Последняя Русско-турецкая война

Сто лет назад, в 1916 году, Россия одержала важную победу на Кавказском фронте. Благодаря воле и решимости генерала Николая Юденича русской армии удалось овладеть турецкой крепостью Эрзерум.

I0712Разгром турецкой армии под Сарыкамышем. Военный лубок. 1915

Османская империя вступила в войну с Россией на стороне Германии позже остальных – 20 октября (2 ноября) 1914 года. У нас в стране эту войну часто называли последней Русско-турецкой, причем говорили о ней именно как о Русско-турецкой самостоятельной войне, а не как о Кавказском фронте Первой мировой.

Две турецкие партии

Впрочем, эта война могла и не начаться. В 1914 году один из османских политических лидеров, Джемаль-паша, сочувствовал Антанте и был против участия Турции в военных действиях на стороне Германии. Его поддерживала часть министров. При этом не менее влиятельная группировка, в которую входил глава младотурецкой партии Энвер-паша, напротив, ратовала за сближение с Германией, а условием сотрудничества с Россией ставила ее содействие в удовлетворении территориальных претензий Османской империи на болгарские земли во Фракии и греческие Эгейские острова. Имели место и откровенные территориальные притязания Турции на земли в составе Российской империи, населенные мусульманскими народами. Предполагалось объединение таких территорий под знаменем «исламского халифата».

В Воззвании, подписанном высшим руководством Турции, напрямую говорилось о необходимости борьбы с «государствами-притеснителями» (имелись в виду «смертельные враги ислама» – Россия, Франция, Англия и их союзники) не только собственно на Кавказе, но и на всем пространстве Евразии.

«…В соответствии с содержанием Священной фетвы все мусульмане, живущие в странах, подверженных опасности гонений со стороны вышеназванных государств-притеснителей, как в Крыму, в Казани, в Туркестане, Бухаре, Хиве и Индии, или проживающие в Китае, Афганистане, Персии, Африке и других странах, должны, вместе с оттоманами, считать своей наиболее повелительной религиозной обязанностью участие в Священной войне лично и имуществом, чтобы таким образом, как указывают священные стихи Корана, не только избегнуть мук, которые могли бы их поразить и в этом, и в загробном мире, но и заслужить вечное блаженство, – объявлялось в Воззвании. – Более того, считаем, что наши враги, призывая под свои знамена мусульман, подчиненных их власти, отправляя их против Калифа или его союзников и заставляя их убивать в наиболее убийственных зонах полей сражений Запада и Востока или, иначе говоря, совершая мерзости безгранично сатанистские тем, что они заставляют их проводить в жизнь свои преступления против Ислама рукою истинно верующих же и этим приуготовляют самое ужасное из бедствий, которое только могло коснуться сердца мусульман… – поэтому мусульманский мир не должен отступать ни перед какой жертвой, чтобы положить возможно скорее предел этому ужасному бичу…»

Однако главным фактором, спровоцировавшим войну, стали откровенно авантюрные действия немецких рейдеров – крейсеров «Гебен» и «Бреслау». Незадолго до начала войны Германия отправила их в Стамбул. Эти корабли по приказу немецкого адмирала Вильгельма Сушона, назначенного главнокомандующим военно-морскими силами Османской империи, без объявления войны потопили в Одесском порту канонерку «Донец» и обстреляли Севастополь, Феодосию и Новороссийск. Были ли на палубе крейсеров-убийц под турецкими флагами немцы в фесках или матросы-турки – не имело принципиального значения. В ответ на подобные провокации Российская империя была вынуждена объявить Турции войну. Таким незамысловатым способом Германия втянула в войну Османскую империю, рассчитывая на успешные действия ее армии против России на Кавказе. Но расчеты германо-турецкого командования не оправдались.

zamena10Портрет генерала от инфантерии Н.Н. Юденича. Худ. Д.А. Трофимов

Кавказ подо мною…

Главнокомандующим русскими войсками на Кавказе стал кавказский наместник генерал Илларион Воронцов-Дашков, его помощником и фактическим командующим фронтом – генерал от инфантерии Александр Мышлаевский, а начальником штаба – генерал Николай Юденич. Имя Николая Николаевича Юденича (1862–1933) до сих пор ассоциируется исключительно с неудачным наступлением белых на Петроград осенью 1919 года. Между тем настоящую славу этому генералу принесло руководство операциями на Кавказском фронте…

Для него Кавказский фронт был, без преувеличения, родным. Сразу по окончании Русско-японской войны, за участие в которой Юденич был награжден золотым Георгиевским оружием «За храбрость», а также орденами Святого Владимира III степени с мечами и Святого Станислава I степени с мечами и произведен в чин генерал-майора, он получил весьма важное назначение на должность генерал-квартирмейстера штаба Кавказского военного округа.

I0709Командующий Кавказской армией Н.Н. Юденич (сидит крайний справа) с офицерами штаба за работой

Кавказская армия, сформированная на базе Кавказского военного округа, приняла на себя всю тяжесть боевых действий в этом регионе, когда началась новая война. Рассчитывать на подкрепление не приходилось, поскольку в это же время германо-австрийское командование предприняло усиленный натиск на русские позиции в Польше, надеясь окружить части Северо-Западного и Юго-Западного фронтов, захватить Варшаву и отрезать русским войскам пути отхода из Привислинского края (Варшавско-Ивангородская операция).

В свою очередь, турецкая армия под командованием Энвер-паши, молодого и талантливого военачальника, прошедшего школу немецкого Генштаба, стремилась захватить центры Армении – Карс и Эривань (ныне Ереван), планируя затем идти в Грузию и Азербайджан. Турецкая разведка активно использовала контакты с азербайджанскими и горскими сепаратистами. Османские дивизии, перешедшие в декабре 1914 года границу, быстро выдвинулись на линию Карс – Ардаган. Кавказская армия попала в крайне сложное положение под Сарыкамышем, и в этот критический момент Воронцов-Дашков приказал генералу Юденичу взять под контроль ситуацию вокруг Сарыкамышского отряда.

Сарыкамышская победа

Прибыв на место, Николай Юденич высказался против решения начальника отряда генерала Георгия Берхмана об отходе к Карсу, считая необходимым действовать во фланг наступавшей турецкой группировке. Более того, ему не удалось избежать конфликта с Мышлаевским, который также настаивал на отступлении.

В конце концов Мышлаевский приказал войскам отходить и выехал обратно в Тифлис (ныне Тбилиси), даже не поставив Юденича в известность о своем решении. И Николай Николаевич, узнав об этом, проявил самовольство. Исходя из того, что отступление в условиях окружения, при отсутствии коммуникаций, да еще и суровой зимой, приведет к разгрому, он решил оборонять Сарыкамыш. Фактически приняв на себя командование Сарыкамышским отрядом, Юденич сосредоточил все усилия на подготовке контрудара. Все 25 дней обороны он лично контролировал положение дел на передовой, разделяя с солдатами и офицерами тяготы окружения.

I0710Одно из орудий, оставленных турками на форте Меджидие Эрзерумской крепости. Кавказский фронт. 1916

Постепенно на фронте назревал перелом. В начале января 1915 года русский гарнизон мощным ударом прорвал блокаду, практически полностью разгромив при этом части 9-го турецкого корпуса. Узнав о Сарыкамышской победе, Воронцов-Дашков поддержал «самоуправство» своего начальника штаба, представив его к званию генерала от инфантерии. Заслуги Юденича были отмечены не только этим очередным повышением – он был удостоен ордена Святого Георгия IV степени и получил должность командующего Кавказской армией.

Однако главные его победы были впереди.

Вопреки воле командования

Одним из важнейших этапов боевых действий на Кавказе стал штурм крепости Эрзерум (ныне город Эрзурум). Стратегически взятие этой неприступной «кавказской твердыни» означало примерно то же самое, что и взятие русской армией Перемышля на Юго-Западном фронте: нельзя было продолжать наступление, выходить на равнины Анатолии, имея в тылу мощную крепость с многочисленным гарнизоном.

Юденич, снова проявляя нестандартность оперативного мышления, решил взять крепость без длительной осады, что называется, с ходу. Однако против проведения операции выступили как Верховный главнокомандующий Николай II, так и сменивший Воронцова-Дашкова на посту главнокомандующего Кавказским фронтом великий князь Николай Николаевич Младший

Впрочем, прежде чем выйти на непосредственные подступы к Эрзеруму, нужно было покорить его дальние рубежи. Войска 3-й турецкой армии прочно удерживали позиции в районе Кеприкея (ныне Кепрюкей) и Азапкея, прикрывая тем самым прямую дорогу к крепости. Готовясь к атаке, Юденич учитывал очевидные представления турецкого командования о том, что русские, любившие «праздновать Святки», вряд ли начнут наступление в это время. Но именно в «новогодние праздники» – 28 декабря (10 января) 1915 года – полки наиболее боеспособной и дисциплинированной 39-й пехотной дивизии, вопреки ожиданиям неприятеля, начали фронтальные атаки азапкейских позиций. Турки смогли организовать сопротивление: чтобы остановить наступавшие русские полки, они перебросили против них свои сильные резервы. Но это-то и нужно было Юденичу.

В обход турецких позиций, по труднодоступному горному хребту генералом был отправлен отряд, совершенно неожиданно обрушившийся на противника с тыла. Турки пришли в замешательство, обескураженные столь дерзким и рискованным обходом «гяурами» их позиций через горный хребет. Одновременно с фронта снова ударили полки 39-й пехотной дивизии. Чтобы избежать полного окружения, турецкие части поспешно оставили азапкейские и кеприкейские позиции, укрывшись за фортами Эрзерума. Юденич не стал их преследовать. Предварительная задача была решена: неприятель приведен в замешательство и обеспечена возможность непосредственного штурма крепости.

Неприступная крепость

Окруженный горами, хорошо защищенный артиллерией, Эрзерум представлял собой серьезный укрепленный район. Положение осложнялось также и тем, что штурм приходился на зиму, когда немногочисленные дороги обледенели, горные перевалы были завалены снегом. Но ничто уже не могло заставить Юденича отказаться от принятого, стратегически просчитанного и оправданного (а в этом у него не возникало сомнений) решения. Определенную роль сыграли дошедшие до него известия о том, что после разгрома десанта союзников в ходе Дарданелльской операции значительные по численности турецкие войска начали перебрасывать на Кавказ и в долину Евфрата. Эти силы, вдохновленные своей победой, отличались высоким воинским духом, не в пример потрепанным в новогодних боях частям 3-й турецкой армии.

untitled* Указаны даты по новому стилю; географические названия даны в современном написании

Юденич прекрасно чувствовал обстановку, сложившуюся в те дни на Кавказском фронте. Атмосфера в войсках была еще весьма далека от того хаоса и развала, которые охватят наши полки и дивизии всего лишь через год. Не испытавшая пагубного влияния «окопного сидения», Кавказская армия готова была идти вперед, ею владел порыв, и именно его чувствовал командующий, когда принимал решение об атаке неприступного Эрзерума.

Взяв на себя всю ответственность за последствия операции, Юденич готовил штурм.

В течение 20 дней шла перегруппировка сил. Для взятия крепости были сосредоточены две трети личного состава Кавказской армии и большая часть артиллерии. Подготовка велась в обстановке повышенной секретности. Ночью 29 января (11 февраля) 1916 года, в сильную метель и мороз штурмовые отряды пошли на приступ.

Штурм Эрзерума

Эрзерумский укрепрайон был защищен мощными линиями фортов, не позволявших продвинуться к самой старой цитадели. Форты были модернизированы перед самой войной немецкими инженерами и представляли собой хорошо укрепленные позиции. И здесь Юденич снова не только использовал фактор внезапности, но и предпринял довольно рискованные действия. Особым штурмовым отрядом под командованием подполковника И.Н. Пирумова был захвачен форт Далангез, и таким образом была перерезана линия фортов, защищавших крепость с северо-востока. Форт выдержал сильный артиллерийский обстрел и восемь ответных атак турок, желавших любой ценой вернуть стратегически важный пункт. У русских солдат уже кончились боеприпасы, и последние атаки противника пришлось отбивать штыками. Но форт был удержан.

I0628Генерал Н.Н. Юденич на наблюдательном артиллерийском пункте. Кавказский фронт. 1916

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ МЛАДШИЙ, ПОЗДРАВЛЯЯ КАВКАЗСКУЮ АРМИЮ С ПОБЕДОЙ, СТОЯ ПЕРЕД СТРОЕМ, СНЯЛ ПАПАХУ И, ПОВЕРНУВШИСЬ К ЮДЕНИЧУ, низко поклонился ему русским поклоном, после чего провозгласил, обращаясь к войскам: «Герою Эрзерума, генералу Юденичу – ура!»

В то же самое время части 2-го Туркестанского корпуса, преодолев горные кручи, нанесли удар по левому флангу укрепленных позиций. Еще один, сковывающий удар нанесли также преодолевшие хребет Палантекен части 4-го Кавказского корпуса. Юденич приказал вести атаки непрерывно. Сам он с небольшим конвоем и штабными офицерами разместился прямо на передовой. Несмотря на тяжелые потери штурмовавших, отчаянное сопротивление турецкого гарнизона было сломлено, и уже к утру 3 (16) февраля Эрзерум выкинул белый флаг.

Победа была настолько неожиданной, что Ставка Верховного главнокомандующего запросила дополнительное подтверждение сведений о взятии крепости. А турецкие газеты вообще не говорили о падении Эрзерума, сообщив только, что в прошедших на Кавказе боях противник понес большие потери.

Конечно, помимо серьезной подготовки операции огромное значение имели доблесть и мужество русских солдат. Очень точно отметил это генерал-майор Борис Геруа в статье, посвященной памяти русской пехоты. Она была опубликована в газете «Русский инвалид» в Париже в год 25-летия начала Первой мировой войны. Генерал вспоминал:

«Блестяще открылась для нас новая глава войны. На Малоазиатском фронте состоялся классический зимний штурм Эрзерума. 29-е января 1916 года – один из крупнейших табельных боевых дней боевой хроники русской армии и, может быть, самый крупный в истории тех пехотных полков, которые совершили этот подвиг.

Условия напоминали Швейцарский поход Суворова, а «бакинцы», «дербентские» молодцы [солдаты 153-го пехотного Бакинского и 154-го пехотного Дербентского полков, входивших в состав 39-й пехотной дивизии. – В. Ц.], «туркестанские» стрелки, «кавказские» пластуны – суворовских чудо-богатырей.

Суровая зима, свирепый мороз, глубокий снег, невозможность ночевать под крышей и обогреться, вьюга и кручи, на которые можно было либо карабкаться, либо с них скатываться. Приходилось кирками во льду и снегу прокладывать дорогу для вьюков и артиллерии.

Люди обрывались и падали в пропасть.

На одном военном совете перед штурмом генерал Юденич спросил одного из военачальников:

«А как снег?» – «По горло», – был ответ. «А пройдете?» – «Надо».

С этой мыслью – «надо» – и с этим духом пошли люди, преодолели все трудности и взяли крепость после упорного боя.

Отдельных подвигов не перечислить. Взаимодействие всех и каждого привело к этому торжеству русского оружия и – главным образом – пехоты».

I0716Великий князь Николай Николаевич Младший. Худ. А.П. Апсит

Георгиевский крест II степени

Великий князь Николай Николаевич Младший, поздравляя Кавказскую армию с победой, стоя перед строем, снял папаху и, повернувшись к Юденичу, низко поклонился ему русским поклоном, после чего провозгласил, обращаясь к войскам:

«Герою Эрзерума, генералу Юденичу – ура!»

За Эрзерумскую операцию, беспримерную в истории русского военного искусства, проявившегося в той, Второй Отечественной войне, Николай Юденич был награжден Георгиевским крестом II степени (редчайший случай в истории награждений орденом Святого Георгия).

Развивая успех этой операции, Кавказская армия во взаимодействии с кораблями Черноморского флота овладела Трапезундом (ныне Трабзон) – крупным морским портом на черноморском побережье Турции. После поражения турецкой армии в Эрзинджанской операции, в Огнотском сражении русские войска заняли всю Армению и были готовы продолжать наступление в Анатолию и Персию. За время боев на Кавказском фронте в 1914–1916 годах войска под командованием Юденича не проиграли ни одной битвы и заняли территорию, по площади превышавшую современные Грузию, Армению и Азербайджан, вместе взятые.

I0711Наступление на Эрзерум. Военный лубок. 1916

Подводя итог кавказскому периоду деятельности Юденича как военачальника, стоит привести слова генерал-майора Евгения Масловского, в 1917 году ставшего генерал-квартирмейстером Кавказской армии. Он считал, что опыт боевых операций этого полководца утверждает совершенно особый подход к их проведению.

«…Значение духовной стороны в бою всегда было и будет первенствующим, – писал Масловский, – несмотря ни на какое увеличение техники, так как основным элементом боя был, есть и будет человек со всеми свойствами его характера. Вот этой моральной стороне в боях придавал всегда первенствующее значение генерал Юденич, который во всех операциях стремился неуклонно к использованию духовных сил как главного фактора победы.

Генералом Юденичем почти во всех операциях применялся важнейший принцип духовного порядка – принцип внезапности. Он также прекрасно учитывал значение чрезвычайной упругости, тягучести морального напряжения человека в бою и почти безграничную возможность использования до предела такого напряжения при воле к победе. Вот почему всякая операция, которую проводил генерал Юденич, начиналась с применения принципа внезапности, поражающего воображение противника своей неожиданностью, а в течение боев длительным напряжением сил бойцов в упорных атаках – при неослабевающей энергии их – создавалось нарастание впечатления, которое потрясало противника.

Так было в Сарыкамышских боях, когда мы были окружены вдвойне превосходящими силами турок и отрезаны от сообщения с внешним миром. В ежедневных тяжких боях в течение месяца, без отдыха и смены, под открытым небом, в жестокий мороз, при недостатке продовольствия и теплой одежды войска, казалось, окончательно изнемогали… И только силой воли, волей к победе генерала Юденича было использовано моральное напряжение войск до предела, что и дало блестящую победу».

Впрочем, дальнейший ход истории свел на нет все военные усилия, все победы русского оружия на Кавказском фронте и в целом в Великой войне. Отзвуки событий февраля 1917 года, «демократизации» армии докатились и до Кавказа. 5 марта 1917 года Юденич получил высшую должность в своей карьере, став главнокомандующим Кавказским фронтом (как говорили фронтовые острословы, одного Николая Николаевича сменил другой).

Однако ему не удалось остановить все нарастающее падение дисциплины и деморализацию в воинских частях. Учитывая эти факторы, а также отсутствие активности со стороны противника, Юденич отказался от наступательных операций, фронт перешел к обороне.

Это решение стоило Николаю Николаевичу слишком дорого, ведь он «игнорировал требования момента» и ничего не предпринимал для «решительного наступления революционной армии». Главкомом Кавказского фронта Юденич пробыл всего два месяца. Его отстранили от должности и вызвали в Петроград. Вскоре с заданием «ознакомиться с настроениями» в казачьих областях он выехал в Москву, а затем отправился в Могилев. Боевая история Кавказского фронта завершалась…


Василий Цветков, доктор исторических наук

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

knigi

ЦВЕТКОВ В.Ж. Генерал от инфантерии Н.Н. Юденич // Белое движение (серия «Лица. Эпизоды. Факты»). М., 2014
МАСЛОВСКИЙ Е.В. Великая война на Кавказском фронте. 1914–1917 гг. М., 2015

XX ВЕК
1МВ