Первый избранник России

В Музеях Московского Кремля открылась выставка «Борис Годунов – от слуги до государя всея Руси». Заместитель генерального директора Музеев Кремля Ольга Дмитриева считает этого правителя одним из лучших в истории России

Репутация Бориса Федоровича Годунова в русской истории не самая лучшая. И обязан он ей своим политическим противникам, пришедшим к власти после его смерти, а также Александру Сергеевичу Пушкину, решившему сделать Годунова не только героем одноименной драмы, но и главным ее злодеем…

_X4N7524

«Мы хотим выйти за рамки избитой темы: убивал или не убивал»

– Позвольте начать с хрестоматийного вопроса: Борис виновен в смерти царевича Димитрия или все-таки нет?

– В принципе этот вопрос уже решен в серьезной академической историографии ХХ века. Нет никаких оснований полагать, что Борис был заинтересован в смерти царевича. Скорее всего, он к этому непричастен, как указывается и в материалах следственного дела, подписанных, кстати, Василием Шуйским – одним из главных политических соперников Бориса.

_X4N7327

МЫ ХОТИМ ПОКАЗАТЬ ИСТИННОЕ ЗНАЧЕНИЕ БОРИСА ГОДУНОВА как одного из самых одаренных политиков своей эпохи, одного из лучших правителей Российского государства

На самом деле смерть Димитрия не сулила Годунову особых выгод. В ту пору, когда это произошло, Борис находился, как он сам это называл, «во властодержательном правительстве» при царе Федоре Иоанновиче, и укрепление его позиций было связано с продолжением рода самого Федора. У царского шурина была забота о том, чтобы у Ирины Годуновой, его сестры, появился наследник, а мальчик, рожденный Иваном Грозным в неофициальном шестом браке, не признанном церковью, не представлялся ему сколько-нибудь серьезной угрозой.

– Этой истории на выставке уделено большое внимание?

– Да, на нашей выставке есть раздел, посвященный трагедии царевича Димитрия, но мы все же хотим вывести проблематику, связанную с Борисом Годуновым, на совершенно другой уровень, за рамки этой избитой темы: убивал – не убивал, виноват – не виноват, мучила его совесть или нет. Выставка построена как раз так, чтобы постараться переосмыслить стереотипы, сложившиеся в историческом сознании во многом благодаря литературной традиции и традиции музыкальной, поскольку и в драме Пушкина, и в трагедии Алексея Толстого, и в опере Мусоргского все-таки эксплуатируется одна и та же проблема – нечистая совесть правителя, который пришел к власти, узурпировав ее. Мы хотим показать зрителям подлинного, как мы считаем, Бориса Годунова, продемонстрировать его истинную значимость как одного из самых одаренных политиков своей эпохи, одного из лучших правителей Российского государства. И надо сказать, что те артефакты, которые представлены на выставке, позволяют это сделать. Мы пытаемся разрушить стереотипы и клише и открыть действительно абсолютно новые аспекты личности и деятельности Бориса Годунова.

«Сейчас бы назвали его популистом»

– Судьба у Бориса и правда удивительная – от мелкого придворного чина до государя всея Руси…

– Мы обращаем внимание не только на это, мы подчеркиваем, что он был первым избранным царем. Кстати, вот вам еще один стереотип. В нашем общественном сознании закрепилось представление, что первый избранный царь – это Михаил Романов. А это неверно! Первый избранник России – Борис Годунов.

Да, мы бы хотели, чтобы наша публика увидела, что этот человек, пусть и благородного происхождения, но не самого знатного рода, сумел пробить косную систему власти, которая противостояла ему как выскочке. Он пробил сопротивление князей, родовитой боярской аристократии и доказал, что может править Россией.

Выбор в его пользу был совершен Земским собором, и серьезные историки сегодня склонны рассматривать Собор как реальное волеизъявление по крайней мере политической элиты общества. Демонстрируя грамоты об избрании Бориса, подписи под этими грамотами, под так называемой Утвержденной, или Избранной, грамотой, мы хотим напомнить зрителям, что это был первый в России опыт выборов правителя, что уже само по себе делает личность Бориса чрезвычайно интересной.

Годунов был очень умным стратегом и политиком. Во время венчания на царство он одним из первых произносит то, что в традициях политической культуры Европы называется коронационной присягой: «Никто в моем государстве не будет нищ и голоден». Это настолько удивительное обещание народу, что летописцы прокомментировали его так: «Произнес глагол высок». Этот «высокий глагол» – нечто принципиально новое для нашей политической культуры.

– Почему был избран именно Годунов?

– Я бы сказала, что всей своей предыдущей деятельностью он доказал, что достоин этой власти. Прежде всего, он был одним из самых опытных политиков. И не просто потому, что прошел школу выживания в эпоху опричнины, которая делала человека хитрым, сервильным, наверное, коварным, нет, он обладал еще и другими качествами.

Будучи человеком своего времени, он умел оперировать таким понятием, как общественное благо, всемерно подчеркивал, что заботится о народе, о служилых, посадских людях, гостях торговых, то есть умел показать, что заинтересован и в благополучии этих людей, и в связанном с ними процветании государства. И его социальная политика – это масштабные строительные проекты, это раздача милостыни, это огромные пожалования церкви.

Псалтирь Годуновская. Москва. 1591 год. Писец Софроний

Сейчас бы мы назвали его популистом. Он очень умело использует эту лексику и действует, демонстрирует принципы такой политики.

Нам хотелось показать созидательную роль Годунова в истории Русского государства. Так, один из разделов выставки рассказывает об учреждении патриаршества, которое состоялось не просто в эпоху правления Бориса, но в значительной степени его усилиями. Подготовка этого крайне важного акта, многомесячная тяжелая работа была проделана Борисом Годуновым и Андреем Щелкаловым – дьяком Посольского приказа.

На выставке есть и раздел об освоении Сибири во времена Бориса. Несмотря на то что первые казачьи отряды проникли туда в эпоху Ивана Грозного, все-таки систематическое освоение этого края началось в тот период, когда правителем был Годунов. Строительство острогов, крепостей на этом направлении, основание крупнейших сибирских городов – все это его достижения.

Парсуна «Царь Федор Иоаннович». Москва. XIX век (с оригинала XVII века)

Также нужно сказать об укреплении юго-восточных рубежей, защите волжского пути от крымских татар, возведении таких мощных крепостей, как астраханская, появлении новых городов – Царицына, Воронежа, Белгорода и других. Разве это не заслуги? И мы стараемся продемонстрировать их через очень интересные артефакты – это, в частности, первые чертежные книги Сибири и, конечно, знаменитая «Годуновская карта», выполненная при участии царевича Федора Борисовича, о которой упоминает и Пушкин. Эта карта – интереснейший памятник, свидетельство того, что наши правители были вполне в русле европейской политической культуры того времени, что картографирование государства становилось тогда очень мощным орудием освоения пространств и администрирования.

И наконец, еще одна чрезвычайно интересная для нас тема. Когда мы собрали все артефакты, которые так или иначе связаны с семейством Годуновых, – это их богатейшие вклады в ведущие российские монастыри, это те заказы, которые выполняли для них лучшие ювелиры, златокузнецы, златошвеи, вышивальщицы, мы увидели, какую великую роль сыграло это семейство просвещенных людей в развитии русского изобразительного и прикладного искусства. Они были, как мы бы теперь сказали, меценатами (в русской традиции их называли ктиторами – покровителями церковных искусств), они как заказчики сыграли поразительно важную роль.
Не случайно у искусствоведов в ходу понятие «годуновское искусство». Оно связано с периодом пребывания у власти и Бориса, и членов его семьи. Речь в том числе и о мастерских царицы Ирины, где создавались удивительные, совершенные образцы вышивки, жемчужного шитья и так далее.

Годуновы придавали очень большое значение книге. На выставке представлены истинные шедевры рукописного книжного искусства, псалтыри, иллюстрированные великолепными миниатюрами к каждому псалму. Абсолютно уникальные произведения. И в то же время Годуновы – покровители книгопечатания.

«Он прорубил сразу два окна в Европу»

– А как Годунова воспринимали современники?

– Иностранные наблюдатели, мемуаристы, в частности Джером Горсей, подчеркивали его обходительность, красноречие, умение нравиться людям, заботливость.
Борис Годунов, по словам иностранных наблюдателей, был удивительно открыт к общению с ними. Был достаточно толерантен, его не слишком волновало, что они придерживаются иной веры, католической или протестантской.

Он был открыт и всевозможным новациям. Годунова очень интересовали достижения европейцев в науке, технике, технологиях, его окружало множество европейских ученых, медиков, алхимиков (ведь любой ученый того времени – это часто алхимик). Борис приглашал иноземцев в качестве военных специалистов. И роль его в модернизации российской жизни тоже должна быть оценена.

Годунов вошел в историю как государь, который очень хотел устроить в России университеты по западноевропейскому образцу, а когда сделать это не получилось, он первым отправил на учебу за границу своих подданных – молодых дворян.

– Они ведь потом не вернулись, да?

– Не вернулись те, кого отправили в Англию. Про остальных мы просто не имеем сведений.

– Если уж заговорили об иностранцах, то как бы вы охарактеризовали внешнюю политику Бориса Годунова?

– Он получил в наследство от Ивана Грозного серьезные проблемы: неудачные итоги Ливонской войны, при Федоре Иоанновиче мы продолжили воевать со Швецией за Балтику. При Борисе наступает сравнительно мирный период, и благодаря его дипломатии, его умению лавировать Россия закрепляется на Балтике: Ивангород становится портом, через который ведется торговля с Западной Европой, пусть и в ограниченных масштабах. Расцветает Архангельск: идет активнейшая торговля с Англией, Голландией, начинает расширяться торговля с Францией, на севере России появляются итальянцы.

Международный престиж Российского государства растет. У нас на выставке представлены уникальнейшие экспонаты: это и грамоты от королевы Англии Елизаветы I, и дипломатические дары от шаха Аббаса I – знаменитый иранский трон, и регалии, которые, скорее всего, были заказаны русскими дипломатами у ювелиров императора Священной Римской империи Рудольфа II. Здесь же переписка с Габсбургами, переписка с Ганзейскими городами – все это свидетельства того, что Россия эпохи Годунова – серьезный игрок на международной арене, и личная заслуга царя в этом очень велика.

– Получается, что не Петр I, а Борис Годунов прорубил пресловутое «окно в Европу»?

– Более того, он сделал многое, чтобы у нас появилось сразу два таких окна – это Ивангород на Балтике и Архангельск на Белом море. Уже при Иване Грозном в Холмогоры пришли английские купцы, которые потом претендовали на открытие этого пути. Политика Бориса в данном вопросе сводилась к тому, что нельзя давать монополию никому – нужно больше иностранных купцов, из разных государств. Он своими грамотами стимулировал появление здесь голландских судов, которые довольно быстро начали доминировать, а это очень важно, потому что голландцы в ту пору – самые крупные участники посреднической мировой торговли. Они могли привезти товары из Юго-Восточной Азии, Индии, Европы. Жемчуг, кубки из кокосового ореха, китайский фарфор – все это наряду с оружием поставляли именно голландцы.

_X4N7341Экспонаты выставки

При Борисе Фердинанд I Тосканский заключил с Российским государством договор о торговле. Она, правда, не приобрела широких масштабов, но сам по себе этот факт крайне важен: мы начали торговать с Италией. Приходили в Архангельск и французские суда.

Таким образом, Годунов всеми силами стремился развивать торговлю с Европой.

И завершая этот разговор об открытости европейцам, надо отметить, что, по свидетельству современника, именно при Борисе начали входить в русский обиход иностранные моды, что «юноши и старцы бороды свои постригли». Мы все знаем, как это было при Петре, а при Борисе то же самое делалось не под давлением, а по собственному желанию людей, которые захотели вдруг следовать иноземной моде.

Приобщение к этим привычкам происходило без какого-то особого насилия. Да, деятели церкви часто в связи с этим упрекали Годунова и обвиняли его в любви к «латинствующим» или, наоборот, к протестантским «еретикам». Но это не выливалось в какое-то противостояние или серьезное сопротивление. Борис в этом смысле, мне кажется, воплощает идею о том, что Русское государство имеет свои традиции – и культурные, и религиозные, и духовные, но прививка модернизации ему не повредит.

В инструкциях своим послам, как оценивать его правление, сам Годунов писал, что со всеми государями мы в мире, а если кто решит на нас напасть, мы сумеем отразить нападение.

«Историческая наука в долгу перед Борисом»

– С ваших слов рисуется образ удивительно талантливого человека, способного государственного деятеля. Но почему же тогда он не смог удержать страну? Почему началась Смута?

– Знаете, это интересный вопрос. Начнем с того, что он умер. И умер, кстати сказать, будучи правителем России. Никто не застрахован от смерти.

– Да, но гражданская война началась при его жизни.

– Последние годы царствия Годунова омрачены огромным количеством несчастий и бедствий. Неурожаи – и неимоверный голод, который постиг страну. Сотни тысяч голодных устремлялись в Москву, потому что слышали, что царь открывает для них закрома и раздает большие милостыни. Толпы людей гибли по дороге, не добравшись до столицы. Политические противники обратили это все против Бориса.

Что же касается казачьих волнений и самозванца, к которому казаки примыкают, то здесь, на мой взгляд, начала работать ментальность, глубинные установки людей. Царя же избрали, а к тому времени существовала уже довольно долгая традиция наследования власти от законного царя его сыном – они помазанники Божии. Вот на фоне всех этих бедствий и встал вопрос: а есть ли божественное благословение на Борисе? А легитимен ли он? А достаточно ли было избрания, чтобы он стал истинным царем в глазах Господа?

Седло. Москва, мастерские Кремля. Конец XVI века. Принадлежало Борису Годунову

Соответственно, когда вдруг дела в Российском государстве пошли плохо, возникла мысль, что царь-то ненастоящий. Отсюда и ожидания, что, может, появится подлинный царь и исправит положение, потому что он будет богоугоден, легитимен, будет истинным помазанником Божиим. Все это очень помогло Лжедмитрию. Легенда о том, что он уцелевший сын Ивана Грозного, сыграла роковую роль в судьбе не столько Бориса, сколько царя Федора Борисовича – его сына и преемника. Так трагически закончилась история династии, которая могла бы открыть для России блестящие перспективы развития, но Годуновым не было отпущено для этого достаточно времени.

– Но ведь и потомки относились к царю Борису без особого пиетета?

– Ну, здесь как раз все просто: противники его пережили. И в историографии XVII века фигуру Бориса Годунова представляли исключительно они. Это те, кто был в лагере самозванца, кто был потом в лагере Василия Шуйского, – они создали черную легенду о Борисе как об узурпаторе и убийце. Это и Романовы, кстати. Они не могли простить Годунову, что он очень эффективно отодвинул их от власти, отправил в ссылку представителей этого семейства, кого-то заставив постричься в монахи. Так началось формирование негативного образа царя Бориса в официозной исторической литературе, который сохранялся впоследствии долгие-долгие годы.

Например, у нас есть портреты Годунова, которые украшали сначала дворцовые покои в Петербурге, а потом были перевезены в Москву, – они созданы уже в XVIII столетии, а под медальоном там написано: «Сие неже есть царь, а сей тиран». Искусственно сотворенная легенда о Борисе-узурпаторе была развенчана, в общем-то, не ранее ХХ века, когда были опубликованы материалы следственного дела и деяния Годунова подверглись непредвзятому анализу. Но даже и теперь в общественном сознании доминирует его литературный образ.

Выдающийся историк рубежа XIX–XX веков Сергей Платонов говорил о том, что историческая наука в долгу перед Борисом Годуновым, не все она сделала для того, чтобы восстановить его оболганную репутацию. И мы надеемся, что выставка отчасти сыграет в этом свою позитивную роль.

– А как быть с отменой Юрьева дня, то есть еще большим закрепощением крестьянства?

– Тут вот что интересно. Специалисты, которые занимаются аграрной и вообще социальной историей, давно указывают на такой факт: нет никакого подписанного Борисом документа, который бы отменял этот Юрьев день. То есть сама отмена, конечно, имела место: крестьяне действительно лишились права переходить к другим господам. Но, как сегодня очень аккуратно формулируют серьезные историки, это было то, к чему стремилась земельная аристократия, то, чего хотели помещики. Процесс шел, но мы не можем утверждать, что Борис инициировал его законодательное оформление. То есть опять же это не вполне достоверный стереотип.

– Итак, получается, что царь-то – настоящий?

– Безусловно. Один из лучших правителей России.

ВЫСТАВКА «БОРИС ГОДУНОВ – ОТ СЛУГИ ДО ГОСУДАРЯ ВСЕЯ РУСИ»

открыта до 31 января 2016 года
Адрес: Москва, Кремль, Выставочный зал Успенской звонницы и Одностолпная палата Патриаршего дворца
Режим работы: с 10:00 до 17:00 (кассы с 9:30 до 16:30); выходной – четверг

Беседовал Дмитрий Пирин

XVII ВЕК