«Прогерманский Иуда»

После июльских событий в столице Временное правительство обвинило вождя большевиков Владимира Ленина в сотрудничестве с германским Генштабом. Карикатуристы самых разных изданий откликнулись на эти обвинения как смогли.

А еще говорят, что «история – не повторяется!» [Эспе (псевдоним)]. Пугач. 1917. Сентябрь

Без сомнения, главными персонажами карикатур 1917 года следует признать императора Николая II, императрицу Александру Федоровну, «старца» Григория Распутина и всенародного кумира Александра Керенского, растерявшего популярность к сентябрю этого года. Помимо них среди излюбленных героев карикатуристов оказались лидер эсеров Виктор Чернов, вожди большевиков Владимир Ленин и Лев Троцкий, в меньшей степени – фрейлина императрицы Анна Вырубова, лидер кадетов Павел Милюков, большевичка Александра Коллонтай и писатель Максим Горький.

Впрочем, до сих пор – и по прошествии ста лет – история Русской революции в зеркале сатирической графики не описана и не осмыслена. Между тем «карикатурография» почти каждой из перечисленных выше персон может стать серьезнейшим материалом для изучения тех культурных и социально-политических процессов, которые тогда разворачивались в стране.

От китайца до Антихриста

Почти неизвестный российской публике до 1917 года, давным-давно пребывавший в европейских странах, Владимир Ленин, вернувшись 3 (16) апреля в Петроград в «пломбированном вагоне» через Германию, очень скоро стал одним из центральных героев русской прессы, заставив всех заговорить о себе.

Художники-карикатуристы сполна отразили критическое отношение к лидеру большевиков, в том числе и намеренную его дискредитацию со стороны политических противников. Но вместе с тем они визуализировали и подсознательные страхи широких слоев населения, ведь истероидность массового сознания была характерной особенностью революционной поры.

Многочисленные карикатуры демонстрируют подлинную репутацию Ленина и возглавляемой им партии в массовом сознании современников. Ленин-шпион, Ленин-анархист, Ленин-дезертир, Ленин-провокатор, Ленин-люмпен, Ленин-хам, Ленин-агитатор, Ленин-китаец, Ленин-психопат, Ленин-контрреволюционер, Ленин – марионетка кайзера, Ленин-царь, Ленин-Иуда, Ленин-Антихрист – вот далеко не полный перечень приписывавшихся ему ролей.

Поразительно, что многие из художников, создававших эти карикатуры, спустя всего два-три года станут выдающимися основоположниками советского культа Ленина, сформируют его сакрализованный образ, канонизированный официальной идеологией. Стоит задуматься о той невероятной фрустрации, которая постигла читающую аудиторию страны, когда власть оказалась в руках самого одиозного и самого, без преувеличения, инфернального персонажа на политической арене революции.

Пик карикатурной популярности

Сатирическая визуализация Ленина достигла апогея летом и осенью 1917 года: к этому времени в массовом сознании он – политик не просто с нулевой, а с шокирующе отрицательной репутацией. Этот вал карикатур был определен июльским восстанием в Петрограде (подавленным Временным правительством) и объявлением лидера большевиков и ряда его соратников вне закона в связи с обвинением их в подрывной работе на германский Генштаб.

Художники иронизировали в том числе над неспособностью или даже нежеланием Временного правительства поймать шпиона-провокатора, скрывавшегося прямо под боком – иногда, если верить карикатурам, прямо под кроватью министров-социалистов… Одиозное имя Ленина было настолько у всех на устах, что в июле в одной из юморесок саркастически предлагалось переименовать Петроград в Ленинск (!) – невольное пророчество, опередившее реальность на семь лет.

Иуда. Пэм (П. Матюнин). Вырезка из неустановленной газеты. 1917. Лето (?)

Наиболее поздние антиленинские карикатуры в российской периодике фиксируются вплоть до лета 1918 года, когда большевики установили абсолютную монополию на власть и окончательно уничтожили свободную прессу. Далее сатира в адрес Ленина могла появляться только на неподконтрольных большевикам территориях. Однако периодика белогвардейских и оккупационных администраций и правительств чрезвычайно фрагментарна и малодоступна, поэтому собрать сколько-нибудь полный корпус антиленинских карикатур периода Гражданской войны, по-видимому, почти нереально.

Весь этот уникальный карикатурный материал еще при жизни Ленина стал табуирован, а за долгие десятилетия советской власти оказался совершенно позабыт. Более того, подобные сатирические изображения зачастую последовательно уничтожались в библиотечных, музейных и архивных собраниях (не говоря уже о личных библиотеках, ведь хранение столь «подрывного» материала могло быть смертельно опасно).

Медведь, который ходит подобно… ягненку! У. А. Роджерс. New York Herald. 1918. Лето

«Предатели»

 После «трудов праведных». Томъ (псевдоним). Весельчак. 1917. Сентябрь

Представление о том, как в провинции воспринимали июльские события в Петрограде, дает статья газеты «Моршанский телеграф», вышедшая 8 (21) июля 1917 года. Газета писала: «Опубликован наконец документ большой государственной важности, и тайное стало явным. «Агитацию в России ведут: агент германского Генерального штаба и председатель украинской секции «Союза освобождения Украины» А. Скоропись-Золтуховский [так в тексте; правильно: Скоропись-Иолтуховский. – «Историк»] и Ленин. Ленину поручено стремиться всеми силами к подавлению доверия русского народа к Временному правительству», – гласит этот документ.

На ведение «большевистской» агитации в Сибирском банке в Петрограде на имя присяжного поверенного положено 2 с лишним миллиона рублей. По нынешней дороговизне жизни современные Иуды не довольствуются тридцатью сребрениками.

Итак, судьба России была тщательно взвешена на весах Вильгельма, страна разделена по германскому масштабу и даже главный вершитель судьбы России – Ленин бесцеремонно прислан в немецком вагоне с выразительной надписью на пломбе «Сделано в Германии»…

Враг народа сеет плевелы раздора, прячась во тьме и прикрываясь личиной борца за свободу, искусно закрывая истинное лицо свое – предателя и христопродавца!..

Но не бойтесь ленинцев и тяготеющих к большевизму: они так же трусливы, как и подкуплены…

Большевики сильны лишь в возбуждаемой ими толпе, не утратившей еще, к сожалению, рабских привычек – по которым «кто палку взял – тот и капрал».

Но в одиночку они предпочитают уют «запломбированного вагона»».

«Благоволите получить и расписаться»

В целом ряде карикатур в явной или завуалированной форме Ленин отождествлялся с библейским Иудой, предавшим Христа, – тем самым на вождя большевиков проецировалось самое чудовищное предательство из всех возможных.

На карикатуре «Верная служба – честный счет», появившейся в июльском номере сатирического журнала «Бич», Ленин изображен в характерном иудейском балахоне, с отпечатком кровавой руки на нем и с петлей на шее (недвусмысленный намек на бесславную и скорую смерть нового Иуды). Стоящий рядом «Некто в черном» – легко узнаваемый по усам кайзер Вильгельм – вручает предателю мешочек с тридцатью сребрениками со словами: «Благоволите получить и расписаться, херр Ленин… Тридцать сполна!»

Автор рисунка – 24-летний художник Дени (Виктор Денисов), к тому времени уже известный карикатурист, а в скором будущем – классик советского политического плаката и создатель апологетических портретов вождя. До конца 1917 года из-под пера Дени успело выйти еще несколько ярких антиленинских сатир, никогда, разумеется, не включавшихся в его советские альбомы и вспоминавшихся ему самому разве что в страшном сне.

Верная служба – честный счет. Дени (В. Денисов). Бич. 1917. Июль

Автор другого рисунка – известный карикатурист Пэм (Павел Матюнин), впоследствии эмигрировавший и плодотворно работавший в Париже. Его карикатура прямо названа «Иуда»: персонифицирующая Россию женщина-Свобода с презрением смотрит на плюгавого Ленина в иноземной шляпе, на пиджаке которого болтается пломба с надписью «Сделано в Германии». Кроме того, на горизонте изображены полчища немецких войск, чьим агентом и выступает Иуда-большевик.

Карикатурист А. Лебедев, сотрудничавший со многими журналами, создал целую серию антиленинских сатирических рисунков. Весьма показательны три его работы из августовских номеров журнала «Стрекоза»: маркером Ленина как Иуды выступает мешок с немецкими деньгами (хотя на мешке во всех случаях имеется надпись «1 000 000 марок», это репрезентант все тех же библейских тридцати сребреников).

Made in Germany

Имя Ленина нередко отсутствовало в подписях к карикатурам, ведь для журнально-газетной аудитории недвусмысленными маркерами «немецкого шпиона» (лидера большевиков) являлись пломбы с геральдическим германским орлом, или железнодорожный вагон, или лысый череп и бородка, или балкон (семиотический знак особняка Кшесинской, то есть штаб-квартиры большевистской партии), или широко раскрытый в крике рот (символизирующий демагога-пропагандиста, манипулирующего толпой).

Еще на одной эффектной карикатуре, появившейся прямо на обложке сентябрьского выпуска журнала «Пугач», Ленин вновь изображен с петлей Иуды на шее, причем непосредственно в рядах кайзеровских солдат, идущих в атаку на русские позиции. Портретное сходство исчерпывается лысиной и бородкой, а инфернальный оскал, крадущаяся поза и мешок все с теми же тридцатью сребрениками усугубляют отвратительный облик предателя.

Ленин, время и деньги (I). А. Лебедев. Стрекоза. 1917. Август

Пара карикатур из сентябрьского номера журнала «Весельчак» представляют Ленина в компании с его соратницами-шпионками. Одна из них – это «фрау» Евгения Суменсон, получавшая, как писала пресса, крупные суммы денег из Берлина через стокгольмский «Ниа Банк», которые оттуда поступали в Сибирский банк или Азовско-Донской банк в Петрограде.

Парная к предыдущей карикатура под названием «После «трудов праведных»» демонстрирует Владимира Ленина и Надежду Крупскую, убегающих из России с «гонораром за 3–5 июля». Сопроводительный текст гласит: «Возвращение четы Лениных с гастролей по России, обошедшихся нашей родине в несколько десятков тысяч человеческих жизней, а германскому штабу – в несколько сот тысяч марок». Пальто Ленина вновь снабжено клеймом «Made in Germany», а также пресловутой пломбой с германским орлом; орлом помечен и мешок с «гонораром» Иуды за организованный им развал армии и июльский путч.

Ленин, время и деньги (II). А. Лебедев. Стрекоза. 1917. Август

Важно подчеркнуть, что образ большевика-Иуды впоследствии подхватили художники на Западе. Так, летом 1918 года газета New York Herald разместила на своих страницах рисунок популярного американского карикатуриста Уильяма Аллена Роджерса под названием «Медведь, который ходит подобно… ягненку!» (аллюзия на знаменитую балладу Редьярда Киплинга «Мировая с медведем»). На нем мы видим безвольного русского медведя, символизирующего Россию и ее скованный цепями народ, и конвоирующих покорного зверя кайзера Вильгельма и наркома Льва Троцкого, с сатанинской ухмылкой прижимающего к груди мешок с надписью «30 сребреников»…

На более поздней карикатуре художника Юнипера «Советское безумие: памятник Иуде», появившейся во французском католическом еженедельнике Le Pelerin в сентябре 1921 года, уже нет портретного сходства ни с Лениным, ни с Троцким. Эта антисемитская карикатура представляет толпу «комиссаров» с транспарантами вокруг постамента с надписью «Иуда-предатель»: на пьедестале возвышается красно-кровавый большевистский идол, попирающий ногой христианский крест. Иуда сжимает в одной руке факел ненависти и злобы, а в другой – все те же тридцать сребреников…

Эта карикатура стала ярким откликом на фэйковые сообщения в белогвардейской, а затем и в западной прессе о том, что якобы большевики ставят Иуде памятники, называя его «первым революционером» в истории человечества.

Советское безумие: памятник Иуде. Юнипер (псевдоним). Le Pelerin. 1921. Сентябрь


Андрей Россомахин