестовый поход против языческой Литвы. Но братьям меча и тут не повезло: в 1236 году литовцы заманили их войско в болото в местечке Сауле (теперь литовский город Шяуляй), где и погибли почти все рыцари и их союзники, в том числе псковичи, сопровождавшие поход по условиям мирного договора.

Разгромленные меченосцы были вынуждены просить помощи у Тевтонского ордена, который в 1237 году включил их в свой состав – но не поглотил этот орден, как Добринский, а сделал его автономным, под названием Ливонского (просуществовавшего до 1561 года). Захватив побережье Балтики от Гданьска до Таллина, немецкие рыцари почти три века с переменным успехом вели войну на три фронта: против Руси (точнее, против Новгорода и Пскова), а также против Литвы и Польши. Их милитаризованное, строго иерархическое государство стало образцом для будущей Пруссии, а затем и для Германской империи.

В советской историографии тевтонских и ливонских рыцарей часто именовали «псами-рыцарями». Существует версия, что такое название появилось в результате ошибки переводчика, когда в одном из трудов Карла Маркса слово ritterbund («рыцарский союз») превратилось в ritterhund («рыцарь-собака»). Но стоит вспомнить, что еще в Средние века членов рыцарских орденов нередко называли «псами Господними» по образцу монахов-доминиканцев (Domini canis). Нет ничего удивительного, что народы Прибалтики, Польши и Руси охотно подхватили это прозвище, наградив им непрошеных «цивилизаторов», жадных и свирепых.


Вадим Эрлихман,
кандидат исторических наук